Search
30 марта 2017 г. ..:: Книги » Библиотека (переводы книг) » Удивительный Морис и его ученые грызуны » Глава 12 ::..   Login
 Содержание и ссылки Minimize
Автор перевода: ole_yansen

К обложке

Открыть текст перевода целиком

Обсудить перевод на форуме



    

 Удивительный Морис и его ученые грызуны Minimize

Гла­ва 12

«Мо­лодец, Ру­перт Кры­совс­кий!» — вскри­чали жи­вот­ные Пуш­ной До­лины.

— Из«Прик­лю­чения мис­те­ра Зай­ки­на»

Воз­ле за­ла со­ветов Рат­ха­уса соб­ра­лась тол­па. Боль­шинс­тву приш­лось сто­ять сна­ружи, вы­тяги­вая шеи в по­пыт­ке уви­деть, что же там про­ис­хо­дит.

Чле­ны го­родс­ко­го со­вета стол­пи­лись вок­руг од­но­го кон­ца длин­но­го сто­ла. На дру­гом его кон­це, сбив­шись куч­кой, си­дело око­ло дю­жины стар­ших крыс.

А пос­ре­дине си­дел Мо­рис. Он по­явил­ся на сто­ле вне­зап­но, прыг­нув с по­ла.

Ча­сов­щик Хоп­вик гроз­но гля­нул на ос­таль­ных чле­нов со­вета.

— Мы го­ворим с кры­сами! — рявк­нул он, пы­та­ясь пе­рек­ри­чать гвалт. — Ес­ли об этом уз­на­ют, мы ста­нем пос­ме­шищем! «Го­род, Го­ворив­ший Со Сво­ими Кры­сами». Раз­ве вы это­го не по­нима­ете?

— Кры­сы не для то­го, что­бы с ни­ми го­ворить, — мол­вил са­пож­ник Ра­уф­ман, ты­кая в мэ­ра паль­цем. — Мэр, зна­ющий свое де­ло, пос­лал бы за кры­соло­вами!

— Ес­ли ве­рить мо­ей до­чери, они за­пер­ты в под­ва­ле, — от­ве­тил мэр. Он ус­та­вил­ся на па­лец.

— За­пер­ты ва­шими го­воря­щими кры­сами? — съ­яз­вил Ра­уф­ман.

— Нет, мо­ей до­черью, — спо­кой­но от­ве­тил мэр. — Убе­рите ваш па­лец, мис­тер Ра­уф­ман. Она пош­ла ту­да со страж­ни­ком. Она предъ­яви­ла очень серь­ез­ные об­ви­нения, мис­тер Ра­уф­ман. Она ска­зала, что под их са­ра­ем спря­тано мно­го еды. Она ска­зала, что они во­рова­ли еду и про­дава­ли ее реч­ным тор­говцам. Глав­ный кры­солов ваш зять, мис­тер Ра­уф­ман, не так ли? Я пом­ню, вы очень нас­та­ива­ли на его наз­на­чении.

Тол­па сна­ружи за­вол­но­валась. Сер­жант Доп­пель­пункт про­ложил се­бе до­рогу, и, ши­роко улы­ба­ясь, вы­ложил на стол ог­ромную кол­ба­су.

— Вряд ли од­ну со­сис­ку мож­но наз­вать во­ровс­твом, — ска­зал Ра­уф­ман.

Тол­па опять за­бур­ли­ла и расс­ту­пилась, явив то, что, чест­но го­воря, бы­ло очень мед­ленно иду­щим кап­ра­лом Кноп­фом. Но то, что это был имен­но он, ста­ло по­нят­но толь­ко тог­да, ког­да он снял с се­бя груз трех меш­ков с зер­ном, вось­ми свя­зок со­сисок, бо­чон­ка ма­рино­ван­ной свек­лы и пят­надца­ти ко­чанов ка­пус­ты.

Сер­жант Доп­пель­пункт энер­гично от­дал честь под гимн из приг­лу­шен­но­го сквер­носло­вия и зву­ка па­да­ющих ко­чанов.

— Про­шу раз­ре­шения взять шесть че­ловек, что­бы они по­мог­ли нам при­нес­ти ос­таль­ное, сэр! — ска­зал он, лу­чась счасть­ем.

— А где кры­соло­вы? — спро­сил мэр.

— В глу­бокой… неп­ри­ят­ности, сэр, — от­ве­тил сер­жант. — Я спро­сил их, не хо­тят ли они вый­ти, но они ска­зали, что не прочь ос­тать­ся там еще не­надол­го, спа­сибо за пред­ло­жение, хо­тя они бы не от­ка­зались от глот­ка во­ды и нес­коль­ких пар чис­тых шта­нов.

— И это все, что они ска­зали?

Сер­жант Доп­пель­пункт вы­тащил за­пис­ную книж­ку.

— Нет, сэр, они ска­зали еще очень мно­го все­го. На са­мом де­ле они пла­кали. Они ска­зали, что приз­на­ют­ся во всем в об­мен на чис­тые шта­ны. И еще, сэр, там бы­ло вот что.

Сер­жант вы­шел и вер­нулся с тя­желым ящи­ком, ко­торый он со сту­ком пос­та­вил на по­лиро­ван­ный стол.

— Ру­ководс­тву­ясь по­лучен­ной от кры­сы ин­форма­ци­ей, мы взгля­нули под од­ну из по­ловиц. Тут боль­ше чем двес­ти дол­ла­ров. Доб­ро, на­житое не­чест­ным пу­тем, сэр.

— Вы по­лучи­ли ин­форма­цию от кры­сы?

Сер­жант вы­тащил из кар­ма­на Сар­ди­ны. Хо­тя тот ел пе­ченье, но все же веж­ли­во под­нял шля­пу.

— Не ду­ма­ешь, что это нем­но­го… не­гиги­енич­но?

— Нет, шеф, он мыл ру­ки, — ска­зал Сар­ди­ны.

— Я раз­го­вари­ваю с сер­жантом.

— Нет, сэр. При­ят­ный ма­лый. Очень чис­тый. На­поми­на­ет мне хо­мяч­ка, ко­торый был у ме­ня в детс­тве.

— Ну, спа­сибо, сер­жант. От­личная ра­бота, по­жалуй­ста, иди и…

— Его зва­ли Го­раций, — ус­лужли­во до­бавил сер­жант.

— Спа­сибо, сер­жант, а те­перь.

— При­ят­но сно­ва ви­деть, как ма­лень­кие щеч­ки ок­ругля­ют­ся от еды, сэр.

— Спа­сибо, сер­жант!

Ког­да сер­жант уда­лил­ся, мэр обер­нулся и ус­та­вил­ся на мис­те­ра Ра­уф­ма­на. К его чес­ти тот выг­ля­дел сму­щен­ным.

— Я поч­ти не знал его, — ска­зал он. — Он прос­то че­ловек, за ко­торо­го моя сест­ра выш­ла за­муж, вот и все! Я с ним прак­ти­чес­ки не встре­чал­ся!

— Я вас от­лично по­нимаю, — ска­зал мэр. — И я не со­бира­юсь от­да­вать сер­жанту при­каз обыс­кать ва­шу кла­довую, — он слег­ка улыб­нулся, хмык­нул, и до­бавил, — по край­ней ме­ре по­ка. — Итак, на чем мы ос­та­нови­лись?

— Я хо­тел расс­ка­зать вам сказ­ку, — ска­зал Мо­рис.

Чле­ны го­родс­ко­го со­вета ус­та­вились на не­го.

— И те­бя зо­вут?.. — ска­зал мэр, пре­быва­ющий сей­час в от­личном наст­ро­ении.

— Мо­рис, — ска­зал Мо­рис. — Я вро­де част­но­го пос­редни­ка. Ви­жу, вам тя­жело раз­го­вари­вать с кры­сами, но с ко­тами-то лю­ди раз­го­вари­вать лю­бят, вер­но?

— Как в Ди­ке Ли­винг­сто­не? — ска­зал Хоп­вик.

— Да, пра­виль­но, в нем, и… — на­чал Мо­рис.

— И ко­те в са­погах? — подс­ка­зал кап­рал Кнопф.

— Да, ко­неч­но, в кни­гах, — ска­зал Мо­рис, бро­сив на не­го злой взгляд. — В лю­бом слу­чае, ко­ты мо­гут го­ворить с кры­сами, прав­да? И я со­бира­юсь расс­ка­зать вам сказ­ку. Но сна­чала я со­бира­юсь ска­зать вам, что мои кли­ен­ты, кры­сы, по пер­во­му ва­шему тре­бова­нию по­кинут ваш го­род и боль­ше сю­да не вер­нутся. Ни­ког­да.

Лю­ди ус­та­вились на не­го. Кры­сы то­же.

— Мы уй­дем? — ска­зал За­гар.

— Они уй­дут? — ска­зал мэр.

— Да, — подт­вер­дил Мо­рис. — А те­перь я расс­ка­жу вам сказ­ку о счаст­ли­вом го­роде. Я еще не знаю, как он на­зыва­ет­ся. Пред­по­ложим, мои кли­ен­ты по­кинут ваш го­род и дви­нут­ся вниз по ре­ке, хо­рошо? Спо­рю, на этой ре­ке раз­ме­ща­ет­ся мно­го го­родов. И где-то най­дет­ся го­род, жи­тели ко­торо­го ска­жут «Пос­лу­шай­те, мы мо­жем до­гово­рить­ся с кры­сами». И это бу­дет очень счаст­ли­вый го­род, по­тому что тог­да по­явят­ся пра­вила, по­нима­ете?

— Не очень, — от­ве­тил мэр.

— Ну, пред­по­ложим, в этом счаст­ли­вом го­роде, жен­щи­на ис­пекла, нап­ри­мер, кор­зинку пе­ченья. Все что ей нуж­но бу­дет сде­лать, это крик­нуть в бли­жай­шую кры­синую но­ру: «Доб­рое ут­ро, кры­сы, вот для вас од­но пе­ченье. Я бу­ду очень вам приз­на­тель­на, ес­ли вы не тро­нете ос­таль­ное». А кры­сы ска­жут: «Хо­рошо, мис­сис, без проб­лем». А по­том…

— Ты хо­чешь ска­зать, что мы долж­ны под­ку­пить крыс? — ска­зал мэр.

— Это бу­дет де­шев­ле, чем ду­доч­ни­ка. Де­шев­ле, чем кры­соло­вов. Но так или ина­че, это бу­дет зарп­ла­та. Я слы­шу, вы крик­ну­ли «Что за зарп­ла­та»?

— Я это крик­нул? — уди­вил­ся мэр.

— Но вы со­бира­лись, — ска­зал Мо­рис. И я хо­чу ска­зать вам, что это бу­дет пла­та… за унич­то­жение вре­дите­лей.

— Что? Но ведь кры­сы же вре­ди

— Не го­вори это сло­во! — пре­дос­те­рег За­гар.

— Па­рази­тов, вро­де та­рака­нов, — спо­кой­но ска­зал Мо­рис. — Я ви­жу, у вас их мно­го.

— Они то­же уме­ют го­ворить? — ска­зал мэр. Он ис­пы­тывал чувс­тво лег­кой заг­наннос­ти, ха­рак­терной для лю­бого, кто хоть нем­но­го по­об­щался с Мо­рисом. Что-то вро­де «Я еду не ту­да, ку­да мне хо­чет­ся, но не знаю как сой­ти».

— Нет, — от­ве­тил Мо­рис. — Так же как и мы­ши, так же как и обыч… дру­гие кры­сы. Да, вре­дите­ли в этом счаст­ли­вом го­роде уй­дут в прош­лое, по­тому что кры­сы бу­дут вы­пол­нять роль вро­де по­лиции. Предс­тавь­те, что Клан ох­ра­ня­ет ва­ши кла­довые… из­ви­ните, я имел в ви­ду кла­довые это­го го­рода. Кры­соло­вы боль­ше не нуж­ны. По­думай­те об эко­номии. Но это толь­ко на­чало. Этот счаст­ли­вый го­род ста­нет бо­гатеть.

— Как? — быст­ро спро­сил Ха­упт­ман, рез­чик по де­реву.

— По­тому что кры­сы бу­дут на не­го ра­ботать, — от­ве­тил Мо­рис. — Им все рав­но нуж­но все вре­мя что-то грызть, что­бы ста­чивать зу­бы, по­чему бы им не за­нять­ся из­го­тов­ле­ни­ем ча­сов с ку­куш­кой? И ча­сов­щи­ки то­же вы­иг­ра­ют.

— По­чему? — спро­сил ча­сов­щик Хоп­вик.

— Кро­хот­ные лап­ки хо­рошо уп­ра­вят­ся с ма­лень­ки­ми де­таль­ка­ми и пру­жин­ка­ми, — по­яс­нил Мо­рис. И по­том…

— Они бу­дут де­лать толь­ко ча­сы с ку­куш­кой или дру­гие ве­щи то­же? — спро­сил Ха­упт­ман.

— … и по­том, не за­бывай­те о ту­рис­ти­чес­ком ас­пекте, — про­дол­жил Мо­рис. — Нап­ри­мер, Кры­синые Ча­сы. Слы­шали о ча­сах в Бон­ке? На го­родс­кой пло­щади? Фи­гур­ки вы­ходят каж­дую чет­верть ча­са и бь­ют в ко­локо­ла. Клинг-бонг-банг, бинг-клонг-бонг? Очень по­пуляр­ны, на отк­рыт­ках и все та­кое. Боль­шой атт­рак­ци­он. Лю­ди при­ходят из­да­лека, толь­ко что­бы уви­деть его. А в счаст­ли­вом го­роде в ко­локо­ла мо­гут бить кры­сы!

-То есть ты го­воришь, — ска­зал ча­сов­щик, — что ес­ли бы в счаст­ли­вом го­роде бы­ли бы осо­бые боль­шие ча­сы с кры­сами, лю­ди бы при­ходи­ли на них взгля­нуть?

— И сто­яли бы на мес­те по пят­надцать ми­нут, ожи­дая, — про­гово­рил кто-то.

— От­личный мо­мент для тор­говли ча­сами руч­ной ра­боты, — ска­зал ча­сов­щик.

Лю­ди по­дума­ли о та­кой воз­можнос­ти.

— Круж­ки с кар­тинка­ми крыс, — ска­зал гон­чар.

— Су­венир­ные де­ревян­ные чаш­ки и блю­да зуб­ной ра­боты — ска­зал Ха­упт­ман.

— За­бав­ные иг­ру­шеч­ные кры­сы!

— Кры­сы на па­лоч­ке!

За­гар наб­рал по­боль­ше воз­ду­ха. Мо­рис же быст­ро ска­зал:

— От­личная идея. Сде­лан­ные из ири­сок, ко­неч­но же.

Он взгля­нул на Ки­та.

— И я ду­маю, го­род за­хочет на­нять собс­твен­но­го ду­доч­ни­ка. Ну, зна­ете. Для це­ремо­ни­аль­ных це­лей. «Кар­тинка сов­мест­но с Офи­ци­аль­ным Ду­доч­ни­ком и его Кры­сами», и все та­кое.

-А как нас­чет не­боль­шо­го те­ат­ра? — спро­сил тон­кий го­лосок.

За­гар раз­вернул­ся.

— Сар­ди­ны! — ска­зал он.

— Ну, шеф, я по­думал, раз уж тут все зак­ру­тилось… — на­чал воз­ра­жать Сар­ди­ны.

— Мо­рис, нам нуж­но об этом по­гово­рить, — ска­зал Опас­ные Бо­бы, дер­гая ко­та за но­гу.

— Из­ви­ните, я на ми­нут­ку, — ска­зал Мо­рис, быст­ро ух­мыль­нув­шись мэ­ру, — мне нуж­но по­сове­товать­ся с мо­ими кли­ен­та­ми. Ко­неч­но, — до­бавил он, — я го­ворил о счаст­ли­вом го­роде. Ко­торым, ко­неч­но же не ста­нет этот, ес­ли мои кли­ен­ты уй­дут, а на их мес­то при­дут дру­гие кры­сы. Всег­да при­ходят дру­гие кры­сы. И они не бу­дут раз­го­вари­вать, у них не бу­дет пра­вил, они бу­дут га­дить в сме­тану, и вам при­дет­ся на­нять но­вых кры­соло­вов. Ко­го то, ко­му вы смо­жете до­верять. И у вас не бу­дет мно­го де­нег, по­тому что ту­рис­ты уй­дут в дру­гой го­род. Прос­то мыс­ли вслух.

Он про­шел по сто­лу и обер­нулся к кры­сам.

— А де­ло то пош­ло! — ска­зал он. — Вы зна­ете, я мог бы вы­бить вам де­сять про­цен­тов? Ва­ши порт­ре­ты на круж­ках и все та­кое!

— И за это мы сра­жались всю ночь? — през­ри­тель­но ска­зал За­гар. — Что­бы стать пи­том­ца­ми?

— Мо­рис, это неп­ра­виль­но, — ска­зал Опас­ные Бо­бы. — Ду­маю луч­ше взы­вать к об­щим сто­ронам ра­зум­ных ви­дов, чем…

— Не знаю по по­воду ра­зум­ных ви­дов, здесь мы име­ем де­ло с людь­ми, — ска­зал Мо­рис. — Зна­ешь, что та­кое вой­ны? Очень по­пуляр­ны сре­ди лю­дей. Ког­да лю­ди де­рут­ся с дру­гими людь­ми. Не очень за­ботясь об об­щих сто­ронах.

— Да, но мы не…

— А те­перь пос­лу­шай­те, — ска­зал Мо­рис. — Де­сять ми­нут на­зад они ду­мали, что мы раз­но­сим за­разу. Те­перь они ду­ма­ют, что мы… мо­жем быть по­лез­ны­ми. Кто зна­ет, о чем они бу­дут ду­мать че­рез пол­ча­са?

— Ты хо­чешь, что­бы мы на них ра­бота­ли? — ска­зал За­гар. — Мы в борь­бе выр­ва­ли се­бе это мес­то!

— Вы бу­дете ра­ботать са­ми на се­бя, — ус­по­ко­ил его Мо­рис. — Пос­лу­шай, эти лю­ди не фи­лосо­фы. Они прос­то… ну так, обыч­ные. Они не по­нима­ют идею под­земных хо­дов. Это ры­ноч­ный го­род. К ним ну­жен осо­бый под­ход. В лю­бом слу­чае, дру­гие кры­сы бу­дут дер­жать­ся от­сю­да по­даль­ше, а вы не бу­дете га­дить в их ва­ренье, уже за од­но это вы бу­дете иметь пра­во на бла­годар­ность. — Он поп­ро­бовал их убе­дить еще раз. — Да, сна­чала бу­дет мно­го кри­ка. А по­том, ра­но или позд­но вам ведь все рав­но при­дет­ся на­чать го­ворить друг с дру­гом. — Он уви­дел, что за­меша­тель­ство все еще све­тит­ся в кры­синых гла­зах, и в от­ча­янии по­вер­нулся к Сар­ди­нам. — По­моги мне, — поп­ро­сил он.

— Он прав, босс. Им нуж­но зре­лище, — ска­зал Сар­ди­ны, про­тан­це­вав нес­коль­ко нерв­ных ша­гов.

— Они бу­дут над на­ми сме­ять­ся! — воз­ра­зил За­гар.

— Пусть луч­ше сме­ют­ся, чем виз­жат. Это толь­ко на­чало. Нуж­но тан­це­вать, босс. Мож­но ду­мать, мож­но сра­жать­ся, но мир все вре­мя дви­га­ет­ся, и ес­ли хо­чешь не отс­та­вать от не­го — нуж­но тан­це­вать. — Он при­под­нял шля­пу и за­вер­тел тростью. Нес­коль­ко че­ловек на дру­гой сто­роне ком­на­ты за­мети­ли его и прыс­ну­ли от сме­ха. — Вот ви­дите? — ска­зал он.

— Я на­де­ял­ся, где-ни­будь есть для нас ост­ров, — ска­зал Опас­ные Бо­бы. — Мес­то, где кры­сы мо­гут быть кры­сами.

— И мы ви­дим, к че­му это при­вело, — воз­ра­зил За­гар. — И, зна­ешь, я не ду­маю, что где-ни­будь есть ве­лико­леп­ный ост­ров для та­ких, как мы. — Не для нас, — он вздох­нул. — Ес­ли где-ни­будь и есть прек­расный ост­ров, то он здесь. Но я не со­бира­юсь тан­це­вать.

— Обо­рот ре­чи, босс, все­го лишь обо­рот ре­чи, — ска­зал Сар­ди­ны, пры­гая с од­ной но­ги на дру­гую.

С дру­гой сто­роны сто­ла пос­лы­шал­ся глу­хой удар. Мэр опус­тил на не­го свой ку­лак.

— Мы долж­ны быть прак­тичны­ми! — ска­зал он. — Сколь­ко еще нес­частий нам нуж­но пе­ренес­ти? Они раз­го­вари­ва­ют. Я не со­бира­юсь прой­ти че­рез все это еще раз, по­нима­ете? У нас есть еда, мы вер­ну­ли боль­шую часть де­нег, мы пе­режи­ли ду­доч­ни­ка… эти кры­сы при­носят уда­чу

Фи­гуры Ки­та и Ма­лиши скло­нились над кры­сами.

— По­хоже, мой отец уло­вил идею, — ска­зала Ма­лиша. — А как вы?

— Дис­куссия про­дол­жа­ет­ся, — ска­зал Мо­рис.

— Я… э… я из­ви… э… пос­лу­шай­те, Мо­рис подс­ка­зал мне, где ис­кать, и я наш­ла ее, — ска­зала Ма­лиша.

Пок­ры­тые пят­на­ми стра­ницы слип­лись, бы­ло вид­но, что их сшил вмес­те очень не­тер­пе­ливый че­ловек, но в них все еще мож­но бы­ло уз­нать «Прик­лю­чения Мис­те­ра Зай­ки­на».

— Мне приш­лось под­нять ку­чу сточ­ных ре­шеток, что­бы най­ти все стра­ницы, — ска­зала она.

Кры­сы взгля­нули на кни­гу. По­том на Опас­ные Бо­бы.

— Это Прик­люч… — на­чала Пер­си­ки.

— Я знаю. Я чувс­твую за­пах, — от­ве­тил Опас­ные Бо­бы.

Кры­сы опять гля­нули на ос­татки кни­ги.

— Это ложь, — ска­зала Пер­си­ки.

— Мо­жет быть, прос­то за­бав­ная сказ­ка, — ска­зал Сар­ди­ны.

— Да, — ска­зал Опас­ные Бо­бы. — Да.

Он по­вер­нул свои за­тума­нен­ные ро­зовые гла­за к За­гару, ко­торый еле удер­жался от пок­ло­на, и до­бавил.

— На­вер­ное, это кар­та.

Ес­ли бы это бы­ла не нас­то­ящая жизнь, а сказ­ка, лю­ди и кры­сы бы по­жали друг дру­гу ру­ки, и пош­ли в свет­лое но­вое бу­дущее.

Но так как это бы­ла жизнь, нуж­но бы­ло зак­лю­чить до­говор. Вой­на, про­дол­жа­ющаяся с тех пор, как лю­ди на­чали жить в до­мах, не мо­жет за­кон­чится прос­то счаст­ли­вой улыб­кой. Нуж­но бы­ло сос­та­вить ко­мис­сию. Слиш­ком мно­го де­талей нуж­но бы­ло об­го­ворить. Над этим ра­ботал го­родс­кой со­вет и боль­шинс­тво стар­ших крыс. А Мо­рис рас­ха­живал по сто­лу ту­да и об­ратно.

За­гар си­дел на кон­це сто­ла. Ему очень хо­телось спать. Его ра­на бо­лела, зу­бы бо­лели, он был очень го­лоден. Над его клю­ющей но­сом го­ловой до­воды но­сились взад и впе­ред на про­тяже­нии мно­гих ча­сов. Он не об­ра­щал вни­мания на то, кто сей­час го­ворит. Боль­шую часть вре­мени го­вори­ли все од­новре­мен­но.

— Сле­ду­ющий пункт: обя­затель­ные ко­локоль­чи­ки для ко­тов. Сог­ласны?

— Мо­жем мы вер­нуть­ся к трид­ца­тому пунк­ту, мис­тер, э, Мо­рис? Вы го­вори­ли, что убий­ство кры­сы бу­дет счи­тать­ся прес­тупле­ни­ем?

— Да. Ко­неч­но.

— Но это же прос­то…

— Го­вори­те с лап­ка­ми, мис­тер, по­тому что уси­ки не хо­тят знать!

— Кот прав, — ска­зал мэр. — Вы на­руша­ете пос­ле­дова­тель­ность, мис­тер Ра­уф­ман! Мы уже это об­сужда­ли.

— А что ес­ли кры­са ме­ня об­во­ру­ет?

— Кхм. Тог­да это бу­дет во­ровс­тво и кры­са бу­дет вы­нуж­де­на предс­тать пе­ред пра­восу­ди­ем.

— О, юная…? — ска­зал Ра­уф­ман.

— Пер­си­ки. Я кры­са, сэр.

— А… э… офи­цер за­кона смо­жет заб­рать­ся в кры­синые хо­ды?

— Да! По­тому что в Стра­же бу­дут кры­синые офи­церы. Долж­ны быть, — ска­зал Мо­рис. — Это не проб­ле­ма!

— Прав­да? А что об этом ду­ма­ет сер­жант Доп­пель­пункт? Сер­жант Доп­пель­пункт?

— Э… без по­нятия, сэр. Ду­маю, все бу­дет в по­ряд­ке. Лич­но я не смо­гу заб­рать­ся в кры­синую но­ру. Ко­неч­но, нам при­дет­ся из­го­товить по­лицей­ские же­тоны мень­ше­го раз­ме­ра.

— Но ведь вы же не хо­тите ска­зать, что страж­ник-кры­са бу­дет иметь пра­во арес­то­вать че­лове­ка?

— Во­об­ще-то хо­чу, сэр, — ска­зал сер­жант.

— Что?

— Ну, ес­ли страж­ник при­нес при­сягу, всё как у лю­дей… то есть, у крыс… то вы не мо­жете го­ворить, что ему не поз­во­лено арес­то­вывать лю­бого, кто вы­ше его рос­том, не так ли? Страж­ник-кры­са мо­жет быть по­лез­ным. Нап­ри­мер, этот их трюк, ког­да они взби­ра­ют­ся вверх по шта­нинам…

— Джентль­ме­ны, нам нуж­но про­дол­жать. Я пред­ла­гаю пе­редать этот воп­рос на расс­мот­ре­ние под­ко­мите­ту.

— Ка­кому из, сэр? У нас их уже сем­надцать!

Один из со­вет­ни­ков из­дал храп. Это был мис­тер Шлю­мер, 95 лет, ко­торый мир­но прос­пал все ут­ро. Храп оз­на­чал, что он про­сыпа­ет­ся.

Прос­нувший­ся ус­та­вил­ся на дру­гой ко­нец сто­ла. Его усы за­шеве­лились.

— Смот­ри­те, тут кры­са! — ска­зал он, ука­зывая на нее паль­цем. — Ну и наг­лая! Кры­са! В шля­пе!

— Да, сэр. Это со­веща­ние с кры­сами, сэр, — ска­зал кто-то ря­дом.

Он пос­мотрел в ту сто­рону и по­пытал­ся на­щупать свои оч­ки.

— Что­за? — ска­зал он. Прис­мотрел­ся вни­матель­нее. — А раз­ве, мм, ты не кры­са, то­же?

— Да, сэр. Ме­ня зо­вут Пи­татель­ная, сэр. Мы здесь для пе­рего­воров с людь­ми. Что­бы по­ложить ко­нец всем на­пас­тям.

Мис­тер Шлю­мер пос­мотрел на кры­су. По­том взгля­нул вдоль сто­ла на Сар­ди­ны, ко­торый при­под­нял шля­пу. По­том на мэ­ра, ко­торый кив­нул. По­том он ог­ля­дел всех еще раз. Его гу­бы ше­вели­лись, ког­да он пы­тал­ся уло­жить все это в го­лове.

— Вы все го­воря­щие? — ска­зал он на­конец.

— Да, сэр, — подт­вер­ди­ла Пи­татель­ная.

— А… кто же вас слу­ша­ет? — спро­сил он.

— Мы пос­те­пен­но к это­му под­хо­дим, — ска­зал Мо­рис.

Мис­тер Шлю­мер ус­та­вил­ся на не­го.

— Ты что, кот? — тре­бова­тель­но спро­сил он.

— Да, сэр, — сог­ла­сил­ся Мо­рис.

Мис­тер Шлю­мер мед­ленно пе­рева­рил и эту но­вость.

— Я ду­мал, мы всег­да уби­вали крыс? — ска­зал он та­ким то­ном, слов­но сам был в этом уже не впол­не уве­рен.

— Да, сэр, но, ви­дите ли, сэр, это бу­дущее, — ска­зал Мо­рис.

— Бу­дущее? Прав­да? Я всег­да хо­тел знать, ког­да же оно нас­ту­пит. Что ж. Ко­ты те­перь то­же уме­ют го­ворит? Мо­лод­цы! Ко­неч­но, нуж­но дви­гать­ся с, мм… дви­жени­ем. Раз­бу­ди ме­ня, ког­да, мм, при­несут чай, хо­рошо, кис­ка?

— Э… зап­ре­щено на­зывать ко­та «кис­ка», ес­ли вам боль­ше де­сяти лет, сэр, — ска­зала Пи­татель­ная.

— Пункт 19 (б), — ре­шитель­но ска­зал Мо­рис. — «Ник­то не мо­жет на­зывать ко­та глу­пыми име­нами, ес­ли не со­бира­ет­ся не­мед­ленно на­кор­мить его». Это мой пункт, — с гор­достью до­бавил он.

— Прав­да? — уди­вил­ся мис­тер Шлю­мер. — Бо­же, бу­дущее та­кое стран­ное. По­лагаю, нуж­но все об­ду­мать…

Он уст­ро­ил­ся на сво­ем сту­ле и че­рез не­кото­рое вре­мя на­чал хра­петь.

Вок­руг не­го опять при­нялись ле­тать до­воды. Боль­шинс­тво при­сутс­тву­ющих го­вори­ло. Не­кото­рые слу­шали. Иног­да они при­ходи­ли к сог­ла­шению… и дви­гались даль­ше… и спо­рили. Но стоп­ка бу­маги на сто­ле про­дол­жа­ла рас­ти и ста­нови­лась все бо­лее офи­ци­аль­ной.

За­гар в оче­ред­ной раз зас­та­вил се­бя прос­нуть­ся, и об­на­ружил, что за ним кто-то наб­лю­да­ет. Мэр с дру­гого кон­ца сто­ла прис­таль­но и за­дум­чи­во смот­рел на не­го.

По­том по­дал­ся на­зад и что-то ска­зал чи­нов­ни­ку, ко­торый кив­нул и дви­нул­ся вдоль сто­ла, ми­мо спо­рящих лю­дей, по­ка не по­дошел к За­гару.

Че­ловек нак­ло­нил­ся.

— Ты… ме-няпо-ни-ма­ешь? — спро­сил он, очень чет­ко вы­гова­ривая каж­дое сло­во.

— Да,… я… не… ту-пой, — от­ве­тил За­гар.

— Ох, э… мэр про­сил уз­нать, мо­жет ли он встре­тить­ся с то­бой в сво­ем ка­бине­те? — спро­сил чи­нов­ник. — Дверь там. Я мо­гу по­мочь те­бе спус­тить­ся, ес­ли хо­чешь.

— Я мо­гу про­кусить те­бе па­лец, ес­ли хо­чешь, — па­риро­вал За­гар.

Мэр уже вы­шел из-за сто­ла и нап­равлял­ся к две­ри.

За­гар сос­коль­знул на пол и пос­ле­довал за ним. Ник­то не за­метил их ис­чезно­вения.

Мэр по­дож­дал, по­ка хвост За­гара по­кинет двер­ной про­ем, и ос­то­рож­но прик­рыл дверь.

Ка­бинет мэ­ра предс­тав­лял из се­бя ма­лень­кую не­оп­рятную ком­на­ту. Прак­ти­чес­ки на всех плос­ких по­верх­нос­тях ле­жали стоп­ки бу­маг. Вдоль стен сто­яли книж­ные шка­фы. По­верх них и во­об­ще в лю­бом сво­бод­ном прост­ранс­тве бы­ли бит­ком на­биты еще кни­ги, и еще и еще бу­маги.

Дви­га­ясь с под­черк­ну­той ак­ку­рат­ностью, мэр про­шел к сто­лу и сел на боль­шой обод­ранный вра­ща­ющий­ся стул. Он взгля­нул на За­гара.

— Я на­вер­ное что-то сде­лаю не так, — ска­зал он. — но, ду­маю, нам сле­ду­ет по­гово­рить по-люд… по­бесе­довать. Мож­но я под­ни­му те­бя на стол? Я имею в ви­ду, ес­ли ты бу­дешь на мо­ем сто­ле, с то­бой бу­дет удоб­нее раз­го­вари­вать…

— Нет, — от­ре­зал За­гар. — Ду­маю, с то­бой бу­дет удоб­нее раз­го­вари­вать, ес­ли ты ля­жешь на пол. — Он вздох­нул. Он слиш­ком ус­тал для этих игр. — Ес­ли ты по­ложишь ла­донь на пол, я смо­гу на нее заб­рать­ся. И ты смо­жешь под­нять ее на вы­соту сто­ла, — пред­ло­жил он, — но ес­ли ты по­пыта­ешь­ся вы­кинуть ка­кой-ни­будь фо­кус, я от­ку­шу те­бе па­лец.

Очень ос­то­рож­но мэр под­нял его вверх. За­гар спрыг­нул на слой из бу­маг, пус­тых чай­ных ча­шек, ста­рых ру­чек, пок­ры­ва­ющий ис­ца­рапан­ную ко­жаную сто­леш­ни­цу, и пос­мотрел на сму­щен­но­го че­лове­ка.

— Э… а у те­бя мно­го бу­маж­ной ра­боты? — спро­сил мэр.

— Пер­си­ки все за­писы­ва­ет, — гру­бова­то от­ве­тил За­гар.

— Это ма­лень­кая кры­са, ко­торая от­кашли­ва­ет­ся, пе­ред тем как за­гово­рить, да?

— Так и есть.

— Она очень… пря­моли­ней­на, не так ли? — спро­сил мэр. И За­гар за­метил, что мэр по­те­ет. — Она пу­га­ет не­кото­рых из на­ших со­вет­ни­ков, ха-ха.

— Ха-ха, — пов­то­рил За­гар.

Мэр выг­ля­дел нес­част­ным. Ка­залось, он ли­хора­доч­но ду­ма­ет, что бы еще ска­зать.

— А вы, э, хо­рошо рас­по­ложи­лись?

— Я про­вел часть прош­лой но­чи, сра­жа­ясь с псом в кры­синой яме, а по­том я на ка­кое-то вре­мя заст­рял в кап­ка­не, — ле­дяным то­ном от­ве­тил За­гар. — А по­том бы­ла не­боль­шая вой­на. Кро­ме это­го, мне не на что жа­ловать­ся.

Мэр бро­сил на не­го обес­по­ко­ен­ный взгляд. И в пер­вый раз в сво­ей жиз­ни За­гару ста­ло жаль че­лове­ка. Маль­чик с глу­пым ли­цом — это сов­сем дру­гое. Мэр выг­ля­дел ус­тавшим не ме­нее За­гара.

— Пос­лу­шай, — ска­зал он, — я ду­маю, это сра­бота­ет, ес­ли это то, что ты хо­чешь спро­сить.

Ли­цо мэ­ра прос­ветле­ло.

— Ду­ма­ешь? — ска­зал он. — Столь­ко спо­ров.

— По­тому я и ду­маю, что все по­лучит­ся, — ска­зал За­гар. — Лю­ди и кры­сы спо­рят. Вы не тра­вите наш сыр, мы не га­дим в ва­ше ва­ренье. Бу­дет не­лег­ко, но это уже на­чало.

— Есть еще кое-что, что я бы хо­тел уз­нать, — про­гово­рил мэр.

— Да?

— Вы мог­ли от­ра­вить на­ши ко­лод­цы. Вы мог­ли под­жечь на­ши до­ма. Доч­ка го­вори­ла, что вы очень… раз­ви­тые. Вы нам ни­чего не долж­ны. По­чему же вы это­го не сде­лали?

— За­чем? Что нам де­лать по­том? Ид­ти в дру­гой го­род? Что­бы опять прой­ти че­рез все это? Ка­кие бла­га при­несет нам убий­ство? Рань­ше или поз­же нам при­дет­ся вес­ти с людь­ми пе­рего­воры. Эти­ми людь­ми мо­жете быть и вы.

— Я рад, что мы вам нра­вим­ся! — ска­зал мэр.

За­гар отк­рыл бы­ло рот, что­бы ска­зать: «Нра­витесь? Нет, мы прос­то не­дос­та­точ­но вас не­нави­дим. Мы не друзья».

Но…

Боль­ше не бу­дет кры­синых ям. Не бу­дет кап­ка­нов, не бу­дет ядов. Ко­неч­но, ему при­дет­ся объ­яс­нить кла­ну, кто та­кой по­лицей­ский, и по­чему кры­синый по­лицей­ский мо­жет прес­ле­довать крыс, на­руша­ющих но­вые Пра­вила. Им это не пон­ра­вит­ся. Им это во­об­ще не пон­ра­вит­ся. Да­же для во­жака со сле­дами зу­бов Кос­тя­ной Кры­сы это бу­дет слож­ной за­дачей. Но, как го­ворил Мо­рис: мы сде­ла­ем это, а они сде­ла­ют то. Ник­то мно­го не по­теря­ет, все мно­гое по­лучат. Го­род бу­дет проц­ве­тать, де­ти рас­ти и все ста­нет не­ожи­дан­но обы­ден­ным.

Всем нра­вят­ся обы­ден­ные ве­щи. Не нра­вит­ся толь­ко ког­да ме­ня­ет­ся обыч­ный по­рядок ве­щей. Сто­ит поп­ро­бовать, — по­думал За­гар.

— А те­перь я хо­чу за­дать воп­рос те­бе, — ска­зал он. — Ты был во­жаком на про­тяже­нии… ка­кого вре­мени?

— Де­сяти лет, — от­ве­тил мэр.

— Это слож­но?

— О, да. О, да. Все всег­да со мной спо­рят, — от­ве­тил мэр. — Хо­тя, пос­ле все­го это­го, ду­маю, бу­дет нем­но­го мень­ше спо­ров. Но это неп­ростая ра­бота.

— Не­лепо кри­чать все вре­мя, толь­ко что­бы хоть что-то де­лалось, — ска­зал За­гар.

— Так и есть, — сог­ла­сил­ся мэр.

— И все ожи­да­ют, что ты бу­дешь при­нимать ре­шения, — про­дол­жил За­гар.

— Да, точ­но.

— Пре­дыду­щий во­жак пе­ред смертью дал мне со­вет, и зна­ешь, что это бы­ло? «Не ешь зе­леную сту­денис­тую шту­ку»!

— Это хо­роший со­вет? — спро­сил мэр.

— Да, — от­ве­тил За­гар. — Но все, что от не­го тре­бова­лось, это быть боль­шим, креп­ким и драть­ся с кры­сами, же­ла­ющи­ми за­нять его мес­то.

— Поч­ти как в на­шем со­вете, — ска­зал мэр.

— Что? — уди­вил­ся За­гар. — Ты ку­са­ешь их за шеи?

— По­ка нет, — ска­зал мэр. — Но мысль сто­ящая, дол­жен от­ме­тить.

— Все зна­читель­но слож­нее, чем я предс­тав­лял се­бе! — рас­те­ряно по­жало­вал­ся За­гар. — По­тому что пос­ле то­го, как на­учишь­ся кри­чать, нуж­но на­учить­ся не кри­чать!

— Опять ты прав, — ска­зал мэр. — Так оно все и ра­бота­ет. — Он по­ложил на стол ру­ку ла­донью вверх. — Мож­но? — спро­сил он.

За­гар взо­шел на нее и ста­рал­ся не по­терять рав­но­весия, по­ка мэр нес его до ок­на, а по­том опус­тил на по­докон­ник.

— Ви­дишь ре­ку? — ска­зал мэр. — Ви­дишь до­ма? Ви­дишь лю­дей на ули­цах? Мне нуж­но зас­та­вить все это ра­ботать. Ну, не ре­ку, ко­неч­но же, она ра­бота­ет са­ма по се­бе. И каж­дый год вы­яс­ня­ет­ся, что я не нас­толь­ко их дос­тал, что­бы они выб­ра­ли се­бе мэ­ром ко­го-то дру­гого. И мне опять при­ходит­ся этим за­нимать­ся. Все зна­читель­но слож­нее, чем я се­бе предс­тав­лял.

— Что, для те­бя то­же? Но ты же че­ловек, — изум­ленно про­из­нес За­гар.

— Ха! Ду­ма­ешь, от это­го лег­че? Я ду­мал, вы, кры­сы, ди­кие и сво­бод­ные!

— Ха! — ска­зал За­гар.

Оба смот­ре­ли на ули­цу. Вни­зу, на пло­щади, они ви­дели иду­щих вмес­те Ки­та и Ма­лишу, ув­ле­чен­ных бе­седой.

— Ес­ли хо­чешь, — ска­зал мэр спус­тя ка­кое-то вре­мя, — мы мо­жем пос­та­вить те­бе ма­лень­кий стол здесь, в мо­ем ка­бине­те.

— Спа­сибо за пред­ло­жение, но я ос­та­нусь под зем­лей, — соб­равшись, ска­зал За­гар. — Ма­лень­кие сто­лы — это слиш­ком по-мис­тер зай­кинс­ки.

Мэр вздох­нул.

— Ду­маю, да. Э… — Вид у не­го был та­кой, слов­но он со­бира­ет­ся приз­нать­ся в ка­ком-то прос­тупке, и в ка­ком-то смыс­ле так оно и бы­ло. — Ког­да я был маль­чи­ком, мне нра­вились эти кни­ги. Ко­неч­но я знал, что все это вздор, но в то же вре­мя бы­ло при­ят­но ду­мать…

— Да, да, — ска­зал За­гар. — Но кро­лик по­лучил­ся глу­пый. Кто слы­шал, что­бы кро­лики раз­го­вари­вали?

— О, да. Мне ни­ког­да не нра­вил­ся кро­лик. Всем нра­вились вто­рос­те­пен­ные пер­со­нажи. Ру­перт Кры­совс­кий, фа­зан Фил, Склиз­кий Змей…

— О, да ну, — ска­зал За­гар. — Он но­сил во­рот­ни­чок и галс­тук!

— Ну и что?

— Как они дер­жа­лись? У змеи ци­линд­ри­чес­кая фор­ма те­ла.

— Зна­ешь, я ни­ког­да об этом не за­думы­вал­ся, — приз­нался мэр. — Дей­стви­тель­но, глу­по. Он бы из них выс­коль­знул, раз­ве не так?

— И жи­леты не под­хо­дят кры­сам.

— Нет?

— Нет, — подт­вер­дил За­гар. — Я про­бовал. По­яса с инс­тру­мен­та­ми еще ни­чего, но жи­леты… Опас­ные Бо­бы очень расс­тра­ивал­ся из-за это­го. Но я ему ска­зал — нуж­но быть прак­тичным.

-То же са­мое я всег­да го­ворю до­чери, — сог­ла­сил­ся мэр. — Сказ­ки — это прос­то сказ­ки. Жизнь и так дос­та­точ­но слож­на. Нам нуж­но сос­тавлять ре­аль­ные пла­ны. Для фан­та­зий нет мес­та.

— Ко­неч­но, — сог­ла­силась кры­са.

Че­ловек и кры­са си­дели и бе­седо­вали, в то вре­мя как дол­гий свет плав­но пе­рете­кал в ве­чер.

 

Под улич­ным ука­зате­лем, на ко­тором бы­ло на­писа­но «Реч­ная ули­ца», че­ловек ри­совал ма­лень­кую кар­тинку. Ри­сунок рас­по­лагал­ся нем­но­го вы­ше мос­то­вой, по­это­му ему приш­лось стать на ко­лени. Он все вре­мя све­рял­ся с ма­лень­ким ку­соч­ком бу­маги.

На нем бы­ло изоб­ра­жено сле­ду­ющее:

Кит зас­ме­ял­ся.

— Что смеш­но­го? — спро­сила Ма­лиша.

— Это кры­синый ал­фа­вит, — от­ве­тил Кит. — Оз­на­ча­ет «Во­да» + «Быст­ро» + «Кам­ни». Ули­ца вы­моще­на бу­лыж­ни­ком, вер­но? Кры­сы ви­дят их как кам­ни. Это оз­на­ча­ет «Реч­ная ули­ца».

— Улич­ные ука­зате­ли на обо­их язы­ках. Пункт 193. Быст­ро. Этот пункт при­няли толь­ко два ча­са на­зад. Ду­маю, это оз­на­ча­ет, что в кры­синых хо­дах бу­дут ма­лень­кие ука­зате­ли на че­лове­чес­ком язы­ке?

— На­де­юсь, что нет, — ска­зал Кит.

— Но по­чему?

— По­тому что кры­сы в ос­новном ме­тят свои хо­ды мо­чой.

Он был по­ражен тем, что вы­раже­ние ли­ца Ма­лиши ни­чуть не из­ме­нилось.

— Ви­жу, нам всем при­дет­ся силь­но из­ме­нить об­раз сво­их мыс­лей, — за­дум­чи­во ска­зала она. — Все же не мо­гу по­нять Мо­риса. Мой отец ска­зал ему, что мно­жест­во доб­рых ста­рушек с ра­достью пре­дос­та­вят ему кров.

— Ты име­ешь в ви­ду, его от­вет — что та­ким пу­тем это бу­дет не очень ин­те­рес­но? — спро­сил Кит.

— Да. Ты по­нял, что он имел в ви­ду?

— Вро­де то­го. Он имел в ви­ду, что он Мо­рис, — от­ве­тил Кит. — Я ду­маю, что рас­ха­живая взад и впе­ред по сто­лу и раз­да­вая всем ука­зания, он по­лучил не­забы­ва­емые впе­чат­ле­ния. Он да­же от­ка­зал­ся от сво­ей час­ти де­нег в поль­зу крыс. Он за­явил, что ти­хий го­лос в его го­лове ска­зал ему, что день­ги по пра­ву при­над­ле­жат им!

Ма­лиша на ка­кое-то вре­мя за­дума­лась, а по­том спро­сила, та­ким то­ном, как буд­то от­вет ее не очень ин­те­ресо­вал:

— А…э… ты ос­та­ешь­ся, да?

— Пункт 9, Мест­ный Ду­доч­ник, — ска­зал Кит. — Мне да­дут мою лич­ную фор­му, шля­пу с пе­ром и ду­доч­ное до­воль­ствие.

— Это бу­дет… весь­ма удов­летво­ритель­но, — ска­зала Ма­лиша. — Эээ…

— Да?

— Ког­да я го­вори­ла те­бе, что у ме­ня есть две сест­ры, э, это бы­ло не сов­сем прав­дой, — ска­зала она. — Э… ко­неч­но, это не бы­ло ложью, я все­го лишь… нем­но­го при­ук­ра­сила.

— Да.

— Я имею в ви­ду, что бо­лее точ­но бу­дет ска­зать, что на са­мом де­ле у ме­ня нет сес­тер во­об­ще.

— А, — ска­зал Кит.

— Но, ко­неч­но же, у ме­ня есть мил­ли­он дру­зей, — про­дол­жи­ла Ма­лиша.

Вид у нее, по­думал Кит, со­вер­шенно нес­част­ный.

— Это уди­витель­но, — ска­зал он. — У боль­шинс­тва их все­го нес­коль­ко де­сят­ков.

— Мил­ли­оны, — пов­то­рила Ма­лиша. — Ко­неч­но, мес­то еще для од­но­го всег­да най­дет­ся.

— Хо­рошо, — ска­зал Кит.

— И, э, есть еще Пункт 5, — все ещё нем­но­го нерв­ни­чая, ска­зала Ма­лиша.

— О, да, — от­ве­тил Кит. Этот пункт оза­дачил всех. — «Ши­кар­ное ча­епи­тие с кре­мовы­ми пи­рож­ны­ми и ме­даль», да?

— Да, — от­ве­тила Ма­лиша. — Ина­че все за­кон­чится не так, как сле­ду­ет. А ты, э, при­со­еди­нишь­ся ко мне?

Кит кив­нул. Он ог­ля­дел го­род. Это бы­ло прек­расное мес­то. Как раз нуж­но­го раз­ме­ра. Тут мож­но най­ти свое бу­дущее…

— Мож­но все­го один воп­рос… — ска­зал он.

— Да? — крот­ко отоз­ва­лась Ма­лиша.

— Сколь­ко вре­мени обыч­но ухо­дит на то, что­бы стать мэ­ром?





В Убер­валь­де есть го­род, в ко­тором каж­дые пят­надцать ми­нут из ча­сов вы­ходят жи­вые кры­сы и бь­ют в ко­локо­ла.

Лю­ди смот­рят, вык­ри­кива­ют при­ветс­твия, по­купа­ют су­вени­ры в ви­де выг­ры­зен­ных кру­жек, та­релок и ло­жек, ча­сов и дру­гих ве­щей, наз­на­чение ко­торых сос­то­ит в том, что­бы быть куп­ленны­ми и при­несен­ны­ми до­мой. Они по­сеща­ют Кры­синый Му­зей, едят Крыс­бурге­ры («Аб­со­лют­но не со­дер­жит крыс»), по­купа­ют Кры­синые Уши, ко­торые мож­но на­деть, сбор­ни­ки кры­синой поз­зии на кры­сином язы­ке, го­ворят «как стран­но», ког­да ви­дят кры­синые до­рож­ные ука­зате­ли, ди­вят­ся, ка­кая вок­руг чис­то­та…

А один раз в день го­родс­кой Ду­доч­ник, мо­лодой па­рень, иг­ра­ет на ду­доч­ке, а кры­сы тан­цу­ют, обыч­но кон­гу. Это очень по­пуляр­ное зре­лище (в осо­бые дни ма­лень­кая, тан­цу­ющая че­чет­ку кры­са, ор­га­низу­ет об­ширные тан­це­валь­ные предс­тав­ле­ния с сот­ня­ми пок­ры­тых блест­ка­ми крыс, вод­ным ба­летом в фон­та­не и тща­тель­но под­го­тов­ленны­ми де­кора­ци­ями).

Для же­ла­ющих про­ходят лек­ции о Кры­сином На­логе и о том, как ра­бота­ет вся сис­те­ма, о том, что у крыс под го­родом есть свой собс­твен­ный го­род, и они поль­зу­ют­ся сво­бод­ным дос­ту­пом в биб­ли­оте­ку, а иног­да да­же по­сыла­ют сво­их де­тей в шко­лу. И все го­ворят: «Как прек­расно, как все хо­рошо ор­га­низо­вано, как уди­витель­но

А по­том боль­шинс­тво из них возв­ра­ща­ют­ся в свой род­ной го­род, ус­та­нав­ли­ва­ют свои кап­ка­ны и на­сыпа­ют свои яды. По­тому что ход мыс­лей не­кото­рых лю­дей не из­ме­нишь и то­пором. Но для не­кото­рых мир ста­новит­ся дру­гим.

Это не иде­аль­но, но это ра­бота­ет. Тон­кость со сказ­ка­ми зак­лю­ча­ет­ся в том, что­бы выб­рать ту, ко­торая еще не за­кон­чи­лась.

Да­леко вни­зу по те­чению ухо­жен­ный кот, ко­торо­го сов­сем не пор­ти­ли нес­коль­ко проп­ле­шин в ме­ху, спрыг­нул с бар­жи, ле­ниво про­гулял­ся че­рез до­ки, и во­шел в боль­шой и проц­ве­та­ющий го­род. Он пот­ра­тил нес­коль­ко дней, треп­ля мест­ных ко­тов, при­выкая к но­вому мес­ту, и, по боль­шей час­ти, наб­лю­дая.

На­конец кот на­шел то, что ис­кал. Он прос­ле­довал за мо­лодым пар­нем из го­рода. Че­рез пле­чо тот нес пал­ку, на кон­це ко­торой был при­вязан пла­ток, вро­де тех, в ко­торые лю­ди в ска­зоч­ных обс­то­ятель­ствах обыч­но скла­дыва­ют все свои скуд­ные по­жит­ки. Кот ус­мехнул­ся сво­им мыс­лям. Уз­най меч­ты лю­дей, и ты смо­жешь уп­равлять ими.

Кот прос­ле­довал за маль­чи­ком до пер­во­го верс­то­вого стол­ба, где пар­нишка ос­та­новил­ся, что­бы пе­редох­нуть. И ус­лы­шать:

— Эй, па­рень с глу­пым ли­цом. Хо­чешь стать лорд-мэ­ром? Нет, я здесь, вни­зу, па­рень…

По­тому что не­кото­рые ис­то­рии при­ходят к кон­цу, но ста­рые сказ­ки — про­дол­жа­ют­ся, и нуж­но тан­це­вать под му­зыку, ес­ли не хо­тите отс­тать.

Конец




При­меча­ние ав­то­ра

Ду­маю, в пос­ледние нес­коль­ко ме­сяцев я про­читал о кры­сах боль­ше, чем по­лез­но для мо­его здо­ровья. Боль­шинс­тво прав­ды, или то­го, что лю­ди на­зыва­ют прав­дой, нас­толь­ко не­веро­ят­но, что я не вклю­чил ее в эту кни­гу, да­бы чи­тате­ли не по­дума­ли, что я все вы­думал.

Кры­сы дей­стви­тель­но убе­гали из кры­синых ям, ис­поль­зуя ме­тод, ко­торый За­гар ис­пы­тал на бед­ном Джэ­ко. Ес­ли вы не ве­рите, то Ста­рый Альф, Джим­ма и Дя­дюш­ка Боб мо­гут подт­вер­дить. У ме­ня са­мые луч­шие ис­точни­ки.

Кры­синые ко­роли дей­стви­тель­но су­щест­ву­ют. Как они по­яв­ля­ют­ся — за­гад­ка. В этой кни­ге Ма­лиша упо­мяну­ла нес­коль­ко те­орий. Я обя­зан док­то­ру Джэ­ку Ко­эну за са­мую сов­ре­мен­ную и пе­чаль­ную, ко­торая гла­сит, что на про­тяже­нии ве­ков у не­кото­рых жес­то­ких и изоб­ре­татель­ных лю­дей бы­ло слиш­ком мно­го сво­бод­но­го вре­мени.



Пос­лесло­вие пе­ревод­чи­ка

Так о чем же эта ис­то­рия, о кры­сах, став­ших людь­ми, или о лю­дях, ве­дущих се­бя как кры­сы?

Отк­ро­вен­но го­воря, в пер­вый раз про­читав «Мо­риса», я по­думал: «пе­ревес­ти эту кни­гу прос­то моя обя­зан­ность». Как у по­гон­щи­ка ты­сячи сло­нов из «Дви­жущих­ся кар­ти­нок» у ме­ня бы­ли все ус­ло­вия для ус­пешно­го за­вер­ше­ния ра­боты. Бе­лая кры­са Ри­ка по­мог­ла мне луч­ше по­нять ге­ро­ев кни­ги. Лю­бимая до­маш­няя кош­ка — Мо­риса. В ра­боте я опи­рал­ся на прек­расный пе­ревод O`skarа. (Кста­ти, со­ветую по­читать, хоть он еще и не за­вер­шен. В то вре­мя как я ста­рал­ся пе­рево­дить прак­ти­чес­ки дос­ловно, у не­го по­лучил­ся изу­митель­ный по сти­лю ли­тера­тур­ный пе­ревод).

И, как по­гон­щик ты­сячи слов, од­но за дру­гим, че­рез Джунг­ли Не­пони­мания, рав­ни­ну Оза­рения, пе­ревал Осоз­на­ния, я при­вел эти сло­ва сю­да. Не всем уда­лось одо­леть эту до­рогу нев­ре­димы­ми. Но я очень ста­рал­ся. Ведь, ес­ли хо­чешь не отс­та­вать от это­го ми­ра, при­ходит­ся пля­сать впе­ред под его дуд­ку, как ста­рой кры­се под флей­ту кры­соло­ва.



Глава: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12]


    

 Помочь Мастеру Minimize

Про Фонд исследования болезни Альцгеймера

Если хотите помочь в сборе средств для Треста исследования болезни Альцгеймера, сделайте, пожалуйста взнос, щелкнув на ссылку официального сайта по сбору средств, где, как  вы можете быть уверены, все 100% попадут тресту. Не забудьте упомятуть Терри в окне для комментариев.

Спасибо за вашу продолжающуюся поддержку.


    

Copyright (c) 2017 Терри Пратчетт — Русскоязычный международный сайт   Terms Of Use  Privacy Statement
DotNetNuke® is copyright 2002-2017 by DotNetNuke Corporation
  • http://www.pratchett.org/controls/louboutinshoes.asp
  • cheap ugg boots/h2>

    barbour uk

    cheap air jordan

    nike uk

    nike uk

    nike uk

    nike uk

    juicy couture uk

    nike uk

    Cheap nike shoes

    nike uk

    nike uk