Автор / Сообщение

Наука Диска upd7 + полукусочек

AnJeL



Зарегистрирован: 07.02.2005
Сообщения: 1271
Откуда: Питер
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Tue Apr 03, 2007 4:10 pm     Заголовок сообщения: Наука Диска upd7 + полукусочек

Моя ремарка к этому переводу - "ЗДЕСЬ БУДЕТ БАРДАК. Предупреждаю сразу." Laughing

Терри Пратчетт, Ян Стюарт и Джек Коган
НАУКА ПЛОСКОГО МИРА


НАША ИСТОРИЯ НАЧИНАЕТСЯ ЗДЕСЬ.

ДАВНЫМ-ДАВНО существовал Плоский Мир. И существует он до сих пор.
Плоский Мир представляет собой диск и путешествует сквозь пространство на спине гигантской черепахи. А еще Плоский Мир является источником возникновения как минимум двадцати трех романов, четрырех карт, одной энциклопедии, двух мультфильмов, футболок, шарфов, моделей, сумок, пива, украшений, ручек, плакатов и, кажется, талька и дезодоранта (если нет, то, думаю, это лишь вопрос времени).
Короче говоря, он крайне популярен.
И Плоский Мир существует благодаря магии.
Круглый Мир – наша с вами родная планета, и он, также как и его вселенная, существует благодаря законам. То есть, он просто существует. Но мы наблюдаем за его существованием и делаем выводы. На основе этих выводов и появилась наука.
Сперва кажется, что волшебники и ученые – это два противоположных полюса. Конечно же, группа людей, которые странно одеваются, живут в собственном мире, говорят на особом языке и частенько приходят к выводам, которые выходят за рамки здравого смысла, совершенно ничего общего не имеют с людьми, которые странно одеваются, говорят на особом языке, живут в собственном… э-э…
Попробуем по-другому. Какая связь между магией и наукой? Может ли магия Плоского Мира, со всеми этими эксцентричными волшебниками, приЗемленными ведьмами, упрямыми троллями, огнедышащими драконами, говорящими собаками и персонифицировнным СМЕРТЬЮ пролить свет на тяжелую, рациональную, несгибаемую науку Земли?
Мы думаем, что да.
Попозже мы объясним, почему, но для начала давайте определимся, что не есть Наука Плоского Мира. Уже существует навязанный нам ассортимент книжек из серии Наука Чего-То Там, например, Наука X-Files и Физика Star Trek. Они расскажут вам про те отрасли современной науки, которые может быть однажды послужат основой для воплощения этой фантастики в реальность. Совершали ли пришельцы аварийную посадку в Розвелле? Возможно ли создание двигателя на антивеществе? И будут ли у нас когда-нибудь такие же нескончаемые батарейки, как в фонариках у Скалли и Малдера?
Мы могли бы пойти тем же путем. Мы могли бы, например, сказать, что теория эволюции Дарвина объясняет, как низшие формы жизни превращаются в высшие, что вполне себе доказывает тот факт, что человек должен эволюционировать в орангутана (и далее, до библитекаря, ибо нет формы жизни вышей, чем библитекарь). Мы могли бы предположить, что в последовательности нуклеотидов в ДНК есть участок, отвечающий за асбестовую подкладку, что внутри драконов. Мы даже могли бы попытаться объяснить, откуда взялась черепаха длиной в десять тысяч миль.
Мы не будем этого делать, и у нас на то есть причина… даже две причины.
Во-первых, это все как-то… ну… тупо.
И это из-за второй причины. Плоский Мир не существует по научным законам. И мы не будем делать вид, что законы на нем действуют. Драконы дышут огнем, не потому, что у них легкие из асбеста – они дышут огнем потому, что они драконы.
Законы, по которым работает Плоский Мир, намного глубже обычной магии и намного значительней тусклой науки. Это повествовательный императив, сила рассказанных историй. Он играет роль, схожую с той, которую приписывали субстанции, называемой флогистон. Когда-то верили, что флогистон – это гипотетическая составная часть горючих веществ, благодаря которой они и могут возгораться. В Плоском Мире таким веществом является рассказиум. Он присутствует во вращении каждого атома, в полете любого облака. Это позволяет вещам быть тем, чем они являются, продолжать свое существование и участвовать в общей истории мира.
На Кругом Мире что-то происходит потому, что оно хочет произойти {1}. То, что хотят люди, не имеет такого уж большого значения в общем порядке вещей, и тут вселенная не рассказывает историй.
С помощью магии вы можете превратить лягушку в принца. С помощью науки вы можете сделать из лягушки доктора наук, но все равно это будет та же самая лягушка, что и в начале.
Это общепринятый взгляд на науку Круглого Мира, и он упускает из виду многое из того, что создает основу науки. Наука не существует в отрыве от нашего разума. Разложите мир на составляющие кусочки – и вы не найдете ни следа науки. Наука от и до создана и поддерживается людьми. А люди сами выбирают, что им интересно и что считается важным, и, довольно часто, они думают повествовательно.
Рассказиум – очень мощная вещь. Мы всегда стремились нарисовать на вселенной какой-нибудь рассказ. Человек впервые взглянул на звезды, которые на самом деле не что иное, как очень далекие гигантские огненные солнца, и увидел в них огромных быков, драконов и своих героев.
Эта характерная черта человечества не влияет на законы вселенной – то есть не очень сильно влияет – но по ней отпределяются те законы, над которыми мы будем думать в первую очередь. Более того, законы мироздания являются причиной всего, что наблюдает человек, что говорит о том, что в науке присутствует повествовательный императив. Люди думают историями. В основе своей наука и есть открытие «историй» - вспомните, например, какие труды, как История Человечества, Происхождение Человека и, раз уж мы об этом заговорили, Краткая История Времени.
Помимо историй в науке, Плоский Мир может сыграть более важную роль: «А что, если…?». Мы можем использовать Плоский Мир для наших мысленных экспериментов на ниве того, какой была бы наука, если бы вселенная была иной или развитие научной мысли проходило бы по другому пути. Мы можем посмотреть на науку снаружи.
Мысленный эксперимент для ученого – спор с самим собой, позволяющий убедиться, что все идет хорошо и не надо траить время и деньги на реальный эксперимент, результаты которого могут оказаться совсем неподходящими. Плоский Мир более практичен – на нем мысленный эксперимент или невозможен, или дает неверный результат. Мы говорим про тот мысленный эксперимент, который ученые все время имеют в виду, но никогда не проводят. В этом нет необходимости, именно потому, что он не сработает. Большинство важнейших вопросов науки не о том, как устроена вселенная. Они о том, что было бы, если бы вселенная была другой.
Кто-то спросит: «Почему зебры собираются в стадо?». Можно ответить на вопрос, проведя анализ социологии, психологии зебр и так далее…. или просто переформулировать вопрос: «А что было бы, если бы они не делали этого?». И на это есть совершенно очевидный ответ: «Они были бы более легкой добычей для львов». То есть получается, что зебры собираются в стадо для самозащиты – и этот вывод мы сделали, размышляя над вопросом, обратным нашему.
Вот еще один, более серьезный вопрос: «Стабильна ли солнечная система?», то есть «Может ли она необратимо измениться, если ее чуть-чуть подпортить?» В 1887 году шведский король Оскар II назначил награду в 2500 крон за ответ. Около сотни лет математики всего мира бились над этим вопросом, и в итоге пришли к ответу: «Может быть». (Хороший ответ, конечно, но премия им так и не досталась. Ее уже заполучил один товарищ, который не то что на вопрос не ответил, но и здорово ошибся в самом интересном месте своей работы. Но когда исправил ошибку, то изобрел Теорию Хаоса и проторил дорожку для этого самого «может быть». Иногда этот ответ бывает самым лучшим.). Дело в том, что стабильность системы заключается не в том, как она сама работает, а в том, что именно произойдет, если ей навредить. Вопрос о стабильности – это все тот же вопрос «А что, если…?»
И, раз уж большая часть науки рассказывает об этом несуществующем мире мысленных экспериментов, то наше понимание науки просто обязано включать в себя воображаемые мир наравне с реальным миром. Воображение – истинно человеческое качество, даже больше человеческое, чем просто разумность. А какой мир лучше подходит для полета воображения, нежели Плоский Мир? Плоский Мир – это логичная, хорошо развитая вселенная, в которой действуют свои собственные правила, и там живут абсолютно реальные люди, хоть законы их мира и отличаются от наших. Многие из них даже могут претендовать на то, чтобы называться здравомыслящими, а здравомыслие – первый и естественный враг науки.
В серии «Плоский Мир» частенько фигурируют факультеты и помещения Незримого Университета, главного волшебного учебного заведения на Диске. Волшебники{2} – это такие бодрые товарищи, всегда готовые распахнуть дверь с табличкой «Не Открывать» и подобрать нечто шипящее. Нам кажется, их вполне можно использовать…
Если мы – или они – начнем сравнивать магию Диска и науку Круглого Мира, то обнаружим много схожего. И это понятно, потому что волшебники Незримого Университета считают Круглый Мир пародией на Диск. Но если не обращать на это внимание, то окажется, что различия очень существенны. Наука сразу начинает играть новую роль, если перестать задавать вопросы типа «На что похожа ДНК тритона?», а вместо того спросить «Интрересно, как волшебикам придется такой способ рассмотрения тритонов?»
На Плоском Мире нет такого понятия, как наука, поэтому мы взяли и добавили немного. Мы попытаемся подтолкнуть волшебников Плоского Мира к тому, чтобы создать свою собственную науку – нечто вроде карманной вселеной, которая существует не столько на магии, сколько на законах. Потом, как только наши волшебники поймут, как законы делают удивительные вещи – камни, бактерии, цивилизации – мы понаблюдаем, как они будут наблюдать… да, за нами. Это своего рода циклический мысленный эксперимент, или матрешка наоборот – когда внутри маленьких кукол спрятаны все большие и большие.
А потом окажется, что… а, ну это уже совсем другая история.


ТП, ЯС и ДжК, декабрь 98.

ПыС Кажется, далее мы будем упоминать кота Шредингера, парадокс близнецов, и немного скажем о том, как зажигать фонарь на носу космического корабля, летящего со скоростью света. Просто в правилах Гильдии научных Писателей сказано, что мы должны упомянуть это. Но мы постараемся написать об этом покороче.
Также, как мы сократили тот кусок про штаны времени.
_________________
Эт я почему злой был, эт патамушо у меня велосипеда небыло, а теперь, когда у меня самокат сперли, я ваще УБИВАТЬ БУДУ!!
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Yahoo Messenger MSN Messenger ICQ Number
AnJeL



Зарегистрирован: 07.02.2005
Сообщения: 1271
Откуда: Питер
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Tue Apr 03, 2007 4:11 pm     Заголовок сообщения:

РАЗ

РАСЩЕПЛЕНИЕ ЧАРА

ЕСТЬ ТАКИЕ вопросы, которые лучше не задавать. Но обязательно находится кто-то, кто это сделает.
- Ну, и как это работает? – спросил аркканцлер Наверн Чудакулли, глава Незримого Университета.
Этот вопрос Думминг Тупс ненавидел почти так же, как «Ну и во сколько это нам обойдется?». Из всех вопросов, на которые приходится отвечать исследователям, эти два – самые сложные. И так как он, де-факто, являлся заведующим всеми магическими разработками, то особенно он старался избегать вопроса о финансах.
- Это довольно запутанный механизм, - наконец решился ответить он.
- А.
- А вот мне очень интересно, - произнес Главный Философ, - когда нам вернут нашу площадку для сквоша.
- Ты же все равно не играешь, Главный Философ, - откликнулся Чудакулли, глядя на черную конструкцию, возвышающуюся в центре старого университетского корта {3}.
- А вдруг я захочу? Мне кажется, эта штука будет чертовски мешать. Придется, наверное, все правила переписывать.
Снег заметал высокие окна. Кажется, зима была самой долгой на памяти старожилов – такой длинной, что сама память старожилов в течение этой зимы укоротилась со смертью нескольких старейших горожан. Даже древние толстые стены Незримого Университета не спасали его обитателей от всепроникающего холода, что не могло не злить. Волшебники легко сносят любые лишения и неудобства, но только если они происходят не с ними.
Так что Думмингу Тупсу – наконец-то – разрешили реализовать его проект. Он ждал этого момента три года. Ранее все были глухи к его мольбам о том, что расщепление чара способно раздвинуть границы человеческого знания; волшебники вообще считают, что раздвигать любые границы – то же самое, что поднимать очень тяжелый и скользкий камень. Когда же он привел тот аргумент, что при расщеплении чара произойдет суммарное увеличение количества человеческого счастья, ему ответили, что все вокруг, кажется, и так вполне себе счастливы.
В конце концов, он рискнул сказать, что при расщеплении чара произойдет выделение большого количества сырой магии, которую можно легко превратить в дешевое тепло. И это сработало. Преподавательский состав вяло относился к идее получения знаний ради самих знаний, но они просто оживали, когда вопрос заходил об обогреве их спален.
Теперь остальные старшие волшебники шатались по площадке, которая стала ощутимо меньше, и подгоняли запуск нового изобретения. Их аркканцлер достал свою трубку и рассеяно высыпал пепел на черную матовую поверхность устройства.
- Эм… Пожалуйста, не надо, сэр, - попросил Думминг.
- Это почему?
- Дело в том, что может… может… есть вероятность… - Думминг замолчал. – Здесь грязно будет, сэр.
- Ах. Поэтому. А не потому, что мы все можем взлететь на воздух?
- Эм… нет, сэр. Ха-ха, - несчастно сказал Думминг. – Здесь все намного сложнее, сэр…
Бац! Мяч для сквоша отрикошетил от стены, ударился о корпус и выбил трубку изо рта аркканцлера.
- Это был ты, Декан, - обличительно сказал Чудакулли. – Вы годами и не вспоминали про это место, а именно сейчас вы все внезапно захотели… Господин Тупс? Господин Тупс?
Он потыкал локтем маленькую сжавшуюся фигурку Университетского Заведующего Исследованиями. Думминг Тупс немного разогнулся и глянул на него сквозь переплетенные пальцы.
- Мне кажется, что будет лучше, если они не будут играть тут в мяч, - прошептал он.
- И мне. Потный волшебник – это отвратительно. Парни, а ну, хватит. Идите сюда. Господин Тупс сейчас продемонстрирует нам свое устройство, - аркканцлер кинул на Думминга суровый взгляд. – Это будет очень познавательно и интересно, да, господин Тупс? Сейчас мы все увидим, на что потратили 55 879 анк-морпоркских долларов и 45 пенсов.
- И ради чего мы пожертвовали прекрасной площадкой для сквоша, - добавил Главный Философ, постукивая по прибору своей ракеткой.
- А это безопасно? – спросил Декан. – Нечего нам лезть во всякие физики.
Думминг Тупс вздохнул.
- Я могу гарантировать, Декан, что вероятность того, что кто-то погибнет из-за, эм, реактора, даже выше вероятности быть сбитым при переходе через улицу.
- Правда? О, тогда… тогда все в порядке.
Думминг еще раз прокрутил в голове то, что он только что произнес и решил ничего больше не говорить. Беседовать со старшими волшебниками – то же самое, что строить карточный домик; если у вас хоть что-то стоит и не падает, то просто продолжайте дальше, и постарайтесь не дышать.
Думминг изобрел систему, которую про себя он называл Наври-Волшебнику. Он говорил себе, что делает это для их же блага. Совсем необязательно рассказывать своим начальникам все; они такие занятые, им некогда выслушивать объяснения. Не стоит нагружать их. Все, что им надо – так это небольшие истории, которые они поймут и успокоятся.
Его студенты настроили небольшой экран в дальнем конце помещения. Рядом стоял терминал Гекса, думающей машины Университета. От него отходили трубки и исчезали в стене здания Факультета Высокоэнергетической Магии. Рядом возвышался постамент с огромным красным рычагом, к которому кто-то привязал розовую ленточку.
Думминг заглянул в свои заметки, а потом поднял взгляд на преподавательский состав.
- Кхм… - начал он.
- У меня где-то были леденцы для горла, - произнес Главный Философ, рыская по карманам.
Думминг еще раз посмотрел в свои заметки. Его охватило ужасное чувство безнадежности. Он осознал, что сможет рассказать о теории расщепления чара только тому, кто ее знает. Но старшим волшебникам ему придется объяснять значение каждого слова. В том числе и таких слов, как «это» и «и».
На кафедре перед ним стоял кувшин с водой. Думминг решил, что будет импровизировать.
Он поднял стакан воды.
- Джентльмены, понимаете ли вы, - начал он, – что чарный потенциал этой воды… то есть я хочу сказать, магическое поле, генерируемое ее повествовательной компонентой, говорящей нам, что это вода, и благодаря которой она остается водой, а не, ха-ха, голубем или лягушкой… способен, если мы сможем извлечь его, переместить весь наш университет на луну?
Он лучезарно улыбнулся.
- Пусть лучше оставит нас тут, - сказал Заведующий Кафедрой Беспредметных Изысканий.
Улыбка Думминга застыла.
- В любом случае, мы не сможем извлечь его весь, - сказал он, - но мы…
- Но этого хватит, чтобы переместить на луну небольшую часть университета? – спросил Профессор Современного Руносложения.
- Вот как раз Декан давно не брал отпуск, - добавил аркканцлер.
- Я возмущен вашим замечанием, аркканцлер.
- Я просто пытаюсь разрядить обстановку, Декан.
- Но мы можем извлечь достаточно для совершения различной полезной работы, - сказал Думминг, все еще улыбаясь.
- Для подогрева моего кабинета, например, - сказал Профессор Современного Руносложения. – Сегодня с утра у меня вода в кувшине замерзла. Опять.
- Вот именно! - Думминг ухватился за прекрасную возможность использовать Наври-Волшебнику. – С его помощью мы сможем вскипятить огромный котел! И это совершенно безопасно! Совершенно, абсолютно безопасно! Иначе Совет Университета не разрешил бы мне построить установку! Ведь если бы она была опасна, вы бы не дали разрешения на постройку?
Он глотнул воды.
Волшебники, как один, отпрянули на пару шагов.
- Расскажешь, как там, наверху, - сказал Декан.
- Принеси нам оттуда камешки, или еще чего-нибудь, - сказал Профессор Современного Руносложения.
- Помашешь нам, ладно? – добавил Главный Философ. – У нас где-то был хороший телескоп.
Думминг посмотрел на пустой стакан и привел в порядок свои мысли.
- Э, нет, - сказал он. – Топливо должно поступить в реактор, поймите. А уже потом… потом…
Он сдался.
- Магия тут покружит-покружит, а потом доберется до котла, который обогревает университет, и у нас станет тепло и хорошо, - произнес он. – Вопросы есть?
- А уголь куда? – спросил Декан. – Эти чертовы гномы теперь заламывают такие цены!
- Никуда, сэр. Не надо угля. Тепло будет… бесплатным, - сказал Думминг. По его лицу пробежала бисеринка пота.
- Правда? – спросил Декан. – Это же так экономно, да, Казначей? Эй? А где Казначей?
- А… Э… Казначей сегодня ассистирует мне, сэр, - сказал Думминг, указывая на галерею над кортом. Там стоял улыбающийся Казначей с топором в руках. Вокруг перил была обмотана веревка, перекинутая через балку. На ней висел длинный тяжелый стержень, прямо над центром реактора.
- Просто… ну… так может получится, что машина произведет слишком много магии, - сказал Думминг. – Этот стержень сделан из свинца с прослойками из древесины рябины. Вместе они способны погасить любую магическую реакцию, понимаете? Так что если все пойдет… если мы захотим прекратить опыт, он просто перерубит веревку и стержень упадет в центр рактора.
- А кто это стоит за ним?
- Это Реппс, мой ассистент. Он – резервное безотказное устройство.
- И что же он делает?
- Его задача заорать «Руби веревку ко всем чертям!», сэр.
Волшебники закивали. В Анк-Морпорке, где прибором для определения погоды служил ваш большой палец, такое устройство считалось вполне надежным и пригодным для работы в чрезвычайных обстоятельствах.
- Да, довольно надежно, как мне кажется, - сказал Главный Философ.
- Откуда взялась эта идея, господин Тупс? – спросил Чудакулли.
- Ну, в основном, я пришел к этому путем собственных исследований, но иногда руководствовался тем, что прочел в Свитках Локо. Я взял их в библиотеке, сэр, - Думминг посчитал, что это будет вполне безопасное замечание. Волшебникам нравилась мудрость древних, и чем древнее, тем лучше. Они считали, что мудрость сродни вину – чем дольше она выдержана, тем лучше она становится. Стоящее знание – то, которое известно как минимум лет сто, не меньше.
- Локо… Локо, Локо… - Чудакулли задумался. – Откуда-то из Убервальда, верно?
- Да, сэр.
- Что-то такое знакомое, - сказал Чудакулли, теребя бороду. – Это не та большая глубокая долина, окруженная кольцом гор? Помнится, и вправду очень глубокая долина.
- Все верно, сэр. Согласно библиотечному каталогу, эти свитки были найдены в пещере экспедицией Коркера…
- Помнится, я читал, там живут всякие кентавры, фавны и прочая магическая шушера.
- Действительно, сэр?
- Стэнмер Коркер погиб от планетизма, верно?
- Я не осведомлен…
- Крайне редкое магическое заболевание, как мне думается.
- Конечно, сэр, но…
- Стоит только задуматься об этом, как оказывается, что у всех, кто участвовал в этой экспедиции, через несколько месяцев после возвращения проявились симптомы серьезных магических заболеваний, - продолжал Чудакулли.
- Э, да, сэр. Обычно это объясняется тем, что над местностью висело какое-то проклятие. Довольно нелепая точка зрения.
- Мне кажется, что надо спросить у вас, господин Тупс, одну вещь… Какова вероятность того, что эта штуковина рванет и уничтожит весь университет?
У Думминга замерло сердце. Он еще раз прокрутил в голове предложение, и решил сказать правду.
- Ноль, сэр.
- А если честно, господин Тупс?
В этом-то и была загвоздка при общении с аркканцлером. Большую часть времени он проводил, расхаживая вокруг и покрикивая на людей, но если уж он решил озаботится проблемой, то весь его умственный потенциал нацеливался на ближайшее слабое место в рассуждениях.
- Очень маловероятно, что все пойдет не так, но если это все-таки произойдет, взорвется не университет, сэр.
- А что тогда взорвется, скажите на милость?
- Эм… все, сэр.
- Вообще все?
- Все в радиусе пятьдесят тысяч миль, во всех направлениях. Согласно Гексу, это случится мгновенно. Так что мы даже не узнаем об этом.
- И каковы шансы..?
- Примерно пятьдесят к одному, сэр.
Волшебники расслабились.
- Это довольно безопасно. Если бы это была лошадь, я бы на нее не поставил, - сказал Главный Философ. На подоконниках в его спальне слой льда был толщиной полдюйма. А подобные вещи быстро учат смотреть на риск с очень личной точки зрения.
_________________
Эт я почему злой был, эт патамушо у меня велосипеда небыло, а теперь, когда у меня самокат сперли, я ваще УБИВАТЬ БУДУ!!
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Yahoo Messenger MSN Messenger ICQ Number
AnJeL



Зарегистрирован: 07.02.2005
Сообщения: 1271
Откуда: Питер
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Wed Apr 04, 2007 3:01 pm     Заголовок сообщения:

ДВА

СКВОШ-НАУКА

БЫВАЕТ, ЧТО на площадке для игры в сквош некоторые вещи могут двигаться гораздо быстрей, чем маленький резиновый мячик…
Второго декабря 1942 года, на площажке для сквоша под трибунами стадиона СтэггФилд Университета Чикаго, наступила новая технологическая эра. Эта технология была порождена войной, и, тем не менее, перспектива последствий ее применения сделала войну настолько ужасной, что постепенно мировая война становилась все менее и менее возможной{4}. На СтэггФилд итальянский физик Энрико Ферми со своей командой ученых впервые успешно провел эксперимент по самоподдерживающейся ядерной цепной реакции, той, что лежит в основе атомной бомбы и получения атомной энергии. Но еще важнее то, что этот эксперимент привел к рассвету Большой Науки и подарил новый взгляд на технологические изменения.
Никто не играл в сквош на площадке, пока там стоял реактор – но большинство людей, которые там работали, были похожи на Думминга Тупса… своим неуемным любопытством, сочетающимся с периодами постоянных сомнений с легким привкусом ужаса. Благодаря любознательности они начали работу, а благодаря страху – закончили.
В 1934 году, после длинной череды открытий в области радиоактивной физики, Ферми обнаружил, что интересный эффект дает бомбардировка веществ «медленными нейтронами» - субатомарными частицами, излучаемыми радиоактивным бериллием, и пропущенными через парафин, для их замедления. Ферми обнаружил, что после бомбардировки медленными нейтронами другие вещества сами начинают излучать. Ферми это показалось интересным, и он начал бомбардировать нейтронным пучком все, что попадалось ему под руку, и, в конце концов, ему попался уран, который в то время применялся только как источник желтого пигмента. Каким-то волшебным способом уран под действием потока нейтронов превратился во что-то другое – но Ферми не смог объяснить, во что.
Через четыре года трое немцев – Отто Ган, Лиз Мейтнер и Фриц Штрассман – повторили опыт Ферми, и, будучи лучшими химиками, чем он, смогли понять, что произошло с ураном. Таинственным образом он превратился в барий и криптон с небольшой примесью других элементов. Мейтнер поняла, что процесс ядерного деления происходил с выделением энергии, причем довольно интересным способом. Понятно, что химическим путем можно превратить одни вещества в другие, но в этом случае часть урана превратилась не в вещество, а в энергию. Раньше никто не наблюдал ничего подобного. Так случилось, что Альберт Эйнштейн к тому времени уже доказал, что теоретически это возможно, с помощью своего знаменитого уравнения – библиотекарь Незримого Университета, орангутан {5}, сформулировал его как «У-ук»{6}. Уравнение Эйнштейна говорит о том, что общая энергия, содержащаяся в данном количестве вещества, равна массе этого вещества, умноженной на скорость света, и умноженной на нее еще раз. Как тогда же заметил Эйнштейн, раз свет движется настолько быстро, что мы этого даже не замечаем, то и скорость его очень велика… А возведенная в квадрат она становится просто гигантской. То есть другими словами, в крохотном кусочке вещества содержится целая прорва энергии, непонятно только, как ее оттуда извлечь. Вот Мейтнер и увидела, как.
Одно уравнение может в два раза сократить продажи твоих книг, а может перевернуть мир с ног на голову.
Ган, Мейтнер и Страссман опубликовали свое открытие в Британском научном журнале «Nature» в январе 1939 года. Через девять месяцев Британию захлестнула война, война, которая закончилась применением их открытия в военных целях. Ирония в том, что величайшая научная тайна Второй Мировой Войны была раскрыта всему миру еще до начала военных действий, и это показывает, насколько политики тех лет - к счастью или к сожалению – были далеки от Большой Науки. Ферми сразу осознал значимость статьи в «Nature» и тут же связался с другим величайшим физиком – Нильсом Бором, который внес свой вклад: ядерную реакцию. Если редкий вид урана, называемый ураном-235, облучать потоком медленных нейтронов, то он не просто превратится в другие элементы и энергию, а тоже начнет излучать нейтроны. То есть еще больше урана-235 подвергнется облучению… Эта реакция будет происходить по цепному механизму, и потенциально количество выделившейся энергии будет огромным.
Будет ли это работать? Возможно ли таким образом получить что-то просто так? Выяснить это было довольно сложно, так как уран-235 обычно смешан с обычным ураном-238, и его получение похоже на поиск иголки в стогу сена, причем иголки, сделанной их соломы.
И это не единственные проблемы… в частности, не получится ли, что эксперимент будет слишком успешным и в ядерную реакцию вступит не только уран-235, а и все остальное на Земле? Может ли атмосфера загореться? Вычисления показывают, что, может быть, и нет. С другой стороны, сильное волнение вызывал вопрос, успеют ли Союзники освоить реакцию радиоактивного распада до того, как это сделают немцы. Из двух зол – или мы взорвем мир, или враги взорвут мир – очевидно, какую выбрать.
И это очень грустно.

Локо очень напоминает местность Окло на юго-востоке Габона, где расположены урановые месторождения. В семидесятых годах двадцатого века французы раскопали свидетельства того, что или уран в тех копях или подвергается крайне интенсивным ядерным реакциям, или намного, намного старше всей остальной планеты.
Может быть, это останки древней цивилизации, развившей свою технологию до уровня атомной энергии, но более правдоподобное, хоть и более скучное, объяснение заключается в том, что Окло своего рода «естественный реактор». Благодаря случайному стечению обстоятельств эти залежи урана оказались богаты ураном-235, и самопроизвольная реакция радиоактивного распада продолжалась сотни тысяч лет. Тут природа обогнала науку, и площадка для сквоша ей не понадобилась.
Если, конечно, это все же не останки древней цивилизации.
До 1998 года естественный реактор в Окло был еще и прекрасным доказательством того, что один из величайших вопросов науки – «а что, если…?» - может иметь совсем неинтересный ответ. Этот вопрос – «А что, если природные постоянные не постоянны?».
Все наши научные теории строятся на некотором количестве «фундаментальных постоянных». Например, скорость света, постоянная Планка (основа квантовой механики), гравитационная постоянная (основа теории гравитации), заряд электрона и так далее. Все общепринятые теории считают эти величины постоянными и неизменными, начиная от момента создания вселенной и по сей день. Все наши расчеты и предположения о молодой вселенной основаны на том, что эти значения не изменились; если бы они были другими, то что тогда мы подставили бы формулы? Тогда получилось бы, что мы пытаемся рассчитать свою прибыль, не зная расценок. Время от времени различные инакомыслящие ученые выдвигают «а что, если…» - теории, где пытаются предположить, что одна или несколько фундаментальных постоянных менялись с течением времени. Физик Ли Смолин даже выдвинул теорию эволюционирующей вселенной, от которой отщепляются дочерние вселенные с различными фундаментальными постоянными. Согласно этой теории, наша вселенная уже породила несколько дочерних, и также она прекрасно подходит для развития жизни. Сочетание двух этих факторов не случайно, как говорит он (кстати, волшебники НУ в подобных теориях чувствуют себя как рыбы в воде – на самом-то деле, узкоспециализированные отрасли физики неотличимы от магии).
Пример Окло подтвердил, что фундаментальные постоянные не изменялись на протяжении последних двух миллиардов лет – а это половина возраста Земли и десять процентов возраста вселенной. Это утверждение основано на совокупности некоторых фундаментальных постоянных, которая называется «постоянная тонкой структуры»{7}. Значение этой постоянной близко к 1/137 (и множество чернил извели, пытаясь объяснить, почему в знаменателе целое число, пока путем более точных изменений не было установлено значение 137,036). Постоянная тонкой структуры выгодно отличается от остальных постоянных тем, что не зависит от единиц измерения входящих в нее величин, в отличие, например, от скорости света, значение которой будет различно, если измерять его в милях/сек или километрах/сек. Русский физик Александр Шляхтер провел анализ различных химических элементов из «естественного реактора» Окло, и вычислил то значение постоянной тонкой структуры, каким оно было два миллиарда лет назад, когда реактор заработал. Результат совпадал с современным значением вплоть до шестого знака после запятой.
В конце 1998 года группа астрономов под руководством Джона Вебба внимательно изучала свет, излучаемый крайне далекими, но очень яркими небесными телами, которые называются квазары. Они обнаружили трудноуловимые изменения в тех параметрах этого света, которые вызваны колебанием различных типов атомов и которые отображаются на спектральных линиях. Вывод, который они сделали, заключался в том, что много миллиардов лет назад – намного раньше возникновения окловского реактора – колебания атомов были несколько иными, нежели сейчас. В очень старых газовых облаках молодой вселенной значение постоянной тонкой структуры отличается от сегодняшнего на одну пятидесятитысячную. Для этой области физики это огромное отклонение. И, насколько можно предположить, такой неожиданный результат вовсе не является следствием ошибки в расчетах. Согласно теории, выдвинутой в 1994 году Тибольтом Дамуром и Александром Поляковым, колебания значения постоянной тонкой структуры могут иметь место, но они должны быть не более одной десятитысячной от результата, полученного командой Вебба. Это очень непонятно, и большинство теоретиков благоразумно предпочли свернуть свои проекты и подождать дальнейших исследований в этой области. Но, может, это первая весточка того, что скоро нам придется согласиться, что законы физики в далеких глубинах пространства и времени чуть-чуть отличаются от наших. Не обязательно в черепахоподобных масштабах, но… отличаются.
_________________
Эт я почему злой был, эт патамушо у меня велосипеда небыло, а теперь, когда у меня самокат сперли, я ваще УБИВАТЬ БУДУ!!
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Yahoo Messenger MSN Messenger ICQ Number
AnJeL



Зарегистрирован: 07.02.2005
Сообщения: 1271
Откуда: Питер
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Thu Apr 05, 2007 3:03 pm     Заголовок сообщения:

ТРИ

Я СВОИХ ВОЛШЕБНИКОВ ЗНАЮ

СТАРШИЕ ВОЛШЕБНИКИ быстро поняли всю философскую суть представшей перед ними перспективы полного разрушения мира.
- Если это случится, а никто об этом не узнает, то можно считать, что этого и не случалось, - сказал Профессор Современного Руносложения. Его спальня была одной из самых холодных в университете.
- И никто нас в этом не заподозрит, - сказал Декан. – Если вдруг это все-таки произойдет.
- В действительности, - продолжил Думминг, обрадованный спокойной реакцией волшебников, - есть теоретические предпосылки того, что это вообще невозможно ввиду вневременной природы чаровой компоненты.
- Чего-чего? – переспросил Чудакулли.
- Неисправности не приведут непосредственно к взрыву, сэр, - объяснил Думминг. – И, насколько я смог определить, даже не к тому, что вещи просто не станут дальше существовать. Они просто перестанут существовать вообще в принципе, так как произойдет разрушение чарового поля во всех измерениях. Но, раз уж мы с вами здесь, значит, мы живем во вселенной, где все пошло как надо.
- Ага, кажется, я понял, - сказал Чудакулли. – Это все кванты, да? А еще есть другие вселенные, в которых у других нас все пошло не так, как надо и эти бедняги взлетели на воздух?
- Да, сэр. То есть нет. Они не взорвались, потому что устройство того Думминга Тупса сработало неверно, и они… перестали существовать, то есть построить его стало некому. Но это только теория.
- Я рад, что с этим мы разобрались, - с энтузиазмом сказал Главный Философ . – Мы здесь – значит, мы здесь. А раз уж мы здесь, то немного тепла нам не помешает.
- Кажется, мы договорились, - сказал Чудакулли. – Господин Думминг, запускайте свою адскую машину, - и он кивнул в сторону постамента с красным рычагом.
- Я думал, вы окажете нам эту честь, аркканцлер, - склонил голову Думминг. – Всего лишь потянуть за рычаг. Это разомкнет блоки, и поток начнет поступать в обменник, где простая октироновая реакция превратит магию в тепло и согреет воду в котле.
- То есть это просто большой чайник? – спросил Декан.
- Говоря вашим языком, да, - ответил Думминг, стараясь сохранить честное выражение лица.
Чудакулли ухватился за рычаг.
- Может, вы произнесете несколько слов, сэр? – спросил Думминг.
- Да, - Чудакулли на мгновение задумался, а потом просиял. – Давайте быстрее завязывать с этим и пойдем на ланч.
Раздались жидкие аплодисменты. Он потянул рычаг. Стрелка на циферблате, что был на стене, пришла в движение.
- Вот видите, мы не взорвались, - сказал Главный Философ. – Зачем эти цифры на стене, Тупс?
- Ох, это…ну… чтобы было видно, докуда процесс дошел, - сказал Думминг.
- О, я вижу, - Главный Философ взялся за отвороты мантии. – Сегодня нас ждет утка с зеленым горошком, джентльмены, как я надеюсь, - увлеченно произнес он. – Неплохо сработано, господин Тупс.
Волшебники легким шагом двинулись прочь, той обманчиво-медленной походкой, которой все волшебники устремляются к пище.
Думминг облегченно перевел дыхание, но тут увидел, что аркканцлер-то как раз не ушел, а напротив, остался и очень внимательно изучал установку.
- Э… я могу еще чем-нибудь помочь вам, сэр? – поспешно спросил он.
- И когда вы на самом деле ее запустили, господин Тупс?
- Сэр?
- Каждое мое слово было сказано четко и понятно. Может, я не так построил фразу?
- Я… мы… запуск произошел сразу после завтрака, сэр, - смиренно произнес Думминг. – Стрелка на циферблате двигается, потому что господин Реппс дергает за привязанную к ней леску, сэр.
- И что, она взорвала вселенную при запуске?
- Нет, сэр! Мы бы… ну, вы бы узнали об этом, сэр!
- Мне казалось, вы говорили, что мы так об этом и не узнали бы, Тупс.
- Ну да, но я имел в виду…
- Я тебя прекрасно знаю, Тупс, - сказал Чудакулли. – Ты ни за что не стал бы демонстрировать что-то на публике, не проверив это. Никто не любит, когда в него швыряются яйцами, верно?
Думминг подумал, что остатки яйца на лице - ничто по сравнению с остатками лица, которое превращается в облако частиц, расширяющееся в пространстве со скоростью тьмы. {8}
Чудакулли похлопал рукой по черным панелям машины, отчего Думминг аж подскочил.
- Уже нагрелось, - сказал он. – Ты там в порядке, Казначей?
Казначей кивнул со счастливым видом.
- Молодца. Неплохо сработано, господин Тупс. Пошли на ланч, а?
После того, как стихли шаги, Казначей подумал, что ему, образно говоря, достался короткий конец веревки.
В отличие от общепринятого мнения, Казначей не был сумасшедшим. Наоборот, он твердо стоял на земле, правда, земля эта была на другой планете, где под розовыми облаками резвятся маленькие крольчата. Его это совершенно устраивало, потому что там ему было намного лучше, чем в реальности, полной орущих людей, и в которой он старался проводить как можно меньше времени. К сожалению, возвращаться ему приходилось, хотя бы для приемов пищи. На Милой Планетке с едой была напряженка.
Улыбнувшись своей слабой безумной улыбкой, он положил топор и пошел прочь. В конце концов, надо было всего лишь следить, чтобы эта жуткая штуковина не стала…. что бы это ни было, она вполне сможет приглядеть за собой сама.
К сожалению, господин Тупс был слишком взволнован, чтобы проявить наблюдательность, и никого из прочих волшебников не обеспокоил тот факт, что единственная их защита от чарового разрушения пускает пузыри в стакан с молоком.
_________________
Эт я почему злой был, эт патамушо у меня велосипеда небыло, а теперь, когда у меня самокат сперли, я ваще УБИВАТЬ БУДУ!!
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Yahoo Messenger MSN Messenger ICQ Number
AnJeL



Зарегистрирован: 07.02.2005
Сообщения: 1271
Откуда: Питер
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Mon Apr 16, 2007 3:04 pm     Заголовок сообщения:

ЧЕТЫРЕ

НАУКА И ВОЛШЕБСТВО


ЕСЛИ БЫ МЫ ЗАХОТЕЛИ, то смогли бы прокомментировать c научной точки зрения некоторые детали эксперимента Думминга Тупса. Например, намек на «многомирную» интерпретацию квантовой механики, которая говорит о том, что от нашей вселенной постоянно отпочковываются миллиарды других вселенных, в которых события развиваются по другому пути. Также существует неофициальная стандартная процедура, во время которой Коронованное Лицо или Президент торжественно нажимают большую кнопку или толкают большой рычаг, «запуская» таким образом объект или памятник, который уже несколько дней как работает. Так и было, когда королева Елизавета II открывала КолдерХолл, первую атомную электростанцию Британии – большой счетчик и все такое.
Но говорить про кванты нам еще рановато, да и почти все уже забыли КолдерХолл. Но, так или иначе, есть более важный вопрос, который надо обсудить. Это связь между наукой и магией. И начнем мы с науки.

Человеческое стремление выяснить природу вселенной и уяснить свое место в мире уходит корнями в далекое прошлое. Предки современного человека, которые жили в африканской саванне, не могли не заметить, что ночью на небе видны блестящие точки. Неизвестно, когда они впервые задумались о том, что же это за свет, но раз уж они достигли того уровня развития, что научились кидать копья в животных и использовать огонь, то вряд ли они не задумывались, глядя в ночное небо, о его предназначении (и, так как они все-таки были людьми, о том, как у него с сексом). Луна же их изумляла – большая, яркая, и меняющая форму.
Низшие формы жизни, конечно же, тоже знают о Луне. Например, черепаха – самое плоскомирское создание из всех. Современные черепахи выползают на берег, чтобы отложить яйца и зарыть их в песок в такое время, чтобы черепашата, которые вылупятся из них, могли бы найти море, ориентируясь на луну. Мы узнали об этом, когда оказалось, что огни зданий сбивают их с толку. Удивительная привычка, и нас не устроит, если просто сказать, что это инстинкт и успокоиться. Что есть инстинкт? Как он работает? Отчего возникает? Ученому нужны правдоподобные ответы на вопросы, а не повод не думать о них. По-видимому, и стремление маленьких черепашат следовать за луной, и удивительная способность их матерей выверять время кладки эволюционировали вместе. У тех черепах, которые почему-то откладывали яйца так, чтобы ко времени появления черепашат луна светила над морем, и чьи дети просто следовали за ярким светом, потомство добиралось до моря чаще, чем у остальных. Для того чтобы эта тенденция закрепилась у всех черепах, надо было просто передать ее следующему поколению в генах. Те черепахи, что случайно обнаружили работающую стратегию ориентирования по луне, и смогли передать ее своим потомкам в генах, оказались лучше прочих. Они процветали и вытесняли других, и со временем оказалось, что все черепахи вокруг умеют ориентироваться по луне.
А Великий А’Туин, держащий на себе слонов, несущих Диск, плывет ли он в глубинах космоса в поисках далекого светила? Не исключено. В Безумной Звезде говорится: «Философы годами спорили, куда движется Великий А’Туин, и их очень тревожил тот факт, что они могут никогда этого и не узнать. Примерно через два месяца они это выяснят. И вот тогда они действительно встревожатся…». Так же, как и его земные сородичи, Великий А’Туин способен воспроизводить потомство, и двигался он к месту кладки, чтобы посмотреть на появление черепашат. История заканчивается тем, что он плывет по космосу в окружении восьми маленьких черепашек (которые потом, наверное, отправились в самостоятельное плавание, и, наверное, каждая ииз них несла на спине по маленькому Плоскому Миру…)
Интересно то, что ни на одном этапе животным не требуется осознавать того, что их действия связаны с фазами луны, им даже не надо осознавать, что вообще существует такая вещь, как Луна. Однако, этот прием не сработает, если вылупившиеся черепашата не заметят луну, так что мы думаем, что они все-таки обращают на нее внимание. Но мы не можем сказать, что у черепах есть свой астроном, которого беспокоят вопросы о том, почему луна меняет форму.
Когда же на сцене появляется некая шайка обезьян, взлетевших по социальной лестнице, то их подобные вопросы начинают беспокоить. И чем больше ответов они находят, тем запутанней становится для них вселенная; знание порождает невежество. И в итоге они пришли к выводу: Там Наверху все не так, как Тут Внизу.
Они не знали, что Тут Внизу - лучшее место для существования подобных им созданий. Тут и воздух для дыхания, и животные с растениями, годные в пищу, вода, которую можно пить, земля, на которой можно жить, и пещеры, которые могут защитить от дождя и хищников. Вместо этого они предпочитали знать, что тут все неустойчиво, хаотично и непредсказуемо…
Они не знали, что Там Наверху – в оставшейся части вселенной – этого всего нет. По большей части она пуста, там вакуум. Нельзя дышать в вакууме. Большая часть того, что не является вакуумом, представляет собой огромные шары раскаленной плазмы. Нельзя жить на шаре из огня. А если это не вакуум и не горит, то, скорее всего, это безжизненный камень. Нельзя питаться камнями. Они узнают это намного позднее. А пока они знают, что Там Наверху все – с человеческой точки зрения – спокойно, упорядочено и систематизировано. И, конечно же, предсказуемо – можно каменные круги сверять.
Из этого всего можно сделать вывод, что Там Наверху отличается от Тут Внизу не просто так. Ясно, что Тут Внизу предназначено для нас. И так же ясно, что Там Наверху для нас не предназначено. Потому что оно предназначено для кого-то другого. И род людской тут же начал придумывать этому месту достойных владельцев, и занимался этим все время, пока прятался в пещерах от грозы. Боги! Вот кто сидит Там Наверху и смотрит Вниз! И это они за всем следят, потому что люди точно этого не делают. Это также объясняет, почему Тут Внизу есть такие сложные вещи, как бури, землетрясения и пчелы, в то время как Там Наверху ничего подобного не наблюдается. Это боги за всем этим следят.
Это неплохой порядок вещей. Он дает нам почувствовать собственную важность. И важность священнослужителей. А священники того времени легко могли вырвать вам язык или изгнать вас в Страну Львов за инакомыслие, так что эта теория быстро стала популярной, хотя бы потому, что те, кто мог предложить альтернативу, или не могли говорить, или сидели где-нибудь высоко на дереве.
И вот… какой-нибудь псих без инстинкта самосохранения решил, что эта история его не устраивает, и рискнул высказать свои предположения перед лицом духовенства. Такие люди появлялись уже в эпоху Вавилона. Вавилонская цивилизация развивалась в долине рек Тигра и Евфрата в 4000-300 годах до н. э. Вавилонянами называли огромное количество отдельных народов, живущих в независимых городах Вавилоне, Уре, Ниппуре, Уруке, Лагаше и так далее. И они, как и все прочие, тоже почитали богов. На одной из вавилонских легенд и основывается библейская история о Ноевом Ковчеге. Но их еще и интересовало, а что же делают эти огоньки в небе. Они знали, что луна круглая – скорее сферической формы, нежели плоской, как диск. Они также, скорее всего, знали, что Земля тоже круглая, потому что она отбрасывает на луну круглую тень. Они знали, что в году 365 с четвертью дней. Они также знали о прецессии равноденствий, циклическом явлении, которое имеет место раз в 26 тысяч лет. Эти открытия они совершили потому, что внимательно наблюдали за движением планет и луны. Вавилонские астрономические наблюдения, датированные 500 годом до н. э., актуальны и в наши дни.
С этого началось альтернативное объяснение вселенских явлений. Оно не включало в себя богов, по крайней мере, непосредственно, и поэтому оно не нашло признания в священнических кругах. До сих пор некоторые предки этих людей пытаются искоренить эту теорию. Обычное духовенство (в котором и тогда, и сейчас попадаются очень умные люди) со временем научилось мириться с этой безбожной точкой зрения, но ее до сих пор не приемлют постмодренисты, креацинисты. газетные астрологи и те люди, предпочитающие ответы, которые можно самим выдумать дома.
В разное время это называли «ересью», «природной философией», и, конечно, «наукой».
Наука представила очень необычный взгляд на вселенную. Она говорит, что вселенная подчиняется законам. Эти законы нерушимы. И эти законы оставляют не так много места для капризов богов.
Такой упор на законы ставит перед наукой устрашающую задачу. Требуется объяснить, каким образом огромное количество горящего газа и камня Там Наверху, подчиняясь простейшим правилам типа «большие штуки притягивают маленькие штуки, и хотя маленькие штуки тоже притягивают большие штуки, они делают это так слабо, что мы этого не замечаем», имеет хоть какой-то шанс влиять на что-то Тут Внизу. А Тут Внизу, кажется, вообще нет никакого строгого подчинения правилам. Сегодня ты идешь на охоту и убиваешь с дюжиной газелей; завтра лев убивает тебя. Кажется, что Тут Внизу существует только одно правило – «Никаких Правил», кроме, пожалуй, одного, которое можно научно сформулировать как «Excreta Occurs (Гомно Случается)». Гарвардский Закон о Поведении Животных описывает его так: «Экспериментальные животные в тщательно контролируемых лабораторных условиях творят все, что им только в голову не взбредет». Это относится не только к животным: каждый игрок в гольф знает, что такая простая штука, как тяжелый упругий мяч, покрытый узором из крохотных точечек, никогда не ведет себя так, как должен. Про погоду мы вообще молчим…

Сейчас наука делится на две большие области: науку живого, изучающую живых созданий, и физическую науку, которая рассказывает обо всем остальном. Исторически сложилось, что наука действительно разделена – между ее двумя областями общего столько же, как у мела и сыра. Мел – горная порода, и относится к разделу геологии, а сыр – продукт жизнедеятельности и бактерий в выделениях желез коров, относится с биологическим наукам. И то, и другое – наука, и там, и там проводятся эксперименты для проверки теорий, но стиль мышления в них совершенно разный.
По крайней мере, был.
На пороге третьего тысячелетия большинство дисциплин охватывают обе области науки. Например, мел – не просто горная порода: он образовался из раковин и костей миллионов крошечных созданий, живущих в океане. А процесс получения сыра основан на химии и сенсорной технологии ничуть не меньше, чем на биологии травы и коров.
Основной причиной разделения науки на две части было изначальное предположение, что живые и не-живые объекты абсолютно различны. Не-живое просто и описывается математическими законами; живое сложно и вообще не подчиняется никаким законам. Как мы уже говорили, кажется, что Тут Внизу совсем не такое, как Там Наверху.
Однако, чем больше мы будем привлекать математику, тем более гибкой будет казаться нам вселенная. И наоборот – чем больше мы узнаем в биологии, тем важнее будут становиться для нас ее физические аспекты, потому что жизнь – это не особый тип материи, и она должна подчиняться законам физики. То, что раньше казалось гигантской непреодолимой пропастью между наукой живого и не-живого, уменьшается так быстро, что скоро превратится в тонкую линию на песке пустыни науки.
Но если мы решим перешагнуть через эту линию, нам придется сменить образ мышления. Так просто вернуться к старым – и неуместным теперь – привычкам. Объясним это на примере, который поможет и определить основную идею книги. Посмотрим, как инженерные вопросы полетов на Луну расскажут нам о том, как работают живые организмы.
Основной проблемой, с которой столкнулись люди, решившие достичь Луны, было не расстояние, а гравитация. За тридцать лет опытный путешественник пешком дошел бы до Луны – если у него будет дорога и воздух – если бы не факт, что ему все время придется идти в гору. Требуется энергия для того, чтобы поднять человека от поверхности планеты до той нейтральной точки, где сила тяготения Луны скомпенсирует земную. По законам физики, минимальный уровень энергии, необходимый для этого – разница между потенциальной энергией тела в нейтральной точке и потенциальной энергией этого тела на поверхности земли. И по закону сохранения энергии невозможно совершить эту работу с меньшими затратами, каким бы умным вы не были.
Физику не переспоришь.
Именно из-за этого космические исследования так дороги. Нужна масса топлива, чтобы один человек в ракете поднялся в космос, и, что еще хуже, еще больше топлива надо, чтобы поднять ракету… и еще топливо, чтобы поднять топливо… и… Так или иначе, кажется, что мы застряли в поле гравитации Земли, и один билет отсюда обойдется в целое состояние.
Действительно ли это так?
В разное время подобные расчеты применяли к живым существам, и получались удивительные результаты. Было «доказано», что кенгуру не могут прыгать, пчелы не способны летать, а птицы не в состоянии получить из своего рациона энергии в достаточном количестве, чтобы добыть пищу. Также было «доказано», что жизнь невозможна, так как живые системы становятся все более упорядоченными, в то время, как физика утверждает, что все системы становятся все более и более хаотичными. Главное замечание, которое высказывали биологи в отношении подобных упражнений, был глубокий скепсис по поводу уместности физики в биологии, и чувство глубокого превосходства, потому что жизнь намного интересней, чем какая-то физика.
Но стоило сказать совсем другое: осторожней с теми допущениями, что подразумеваются в ваших вычислениях. Возьмем, к примеру, кенгуру. Можно посчитать количество энергии, необходимое кенгуру для прыжка, посчитать количество прыжков и прикинуть минимальное необходимое количество энергии. Во время прыжка кенгуру отрывается от земли, пролетает некоторе расстояние и снова приземляется, то есть принцип рассчета такой же, как и для космического корабля. Путем простых вычислений получим, что ежедневная потребность в энергии кенгуру в десять раз больше той, которую можно получить из пищи. Вывод: кенгуру прыгать не может. А раз прыгать они не могут, то не могут искать пищу, то есть все кенгуру умерли.
Но почему-то Австралия битком набита кенгуру, которые, к счастью, в физике не разбираются.
В чем же дело? В этих вычислениях к кенгуру относятся как к мешку картошки. Вместо того, чтобы посчитать энергию, необходимую кенгуру для совершения тысячи прыжков в день (примерно), рассчитывается энергия, необходимая на то, чтобы тысячу раз поднять и опустить мешок картошки. Но если вы посмотрите замедленную съемку прыжков кенгуру, то увидите, что на мешок картошки это совершенно не похоже. Кенгуру прыгает, как огромная резиновая пружина. Ноги поднимаются, а голова и хвост опускаются, и энергия собирается в мышцах. Когда ноги животного касаются земли, эта энергия высвобождается, позволяя совершить следующий прыжок. Таким образом, расход энергии очень мал, из-за того, что она накапливается и возвращается обратно.
А вот маленький тест на ассоциации: «мешок картошки» относится к «кенгуру» как «ракета» к… чему? Возможный ответ – «космический лифт». В 1945 году, в октябрьском выпуске Wireless World писатель-фантаст Артур Кларк ввел понятие геостационарноц орбиты, которое теперь лежит в основе всей спутниковой связи. Существует определнная высота – 22 000 миль (или 35 000 километров) от земли - на которой движение спутника вокруг Земли будет в точности соответствовать вращению самой планеты. И с земли будет казаться, что спутник неподвижен. Это очень полезно для связи: зафиксировав спутниковую тарелку определенным образом, вы можете получать четкий сигнал, несущий полезную информацию, или, на худой конец, MTV.
Примерно через 30 лет после этого Кларк изложил общественности более перспективную идею.
Возьмите спутник на геостацонарной орбите и спустите с него длинный трос на землю. Этот трос должен быть по-настоящему прочным: пока мы не знаем, как достичь необходимого уровня прочности, но создаваемые сейчас в лабораториях «углеродные нанотрубы» вполне могут подойти для этой цели. Если правильно спроектировать устройство, то получится лифт на высоту 22 тысячи миль. Стоимость проекта будет неимоверной, но можно будет поднимать вещи в космос, просто потянув за трос.
Да, но физику не обманешь. Придется затратить столько же энергии, сколько и на подъем ракеты.
Конечно. А кенгуру скачет, как мешок картошки.
Фишка в том, чтобы научиться накапливать энергию и возвращать ее обратно. Действительно, если добывать металлы на Луне или астреоидах, то опускаться будет больше, чем подниматься. И опускающиеся материалы дадут энергию тем, которые поднимаются. В отличие от ракеты, которая тратит свою энергию при каждом запуске, космический лифт может сам себя обслуживать.
Жизь похожа на космический лифт. Жизнь самоподдерживает не энергию, но организацию. Если система достигла такой ступени развития, что в состоянии создавать собственные копии, то ее уровень организации больше не «дорогостоящ». Может, первый вклад должен быть и огромен, как при строительстве космического лифта, но после того, как он сделан, все остальное – бесплатно.
Если вы хотите понять биологию, вам нужна не физика ракет, а физика космического лифта.
Как магия Плоского Мира может пролить свет на науку Круглого Мира? Также, как оказалось, что пропасть между физическими и естественными науками не так и велика, как мы привыкли считать, также и пропасть между магией и наукой меньше, чем кажется. Чем более продвинутыми становятся наши технологии, тем менее они понятны тем, кто использует их ежедневно. И, как результат, они кажутся волшебными. По мнению Кларка это неминуемо, а Грегори Бенфорд добавил, что это и требуется.
Изобретатель, знающий достаточно законов вселенной, может заставить устройство выполнять необходимые функции. Не нужно заставлять эти законы работать, надо просто уметь ими пользоваться – космические корабли неплохо летают, даже если их орбиты рассчитаны по ньютоновским законам, а не по законам Энштейна, которые более точны. Но есть предел совершенствованию: возможно только то, что разрешено вселенной. С магией наоборот: вещи происходят потому, что кто-то этого хочет. Конечно, надо разработать правильное заклинание, но это уже зависит только от ваших желаний (и, конечно же, от знаний, навыков и практического опыта). И это одна из причин того, что наука кажется нам бесчеловечной – она показывает, как вселенная управляет нами, а не наоборот.
Однако, магия – лишь часть Плоского Мира. На Диске тоже есть наука – по крайней мере, как прикладное занятие. Шары кидают и ловят, биологический мир реки Анк схож с земными болотами или оросительными полями, и свет движется более-менее по прямой. Хотя и очень медленно. В Безумной Звезде написано: «Новый день на Диске начинался постепенно, и вот почему. Свет, сталкиваясь с сильным магическим полем, теряет весь свой задор и замедляется. На Плоском Мире магия крайне сильна, и мягкий золотой свет зари расстилается по сонной земле, как ласки нежного любовника, или, как сказали бы некоторые, золотой сироп». Из этой цитаты видно, что кроме прикладной науки на Диске много магии: явной магии, которая замедляет свет; магии, благодаря которой солнце двигается по своей орбите вокруг Плоского Мира с твердой уверенностью, что, если понадобится, то один из слонов поднимет ногу и пропустит его. Солнце Плоского мира – маленькое и близкое, и движется быстрее, чем его собственный свет. И кажется, что это не вызывает больших проблем.
В нашем мире тоже есть волшебство, но другое, менее очевидное. Оно постоянно происходит со всеми нами, оно проявляется в этих маленьких вещах, которые мы не понимаем, но принимаем. Когда мы нажимаем выключатель – и загорается лампочка. Когда мы садимся в машину и заводим двигатель. Когда мы делаем все эти удивительные и нелепые телодвижения, из-за которых – спасибо биологии – бывают дети. Многие люди, конечно, понимают, и довольно неполохо, что происходит во всех этих случаях – но рано или поздно каждый упирается в горизонт, за которым начинается магия. По Закону Кларка, каждая продвинутая технология похожа на волшебство. Слово «продвинутая» в данном случае означает «принесеная нам более развитыми инопланетянами или людьми из будущего», как телевизор для неандертальца. Но надо сказать, что телевизор и для многих современных людей кажется волшебным – как и для тех, кто сидит перед камерой, так и для тех, кто смотрит на веселые картинки, валяясь на диване перед ящиком. На какой-то стадии всего этого процесса, как сказал мультипликатор С. Харрис, «происходит чудо».
Наука приобретает волшебную ауру из-за того, что цивилизация представляет из себя своего рода повестовательный императив – она последовательно создает историю. В семидесятых Джек читал лекцию для школьников на тему «Есть ли жизнь на других планетах». Он рассказывал о эволюции, о устройстве планет – о всем том, что и вы включили бы в подобную лекцию. Первый вопрос ему задала пятнадцатилетняя девочка, и она спросила его: «Сэр, а вы сами верите в эволюцию?» Учитель пытался сказать, что это «некорректный» вопрос, но Джек все равно ответил на него, причем довольно кичливо: «Нет, я не верю в эволюцию так, как люди верят в Бога… Науку и технологию двигают не те, кто верят, а теми, кто не знает, но очень хочет узнать… паровой двигатель… ткацкий станок.. телевидение…» При этих словах девочка снова вскочила: «Нет, телевидение было изобретено не так!». Учитель попытался прекратить этот спор и попросил ее рассказать, как, по ее мнению, было изобретено телевидение. «Мой папа работает на Фишер Лудлоу, делает штамповки для автомобильных корпусов. Часть заработаных денег он отдает правительству, в обмен на всякие вещи. Так что он говорит правительству, что хочет смотреть телевизор, и они платят кому-нибудь, чтобы тот его изобрел!»
Впасть в подобное заблуждение очень легко, потому что наука развивается, достигая поставленых перед ней конкретных целей. Нам кажется, что при достаточном количестве ресурсов можно сделать все. Но это не так. Если у нас будет сколько угодно ресурсов, то мы сможем достичь всего, но в пределах имеющегося опыта или чуть-чуть больше, если повезет. Но никто не говорит о провальных изобретениях. Никто не будет вкладывать деньги в те проекты, которые просто невозможно реализовать. Никто не будет финансировать исследования, к которым мы даже не знаем, как подступиться. Можно вкладывать сколько угодно денег в изобретение антигравитации или достижения сверхсветовых скоростей, но это ни к чему не приведет.
Если вы разберете машину на кусочки и увидите, как она работает, то сразу увидите, чем она ограничена. И в этом случае вы не перепутаете магию и науку. Первые автомобили заводились только вручную – мотор в буквальном смысле слова заводили большим рычагом. Чтобы не происходило потом, после запуска, вы уже знали, что никакая это не магия. Но, развиваясь дальше, технологии престали быть понятными обывателю. Больше людей стали пользоваться автомобилями – и больше ранее очевидных вещей превратилось в символы. Чтобы что-то произошло, надо просто повернуть нужный выключатель. Это наша альтернатива заклинаниям: нажимаешь на кнопку с надписью «Холодный Старт» и машина сама делает все необходимое для холодного старта. Когда Бабуля садится за руль, все, что ей надо – это нажать на педаль акселератора. Все остальное сделают маленькие волшебные бесенята.
В этом и заключается суть связи магии и науки в нашем мире. Вселенная, в которой мы родились и в которой живут нам подобные, основана на законах, и наука – это способ попытаться понять, что это за законы. Но вселенная, которую мы для себя создаем, для всех, кроме ее создателей – а, возможно, и для них тоже – основана на волшебстве.

Особый вид магии – то, что делает людей людьми. Это называют образованием. Это способ, которым поколения передают друг другу свои идеи. Если бы мы были компьютерами, мы бы просто копировали свой разум своим детям, так что они росли бы, соглашаясь со всеми нашими доводами. Ну, на самом деле, они бы не стали этого делать, разве что поначалу. У образования есть один аспект, на который мы хотели бы обратить ваше внимание. Мы называем его «ложь для детей». боимся, что некоторым читателям не по дуже придется слово «ложь» - Ян и Джек как-то ужасно поругались с несколькими педантичными шведами на одной научной конференции. Они восприняли это слишком серьезно и потратили несколько дней, доказывая, что «это совсем не то, что есть на самом деле». Но, может, это и благое дело, но это все равно ложь. «Ложь для детей» - это заведомо неверное утверждение, которое, тем не менее, способно направить детский ум к пониманию более верного объяснения.
На ранних стадиях получения образования «ложь для детей» встречается очень часто, потому что самые первые объяснения должны быть самыми простыми. Но мы с вами живем в сложном мире, и «ложь для детей» со временм должна быть заменена на более сложные истории, иначе это может превратиться вложь замедленного действия. К сожалению, большая часть того, что мы знаем о науке, основана на смутных воспоминаниях об этой самой «лжи для детей». Например, радуга. Мы все помним, как в школе нам рассказывали, что стекло и вода разлагают свет на составляющие – и показывали милый опыт, в котором это было видно – и нам говорили, что именно так и получается радуга, как свет, проходящий через дождевые капли. Когда мы были детьми, то никогда не задумывались, что это объясняет многоцветье радуги, но не объясняет ее формы. Не объясняет и того, как свет из множества дождевых капель в ливне выстраивается, образовывая яркую ярку. Почему не расплывчатое пятно? Сейчас не время говорить об изящной геометрии радуги – но теперь вам понятно, что «ложь» - еще мягко сказано. Школьное объяснение отвлекает наше внимание от настоящего чуда радуги, эффекта, создаваемого всеми дождевыми каплями, прикидываясь, что достатьчно только объяснить, откуда берутся цвета.
Еще примеры «лжи для детей» - идея представлять магнитное поле Земли как огромный магнит, на котором отмечены полюса, представление атома как крохотной солнечной системы, идея, что амеба – «примитивный» организм, которому уже миллиард лет, изображение ДНК как плана живого создания, и связь между теорией относительности и прической Эйнштейна (до такой сумасшедшей идеи могут додуматься только люди с подобой прической). У квантовой механики нет вем доступного изображения – ее не расскажеш как простую историю, которую может понять и не-специалист – поэтому нам с ней очень неудобно.
Живя в сложном мире, начинаешь упрощать его, чтобы понять. Это и означает «понимание». На разных уронях обучения появляются разные уровни упрощения. «Лжец для детей» - очень почитаемая и жизненно необходимая профессия, более известная как «учитель». Но вот чего обучение не делает – хотя многие политики этого не понимют и из-за этого возникают проблемы – так это не говорит о неоспоримости «фактов»{10}. Периодически получается, что надо забывать ранее выученое и запоминать на его месте что-то новое, более непонятное. Этот процесс – и есть суть науки, и он бесконечен. Это значит, что не стоит безоговорочно верить всему, что мы говорим, так как мы принадлежим к еще одной также уважаемой профессии – «Лжецы для читателей».
На Плоском Мире ложь для волшебников Думминга Тупса станет в скором времени совершенно негодной.
_________________
Эт я почему злой был, эт патамушо у меня велосипеда небыло, а теперь, когда у меня самокат сперли, я ваще УБИВАТЬ БУДУ!!
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Yahoo Messenger MSN Messenger ICQ Number
AnJeL



Зарегистрирован: 07.02.2005
Сообщения: 1271
Откуда: Питер
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Mon May 07, 2007 3:49 pm     Заголовок сообщения:

ПЯТЬ

ПРОЕКТ «КРУГЛЫЙ МИР»


АРККАНЦЛЕР ЧУДАКУЛЛИ открыл глаза после полуденного сна, в котором он полз по пекущемуся пирогу под огненным дождем, и увидел, что сон в той или иной степени оказался вещим.
Над батареей в углу висел пар. Чудакулли прошелся в удушливом воздухе и осторожно дотронулся до нее.
- Ой-ой-ой! Проклятие!
Посасывая правую руки и пытаясь левой рукой снять с шеи шарф, он вышел в коридор. Тот, казалось, превратился в Ад, в котором обогрев включили на полную мощность. По коридорам струился пар, и откуда-то сверху раздался звук, услышав который раз, не забудешь уже никогда – треск сильного магического разряда. За окнами вспыхнул фиолетовый свет.
- Кто нибудь может объяснить мне какого черта тут происходит? – взревел аркканцлер, обращаясь к пустоте.
Из тумана показалось нечто, похожее на айсберг. Это был Декан.
- Хотелось бы проянить один аспект, Аркканцлер, я к этому не имею никакого отношения!
Чудакулли вытер капли пота, покрывшие его лоб.
- Почему на тебе одеты только одни подштанники, Декан?
- Я… ну, моя комната стала как парилка…
- Немедленно надень что-нибудь, ты! У тебя антисанитарный вид!
Послышался очередной разряд магии. С кончиков пальцев Чудакулли слетели искры.
- Я его чувствую! – сказал он и побежал обратно в комнату.
За окнами было видно, как за садом над зданием Факультета Высокоэнергетической Магии колебался воздух. Аркканцлер увидел, как две огромных бронзовых сферы на его крыше начали покрываться изломаными зигзагообразными фиолетовыми линиями…
Он упал на пол и откатился, по старой волшебнической привычке, как раз перед тем, как разряд выбил окна.

С крыш капал растаявший снег. Сосульки превратились в потоки воды.
Через лужайку, устланую клубами пара, ковыляла большая дверь.
- Ради всего святого, Декан, держись за свой конец, слышишь?
Дверь продвинулась еще немного.
- Это не так просто, Чудакулли, это же цельный дуб!
- И я этому только рад!
За Чудакулли и Деканом, которые медленно волокли дверь, переругиваясь между собой, ползли остальные члены преподавательского состава.
Во время все сокращающихся интервалов между разрядами бронзовые сферы гудели. Сферы служили предметом всеобщих насмешек, а установили их с довольно сомнительной целью накопления рассеяной магии из здания. Сейчас их контур светился нездоровым светом.
- И нам известно, к чему это, верно, господин Тупс? – спросил Чудакулли, когда они достигли входа в здание Факультета Высокоэнергетической Магии.
- Ткань реальности рвется и мы станем жертвами Тварей из Подземельных Измерений, сэр? – пробормотал идущий позади Думминг.
- Верно, господин Тупс! Но мы же не хотим этого, да, Тупс?
- Нет, сэр.
- Нет, сэр! Не хотим, сэр! – взревел Чудакулли. – Да здесь же все будет в щупальцах. Кому-нибудь из нас нужны тут щупальца?
- Нет, сэр.
- Нет, сэр! Так иди и выруби эту чертову штуковину, сэр!
- Но это же верный смерть – пойти туда… - Думминг замолчал, сглотнул и начал заново. – На самом деле, это будет неверный смерть, войти сейчас на площадку для сквоша, аркканцлер. Там, должно быть, миллион чар несвязанной магии! Может произойти все, что угодно!
Здание ФВМ начало вибрировать. Казалось, будто бы оно танцует.
- Да, те, кто строил этот корт для сквоша, умели строить, - сладко сказал Профессор Современного Руносложения. – Оно было посторено, чтобы сдерживать большие магические нагрузки…
- Даже если мы и сможем выключить устройство, не думаю, что это такая уж и хорошая идея, - сказал Думминг.
- Кажется, все равно будет лучше, чем сейчас, - ответил Декан.
- Но разве падать лучше, чем упасть на землю? – спросил Думминг.
Чудакулли присвистнул.
- Так вот в чем дело, - сказал он. – Что-нибудь взорвется, как я понимаю. Эту штуку нельзя отключить просто так. Обязательно случится какая-нибудь пакость.
- Конец света? – с дрожью в голосе сказал Главный Философ.
- Или его части, - ответил Думминг.
- Например, такой, как гигантская долина шириной двадцать миль, окруженная горами? – Чудакулли уставился в потолок. По тому пошли зигзагообразыне трещины.
- Да, сэр. Я спрашиваю себя, выключили ли это устройство в Локо…
Стены застонали. Позади Думминга раздался треск. Он расслышал его даже через грохот. С таким звуком Гекс настраивал свое пишущее устройство. Думмингу всегда казалось, что это похоже на то, как оратор прочищает горло.
Перо подергалось и написало:
+++Может Пришло Время Проекта «Круглый Мир»+++
- Эй, ты о чем? –рявкнул Чудакулли, никогда не понимавший, что Гекс из себя представляет.
- А, это? Это давнее дело, - сказал Декан. – Никто не относился к этому серьезно. Просто мысленный эксперимент. Это невозможно сделать. Это полнейший абсурд. И требует огромных затрат магической энергии.
- Ну, огромное количество магической энергии у нас есть, - сказал Чудакулли. – Нам бы ее деть куда-нибудь.
Повисла тишина.То есть это волшебники притихли. Магия-то продолжала с гудением уноситься в небо.
- Мы не можем накапливать ее тут, - продолжил Чудакулли. – Что это за проект «Круглый Мир»?
- Это… ну, как-то было высказано предположение, что можно было бы создать… такое место, где законы магии не действуют, - сказал Думминг. – Это позволило бы узнать о природе магии еще больше.
- Магия же везде! – сказал Чудакулли. – Это часть всего!
- да, сэр, - сказал Думминг, внимательно глядя на Чудакулли.
Потолок затрещал.
- И зачем он нужен? – Чудакулли размышлял вслух.
- Ну, сэр, это то же самое, что спросить, зачем нужен новорожденный ребенок…
- Нет, это совсем не то же самое, - ответил Чудакулли. – Хотя это тоже довольно подозрительно.
Волшебники пригнулись, услышав сверху треск очередного разряда. За ним последовал звук взрыва.
- Я думаю, что сферы только что взорвались, - сказал Думминг.
- Ладно, ну так сколько времени займет этот проект? – спросил Чудакулли.
- Месяцы, - уверенно ответил Декан.
- До следующего разряда у нас есть секунд десять, сэр, - сказал Думминг. – Только… теперь, раз сфер нет, он уйдет в землю…
- А. О? Правда? Ну, тогда… - Чудакулли оглядел своих волшебников. Стены нова начали трястись. – Мне было очень приятно общаться с вами. С некоторыми из вас. С одним-двумя уж точно…
Вой растущего магического поля все нарастал.
Декан откашлялся.
- Я хочу сказать, Наверн, - начал он.
- Да, мой друг?
- Я просто хочу сказать… Думаю, ты был самым лучшим аркканцлером, который только может быть.
Вой прекратился. Повисла звенящая тишина. Волшебники затаили дыхание.
Раздался «дзынь».
В воздухе между волшебниками повисла сфера диаметром примерно в фут. Она казалась сделаной из стекла, или из жемчужного блеска, но без самой жемчужины.
С площадки для сквоша вместо дикого грохота неорганизованных чаров раздавался целенаправленая дробь.
- Что это за чертовщина? – спросил Чудакулли, пока волшебники приходили в себя.
Гекс затрещал. Думминг выхватил кусочек бумажки.
- Ну, он говорит, что это проект «Круглый Мир», - сказал он. – И он абсорбирует всю энергию чарового поля.
Декан принялся счищать грязь со своей мантии.
- Невозможно, - сказал он. – Это месяцы работы. и в любом случае, откуда машине известны заклинания?
- Господин Реппс скопировал за последний год множество гримуаров, - сказал Думминг. – Для Гекса жизненно важно занть основную структуру заклинания, видите ли…
Главный Философ радраженно уставился на сферу.
- И это все? – спросил он. – Столько усилий, а результат не впечатляет.
Декан подошел к сфере, и в ней отобразился его нос, пугающе искаженный.
- Ее разработал старый аркканцлер Скорбли, - сказал он. – Все говорили, что это невозможно…
- Господин Тупс? – произнес Чудакулли
- Да, сэр?
- Все еще есть опасность, что мы можем в любой момент взлететь на воздух?
- Я так не думаю, сэр. Пооект… все поглотил.
- Тогда он должен быть раскаленным? Или еще что-нибудь? Чтио с ним должно быть?
Гекс написал:
+++Ничего+++
- Вся магия ушла в пустоту?
+++Пустота Еще Не Значит Ничто, Аркканцлер. Внутри Нет Пустых Мест. Он Не Обладает Временем чтобы Быть Пустым+++
- А что тогда у него внутри?
+++Я Работаю Над Этим+++, терпеливо вывел Гекс.
- Смотрите, я могу просунуть в него руку, - сказал Декан.
Волшебники в ужасе посмотрели на него. Пальцы Декана были видны в сфере, темные и покрытые тысячами крошечных мерцающих огоньков.
- Ты поступаешь глупо, Декан, - сказал Чудакулли. – Откуда ты знаешь, что это неопасно?
- Я этого не знаю, - весело ответил Декан. – Я чувствую… холод. И там немного суховато. И немного покалывает, очень забавно.
Гекс затрещал. Думминг подошел к нему и глянул на кусок бумаги.
- А когда я шевелю пальцами, кажется, что там липко, - сказал Декан.
- Э… Декан? – спросил Думминг, осторожно отступая назад. – Я думаю, будет здорово, если ты вытащишь оттуда руку. Очень, очень осторожно и как можно быстрее.
- Странно, начинает пощипывать…
- Немедленно, Декан! Сейчас же!
Что-то в голосе Тупса пробило даже всеобъемлющую самоуверенность Декана. Он повернулся к Думмингу, чтобы поспорить с ним в тот момент, когда в центре сферы появилась белая искра и начала быстро расти.
Сфера замерцала.
- Кто-нибудь знает, что с ним случилось? – лицо Главного Философа освещал свет Проекта, который становился все ярче и ярче.
- Я думаю, - седленно произнес Думминг, держа написанную Гексом бумагу, - с ним случилось Пространство и Время.
Аккуратные строчки Гекса гласили: +++В Отсутствие Пространства И Многомерности Должен Существовать Потенциал+++
Волшебники наблюдали за вселенной, растущей внутри маленькой сферы и переговаривались между собой, в основном слышались фразы:
- Он такой маленький, да? А обед скоро?
Познее волшебников интересовало, была бы новая вселенная другой, если бы Декан пошевелил пальцами иначе. Возможно, тогда в ней материя самопроизвольно принимала форму, ну, скажем, садовой мебели, или одного гигантского девятимерного цветка размером в триллион миль. Но арккацлер Чудакулли заметил, что думать об этом бессмысленно, ввиду древнего принципа БЧДиНН {Бери Что Дают И не Ной}.
_________________
Эт я почему злой был, эт патамушо у меня велосипеда небыло, а теперь, когда у меня самокат сперли, я ваще УБИВАТЬ БУДУ!!
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Yahoo Messenger MSN Messenger ICQ Number
AnJeL



Зарегистрирован: 07.02.2005
Сообщения: 1271
Откуда: Питер
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat May 19, 2007 12:51 pm     Заголовок сообщения:

ШЕСТЬ

НАЧАЛО И СТАНОВЛЕНИЕ

ПОТЕНЦИАЛ – это ключ.
Наша задача на данный момент состоит в том, чтобы, имея кучу вакуума и несколько законов, убедить вас в том, что они имеют огромный потенциал. Если дать им время, то они превратятся в людей, черепах, погодные явления, Интернет – получите. Откуда взялся весь этот вакуум? Может, вселенная была всегда, или ее не было – и вот она есть? Второе предположение хорошо соотносится с так любимыми человеком мифами. И по некоторым причинам, аппелирует к современным ученым. Ложь для детей глубоко укоренилась. На самом ли деле вакуум – просто пустое место? Что было здесь до того, как появилось пространство? Из чего это пространство появилось? Из вакуума? Получается замкнутый круг. Если раньше пространства не было, то как тогда «здесь» соотносится с тем, что было здесь раньше? А если здесь не было ничего, то откуда тогда взялось пространство? Может, конечно, пространство и существовало всегда… но почему? И что насчет времени? Пространство легко сравнить со временем. Пространство… это просто то, куда можно положить материю. Материя… это просто вещь. Но время – время течет, время движется, время имеет смысл в прошлом и будущем, но не в текущем, сиюмоментным настоящем. Что заставляет время течь? Может ли быть остановлено его течение? Что произойдет, если это случится?
Есть маленькие вопросы, есть средние вопросы, а есть большие вопросы. После них следует еще бОльшие вопросы, огромные вопросы и вопросы такой величины, что трудно даже представить, что вообще может считаться ответом.
Маленькие вопросы всегда заметны: они выглядят очень сложными. Вопросы типа «Какую молекулярную структуру имеет L-изомер глюкозы?». Чем больше вопросы, тем более обманчиво простыми они кажутся: «Почему небо – голубое?». По-настоящему большие вопросы настолько просты, что даже странно, почему наука до сих не нашла на них ответ: «Почему вселенная не движется в противоположном направлении» или «Почему красный цвет выглядит именно так?»
Все это сказано было для того, чтобы показать, что намного проще задать вопрос, нежели найти на него ответ, и чем более специализирован ваш вопрос, тем длиннее будут слова, которыми вы будете на него отвечать. Кроме того, чем больше вопрос, тем большему числу людей он интересен. Вряд ли кого-нибудь волнует L- изомер глюкозы, но, наверное, каждый из нас задумывался о том, почему красный выглядит так, а не иначе, и все ли видят его одинаково.
И окаймляют научную мысль вопросы, которые настолько велики, что беспокоят практически всех, и настолько же малы шансы, что на них будет дан разумный и точный ответ. Это такие вопросы, как «Как возникла вселенная» и «Как она прекратит свое существование?» (вопрос о том, что происходит между этими событиями – совсем другое дело). Следует признать, что существующие ответы на эти вопросы зависят от ряда сомнительных допущений. Предыдущие поколения тоже были уверены, что их научные теории практически идеальны, как вдруг оказывалось, что они упустили самую суть. И мы тоже от этого не застрахованы. Бойтесь ученых-фундаменталистов, которые утверждают, что работает так, как надо, за исключением нескольких обычных деталей. Даже если величайшие ученые верят в такую вещь, как очередной переворот в нашем мировозррении, то все равно слабый писк новорожденной науки утонет в огрушительном реве ортодоксальности.
Давайте посмотрим, каковы сейчас взгляды на образование вселенной. Однин аспект, на который мы хотели бы обратить сваше внимание, это то, что люди еще не определились, что считать началом. И, к слову сказать, еще большей проблемой будет определить, что есть становление вселенной. Человеческий разум в состоянии выполнить такие задачи, как выбор второй половинки, истребление медведей чем-нибудь остроконечным и съедать обед, не обедая. Удивительно, насколько хорошо мы в состоянии адаптировать эти понятия к действиям, на которые не рассчитывалось – такими считаем те действия, которые не были заложены в процессе эволюции – например, прокладываение маршрута к вершине Matterhorn, вырезание изображений морских львов на зубах белых медведей {12} или рассчет точки окисления для молекулы сложного углеводорода. Устройство нашего разума представляет начало вселенной также, как начало нового дня, или как началобархана посреди пустыни; и о процессе становления мы думаем также, как о процессе превращения клыка медведя в амулет с изображением морского льва, и о том, как живой паук превращается в мертвого, попавшись под ваш удар.
То есть: что-то начинается где-то (это и есть само начало) и процесс становления происходит превращением Вещи Номер Один в Вещь Номер Два, с пересечением какой-то четко определенной границы (клык не был покрыт резьбой, но сейчас на нем есть изображение; паук не был мертвым, но вот он мертв). К сожалению, вселенная не работает по таким простым и понятным правилам, так что нам сложно представить себе, как может образоваться вселенная, или как яйцеклетка и сперматозоид превращаются в живого младенца.
Давайте пока не будем трогать процесс развития, а поговорим о возникновении. Благодаря нашим эволюционным предрассудкам, мы обычно считаем, что был какой-то момент времени, до которого вселенной не существовало, но после которого она уже появилась. Кроме того, когда происходил процесс перехода от «еще нет» в «уже есть», должна была сущестовать какая-то причина, из-за которой это и произошло – то есть что-то было вокруг до образования вселенной, иначе нечему было бы вызвать изменения, вызвавшие появление мира. А если быть увереным в том, что начало вселенной и дало начало пространству и времени, то сразу появляются трудности в понимании. Как могло быть что-то «раньше», если времени еще не было? Что могло послужить причиной для образования вселенной, если не было пространства для этого – и времени, чтобы оно произошло?
Возможно, тогда что-то уже и существовало… но теперь нам надо понять, как оно началось, и сразу начинаются сложности. Ладно, давайте посмотрим так: нечто – может, сама вселенная, может, ее предшественник – существовало вечно. У него не было начала, оно просто было всегда.
Вы довольны? То, что существовало всегда, не требудет объяснений, потому что не нуждается в причинах? Тогда почему оно существует вечно?
Теперь просто невозможно пройти мимо истории с черепахой. По индусской легенде, Земля лежит на спинах четырех слонов, стоящих на спине огромной черепахи. А на чем тогда стоит черепаха? На Плоском Мире Великому А’Туину не требутеся никакой опоры, он плывет через вселенную, и ни одна мысль о его ноше не тревожат его. Это пример магии в действии: вот какой должна быть черепаха, несущая на себе мир. Но одна старая леди, согласная с индуистским взглядом на мир, ответила астроному, задавшему ей этот вопрос, так «Под ней тоже черепахи!». Идея бесконечной колонны из черепах кажется смехотворной, поэтому мало кого она удовлетворяет. И мало кого устраивает такой способ отвечать на вопросы, потому что остается непонятным, на что же опирается бесконечная колонна черепах. Хотя многим из нас кажется вполне содержательным объяснения типа «оно было тут всегда». Редко когда мы рассматриваем это утвержение так серьезно, чтобы понять, что это тоже самое, что «Раньше тоже было время». Теперь замените «время» на «черепахи» и «раньше» на «вниз»… Если существует какой-то момент времени, то из этого следует, что существует и предшествующий ему момент. Но это совершенно не объясняет причин существования времени. Как мгновение прверащается в протяженное время? На что опирается вся колонна?

продолжение следует
_________________
Эт я почему злой был, эт патамушо у меня велосипеда небыло, а теперь, когда у меня самокат сперли, я ваще УБИВАТЬ БУДУ!!
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Yahoo Messenger MSN Messenger ICQ Number
en_c



Зарегистрирован: 03.08.2007
Сообщения: 13
Откуда: Russia
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Apr 24, 2010 7:27 pm     Заголовок сообщения:

AnJeL, Вы обещали продолжение перевода "НАУКА ПЛОСКОГО МИРА"... Не могу его найти (оч. жаль!!!), может быть, подскажите - где?!
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nanny Ogg



Зарегистрирован: 09.02.2005
Сообщения: 14302
Откуда: Ланкр, что на Плоском Мире
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Apr 24, 2010 9:21 pm     Заголовок сообщения:

en_c,
К сожалению, этот перевод незакончен, и AnJeL, насколько я знаю, им больше не занимается Sad
_________________
As the Harvard Law of Animal Behaviour puts it: 'Experimental animals, under carefully controlled laboratory conditions, do what they damned well please.'
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
en_c



Зарегистрирован: 03.08.2007
Сообщения: 13
Откуда: Russia
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sun Apr 25, 2010 8:26 pm     Заголовок сообщения:

Как жаль!!! Так интересно! Вероятно, выхода "Науки Плоского Мира" в "Эксмо" ожидать наивно...
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Начать новую тему Ответить на тему   Список форумов pratchett.org -> Переводы
 Страница 1 из 1
Часовой пояс: GMT

 


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах