Автор / Сообщение

Вокруг пальца

pinguina



Зарегистрирован: 28.08.2010
Сообщения: 2994
Откуда: Sto Lat
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Apr 28, 2012 7:01 am     Заголовок сообщения: Вокруг пальца

Название: "Вокруг пальца"
Автор: pinguina
Дисклаймер: Отказываюсь.
Жанр: юмор, романтика (весна как-никак).
Аннотация: фик написан по заявке на Весенний фест на @дневниках
Заявка: цикл "Мойст "+ "Ведьмы". Мойст пытается обвести вокруг пальца матушку Ветровоск. Исход на вкус ваших симпатий.
Предупреждение: Фанфик написан по экранизации "Опочтарения", поэтому Адора тут владеет семафорной компанией и (о, ужас!) не курит. По некоторому здравому размышлению автор был вынужден признать, что всей этой дурацкой истории нет места в книжном пространстве. К тому же, что гораздо важнее, автору нужен был предлог, чтобы за каким-то ... интересом отправить героев в Ланкр, и семафорная башня ему, автору, показалась наилучшим вариантом. Откуда в фанфике по экранизации взялась мисс Маккалариат, это уже другой вопрос, на который у автора вразумительного ответа нет.



Главный Почтмейстер сидел в своем офисе и смотрел на циферблат карманных часов. Стрелки невозмутимо доказывали отсутствие у Мойста фон Липвига способностей к телекинезу. Удивительно, но за последние пять минут длинная стрелка продвинулась на ... пять минут.

Мойст взглянул на окно. Нет, пожалуй, для этого спорта на улице еще слишком светло.
Выбора нет, придется прорываться через главный вход…

Ла-а-ад…но.

Мойст подкрутил колесико на часах и решительно встал из-за стола. Выйдя в главный зал, он отметил, что очереди у прилавков, несмотря на конец рабочего дня, были не слишком длинными – за последние несколько месяцев Почтовая Служба Анк-Морпорка успела открыть районные отделения по всему Городу, так что нагрузка на старое здание Почтамта снизилась. И сегодня это было как нельзя кстати.

Медленно вдохнув и выдохнув, Мойст уверенным шагом направился в сторону возвышавшейся около прилавка приема посылок фигуры мисс Маккалариат. Сочувственно улыбнувшись работнику, ответившему ему затравленным взглядом — он как раз проверял посылку на наличие запрещенных к отправке по почте предметов под суровым взором заведующей, — Мойст весело сказал:

— Какой сегодня наплыв! Нам следует поторопиться, ведь через пять минут мы закрываемся.

Мисс Маккалариат ответила ему недоуменным взглядом:

— До закрытия осталось еще тридцать пять минут, мистер Гудвиг.

Мойст изобразил на лице искреннее удивление с примесью легкого недоверия.

— Но как же, — растерянно произнес он, доставая из кармана часы, — ведь сейчас шесть двадцать пять. Нет, уже двадцать шесть…

— Ваши часы спешат, мистер Гудвиг, — отчеканила мисс Маккалариат и указала пальцем на висящие на другом конце зала настенные часы, — сейчас только без четырех минут шесть.

— Ох, — Мойст взглянул на настенные часы так, как будто впервые узнал об их существовании, — мне так неловко.

— Ничего страшного, вам просто нужно перевести стрелки.

— Дорогая мисс Маккалариат, два часа назад я договорился о встрече с мисс Диахарт, ориентируясь на показания этих бессовестных врунов, и теперь она зря будет ждать меня целых полчаса, — с отчаянием в голосе произнес Мойст.

Пожалуй, такие слабые отмазки он не позволял себе даже в школьные годы. Сейчас мисс Маккалариат выведет его на чистую воду, справедливо заметив, что встречу назначают на какое-то определенное время.

— Вы поступили опрометчиво, — строго проговорила женщина, и Мойст мысленно возликовал.

— Вы правы, мисс Маккалариат, — огорченно признал он и сделал шаг в сторону офиса.

— Вы собираетесь заставить приличную девушку ждать? — возмущенно пробасила мисс Маккалариат.

— Но работа… — неуверенно начал Мойст, вполне естественно ежась под ледяным взглядом грозной дамы.

— Леди не должна расплачиваться за оплошность джентльмена, — наставительно произнесла мисс Маккалариат, – отправляйтесь сейчас же. Мы закончим без вас. А завтра отработаете эти полчаса.

— Вы моя спасительница, мисс Маккалариат, — расплылся в счастливой улыбке Мойст, — что бы я без вас делал?

"Скорее всего не отпрашивался бы у собственной подчиненной, чтобы уйти с работы на полчаса пораньше", — ответил он сам себе, с облегчением закрывая за собой дверь Почтамта.

Вообще-то никаких причин для спешки не было. Приличная девушка ожидала его только к семи. И именно поэтому он намеревался прийти на улицу Сестричек Долли к половине седьмого. Конечно, заявляться к даме, собирающейся перед походом в ресторан, на полчаса раньше условленного срока было не только крайне неприлично, но еще и потенциально опасно. Но Мойст привык доверять своим чувствам, а все его чувства последние пару часов на все голоса орали о том, что ему следует поторопиться...

С тех пор как семафорная компания была возвращена семье Диахартов, Адора Белль стала очень занятой женщиной. То есть еще более занятой, чем раньше. И надо отдать ей должное, она, кажется, отлично справлялась с этим гигантом под названием "Великий Путь". По крайней мере, партия Патриция в "Бац" еще ни разу не была прервана... При этом Адора и не думала бросать работу в Трасте Големов, неизменно выкраивая время для своих мальчиков. Похоже, единственным, на кого у мисс Диахарт времени катастрофически не хватало, был он, Мойст фон Липвиг.

И эту проблему, по мнению последнего, должно было решить совместное проживание: ночуя под одной крышей, им волей-неволей придется время от времени натыкаться друга на друга. Но прежде чем начинать подыскивать подходящую квартирку, следовало получить согласие мисс Диахарт стать миссис фон Липвиг. И хотя, строго говоря, предложение уже было сделано, когда они с Адорой находились, а точнее, висели между небом и землей, ответ так и не был получен. И сегодня вечером Мойст собирался в третий раз попытаться выманить у Адоры заветное "да" в обмен на коробочку с кольцом. Первая попытка закончилась тем, что после двухчасового ожидания в ресторане он нашел девушку в Трасте, и она совершенно не помнила о том, что он ее куда-то приглашал. Во второй раз ждать в ресторане ему не пришлось: за несколько часов до запланированного им романтического ужина Мойст получил кликограмму от Адоры, в которой она извинялась за то, что, к сожалению, не сможет пойти с ним в ресторан, потому что очень занята. Все это мистер фон Липвиг прочел между строк, так как в самом сообщении значилось только: "ужин отменяется. я в сто лате".

Но в этот, третий по счету раз все должно было получиться. Потому что у Мойста было Кольцо. Он набрел на него случайно месяц назад. Просто шел по улице и споткнулся около ювелирной лавки, и в тот же момент в витрине что-то сверкнуло зеленым, не иначе сама Госпожа заговорщически подмигнула Почтмейстеру. Вообще-то, это луч солнца заиграл на непримечательном на первый взгляд золотом колечке с маленьким изумрудом, но версия с подмигивающей Госпожой выглядела гораздо эффектнее. Мойсту как раз не помешало бы немного удачи... Хотя бы в пару карат.

После двух сорвавшихся походов в ресторан он начал всерьез подозревать, что мисс Диахарт каким-то своим женским чутьем улавливает намерения мистера фон Липвига сделать предложение и нарочно не дает ему, мистеру фон Липвигу, это предложение сделать. Наверное, это можно было бы расценить, как нежелание девушки выходить за него замуж, но Адора была не из тех женщин, которые долго колеблются, прежде чем ответить "нет". Значит, дело было в чем-то другом?

И Мойст отважился на рискованный шаг — заказал столик в Le Foie Heureux (возможно, перед фаршированной печенкой девушка все-таки не устоит), а предложение руки и сердца решил написать на бумаге и вложить в конверт. Правда, в этот раз он собирался отдать конверт мисс Диахарт после ужина. И там уж одно из двух: или Адора оценит его храбрость, и Мойст успеет протянуть ей коробочку с кольцом, или не оценит, и ему придется некоторое время ходить прихрамывая...


***


— Я ужасно тороплюсь, — поприветствовала его Адора, неохотно впуская в квартиру.

И он смог убедиться, что мисс Диахарт действительно собиралась. Но не в ресторан. Просто обычно, направляясь в ресторан, вы не захватываете с собой чемодан с одеждой. Последний лежал на кровати, и Адора делала короткие перебежки между ним, шкафом и комодом, поспешно закидывая вещи в его открытую пасть.

— Я еду в Ланкр, — решила все-таки пояснить девушка застывшему посреди комнаты Мойсту, — дилижанс отправляется меньше, чем через час.

Ты делаешь это специально?

— Ты ничего не забыла?

— Нет, кажется... А... Это надо взять, там сейчас прохладно, — с этими словами она отправила в чемодан черную накидку тонкой вязки, — и еще зубную щетку...

— Я имел в виду наш ужин в Le Foie Heureux, — Мойст старался говорить спокойно. Ему даже удалось улыбнуться.

Адора Белль замерла, не дойдя до ванной.

— Сегодня?

— Да. В восемь.

— В это время я уже буду трястись в дилижансе, — заметила она.

Наверное, по мнению мисс Диахарт, такого ответа была вполне достаточно. Конечно, Мойст не рассчитывал на нечто вроде "Какой ужас, у меня совершенно вылетело из головы, я немедленно отменю поездку", он слишком хорошо знал Адору, но простого "Извини, придется отложить" ему бы вполне хватило.

— Извини, — сказала Адора, и Мойст в очередной раз заподозрил, что она умеет читать его мысли, — совершенно вылетело из головы. Но это ведь всего лишь ужин, поесть вместе мы можем в любое время, — последнее "любое время" по подсчетам Мойста было три недели назад, тогда они с мисс Диахарт случайно столкнулись на улице во время обеденного перерыва, — а поездка в Ланкр важна для компании. К тому же я там никогда не бывала.

Ну, разумеется. В Le Foie Heureux она бывала, в Ланкре – нет. В логике Адоре нельзя было отказать...

— Смотри на это так — тебе не придется тратить половину месячного жалования на фаршированную печенку, — продолжила девушка. — А резервацию столика в Le Foie Heureux, я слышала, можно хорошо продать. Еще и заработаешь.

...И в практичности тоже.

— Жаль, что на поиски того, кто хотел бы именно сегодня потратить состояние в ресторане, мне осталось чуть более часа, – Мойст изобразил на лице крайнюю озабоченность этим вопросом.

— Я в тебя верю, — усмехнувшись, подбодрила его Адора.

— Знаешь, там не на что смотреть, в Ланкре, я имею в виду, — предупредил он, — горы, лес, в это время года — дожди.

— Приходилось там бывать?

— Проездом.

— Наверное, по работе? — Адора чуть сузила глаза.

— Нет, — честно ответил Мойст. Ему действительно никогда не приходилось работать в Ланкре. Вернее, ему никогда не приходило в голову поработать в Ланкре. Просто жители этого королевства никак не годились ему в "клиенты". — И что же там произошло?

— Ведьма с разгона врезалась в семафорную башню.

— Какой ужас. Надеюсь, она не сильно пострадала?

— Довольно сильно, — вздохнула Адора, — придется менять все заслонки.

Какое-то время Мойст переваривал информацию, пока с облегчением не понял, что речь идет не о ведьме.

— И ты, конечно же, едешь за пятьсот миль, чтобы подать рабочим молоток? — не удержался он.

Адора проигнорировала его саркастическую реплику.

— Это уже шестой случай за месяц, — спокойно пояснила она, — надо что-то делать. Компания терпит убытки.

— Разве ремонт не должен оплачивать виновник аварии? – проявил осведомленность Мойст.

— Разумеется, — Адора усмехнулась. — Именно поэтому нам каждый раз приходится возмещать ведьмам починку метлы. Ведь это наша башня торчит у них на пути. А так как сами они никогда и ни за что не платят, для них это получается чистый заработок. Думаю, эта компенсация и является причиной участившихся столкновений. Она и знак, конечно, — добавила девушка.

— Какой знак? — удивился Мойст.

— Дорожный, — улыбнулась Адора. — Некоторые время назад наши умники додумались установить на башне предупреждающий знак.

— По-моему, не такая плохая идея, — осторожно заметил Мойст.

— Возможно. Да только они несколько промахнулись с выбором дизайна. На знаке светящейся в темноте краской нарисован перечеркнутый круг с силуэтом в островерхой шляпе на помеле. Можешь сам представить, что делают ведьмы, завидев это художество.

Мойст представил.

— Ускоряются?

— Точно. В общем, мне нужно с этим разобраться. Схожу к дамам в гости, поболтаю по-женски... Может, и уговорю их прекратить диверсии.

Отчего-то Мойст сильно сомневался, что Адора Белль Диахарт умеет "болтать по-женски".

— Чуть не забыла! — Адора вытащила из комода толстую книжку и уложила ее в чемодан. — Рецепты Ланкрской Ведьмы. Вчера купила, — сказав это, она скрылась в ванной и загремела какими-то баночками.

Мойст подошел и взглянул на обложку, там значилось "Радость Домовводства". Он пролистнул пару страниц и пробежал глазами первый попавшийся рецепт.

— Ты читала это? — полюбопытствовал он.

— Нет, — донеслось из ванной, — но собираюсь попросить у этой ведьмы автограф. Это называется "наладить контакт".

Мойст взглянул на дверь в ванную. Решение пришло неожиданно. Он быстро достал из кармана бархатную коробочку, вытащил из нее кольцо, бросил его в еще не запечатанный конверт с письмом, заклеил конверт и засунул его в черную накидку. Целых пять секунд идея казалась ему гениальной, потом он потянулся, чтобы вытащить конверт, но в этот момент вышла из ванной Адора. Мойст отдернул руку.

— Тебе стоит ознакомиться с парой рецептов, — посоветовал он, — автор обязательно поинтересуется, какой твой любимый.

— Так и сделаю, — ответила девушка, закидывая в чемодан туалетные принадлежности. — Кажется, все. — Она захлопнула крышку. Путь к кольцу был закрыт.


***


В течение следующих нескольких дней после отъезда Адоры Главный Почтмейстер был с головой погружен в работу и размышления о судьбах кольца. Впрочем, судьба кольца в воображении Мойста всегда была примерно одна и та же — мисс Диахарт выходила из дилижанса на очередной остановке, надевала накидку, а конверт падал и оставался сиротливо лежать в какой-нибудь луже...

А через неделю пришла кликограмма от Адоры. Прежде чем прочитать ее, Мойст зажмурился. Это было бы очень символично — он, Почтмейстер, делает ей предложение в письме, а она, владелица семафорной компании, отвечает ему в кликограмме... Правда, поступи Адора так, Мойст был бы немало удивлен, но это было бы приятное удивление.

Открыв глаза, Мойст прочел единственное слово, и нет, это было не слово "согласна". В сообщении значилось: "Приезжай". Все. И конечно же, мисс Диахарт не допускала и тени сомнения, что, стоит ей поманить его пальчиком, и он все бросит, отменит все собеседования, отложит в сторону незаконченный набросок марки Гильдии Убийц и сядет в первый же Ланкрский Экспресс. Кстати, почтовый экспресс до Ланкра отходит уже через час...

Закинув в чемодан сменный костюм, мистер фон Липвиг направился к офису Начальника Марок.

— Стэнли, дай-ка мне наши эскизы для ланкрской марки, — улыбнулся он, — я собираюсь обсудить их с Веренсом Вторым.

Тон уверенный и не терпящий возражений, а также сомнений в том, что нет ничего необычного в поездке Главного Почтмейстера за пятьсот миль для обсуждения дизайна марки лично с королем страны, отправляющей от силы пару десятков писем в год.

Протянув начальству требуемые эскизы, Стэнли уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но Мойст не дал ему этого сделать:

— Почтовый Экспресс отойдет с минуту на минуту, так что ты уж сам извести всех о моем отъезде, вернусь через несколько дней, — скороговоркой произнес он, выходя из владений Стэнли, и, уже закрывая за собой дверь, услышал:

— Я только хотел сказать: передавайте привет мисс Диахарт, сэр...

Как бы отучить его заглядывать в чужие кликограммы?
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
pinguina



Зарегистрирован: 28.08.2010
Сообщения: 2994
Откуда: Sto Lat
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Apr 28, 2012 7:10 am     Заголовок сообщения:

***

Два дня спустя, вываливаясь из экипажа и нетвердой походкой устремляясь в сторону придорожного леска, Мойст клятвенно пообещал себе по возвращении в Анк-Морпорк отменить к черту замечательный Ланкрский Почтовый Экспресс. Правда, уже несколькими минутами позднее, вылезая из кустов и блаженно улыбаясь, он пришел к выводу, что, возможно, слегка погорячился...

— Смотрю, ты рад меня видеть, — послышался насмешливый голос.

Очаровательно. Единственный раз Адора проявила невероятные для нее внимательность и заботу — пришла встретить его после утомительного путешествия, и застала не бодро выскакивающим из кареты, а вылезающим из кустов с идиотской улыбкой от уха до уха.

— Ты рано, — продолжила девушка, — почтовая карета опередила расписание на два часа.

Мойст постучал пальцем по своему крылатому головному убору:

— Не стоит недооценивать силу волшебной Шляпы Почтмейстера, мэм. Мы летели как на крыльях.

И это было правдой. Каждый из кучеров, которые, в отличие от несчастных пассажиров, сменялись четырежды по дороге от Анк-Морпорка в Ланкр, завидев Главного Почтмейстера, кажется, решали, что тот наведался с инспекцией. И, стремясь продемонстрировать свое усердие, а также, как подозревал Мойст, отбить у начальства охоту к подобным проверкам в будущем, гнали гораздо быстрее, чем того требовали график и здравый смысл. Так что в обратный путь волшебной шляпе и золотому костюму предстояло отправиться в чемодане.

— Выглядишь усталым, — заметила Адора, без малейшего, впрочем, сочувствия в голосе. — Пойдем, я покажу тебе твою комнату.

— У меня есть комната? — удивился Мойст, стаскивая с крыши кареты свой небольшой багаж.

— Сейчас не самое подходящее время года, чтобы спать под открытым небом, но если ты настаиваешь...

— Вообще-то я думал возвращаться сегодня вечером, — пояснил он, понижая голос, чтобы его не услышал кучер, в данный момент болтавший с местным почтальоном.

Мисс Диахарт хмыкнула.

— А кто жаловался, что мы совсем не проводим время вместе?

Мойст не помнил, чтобы он жаловался. Возможно, он мягко намекал, но никак не жаловался.

— Поверь, я бы с радостью провел недельку в этом живописном городке с чистым воздухом, но, думаю, лорду Ветинари донесли о моем отъезде примерно в тот момент, когда я садился в карету, то есть уже два дня назад, и какой бы утомительной ни была поездка на Ланкрском Экспрессе, я предпочитаю ее путешествию на плече у голема.

Кстати, как тебе кольцо? Ты ведь из-за него попросила меня приехать?

Адора ухмыльнулась:

— Хочешь, я напишу Ветинари, что у тебя температура, и в школу ты не пойдешь?

— Спасибо, мамочка, — поблагодарил Мойст, тоже ухмыльнувшись, — но я привык писать записки от родителей сам.

Ты выбросила кольцо в первую попавшуюся канаву, а письмо разорвала на мелкие кусочки?

— Ну, так напиши, — пожала плечами девушка, — поверить не могу, что ты не придумал благовидный предлог для поездки сюда.

— Я очень спешил, – оправдался Мойст.

Думал, что ты ждешь не дождешься, чтобы кинуться мне в объятия со словами "да, я согласна". Кстати, еще не поздно это сделать.

— Впрочем, предлог я, конечно, придумал, не знаю только, можно ли его счесть благовидным. В любом случае, мне придется договориться об аудиенции с королем Ланкра.

Это отчего-то рассмешило Адору.

— Ну что ж, пойдем договариваться об аудиенции, — отсмеявшись, сказала она, — нам по пути. Твоя комната находится как раз рядом с покоями Веренса Второго, короля Ланкрского. Если поторопимся, возможно, успеем проскочить в замок до возвращения дворцовой стражи. — Адора оглянулась на карету. — Хотя можно не спешить, кажется, стража пока занята разбором почты.

***

Когда после непродолжительных поисков они нашли королевскую чету в покоях королевы Маграт, Мойст подумал, что они явно пришли не вовремя. По всей видимости, супруги не ждали гостей. Во всяком случае, Мойст как-то не привык лицезреть на королях шутовские колпаки. Не то чтобы он часто встречался с этими самыми королями, но с их профилями он был хорошо знаком. И почти на всех этих профилях имелись короны. На некоторых, правда, встречались венцы. Но ни одного колпака с бубенчиками, факт. Молодая королева тоже выглядела не слишком по-монарши, а ее светлые волосы наводили на мысль, что женщина только что проснулась и еще не успела причесаться. Причем проснулась она, кажется, в стоге сена.

Тем не менее Мойст приподнял шляпу, поклонился и представился, выдав свою лучшую улыбку, а потом рассказал о цели своего визита и достал заготовленные эскизы. Король Веренс выразил радость по поводу того, что у Ланкра наконец появится своя марка и взялся изучать наброски. Правда, уделял он этому занятию не слишком много внимания, по-видимому, гораздо более занятый переглядыванием с королевой, отвечающей ему загадочной, чуть смущенной улыбкой. В конце концов он вернул Мойсту эскизы, сказав, что ему нравятся все четыре, хотя Мойст отлично знал, что их там было всего два.

Тогда Мойст бросил для пробы пару вежливых фраз о на редкость теплой для осени погоды и получил в ответ рассеянные кивки головой, сопровождаемые перезвоном бубенчиков. Когда же он предложил изобразить на марке Веренса в шутовском колпаке, а король заметил, что это замечательная идея, Адора сочла за лучшее попрощаться и утянуть развеселившегося мистера фон Липвига в коридор.

— Кажется, мы им помешали, — высказал он гениальную догадку, когда они достаточно удалились от королевских покоев. — Это у них ролевые игры такие? Королева и ее Верный Шут?

— Пошляк, — прокомментировала мисс Диахарт и снизошла до объяснения: — Когда они с Маграт познакомились, Веренс был шутом у предыдущего правителя. Потом оказалось, что он, Веренс, на самом деле незаконнорожденный сын умершего короля, — девушка махнула рукой: — в общем, какая-то запутанная история. Нянюшка Огг, это местная ведьма, сказала, что он даже на свадьбу надел колпак.

— И что, он так все время его и носит? — Мойст поднял над головой три растопыренных пальца.

— Да нет, — пожала плечами Адора, — вообще-то я в первый раз сейчас его увидела. Ну, наверное, у них какой-то важный день сегодня... — девушка метнула на него быстрый взгляд из-под ресниц. — Годовщина знакомства или помолвки...

Мойст расценил это как сигнал к действию.

— Тебе понравился мой подарок? — наконец решился он.

— Какой подарок? — удивилась Адора, открывая дверь в какое-то помещение. — Вот твоя комната.

Сердце Мойста пропустило удар.

— Золотой, — выдавил он.

Адора повернулась, сложила руки на груди и, чуть наклонив голову, окинула Мойста оценивающим взглядом с ног до головы.

— То есть подарок это ты? — усмехнулась она. — Очень мило, спасибо. Кстати, ты знаешь, за небольшую плату местные жители показывают приезжим одно местечко. Тебе стоит туда сходить, это будет беспрецедентный случай — Лучик Солнца все-таки попал в То Место, Где Солнце Не Светит...

— Так ты не нашла конверт? — не дал сбить себя с толку Мойст, правда, о том, какой последует ответ, он уже догадался.

— Какой еще конверт?

— С кольцом. Я засунул его в твой чемодан, — сознался Мойст. — И можешь не смотреть на меня так, я и сам прекрасно понимаю, как это глупо. Но я собирался подарить тебе кольцо в ресторане, а тебе вдруг понадобилось в Ланкр. И... В общем, я решил, что это будет сюрприз.

Адора смотрела на него со странным выражением лица.

— Ты положил кольцо в конверт и засунул его мне в чемодан?

— Да, именно это я и сказал.

Вопреки ожиданиям Мойста, Адора не стала крутить пальцем у виска, а лишь нахмурилась, о чем-то напряженно думая. Наконец она спросила:

— А куда именно ты засунул свой конверт?

— В какую-то черную накидку, — вспомнил Мойст, — она лежала сверху. Может, ты ее надевала где-нибудь по дороге? Конверт мог вывалиться, а ты не заметила.

— Я ее не надевала, — покачала головой Адора.

— А, ну, тогда конверт, наверное, все еще у тебя в чемодане, — с облегчением вздохнул Мойст. — Лежит себе спокойно.

— Нет. Не лежит. Понимаешь, этой накидки у меня больше нет. Я ее подарила. Обвязала ленточкой и отнесла нянюшке Огг. — Адора вздохнула. — Контакт налаживала. Тут принято что-нибудь дарить ведьмам, и черное они как раз очень жалуют.

Мойст не знал, что сказать. Среди множества сценариев утери кольца, которые он пересмотрел, ругая себя за идиотский поступок, такого дурацкого варианта развития событий не было.

— Надеюсь, кольцо было не очень дорогим? — забеспокоилась практичная Адора.

Ерунда, еще пара месячных окладов Главного Почтмейстера и кредит будет выплачен.

— Ты уже говоришь о нем в прошедшем времени? — ушел от ответа он. — Кажется, кольцо еще вполне можно вернуть.

— Забрать у ведьмы ее подарок? — Адора посмотрела на него, как на сумасшедшего. — Она же наверняка подумала, что конверт с кольцом тоже предназначался ей.

— Вряд ли она так подумала.

— Почему? Вполне могла...

— Потому что в конверте лежало письмо, в котором было написано: "Вы выйдете за меня замуж, мисс Диахарт?" — пояснил Мойст.

Пожалуй, он мог бы забрать главный приз на конкурсе самых нелепых предложений руки и сердца.

— О. Тогда у нас действительно есть шанс вернуть это кольцо, — заметила мисс Диахарт, опять упустив подходящий момент кинуться ему в объятия со словами "да, я согласна".

***

Дверь в коттедж нянюшки Огг, который, как оказалось, располагался в самом центре того, что здесь считалось столицей, им открыла довольно испуганного вида женщина в фартуке и с тряпкой в руке. Мойст только собрался с ней вежливо поздороваться, как из глубины дома крикнули:

— Кто там, гости? Пусть идут сюда.

Женщина впустила их внутрь и, шепнув "она в кухне", принялась торопливо протирать полки. Мойст покосился на Адору и несколько неуверенно шагнул в сторону кухни, определив ее по доносящимся оттуда аппетитным запахам.

Но какие бы страшные картины ни рисовало воображение почтмейстера, в кухне за столом обнаружилась кругленькая симпатичная старушка, которая, завидев их с Адорой, тут же расплылась в обезоруживающей улыбке. Улыбка, открывающая один единственный зуб, просто не могла не обезоруживать.

— А, это ты, милая, — поприветствовала она Адору, — извини, что не встречаю, заварное тесто готовлю, а его надо постоянно мешать. - При этих нянюшкиных словах стоящая у очага женщина принялась с удвоенным рвением помешивать содержимое большой кастрюли. — Какого ты симпатичного молодого человека привела, — продолжила нянюшка добродушно. — Твой?

Мойсту было очень интересно, что ответит Адора на вопрос ведьмы, но та лишь сказала:

— Это Мойст фон Липвиг, главный почтмейстер Анк-Морпорка. Я вам о нем говорила.

— Помню-помню, — хихикнула старушка, с любопытством его разглядывая, — ты говорила, ему пришелся по душе "Банановый Восторг". А по виду и не скажешь, что у него имеются проблемы по этой части...

Мойст с подозрением уставился на Адору. Мисс Диахарт отвела глаза.

— Нянюшка, вообще-то мы пришли по поводу того подарка, — Адора замялась, — ну, той черной накидки, которую я вам подарила, помните?

Тут пришла очередь ведьмы отводить взгляд, ее вдруг очень заинтересовало происходящее у очага. Встав, она прогнала женщину, которая, как заметил Мойст, очень походила на ту, что открыла им дверь, и сама стала помешивать тесто.

— Так это была накидка? — наконец спросила она, не отрывая глаз от кастрюли. — А в чем дело-то?

Мойсту очень не понравился глагол "была", употребленный госпожой Огг, как и то, что ведьма упорно отводила взгляд.

— Дело в том, — заговорил он, внимательно всматриваясь в спину ведьмы, — что в эту накидку я засунул конверт. С кольцом. Планировалось, что мисс Диахарт достанет накидку из чемодана, конверт упадет, она его увидит. Сюрприз...

Нянюшка старательно работала ложкой.

— Да, - кивнула Адора и подхватила эстафету: — А я решила подарить накидку вам, и прямо так и обвязала ленточкой, не разворачивая.

Нянюшка вздохнула.

— Ты не обижайся, — начала она, отключая огонь и наконец поворачиваясь к гостям, — это не в том смысле, что подарок мне не понравился... Просто Эсме, она скучает. И время как раз то самое, — нянюшка взглянула на окно и проговорила непонятно: — гуси улетают... Я подумала, что знак внимания от чужеземцев ее взбодрит маленько. Ну, потешит гордость ее. Вот я твой сверточек ей и отнесла, сказала, что в город из самого Анк-Морпорка дама важная приехала и ей, знаменитой матушке Ветровоск, подарок передать просит. Лично, мол, отдать робеет... Вот. — Нянюшка подняла глаза на Адору и спросила обеспокоенно: — А что, колечко шибко дорогое было?

И опять это прошедшее время.

— Так, может, вы сходите к госпоже Ветровоск и объясните ей ситуацию? — предложил Мойст.

— Забрать у Эсме подарок? — нянюшка с точностью скопировала давешний взгляд Адоры. — Нет уж, спасибочки. И вам не советую.

— Мы не собираемся отнимать у нее подарок, — начал уже раздражаться Мойст, — только наше кольцо.

— Ага, — кивнула ведьма и посмотрела на Мойста с сочувствием. — Ну, я вам дорогу объясню, а дальше уж сами. И меня, пожалуйста, не выдавайте.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
pinguina



Зарегистрирован: 28.08.2010
Сообщения: 2994
Откуда: Sto Lat
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Apr 28, 2012 7:21 am     Заголовок сообщения:

***

— Она точно что-то недоговаривает, — поделился Мойст своими подозрениями, когда они отошли от дома нянюшки. — Не удивлюсь, если она колечко куда-то припрятала, а накидку подруге отдала, чтобы отвести от себя подозрения. Сверток, мол, не разворачивала, а значит с нее и взятки гладки.

— Не надо судить всех по себе, — возмутилась Адора.

— А я по себе и не сужу, — возразил он, — я бы врал гораздо убедительнее.

Адора только хмыкнула, и некоторое время они шли молча.

— Заметь, госпожа Огг ничуть не удивилась истории попадания в накидку кольца, а это как минимум подозрительно, — не унимался Мойст.

Адора снова не удостоила его ответа. И Мойст решил сменить тему:

— Кстати, что там насчет "Бананового Восторга"?

— Ты же сам советовал почитать рецепты и сказать автору, какой мне больше всего понравился... — Она пожала плечами. — Я искала что-нибудь побезобиднее, но там все были из разряда "и мертвого разбудят"...

— Ну, спасибо тебе, — от души поблагодарил Мойст.

***

Жилище матушки Ветровоск с виду казалось намного менее гостеприимным, чем уютный коттедж нянюшки, да и местность тут была беспокояще уединенной. Мойст подумал, что не хотел бы оказаться тут один ночью, даже Адора, как он отметил, чувствовала себя здесь не в своей тарелке и шла без обычной своей решительности. Постучав в заднюю дверь и не дождавшись ответа, они довольно робко зашли внутрь. Дверь у них за спиной громко хлопнула, и Мойст, невольно вздрогнув, обернулся и встретился взглядом с высокой и худой женщиной в черной остроконечной шляпе.

— Здрасьте, — бросила ведьма, проходя мимо них в комнату и вываливая на стол охапку каких-то устрашающего вида растений. — Зачем пожаловали?

Теперь, когда женщина стояла напротив окна, Мойст смог разглядеть кожаный фартук и такие же толстые кожаные перчатки. Вид у нее был внушительный.

— Здравствуйте, — не без труда улыбнулся он и взглянул на Адору, но та, кажется, тоже не горела желанием поведать матушке Ветровоск причину их прихода.

Хозяйка дома тем временем тоже смотрела на Адору.

— Вы та иностранка, о которой говорила Гита. — Это был не вопрос, а утверждение.

Адора кивнула.

— Вам понравился подарок? — вежливо поинтересовалась она.

— Хорошая накидка, — похвалила ведьма. — Не надеваю, чтобы не запачкать.

Адора многозначительно посмотрела на Мойста, предлагая тому продолжить разговор. Мойст решился:

— А из нее ничего не падало?

Эсме Ветровоск взглянула на пол и покачала головой:

— Не припоминаю такого события. — Затем ведьма вдруг прищурилась на Мойста и сказала: — Ну-ка, дай мне руку.

Мойст подавил желание спрятать руки за спину и уточнил:

— Левую?

— Да мне все равно.

Мойст нехотя протянул левую руку ладонью вверх.
Старуха крепко схватила ее и чем-то быстро уколола ему указательный палец. Мойст ойкнул и попытался вырвать руку, но хватка ведьмы оказалась сильней.

— Подумаешь, комарик укусил. Конфетку дать? — хмыкнула ведьма и аккуратно подобрала каплю его крови какой-то колбочкой.

Судя по звукам за его спиной, у Адоры запершило в горле. Конечно, запершило в горле. Именно это и означали подозрительно похожие на хихиканье звуки.

— Хотя конфетки у меня нет, — покачала головой матушка, — давай я тебе погадаю?

— Не стоит, — улыбнулся Мойст, вежливо, но настойчиво пытаясь освободить руку.

— Должна же я как-то отблагодарить тебя за твою драгоценную капельку крови, — так же настойчиво не освобождала его руку ведьма. — Ну-с, посмотрим... Вижу, в скором будущем тебя ожидает какая-то темная пещера. — Матушка склонилась над ладонью. — А нет, это просто пятнышко грязи. Так... А что у нас в прошлом?.. Ага. Врун и мошенник.

У Адоры отчаянно чесалось горло.

— Может, опять пятнышко? — невинным тоном поинтересовался Мойст.

— Тут не пятнышко, тут несмываемое пятно, молодой человек, — сказала ведьма, отпуская наконец многострадальную кисть Мойста. Правда, долго радоваться ему не пришлось, потому что почти сразу же рука старухи взметнулась к его голове, и он почувствовал, что эта самая голова потеряла часть волос. — С паршивой овцы хоть шерсти клок, — прокомментировала свои действия хулиганка и отошла к столу, где и положила свои трофеи рядом с принесенными ею ранее цветами.

Скорее всего это были цветы. Они чем-то отдаленно напоминали анютины глазки. Только эти анютины глазки долго пожили на свете и слишком многое повидали, а потому вымахали в полметра ростом, отрастили шипы и почернели.

Матушка положила цветы на доску и принялась разрезать их большим ножом, сбрасывая нарезанные куски в стоящий тут же небольшой котел. Теперь Мойст, у которого вдруг обострилось внимание, заметил на столе несколько восковых свечей, пару очень острых на вид шляпных булавок, а также бутылочку, на этикетке которой значилось: "СГЛАЗ".

— Какие интересные цветы, — подала голос Адора, — как они называются?

— Черный Глаз, — ответила ведьма.

— Я почему-то так и подумал, — пробормотал Мойст.

— Что? — переспросила матушка, у которой, похоже, был отличный слух.

Мойст ответил не сразу, его внимание как раз привлек камин. Вернее, то, что в нем лежало. Он был уверен, что разглядел в кучке пепла недогоревший уголок листа бумаги. Или конверта.

— В накидку, которую вам подарила мисс Диахарт, случайно попал конверт с кольцом, — сказал он, продолжая задумчиво глядеть на кусочек бумаги.

— Чего только не бывает, – философски заметила ведьма, сбрасывая в котел очередную порцию Черного Глаза.

— Может, вы находили это кольцо?

Матушка отвлеклась от своего занятия и проявила любопытство:

— А как оно выглядело?

— Золотое. С изумрудом.

Адора тихо присвистнула.

— С изумрудом? – переспросила ведьма. — Мой любимый камень. И что, очень большой изумруд?

— Да нет, — заверил ее Мойст, — совсем крошечный. - Он чуть-чуть развел большой и указательный пальцы.

— Мой любимый размер, — кивнула матушка.

— Значит, не находили? — уточнил Мойст.

— Дай-ка подумать... Говоришь, золотое с изумрудом?

— Точно.

Матушка стащила с левой руки перчатку и задумчиво почесала кончик носа.

— Нет, не находила, — ответила она наконец.

А Мойст уставился на руку, теперь не скрытую толстой перчаткой.

— Раз уж зашли, может, чайку попьете? — вдруг миролюбиво предложила ведьма. — Я мигом приготовлю.

Мойст открыл рот, чтобы ответить, но Адора его опередила:

— Нет, спасибо большое, но нам уже пора.

Она схватила Мойста за руку и потащила его на улицу.

— Подожди, — попробовал воспротивиться он, когда они оказались на свежем воздухе.

— Ты что, собираешь выпить то, что она тебе нальет? — прошипела Адора, продолжая тащить его по дороге. — Возможно, ты не заметил, но ты ей не очень-то понравился.

— Это взаимно, — заверил ее он. — Но, если ты не заметила, у нее на пальце наше кольцо.

— Разве? — удивилась Адора, замедляя шаг. — Я не заметила... Правда, что-то вспыхнуло, когда она чесало нос. Как звездочка...

— Но каково нахальство! — воскликнул Мойст почти восхищенно. — Она открыто показывает, что взяла его. И всю эту встречу она явно инсценировала. Воск, булавки, сглаз... Припугнуть решила. И даже не потрудилась как следует сжечь улику, потому что думает, что ей и так все сойдет с рук, и ничего мы не сможем сделать...

— Но мы и правда ничего не сможем сделать, — заметила Адора. — Или как, возвращаемся — ты будешь ее держать, а я стаскиваю кольцо? — ехидно спросила она.

— Ты же знаешь, я противник насильственных мер, — в том же тоне ответил Мойст, оглядываясь на дом матушки.

— Забудь, — посоветовала Адора. — Поверь, матушка Ветровоск не из тех людей, которых хотелось бы иметь в списке врагов. Кольцо того не стоит.

— Да я ничего и не собираюсь делать, — пожал плечами Мойст.

И понял, что это было правдой. Если уж на то пошло, он попросту не знал, что можно было бы предпринять в такой дурацкой ситуации.

***

Когда они вернулись в город, их окликнула нянюшка Огг, которая, как показалось Мойсту, специально поджидала их около своего домика.

— Ну, живы-здоровы? — поинтересовалась она. — Никак Эсме дома не оказалось? Кстати, тебя с башни твоей спрашивали, — сказала она Адоре.

— Ну, вы тут пока поболтайте, — бросила девушка и заспешила прочь, оставив Мойста наедине с нянюшкой.

Какое-то время они изучали друг на друга, потом ведьма улыбнулась, и Мойсту не оставалось ничего другого, как улыбнуться в ответ.

— Нашли кольцо?

— Нашли, — кивнул Мойст. — На мизинце у вашей подруги.

— Ага... Ну, думаю, для всех будет лучше, если там оно и останется.

— Я бы предпочел, чтобы оно оказалось на пальце у моей девушки, — заметил Мойст.

— Понимаю, — покивала головой нянюшка. — Предложение хочешь сделать.

— И как вы догадались?

— Чем ехидничать, пошел бы, купил какое-нибудь колечко, пока твоей мисс нету, да и сделал бы ей свое предложение. Лучшего моменту не подвернется. Она сейчас чувствует себя в некотором роде виноватой перед тобой, — с видом опытного психолога проговорила она.

Мойст недоверчиво взглянул на старушку.

— Я знаю, что говорю, чай, пожила на свете. Она, конечно, виду не показывает, не из таковских. В общем, дерзай.

— Да где я тут колечко куплю? — хмыкнул Мойст, тем не менее невольно проникаясь уверенностью нянюшки.

— Так у Кварнея нашего. У него в лавке чего только нет, — нянюшка показала на соседний дом. — Даже сувениры теперь продает. Все по-современному, — важно проговорила она.

***

У мистера Кварнея действительно продавались сувениры, это было первое, что бросалось в глаза при входе в лавку — огромная надпись "СУВИНИРЫ" и какие-то бесформенные глиняные лепешки, украшавшие большую часть левой стены. Заинтригованный, Мойст подошел поближе и вгляделся в лепешки. На одной из них изображалось нечто, смахивающее на кучу мусора с торчащим из нее штырем, а сверху, видимо, для людей, не обладающих хорошо развитым воображением, было приписано объяснение: "Анк-Марпорк". Остальные лепешки, по всей видимости, изображали другие города и страны.

— Интересуетесь нашлепками на дверь в кладовую? — послышалось сзади.

— Как, простите? — растерялся Мойст, отрываясь от изучения "Убирвальда".

— Нашлепки на дверь в кладовую, — пояснил хозяин лавки, — это последний писк моды.

Мойст посмотрел на "нашлепки на дверь в кладовую". Похоже, "последний" надо было понимать как "предсмертный".

— А почему они так называются? — не удержался от любопытства он.

Это заставило мистера Кварнея ненадолго задуматься.

— Потому что их нашлепывают на дверь в кладовую, — наконец изрек он.

— Ух-ты. — Мойст опять уставился на глиняные произведения искусства. — А как они там удерживаются?

— О, — подмигнул мистер Кварней, — очень правильный вопрос! Эти нашлепки с секретом. Попробуйте подергать, — предложил он.

Мойст послушно подергал нашлепку с надписью "Арлея". Та держалась крепко.

— Не отодрать, — прокомментировал он. — Как же они держатся? — Мойст был весь внимание.

— Их нужно смазать специальным клеем! — торжественно возвестил продавец. — Мы называем его супер-клеем. Тюбик стоит доллар.

— Поразительно, — Мойст еще раз подергал нашлепку. — То есть секрет в том, что помимо нашлепки на дверь в кладовую нужно еще купить клей за доллар? Гениально... Такая свежая коммерческая мысль. — Мойст опять посмотрел на уродливые сувениры. — А ... зачем кому-то наклеивать эти нашлепки на дверь в кладовую? — задал он давно волновавший его вопрос.

— Ну, как это зачем? — удивился лавочник. — Чтобы хвастаться, в каких вы странах да городах бывали. Это ведь самое что ни на есть до-ка-за-тель-ство вашего путешествия. Вот.

— Ага, — кивнул Мойст. — А почему тогда тут есть нашлепки и с Убервальдом, и с Анк-Морпорком... И даже с Орлеей? Ведь подразумевается, что сувениры надо привозить из этих стран?

Мистер Кварней непонимающе уставился на странного покупателя.

— Это что же, из-за глиняной фигушки за полдоллара аж до самой Орлеи переться?

Перед лицом такой железной логики Мойст был вынужден сдаться.

— Я вообще-то хочу купить кольцо, — сказал он и пояснил: — Обручальное.

— Обручальное? — с чрезвычайно хитрым видом переспросил мистер Кварней. — Таких нет. У нас тут всякие аиробики не приняты... Хе-хе. — Он взглянул на выражение лица Мойста. — Ну, понимаете — обруч, обручальное? Хе-хе. Шутка такая.

— А... — улыбнулся Мойст. — Смешно. Ну, так есть у вас кольца?

— А как же, — засуетился продавец, — как не быть.

На прилавок была поставлена коробка, где, радуясь свету, сверкали бриллианты, рубины и изумруды. На содержимое этой коробки можно было бы купить парочку таких королевств как Ланкр.

— Мне нужно настоящее кольцо, — счел нужным пояснить Мойст, — золото, серебро.

— Да зачем вам настоящее, — искренне удивился мистер Кварней, — девкам же лишь бы побольше да поблестючей. А золотые у меня только простые совсем, без стекляшек.

Но Мойст его уже не слушал, он смотрел на колечко, скромно лежащее среди окружающего его великолепия дешевой бижутерии. Это было его Кольцо. Нет, на самом деле это, конечно, было никакое не Кольцо, а всего лишь кольцо. Качественная подделка. Но на вид не отличить. Он взял колечко и поднес к глазам. В общем-то, ничего особенно странного в том, что здесь оказалась точная копия его Кольца, не было. Колечко было очень простеньким, без каких-либо отличительных примет. Удивиться можно было разве что появлению у создателей бижутерии вкуса. Но все же это было странно, и почти слишком хорошо, чтобы быть правдой. Кажется, даже размер был тот же...

Мойст почувствовал знакомое покалывание в пальцах.

***

Когда после разговора с мистером Кварнеем (в результате которого тот стал богаче на десять долларов, а мистер Липвиг приобрел кольцо, две нашлепки на дверь в кладовую и тюбик клея) Мойст вышел из лавки, на его губах играла улыбка. Улыбка предвкушения.

— Ты чего такой довольный? — Адора уже успела вернуться.

— Да так, придумал, как вернуть кольцо, — поделился радостью он.

— И как же? — подозрительно поинтересовалась мисс Диахарт.

— Попробую задобрить злобного дракона дарами.

Адора протянула руку к бумажному пакету с нашлепками и достала одну.

Этим? — спросила она. — Знаешь, по-моему, это не слишком удачная идея, Мойст. Или ты собираешься шмякнуть ее этой штукой по голове? — Адора взвесила нашлепку в руке. — Довольно тяжелая.

— Главное — не сам подарок, а внимание, — уверенно сказал Мойст. — Наше знакомство с мистрис Ветровоск началось с неверной ноты. Я уверен, в глубине души она добрая и нежадная женщина. Просто нужно найти к ней правильный подход.

Адора Белль положила ладонь ему на лоб.

— Вроде не горячий, — констатировала она. — Ты уверен, что с тобой все в порядке?

— Абсолютно. Но если уж на то пошло... — Мойст перехватил ладошку, прижал ее к груди и посмотрел Адоре в глаза долгим, проникновенным взглядом: — На случай, если я не вернусь. Может, ты хочешь сказать мне что-нибудь важное?

— Возвращайся с кольцом или на кольце? — Адора выдернула руку и пошла к дому нянюшки. — Не задерживайся, — обернувшись, добавила она.

— Адора, одумайся! — трагически крикнул он ей вдогонку. — Возможно, это последние твои слова мне.

Девушка в ответ только помахала ему рукой на прощание. Мойст ухмыльнулся и отправился к злобному дракону.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
pinguina



Зарегистрирован: 28.08.2010
Сообщения: 2994
Откуда: Sto Lat
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Apr 28, 2012 7:29 am     Заголовок сообщения:

***

Домик матушки Ветровоск выглядел таким же неприветливым, как и три часа назад. Мойст постучался и зашел. На этот раз на столе не было экспозиции "Черная магия для начинающих", и комната казалась менее зловещей: просто круглый стол, просто буфет, просто камин, просто кресло-качалка. И просто Ведьма.

— Опять пришел? Смелый, — похвалила она, продолжая лениво покачиваться в кресле.

— Мы тогда не договорили, — улыбнулся Мойст.

— Это потому что девушка твоя сообразительней тебя.

— Я вам подарок принес, — как ни в чем ни бывало продолжил Мойст, кладя на стол пакет.

— Такое ощущение, что у меня День рождения, — хмыкнула ведьма, вытянула левую руку и пошевелила пальцами, любуясь кольцом.

Мойст тоже немного полюбовался кольцом.

— Кстати, насчет Дня рождения, вы кто будете по знаку зодиака? Просто я слышал, что изумруд категорически противопоказан родившимся под знаком Злобной Старой Карги...

Мойст слишком поздно понял, что сказал это вслух. Кресло перестало качаться. Некоторое время в комнате стояла гробовая тишина. Хотя "стояла" это не совсем верное слово, гробовая тишина прислонилась к стенкам – от взгляда матушки у нее дрожали коленки.

— Ну, надо же, — сказала наконец ведьма и снова принялась раскачиваться. — Повезло мне, значит, что моя матушка, как приличная женщина, родила меня под крышей, а не под какими-то задияками.

Мойст расслабился. Тишина тоже.

— Давайте начистоту, мистрис Ветровоск, — предложил он.

Матушка приподняла брови и растянула губы в улыбке. Мойст подумал, что без улыбки ей гораздо лучше.

— А ты сумеешь? — спросила она. — Начистоту?

— Мы оба знаем, что это кольцо — мое.

Пожилая женщина так резво вскочила из низкого кресла, что Мойст еле удержался от того, чтобы постыдно отступить к двери.

— Ты можешь знать, что тебе там угодно, а кольцо это — мое, — спокойно ответила матушка. — О да, купил его ты. Но принадлежит оно мне. Тебе не приходило в голову, насколько странной выглядит вся эта история?

— И не раз, — согласился Мойст.

— Кольцо случайно попадает в накидку твоей девушки, она дарит эту накидку Гите, а Гита относит ее мне, даже не развернув...

— А я вам не говорил, что моя девушка подарила накидку госпоже Огг, — вставил Мойст.

— Ой, батюшки, поймал старуху! — матушка театрально всплеснула руками. — Только Гита умеет быть настолько наивно самонадеянной, чтобы считать, что может меня обмануть. Принесла мне этот сверток, наплела про важную и ужасно робкую даму. Как будто я не знаю, кто у нас тут знаменитость, — последнее слово ведьма буквально выплюнула. – Со своей книгой, с позволения сказать, рецептов. Ну, ничего, я не гонюсь за дешевой славой... — Матушка гордо вздернула подбородок и уставилась в окно. Через какое-то время она продолжила: — Но Гита, добрая душа, вечно обо мне волнуется. Или не обо мне, а обо всех окружающих, что вероятнее, — хмыкнула она. — Развлекает меня... — Она посмотрела на Мойста. — Слишком много случайностей в этой истории, а почему?

Мойст промолчал, понимая, что ответа от него и не требуется.

— Потому что кольцо пришло ко мне. А все вы были лишь временными хранителями, которых оно использовало, чтобы добраться до меня. Ты знаешь, как меня зовут?

Мойст кивнул, произносить он что-либо не решился, находясь под впечатлением от короткой, но прочувствованной речи матушки.

— Вот так. Это кольцо мое.

По этой логике, подумал Мойст, ей также принадлежали все изумруды Диска.

— Что ж, — сказал он, разводя руками, — мне нечего вам возразить... Но считаю своим долгом предупредить: я купил кольцо в лавке у мистера Кварнея. Надеюсь, вы понимаете, что настоящих изумрудов там не водится. — Технически Мойст не сказал ни слова лжи. — Но, думаю, вам достаточно будет не показывать кольцо этому господину, чтобы избежать конфуза, — улыбнулся Мойст. — Всего хорошего.

Он вышел за дверь и пошел по тропинке, медленно считая про себя. Когда он досчитал до восьми, сзади послышался голос матушки:

— Пытаешься меня обдурить?

Мойст остановился. И он предпочитал думать, что остановился сам, по собственному желанию, а вовсе не потому что его ноги вдруг как будто вросли в землю.

— Как вы могли такое подумать? — выдавил он, осторожно поворачиваясь. Ноги вновь обрели способность передвигаться.

— Решил, что я поверю, будто мое кольцо — подделка?

— Это легко проверить, — набрался храбрости Мойст. — Пойдемте к мистеру Кварнею.

— Ха! — прокомментировала матушка. — Думаешь, на дурочку напал? Сам уже как-то надоумил Кварнея говорить то, что надо.

— Вы действительно думаете, что кто-то в Ланкре посмеет вам врать? — искренне удивился Мойст. — Вас же все тут боятся до смерти... То есть уважают очень, конечно, — поправился он.

— Я по глазам твоим подлым вижу, что ты что-то затеваешь, — прищурилась ведьма. — Ты все так подстроишь, что бедный Кварней соврет и даже не поймет, что соврал.

— Вы меня переоцениваете, — нахально улыбнулся Мойст. — Ну, предложите какого-нибудь независимого эксперта. — Мойст, правда, сильно сомневался, что в Ланкре мог сыскаться хоть один эксперт, независимый от матушки Ветровоск.

— И назову, — скрестила руки на груди матушка. — Знаю я голубчиков, которые лучше всех разбираются в золоте и камушках. Тут недалеко, в горах.

Мойст взглянул на горы.

— Недалеко? Да дотуда, наверное, полдня идти.

— Ерунда, — ласково улыбнулась матушка. — Пара часов лету.

— Лету? — нервно переспросил Мойст.

***

Ноги Мойста сводило судорогой. В общем-то, практически только одними коленями он все эти бесконечные два часа удерживался на помеле. За талию сидящей перед ним ведьмы он пообещал себе схватиться только при опасности неминуемого падения в пропасть.

— Ногу надо уколоть булавкой, — услужливо подсказала матушка Ветровоск, наблюдая за гимнастикой мистера фон Липвига — он пытался самого себя тянуть за ступню.

— Спасибо, уже прошло, — заверил Мойст ведьму, мысленно рассказав, куда именно она может засунуть эту булавку. — Ну, и где ваши эксперты?

— Здесь, — ответила она и направилась к серому склону.

— Вы, конечно же, сами покажете гномам кольцо? — поинтересовался Мойст, не отставая от матушки.

— Разумеется, — пожала плечами она.

— Хорошо, — кивнул Мойст.

Через некоторое время матушка обернулась.

— Что "хорошо"?

— Просто "хорошо", — пояснил Мойст. — Люди часто говорят это слово. Оно заменяет такие слова, как "ладно" или "отлично", например.

— Не паясничай. Я знаю, что ты что-то этим своим "хорошо" имел в виду, вот и выкладывай.

— Как скажете, — улыбнулся Мойст. — Просто я подумал... Если все-таки прав я, и кольцо — подделка, будет неудобно. Вы вроде как не смогли стекляшку от изумруда отличить... Лучше, если в дураках, в случае чего, я буду.

На лице матушки явственно отражалась внутренняя борьба. В конце концов она неохотно сняла кольцо и протянула его Мойсту.

— Учти, умник, я слежу за каждым твоим движением, — пригрозила она. — Иди передо мной.

Мойст послушно прошел вперед и демонстративно поднял руки над головой. В этот момент в скале открылась неизвестно откуда взявшаяся дверь, и из нее выглянул гном.

— Здравствуйте, госпожа, — поприветствовал он матушку и взглянул на шляпу Мойста. — Никак остроухого поймали?

— Да нет, всего лишь человека с ужасным вкусом в одежде, — хмыкнула матушка. — Он хочет колечко одно проверить. Посмотришь? И заодно пусть кто-нибудь мою метлу глянет. Барахлит она.

— Колечко-то мы посмотрим, конечно, — заулыбался гном. — Да вот метла ваша, госпожа, особенная, вы же знаете. Она не барахлит — она характер проявляет. Проходите, — пригласил он их внутрь.

Он провел гостей в какое-то небольшой помещение, наверное, служившее здесь кабинетом, во всяком случае, в этой пещерке имелся письменный стол. Гном устроился за этим столом, вооружился увеличительным стеклом и выжидательно уставился на Мойста. Тот улыбнулся и протянул эксперту кольцо, которое за мгновение до этого, подменил на купленную у Кварнея имитацию. Подменил лишь на самую толику менее неуловимым движением, чем требовалось. Затылком он чувствовал внимательный взгляд матушки.

— Подделка, — сразу же вынес свой презрительный вердикт гном, даже не воспользовавшись лупой. — Тот, кто выдал его за настоящее, здорово вас надул, мистер, — ухмыльнулся он, возвращая Мойсту кольцо. — Стоило ради этого сюда лететь.

— О, поверьте, стоило, — улыбнулся Мойст, отправляя кольцо в карман.

Когда они вышли из владений гномов, матушка протянула руку ладонью вверх.

— Возвращай кольцо.

— Ну, если оно вам все еще нужно, — Мойст пожал плечами и достал кольцо.

Другое кольцо, умник, — сказала матушка. — То, которое все еще в твоем кармане.

Мойст попытался изобразить на лице непонимание, но под взглядом ведьмы быстро сдался и достал из кармана второе кольцо. Матушка забрала его и надела на мизинец.

— Черт, — выругался Мойст.

— Думал обвести меня вокруг пальца? — усмехнулась матушка.

— Глупая затея, — покаялся Мойст. — Но как вы заметили?

— Ты не так быстр, как думаешь, — самодовольно заметила ведьма.

— Вы ... превратите меня в лягушку? — опасливо поинтересовался своей судьбой Мойст, выдавая матушке улыбку нашалившего и пойманного с поличным хулигана.

Матушка хмыкнула.

— Живи пока, — милостиво разрешила она. — Но назад пойдешь пешком.

— Тогда разгоняться будете сами, — не ответил Мойст, после случая со Злобной Старой Каргой обращавшийся со своими мыслями в присутствии матушки Ветровоск очень аккуратно. Аккуратность обращения с мыслями заключалась в том, чтобы мысли оставались, собственно, мыслями.

— Подтолкнуть вас? — спросил он вслух.

— Ага, давай.

***

Когда помело Эсмеральды Ветровоск скрылось вдали, Мойст достал из кармана кольцо и повертел им, любуясь игрой света на изумруде, похожем на маленький восьмиугольный кусочек зеленого бархата. Как провести того, кто знает, что ты жулик? Всего лишь дать ему увидеть, как ты его обманываешь, а в нужный момент протянуть настоящее кольцо. Обыкновенный блеф. Трюк с кольцом с бриллиантом наоборот. Правда, сегодня этот трюк стоил ему многочасовой прогулки по незнакомым горам и лесам...

Кто-то подергал Мойста за рукав, он посмотрел вниз и увидел уже знакомого ему гнома.

— Что, остроухий, заблудился? — ухмыльнулся тот.

— Это крылышки, — объяснил Главный Почтмейстер, незаметно пряча кольцо в один из карманов.

— Сколько заплатишь за экскурсию по самой короткой дороге вниз? — поинтересовался гном, глядя на Мойста снизу вверх. И делая это нахально.

Мойст достал кошелек и заглянул внутрь: там сиротливо лежали несколько долларов и еще немного мелочи. Кажется, чтобы вернуться в Анк-Морпорк ему придется или одолжить денег у мисс Диахарт, что даже не рассматривалось, или опять ехать почтовой каретой в качестве Главного Почтмейстера.

— Вот все, что есть, — он высыпал содержимое кошелька в протянутую ладошку гнома.

— Не густо, — состроил гримаску гном, — но так уж и быть, тебе скидка, как другу госпожи Ветровоск. Иди за мной.

Когда они снова оказались внутри горы, гном остановился, достал откуда-то кусок черный ткани и скомандовал:

— Нагнись, остроухий. Я завяжу тебе глаза. Только так ты сможешь пройти по Владениям Подгорного Короля, — хихикнул проводник.

Какое, однако, у всех сегодня шутливое настроение. После некоторых колебаний Мойст все-таки нагнулся и дал гному себя ослепить.

Когда, после показавшихся Мойсту бесконечными блужданий по каменному лабиринту, он наконец почувствовал на лице дуновение ветерка и получил соизволение снять повязку, Мойст вздохнул с облегчением. Ему уже начало казаться, что маленький злодей решил завести его в самую глубь горы и оставить там умирать от голода... Мойст потер внушительную шишку на лбу — его гид был очень предупредителен и не забывал сообщать "остроухому" о начале участков с низким потолком. Спустя пару минут после того, как Мойст узнавал об этом самом потолке, нащупав его головой. Наверное, гном считал, что легкие сотрясения мозга отвлекут гостя от подсчета шагов и запоминания поворотов.

— Ступай по этой дороге и никуда не сворачивай, — напутствовал его гном, указав на тропку, скрывающуюся в темном лесу. — И поторопись, скоро совсем стемнеет, а в этом лесу никогда не знаешь, на что набредешь. Ну, удачи тебе, остроухий, — ухмыльнулся коротышка и скрылся из виду.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
pinguina



Зарегистрирован: 28.08.2010
Сообщения: 2994
Откуда: Sto Lat
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Apr 28, 2012 7:46 am     Заголовок сообщения:

***

Лес Мойст преодолел без приключений, не иначе Кольцо подсобило — отвадило от него страшных чудищ. Правда, всю дорогу ему отчетливо мерещился чей-то пристальный взгляд, от которого между лопаток пробегал холодок, так что Мойст очень обрадовался, когда завидел наконец домики Ланкра с желтыми огоньками освещенных окон. В коттедже нянюшки тоже горел свет. Мойст постучал и сразу же получил ответ:

— Заходи, открыто.

— Вы бы хоть поинтересовались, кто там, — укорил Мойст старушку за неосторожность, заходя в дом, — вдруг это бандит или насильник?

— Ага, дождешься их, как же, — посетовала нянюшка. — А вообще-то я думала, что это Адора вернулась.

Ведьма встала, подошла к окну и зачем-то отдернула шторку. Хотя разглядеть что-то в темноте за окном из светлой комнаты не представлялось возможным.

— Так она не здесь? — спросил Мойст, наблюдая за действиями старушки.

— Да нет, к Эсме она пошла. Тебя спасать. Ты же ушел и пропал на весь день, — пояснила нянюшка. — Я ее отговаривала — Эсме в это время уже спать ложится, но она слушать не стала. Волновалась, — ведьма подмигнула Мойсту. — Кстати, ты, наверное, голодный? — засуетилась ведьма. — Ты давай, хватай пирожки, а я пока чайку нам сделаю.

Адора не побоялась в одиночку отправиться к матушке Ветровоск к нему навыручку, да еще и на ночь глядя. Конечно, самым верным сейчас было бы броситься за ней... Мойст сел за стол, взял с большого блюда пирожок и с удовольствием его надкусил.

— А давно она ушла? — прожевав, поинтересовался он.

— Где-то с час назад, — ответила старушка, доставая из буфета кружки, и спросила: — Вкусные пирожки?

— Изумительные! — похвалил Мойст, вытаскивая из кучки второй пирожок.

Он уже успел прикончить третий и надкусить четвертый, когда дверь распахнулась и впустила внутрь немного запыхавшуюся мисс Диахарт.

— Ах, ты здесь! — сходу набросилась она на Мойста. — И где тебя носило?!

— Я... — начал он, но девушка только нетерпеливо отмахнулась от него, явно не ожидая ответа, чем он и воспользовался — доел пирожок.

— Там матушке Ветровоск плохо, — обратилась Адора к нянюшке.

— И что, сильно плохо? — нахмурилась та.

— По-моему, хуже некуда, — напряженным голосом ответила Адора. — Я долго не решалась заходить, думала, она спит, потому и не открывает... А потом я все-таки зашла и нашла ее в спальне. — Мисс Диахарт немного помолчала и наконец продолжила: — Не хотелось бы делать скоропалительных выводов, но, кажется, она совсем мертвая.

Мойст умудрился не подавиться пирожком, хотя сообщение Адоры застало его врасплох. Такого поворота сюжета он как-то не ожидал.

— А, это ладно, — улыбнулась нянюшка, — я уж думала что-то серьезное.

***

В доме у матушки Ветровоск царила мертвая тишина. Мойст невольно поежился.

— Ты уверена, что картонки не было? — в очередной раз поинтересовалась нянюшка у Адоры.

— Уверена, — шепотом ответила та, на нее тоже действовала мрачная атмосфера тихого дома.

— Ладно, проверим, — бодро проговорила ведьма и затопала по ступенькам, ведущим на второй этаж.

Адора нашла керосиновую лампу, зажгла ее и поставила на стол.

— Иди сюда, — подозвала она его.

В свете лампы Мойст разглядел какой-то конверт, тяжелый молоток и кольцо. А вернее, то, что от него осталось. Чуть сплющенное колечко лежало среди посверкивающих зеленым маленьких осколков и стеклянной пыли.

— Что ты сделал? — прошипела Адора.

— Ну, этого я точно не делал, — честно ответил Мойст.

— Ты как-то умудрился подсунуть ей подделку? — голос девушки не предвещал ничего хорошего.

— Она первая начала, — резонно заметил Мойст, на всякий случай отступая на шаг назад. — К тому же от такого удара раскололся бы и алмаз. Так что нам повезло, что матушка не решила подвергнуть такой проверке настоящее кольцо...

Многие всерьез полагали, что лучшая проверка драгоценного камня в домашних условиях — это со всей дури шандарахнуть по нему молотком. И судя по удручающему зрелищу, этой самой дури в матушке было предостаточно...

— Ты... — Адора наступала, угрожающе направив на него указательный палец, и Мойст порадовался, что девушка не прихватила с собой арбалет.

Тут Адора, кажется, тоже вспомнила об отсутствии арбалета и схватила лампу. Мойста спасло возвращение нянюшки.

— Ничего не понимаю, — бормотала она, — нигде нет этой чертовой картонки. — Она посмотрела на них: — А что это тут происходит? — Взгляд ее упал на стол. — Ай-ай, такую красоту расколотила... Какая муха ее укусила?

Мойст, — проворковала мисс Диахарт, — может, ты что-нибудь знаешь об этой мухе?

Чистосердечное признание смягчает наказание. Мойст рассказал дамам о том, как ему удалось вернуть кольцо.

— И насколько самодовольной она выглядела? — осторожно спросила нянюшка по завершении его исповеди.

— М-м-м.. По десятибалльной шкале? — Мойст вспомнил выражение лица матушки в тот момент, когда она уличала его в недостаточной быстроте. — Где-то на двадцать баллов...

— Понятно, — вздохнула старушка и плюхнулась на стул. — Значит, она все-таки заподозрила что-то, проверила и поняла, что ее обдурили... Н-да... Такой удар по ее самолюбию... — Нянюшка протянула руку к лежащему на столе конверту и достала из него лист бумаги. — Эх, Эсме, Эсме... Кто бы мог подумать? Эльфы и вампиры с ней не управились, а какое-то колечко сгубило.

— Да подождите вы, — нахмурился Мойст, избегая встречаться взглядом с Адорой, — вы же сами рассказывали нам о Заимствовании. Наверняка она просто летает где-то. И скоро вернется.

— Это вряд ли, — заметила нянюшка, — если она решила, что сдала, постарела, и теперь любой пройдоха ее может обвести вокруг пальца... — ведьма только махнула рукой. — Я всегда знала, что однажды уйдет она именно так: улетит и не вернется.

— Да почему вы так уверены, что она не вернется? — пожал плечами Мойст, мысленно поблагодарив нянюшку за "пройдоху".

— С Гордостью Эсме Ветровоск может посоревноваться только Упрямство Эсме Ветровоск, — спокойно пояснила ведьма, — к тому же, — добавила она буднично, — тут лежит ее завещание. — Старушка протянула Мойсту лист бумаги, который до этого изучала.

Мойст взглянул на письмо, там было всего две строчки:

"Гите Огг перидаю чернаю накитку, она паймет какую. Каралеве ланкрскай перидаю все книги каторые она тут найдет. А Залатому Умнику перидаю привет. Пращайте."

Мойст почувствовал на щеке дыхание Адоры – девушка пыталась читать, заглядывая ему через плечо.

— Ты не переживай, — успокоила его нянюшка, поднимаясь из-за стола, — все могло закончиться гораздо хуже...

— И как же? — хмыкнул Мойст.

— Ну, она бы могла превратить всю твою оставшуюся жизнь в ад, — пояснила нянюшка.

— О. — Мойст взглянул на лестницу. — Вы не против, если я к ней зайду? — спросил он ведьму.

— Да заходи, конечно, — откликнулась та, выглядывая из-за дверцы буфета. По всей видимости, одна накидка в качестве наследства ее не удовлетворила, и она решила поискать еще что-нибудь ценное. — Думаю, Эсме ничего против не имеет...

***

В спальне было очень тихо. Это была та особая, спокойная тишина, которая свидетельствовала об отсутствии в помещении кого-либо живого. Кроме того, в комнате было очень холодно — через открытое окно в дом вползала осенняя ночь. Мойст приблизился к лежащей на застеленной кровати матушке и дотронулся до ее руки. Та оказалась ледяной. Где-то за окном громко каркнула ворона.

— Это я виновата, — еле слышно произнес кто-то у него за спиной.

Мойст обернулся и увидел, что Адора тоже поднялась в спальню и теперь стояла в дверном проеме.

— С кольцом или на кольце, — зло передразнила она себя и рассеянно похлопала рукой по карманам пальто. Мойст очень хорошо знал это ее движение — так девушка искала свои сигареты. Правда, курить она бросила несколько месяцев назад.

Ла-а-ад...но. Вот это было действительно болезненно, Адора.

Мойст достал из кармана злополучное ювелирное изделие, повертел его в руках, а потом встал перед кроватью на одно колено и торжественно надел кольцо на холодный мизинец. И хотя он был уверен, что матушка никуда не улетела, а наблюдает за ним с какой-нибудь ветки за окном, все-равно ему было не по себе.

— Кольцо ваше, мистрис Ветровоск, — громко сказал он.

Он не знал толком, чего конкретно ждал, возможно, подрагивания ресниц или легкого вздоха... Только ничего не произошло.

— Может, надо еще ее поцеловать? — предложила сзади Адора. Голос девушки изменился, а вернее приобрел свои обычные, чуть насмешливые интонации.

Мойст встал с колен и посмотрел на мисс Диахарт. Сомнений быть не могло, мисс Диахарт ухмылялась.

— Ну что ж, — продолжила она, невозмутимо глядя ему прямо в глаза, — можно считать, что предложение сегодня ты сделал по всем правилам. Нужные слова произнес, на колени встал и кольцо на палец надел. Правда, не на тот палец, но это уже детали, не будем придираться.

Мойст не нашелся, что ответить. Пожалуй, это было несколько слишком даже для циничной Адоры.

— Немного настораживает разве что то, в какой день ты сделал свое предложение, — чуть нахмурилась мисс Диахарт.

Мойст взглянул на бездыханное тело матушки. Да уж, день не слишком удачный, с этим не поспоришь...

— А еще больше — то, что ты так и не сообразил, какой сегодня день, — закончила Адора и выжидательно посмотрела на него, склонив голову.

Мойст вспомнил, как трепетно женщины относятся ко всевозможным датам, правда, момент был не самым подходящим для упреков в забывчивости... Но тем не менее мозг мистера фон Липвига автоматически принялся высчитывать сегодняшнее число, а также строить предположения, какую такую важную дату он мог пропустить. Первый поцелуй?.. Первый выстрел из арбалета?.. У них ведь сейчас был сплюнь? Конец сплюня, если точнее. Во всяком случае, когда он в последний раз смотрел на календарь, до конца сплюня оставалось каких-то пара дней... Мойст уставился на Адору.

— Первое сектября... — пробормотал он. А память услужливо подсунула ему изображение Веренса Второго в шутовском колпаке. — День дураков, – ухмыльнулся Мойст.

— Бинго, — хмыкнула Адора. — Я уж думала, мне придется прямо тебе сказать.

— Ну, извини, — развел руками Мойст, — у меня выдался крайне занятой день, все никак не хватало времени взглянуть на календарь.

Со стороны окна послышался шелест крыльев, и Мойст обернулся как раз вовремя, чтобы стать свидетелем незабываемого зрелища резко садящейся в кровати матушки. Ведьма моргнула, каркнула, а потом попыталась похлопать крыльями. А Мойст ощутил острое желание найти что-нибудь, чем можно было бы начертить на полу защитный магический круг. Конечно, он готовил себя к чему-то подобному, но правда была в том, что к чему-то подобному просто невозможно подготовиться. Снизу послышался грохот какой-то посуды — нянюшка все еще изучала содержимое буфета.

— Поставь гр-р-рафин на место, Гита! — гаркнула матушка Ветровоск, медленно спуская ноги с кровати.

Раздался топот пухлых ножек, а потом в дверном проеме появилась нянюшка Огг.

— Нехорошо так обнадеживать людей, Эсме, — укорила она подругу.

— Не дождетесь, — ответила матушка и зевнула. — Червяку бы... Тьфу. Чайку бы. Гита, организуй. — Ведьма посмотрела на Мойста, чуть задержав взгляд на его лбу. — Как тебе экскурсия по Подгорному Королевству? — ехидно спросила она.

— О, незабываемо, — поделился впечатлениями Мойст. — Завязать глаза — это ваша идея?

— Да нет, — хмыкнула она. — Это они сами предложили. С фантазией ребята оказались.

— А в лесу, между прочим, я подвергался неисчислимым опасностям, — пожаловался Мойст, с укором воззрившись на Адору.

— Ничего подобного, — спокойно возразила та. — Матушка за тобой следила.

Теперь стало понятно, кого стоило поблагодарить за те жуткие моменты, которые он пережил в темном лесу.

— Что, прям всегда-всегда? — засомневался он.

— Всегда, — подтвердила матушка.

— Даже, когда я сходил с тропинки, чтобы...

— Нет.

— Вот тогда-то я и подвергался неисчислимым опасностям, — заверил Мойст.

— Неужели на гитиного кота нарвался? — ехидно осведомилась матушка.

В этот момент снизу донеслось:

— Я все слышу! И вообще, идите чай пить.

***

Ведьмы устроились за столом, а Адора с Мойстом от чая отказались: девушка не хотела задерживаться, а Мойст просто решил не рисковать. Мало ли что может подмешать в напиток создательница "Радости Домовводства". Исключительно из благих намерений, конечно.

— Смелый у тебя парень, — заявила нянюшка Адоре, отхлебывая из своей кружки с чаем. — Я бы не раздумывая выскочила за него замуж.

— А когда это ты раздумывала прежде чем выскочить замуж, Гита? — ехидно поинтересовалась матушка Ветровоск. — К тому же пытаться обдурить меня — это не смелость, а идиотизм.

— Вообще-то, я имела в виду то, что он надел тебе на палец кольцо, Эсме, — невинно пояснила кругленькая старушка и ухмыльнулась: — До него ведь никто так и не осмелился.

Матушка только хмыкнула в свою чашку с чаем.

— Кстати, о кольце, — решил напомнить о своем присутствии в комнате объект обсуждения. — Раз шутка уже закончилась, вы можете его вернуть.

Матушка подняла на него глаза. Мойст ответил ей открытой мальчишеской улыбкой.

— Шутка, — весело пояснил он. — Один-один, мистрис Ветровоск.

— Ага, — хмуро прокомментировала матушка, — не только смельчак, но еще и юморист. Определенно надо брать.

— Знаете, — не унимался Мойст, — я восхищен. Правда. Вы так ловко обвели меня вокруг пальца. А эта ваша короткая речь о том, что кольцо пришло к вам, а все мы были просто хранителями... Я потрясен. Ни за что бы не заподозрил, что вы притворяетесь! Это было так натурально. Вам бы в театре играть, мистрис Ветровоск.

Нянюшка закашлялась, подавившись чаем, а матушка вежливо сказала:

— Вы что-то загостились, не пора ли вам уже уходить?

— Эсме, это неприлично, — хрипло укорила ее нянюшка.

— Мы как раз собирались попрощаться, — заверил дам Мойст, — правда, Адора?

— Да, — подтвердила она. — Вас не проводить, нянюшка?

— Да я еще тут посижу, милая, ты за меня не беспокойся, я люблю ночные прогулки в одиночестве.

— Ну, спокойной ночи, — попрощалась Адора.

— Всего хорошего, — подхватил Мойст.

— И вам не хворать, — буркнула матушка.

Когда Мойст и Адора уже покинули домик матушки, до них донеслись звуки перепалки:

— Верни мне накидку, Эсме, ты-то, вон, кольцо себе заполучила.

— Перебьешься.

— Ну и ладно. Я с этого дела поимела кое-что поценнее колечков да накидок.

— Ха! И что же это?

Вам бы в театре играть, мистрис Ветровоск.

— Заткнись, Гита.

***

На небе светили луна и звезды, вокруг раздавались какие-то таинственные шорохи, где-то ухала сова. В общем, было самое подходящее время для романтических разговоров. А мисс Диахарт так и не кинулась ему в объятия со словами "да, я согласна". Надо было что-то с этим делать.

— Тебе не кажется, что это было довольно ... — начал он.

— Остроумно? — вставила мисс Диахарт.

— Жестоко? — предложил Мойст.

— И это говорит мне человек, пытавшийся ограбить бедную старушку? — подняла брови в притворном изумлении Адора.

— Я ведь всего лишь хотел сделать тебе предложение, — мягко сказал Мойст.

— Ну да, — кивнула девушка. — Пригласить в ресторан, заказать роскошный ужин, а потом протянуть мне бархатную коробочку?

— Кажется, именно так это обычно и делается, — заметил он.

— И с каких пор ты стал делать все обычно, Мойст? – язвительно спросила она. – Ты пригласил меня на первое свидание, оседлав Бориса, первое предложение сделал, когда мы висели на семафорной башне, а в чувствах ты признавался, стоя на виселице с петлей на шее.

Мойст улыбнулся.

— Разве засунуть кольцо тебе в накидку было недостаточно необычно?

— "Необычно" и "глупо" — это не синонимы, — просветила его она. — Кроме того... Не могла же я решаться на такой важный шаг и принимать предложение, не удостоверившись в том, что ты действительно покончил с прошлой жизнью, — пожала плечами девушка. — К тому же было очень заманчиво обмануть того, кто привык обманывать других, — добавила она.

Мойст подозревал, что именно в конце девушка выдала настоящую причину розыгрыша. Поэтому он проигнорировал последние слова Адоры и зацепился за второе приведенное ею объяснение:

— То есть это была проверка? — спросил он, добавив в голос нотки возмущения.

— Да. И ты ее не прошел.

— Ты же знаешь, что это была провокация, — возмущение в голосе Мойста набирало обороты.

— И ты на нее поддался, — отрезала она, ускоряя шаг.

Мойст знал этот особый яростный шаг мисс Диахарт. Девушка начинала злиться.

— Если бы в лавке не оказалось того кольца, я бы ничего не стал предпринимать, — упрямо возразил он. — Это было нечестно, — теперь в его голосе явственно звучало негодование. — Все равно что специально протягивать рюмку завязавшему алкоголику!

— О, как это характерно для тебя, — ядовито заметила Адора, — обвинять других в своих ошибках. Ты просто злишься, что в кои-то веки облапошили тебя.

— Ну, вас было трое против меня одного, — обиженно протянул Мойст.

— Зато у нас не было твоего огромного опыта, дорогой, — сладким голосом пропела Адора.

Теперь она разогналась настолько, что Мойст еле поспевал за нею.

— Так значит, ты считаешь, что я совсем не исправился? — "распалялся" Мойст.

— Да, считаю.

— Что я не заслуживаю доверия? — уточнил Мойст, все больше "сердясь".

— Да.

— Что я все такой же эгоцентричный ублюдок? — подбавил жару ссоре он.

— Да.

— С моральными принципами крысы?

— Да.

— И ты выйдешь за меня замуж?

— Да...

Мисс Диахарт резко остановилась и обернулась. Мистер фон Липвиг нахально ухмылялся.

— Подловил, — признала Адора.

Мойст галантно поклонился.

— Даже предложение не можешь сделать без ловкачеств? — съехидничала мисс Диахарт.

— Похоже, это был единственный способ добиться от тебя ответа "да", — развел руками Мойст. — Сделать ставку на твое любимое занятие.

Когда девушка подняла брови, он пояснил:

— Оскорблять меня.

— О, какой тонкий психологический подход, — похвалила Адора, усмехнувшись.

— И он сработал. Ты сказала "да". — Мойст обвел взглядом окружающую их темноту, сложил ладони рупором и громко возвестил: — Я призываю вас в свидетели, таинственные обитатели леса! Она сказала "да"!

Мисс Диахарт закусила губу, пряча улыбку.

— Ты бы не кричал, — посоветовала она, — вдруг таинственные обитатели леса решат откликнуться?

— Но ты сказала "да", — упрямо повторил Мойст. — И никаких скрещенных пальцев — я следил за твоими руками.

— Ну, конечно, — усмехнулась Адора, — это же профессиональное.

— Я летел над обрывами, — зловеще произнес Мойст, делая шаг к поцелую, — я блуждал по темным пещерам и страшным лесам, — он сделал еще один шаг, — я в глаза назвал Эсмеральду Ветровоск Злобной Старой Каргой...

— О, боги, — засмеялась Адора, — ты действительно это сделал?

— О да! — мрачно кивнул Мойст. — И выжил. — Еще один шаг. До поцелуя оставалось уже несколько дюймов. — По всем законам жанра после таких приключений герой получает руку принцессы и ...

— Половину "Великого Пути" в придачу? — подсказала Адора.

Мойст изобразил на лице глубокие раздумья.

— Да, — подтвердил наконец он. — Это будет очень кстати. Так уж вышло, что благодаря принцессе герой остался без гроша в кармане.

Адора протянула руку и провела пальцем по шишке у него на лбу.

— Очень жаль, — вздохнула она, — что меркантильным планам героя не суждено сбыться... — Она улыбнулась. — Герой слишком часто бился головой в темных пещерах, и потому опять забыл, какой сегодня день...

— Ну, вообще-то, — Мойст достал из кармана часы, поднес циферблат к глазам и сообщил: — уже целых семнадцать минут второе сектября. — Он продемонстрировал часы Адоре.

— Черт, и правда, — нахмурилась девушка. — Значит, никаких больше отговорок не придумать?

— Увы, — ухмыльнулся Мойст. — Боюсь, вам придется стать моей женой, мисс Диахарт.

— Правильно боитесь, мистер фон Липвиг, — подняла брови Адора, — потому что в таком случае вам придется стать моим мужем.

— Звучит как угроза, — заметил Мойст.

— Угроза и есть, — серьезно кивнула Адора, обнимая его за шею.

— Придется рискнуть, — улыбнулся Мойст, преодолевая наконец последние два дюйма до поцелуя.

Возвращая часы в карман, он подумал, что не мешало бы все-таки перевести стрелки назад.

***

А у себя в спальне мистер Кварней лежал рядом со сладко спящей миссис Кварней и прикидывал, на что потратит свалившееся на голову состояние. Нечего сказать, неделя у него выдалась прибыльная. Возможно, Веренс не так и не прав был со всей этой затеей с сувенирами. Поначалу-то Кварней совсем не разделял убеждений короля касательно того, что в городе нужно продавать товары для туристов. Ну, какие туристы в Ланкре? Ан нет. Вон оно как повернулось. Всего за одну неделю к нему наведалось аж два иностранца! Сначала эта дамочка, заплатившая за то, чтобы он заказал где надо копию ее кольца, а потом еще и приплатившая ему, чтобы он не рассказывал о ее приходе. А сегодня этот парень в золотом. Сначала на это колечко уставился, ну, прям как та дамочка и предсказывала, а потом говорит, мол, кольцо покупаю, а теперь расскажи мне, друг мой милый, кто его тебе принес... Ну, Кварней человек честный — ему заплатили, он и молчит. Никто, ответил, не приносил. А золотой ему этот кивает да на прилавок четыре доллара кладет, это тебе, говорит, за колечко, и столько же получишь, если правильно опишешь того, кто тебе его не приносил. Ну, Кварней человек честный — его спросили, он и ответил. Правда, сторговался все-таки на десять долларов за все, плюс две нашлепки. В подарок. Надо же товар как-то сбывать. Хотя парень почему-то долго артачился, не хотел нашлепки брать, предлагал ему, Кварнею, значит, даже доплатить, чтобы подарок он себе оставил. Ну, Кварней человек честный — раз уж деньги платите, то извольте и нашлепки взять. Еле уговорил. Все-таки верно толкуют, что все эти иностранцы — сумасшедшие.


Конец.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
kisa



Зарегистрирован: 29.01.2009
Сообщения: 2197
Откуда: Новосибирск/Москва
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Apr 28, 2012 8:56 am     Заголовок сообщения:

какая прелесть)))))
_________________
Ррррррмяу!!!
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора ICQ Number
Хейлир



Зарегистрирован: 19.06.2010
Сообщения: 637
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Apr 28, 2012 10:40 am     Заголовок сообщения:

Ну, личное эмоциональное впечатление я уже высказала в приватке, а остальное могу и повторить. Smile

Автора я подозревала, уже читая текст на фесте. Wink И голосовала только и исключительно за него.

Мне для полного счастья не хватило одного: намёка, что Адора догадалась о переводе часов. Smile Для симметричного удвоения мотива "Я сделаю вид, будто меня провели, раз тебе этого хочется". И, в принципе, для этого хватило бы наличия у неё собственных часов (и некоторого знания своего будущего муженька). Wink

Сюжет потрясающий, поведение и реакции персонажей очень чётко, без зазубринки, укладываются в "двойную схему розыгрыша". То есть выглядят естественно при любом уровне "осведомлённости" читателя. И в одном моменте раскрытие "двойного дна" кардинально меняет смысл эмоциональной реакции Мойста. (Или мне так кажется.)

"Тут несмываемое пятно", Липвиг-"эльф" и вся сцена "предложения в лесу" восхитительны.

Замечание для себя: Адора называет Мойста Мойстом.

Кстати, мисс Маккалариат искажает фамилию Почтмейстера как "Гудвиг", но в других местах его фамилия не переводится.

Пара опечаток Spoiler:

воскликнула Мойст почти восхищенно

Вас же все тут бояться до смерти...


_________________
"Где надежда, там жизнь!" (с) Ринсвинд
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
M.



Зарегистрирован: 31.01.2008
Сообщения: 7951
Откуда: Bonk
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Apr 28, 2012 1:45 pm     Заголовок сообщения:

(Ищет под столом свою челюсть).
Так, Пингвина, я вам слово даю, что история с изумрудом в "Фиалке" была продумана-разработана еще до старта игры! Нет, у меня нет слов.

А фанфик понравился.

Вот я думаю: отношение Эсме к побрякушкам - одна из выразительных черт ее характера. В смысле, что терпеть она их не может. Вы "Зимодея" еще не читали, где она заставила Тиффани выбросить кулончик в реку? Я это к тому, что Мойст ее, конечно, не знает. Но ведь у него на людей глаз наметан, особенно на отношение людей к дорогим вещицам? У меня все время было ожидание, что промелькнет какая-то его мысль "а с виду бы никогда не сказал, что эта старуха может быть падкой до украшений". Или что-то в таком роде. Laughing

Есть один момент, где логика нарушена, или я чего-то не понимаю. Адора с Мойстом рассталась в Анх-Морпорке, оттуда привезла накидку, стало быть, и конверт с кольцом. Они оба этого не скрывают. Каким же образом Эсме должна была поверить, что Мойст купил это самое кольцо у Кварнея в Ланкре? То есть, как Мойст мог надеяться, что она в это поверит?

Тут можно было чуть сложнее прокрутить - мол, госпожа ведьма, колечко-то на самом деле грошовое и вдобавок типовое. Вот в лавке у вашего Кварнея точно такое. А она ему: так я и поверила, что ты хотел подарить своей девушке дешевку, да еще врать, что это золото с изумрудом. Ты ведь жениться на ней хочешь и она вроде не идиотка?

Или вы имели в виду как раз это? Разговор Мойста с Эсме о покупке кольца у Кварнея звучит очень двусмысленно, можно понять и так, и эдак.
_________________
Уши кота могут вращаться быстро.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
pinguina



Зарегистрирован: 28.08.2010
Сообщения: 2994
Откуда: Sto Lat
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Apr 28, 2012 8:13 pm     Заголовок сообщения:

Киса, рада, что понравилось Smile.

Хейлир писал(а):
Мне для полного счастья не хватило одного: намёка, что Адора догадалась о переводе часов. Smile Для симметричного удвоения мотива "Я сделаю вид, будто меня провели, раз тебе этого хочется". И, в принципе, для этого хватило бы наличия у неё собственных часов (и некоторого знания своего будущего муженька). Wink

Автор тоже об этом думал Smile, но потом решил: пусть Мойст будет "самым умным", а то вот "Любить легко" обвиняли в мужененавистничестве Rolling Eyes .

Хейлир писал(а):
Сюжет потрясающий, поведение и реакции персонажей очень чётко, без зазубринки, укладываются в "двойную схему розыгрыша". То есть выглядят естественно при любом уровне "осведомлённости" читателя. И в одном моменте раскрытие "двойного дна" кардинально меняет смысл эмоциональной реакции Мойста. (Или мне так кажется.)

Как автору мне интересно, читатель сразу догадывается, или все-таки последний кусочек, с Кварнеем, был не лишним?

M. писал(а):
Так, Пингвина, я вам слово даю, что история с изумрудом в "Фиалке" была продумана-разработана еще до старта игры! Нет, у меня нет слов.

Ага, а я начала продумывать этот фанф гораздо раньше, чем у нас в игре появился этот изумруд в золотой оправе Smile.

M. писал(а):
Вот я думаю: отношение Эсме к побрякушкам - одна из выразительных черт ее характера. В смысле, что терпеть она их не может. Вы "Зимодея" еще не читали, где она заставила Тиффани выбросить кулончик в реку? Я это к тому, что Мойст ее, конечно, не знает. Но ведь у него на людей глаз наметан, особенно на отношение людей к дорогим вещицам? У меня все время было ожидание, что промелькнет какая-то его мысль "а с виду бы никогда не сказал, что эта старуха может быть падкой до украшений". Или что-то в таком роде.

Насчет отношения Эсме к побрякушкам, это да. Но видите, как сам Мойст к кольцу относится? Подмигивающая Госпожа, все такое. Так что в общем-то он мог подумать, что и на эту вредную старуху Кольцо оказало свое действие. Автор не исключает, что так оно и было. В конце концов, Кольцо действительно помогло Мойсту добиться заветного "да", возможно, без Госпожи тут не обошлось Embarassed .

M. писал(а):
Есть один момент, где логика нарушена, или я чего-то не понимаю. Адора с Мойстом рассталась в Анх-Морпорке, оттуда привезла накидку, стало быть, и конверт с кольцом. Они оба этого не скрывают. Каким же образом Эсме должна была поверить, что Мойст купил это самое кольцо у Кварнея в Ланкре? То есть, как Мойст мог надеяться, что она в это поверит?

Удивительно, что вы нашли только один момент Laughing, честно говоря, фанфик писался в страшной спешке, я по своему обыкновению все откладывала, откладывала и дождалась, пока до отъезда одна неделя не осталась, так что кое-что скорее всего осталось сыроватым, но раз уж написано, то написано.
Насчет этого конкретного момента могу оправдаться так: вроде бы то, как в накидку попало кольцо, Эсме знать не должна была. Типа.

Цитата:
— В накидку, которую вам подарила мисс Диахарт, случайно попал конверт с кольцом, — сказал он, продолжая задумчиво глядеть на кусочек бумаги.

В общем-то, мог и уже в Ланкре засунуть, они же не рассказывали ей, что он только сегодня приехал...

Но это, конечно, отмазки, можно было и получше продумать, но для этого мне надо было пораньше начать писать фанфик Embarassed .
_________________
Ну всё, «сударыни» пошли и «вы» с большой буквы. Быть мату. (c)
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Хейлир



Зарегистрирован: 19.06.2010
Сообщения: 637
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Apr 28, 2012 9:04 pm     Заголовок сообщения:

pinguina писал(а):
Автор тоже об этом думал Smile, но потом решил: пусть Мойст будет "самым умным", а то вот "Любить легко" обвиняли в мужененавистничестве Rolling Eyes .

Да, я догадалась, что замысел был такой. Smile Но Мойст ведь и так остаётся "самым умным", учитывая концовку. Wink А уловка с часами на её фоне выглядит... несколько избыточным элементом, особенно учитывая, насколько легко она (при наличии у Адоры часов) разоблачается. Так что, в общем, никакого особого "ума" для этого не требуется.

И для меня дело даже не столько в "структурной стройности", сколько в... эмоциональной стороне вопроса. Мне было бы приятно, если б в решающий момент Адора сделала хоть один шаг "навстречу" Мойсту, пусть и без (или особенно без) его ведома. Я неисправимый романтик, ага. Smile

(задумчиво) Но поскольку в тексте напрямую про это ничего не сказано, свобода читательской интерпретации позволяет мне по крайней мере допустить возможность такого варианта, так ведь? Wink

pinguina писал(а):
Как автору мне интересно, читатель сразу догадывается, или все-таки последний кусочек, с Кварнеем, был не лишним?

Говоря за себя: никак не сразу. Однако в сцене "предложения в лесу" так подчёркнуто акцентируется наигранность возмущения Липвига, что подозрения проснулись даже у меня. Laughing

Но мне мешала память о том эпизоде, где смысл эмоциональной реакции Мойста сильно меняется при условии его знания о розыгрыше.

Так что нет, отнюдь не лишним.
_________________
"Где надежда, там жизнь!" (с) Ринсвинд
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Часовой пояс: GMT

 


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах