Автор / Сообщение

Золотой Декабрь (флешмоб).

M.



Зарегистрирован: 31.01.2008
Сообщения: 7951
Откуда: Bonk
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Nov 17, 2012 3:08 pm     Заголовок сообщения: Золотой Декабрь (флешмоб).

Кто бы мог поверить, что у преподавателей Незримого Университета не вызовет энтузиазма приглашение на роскошный званый ужин?

Вся проблема была в меню. В приглашении подчеркивалось, что дорогих гостей ждёт Исключительно Полноценный и Аппетитный Чисто Вегетарианский Обед - обуреваемая заботой о правильном питании мужа, леди Сибилла решила пойти на крайние меры и подать всему городу пример любви к Здоровой Пище.

Поэтому волшебники с благодарностью отправили от своего лица кого не жалко, то есть Пондера Стиббонса.

Таким образом, причиной совершенно чудовищных и невероятных событий, которые в близком будущем ожидали ничего не подозревающий город Анх-Морпорк, стало случайное обстоятельство: соседом Стиббонса за столом оказался секретарь Патриция, Драмнотт.

Совместно пережитые тяжкие испытания сближают. Поэтому через полчаса после начала обеда Пондер завел со своим соседом разговор о погоде. И полтора часа спустя они обнаружили, что у таких, казалось бы, разных людей, удивительно много общего.

- У вас научный склад ума, - с уважением заметил Стиббонс.

- В моей работе много такого, что я назвал бы скорее Искусством, сэр, - отозвался Драмнотт. - О боги, несут еще один салат, и это всего лишь семнадцатая перемена...

Под прикрытием свисающей скатерти Стиббонс передал соседу бутылочку соуса "Ухтыухты", который был способен придать привкус обманчивой съедобности даже самой скатерти, не то что банальному салату.

- Представьте себе, что такое составить график для деловых посетителей, которых принимает Его Светлость! - продолжал Драмнотт, вытирая слезы, и жадно набросился на огуречное ассорти, чтобы загасить пожар у себя во рту. Леди Сибилла со своего места во главе стола одарила его счастливой улыбкой.

- На день? - уточнил Стиббонс.

- Что вы. На месяц вперед! Причем надо иметь в виду возможность поправок, жестко фиксированное время начала визита и плавающее время его продолжительности, прибавить время на томление в приемной с учетом того, что некоторые посетители сталкиваться там не должны, а другим следует случайно столкнуться в обязательном порядке. И заполнение возможных "окон", и...

Глаза Стиббонса сверкнули за стеклами очков.

- Интересная задача... - пробормотал он. - Думаю, я мог бы составить алгоритм программы, учитывающей неизвестные величины... И при помощи обращения к базам данных...

- Простите? - переспросил секретарь, который немного шумно запивал огурцы питательным тыквенным соком и не все расслышал.

- Сколько времени у вас уходит на составление графика?

- Три дня, считая ночные смены.

- Думаю, Гекс мог бы справиться с этим за полчаса.

- Вы полагаете, что МАШИНА способна учесть все факто… За сколько?!

- Мне потребуется время для того, чтобы написать программу. И данные, конечно. А потом вы увидите, на что способна эта МАШИНА.

- Но Его Светлость никогда не пойдет на...
_________________
Уши кота могут вращаться быстро.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
M.



Зарегистрирован: 31.01.2008
Сообщения: 7951
Откуда: Bonk
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Nov 17, 2012 3:14 pm     Заголовок сообщения:

* * *

- Я охотно пойду на… встречу господину Стиббонсу, - произнес лорд Ветинари вечером того же дня. – Это интересный эксперимент.

- Но как мы можем предоставить ему… - простонал Драмнотт.

- Разумеется, мы можем. Если вы имеете в виду фиктивные данные. Вымышленные названия, имена, факты. В конце концов, наша цель - не заменить вас Гексом, а лишь смоделировать процесс. Подготовьте всю необходимую документацию.


* * *

Позвякивая наручниками, Пондер Стиббонс вошел к себе в кабинет и Джульетта, как обычно, встретила его ласковой улыбкой. Над головой у нее красовалась надпись «Мисс Декабрь. Сделай праздником каждый день» А ниже – «Она не кусается». Предположительно, этот всем осточертевший слоган относился к новенькой кольчуге, в которую была облачена Джульетта, и которая очень ей шла. Так же, как и подобранная под цвет волос и завитая колечками накладная борода: Джульетте шло всё.

Второй раз Пондер по-настоящему пожалел* об оснащении Гекса новым печатающим устройством, которое позволяло делать красочные изображения разного формата, когда к нему потянулась череда коллег с приватной просьбой сделать им копию постера «этой славной девушки, что подавала закуски».

С каждой новой копией качество изображения становилось все лучше, и Стиббонсу стало казаться, что Гекс испытывает к Джульетте некие особые чувства. Это вызывало у Пондера что-то вроде ревности.

Он вытащил из внутреннего кармана ключ к наручникам и отстегнул от своего запястья чемоданчик с кодовыми замками. Потом расчистил немного места на столе, достал из чемодана верхнюю стопку документов и начал вводить данные.

Через несколько часов плодотворной работы Стиббонс уже крепко спал, пристроив себе под щеку папку с белибердой, помеченную грифом «Совершенно секретно». И правда, наличие воображения у Драмнотта было такой страшной тайной, что даже он сам об этом не догадывался. Ровно до того момента, как его перо словно по собственной воле стало выводить вместо привычных «Очудноземье, Злобения, Хершеба» какие-то невообразимые «Уругвай, Исландия и Шри Ланка».

Джульетта улыбалась Гексу со стены, призывая сделать праздником каждый день. Муравьи бежали по стеклянным трубкам. И вдруг в недрах Гекса что-то подозрительно щелкнуло. Стиббонс обычно просыпался от таких звуков, как от боевой трубы. Но сейчас он только подергал ногой во сне. Он слишком устал.

________________
*Первый раз он пожалел об этом после шутки кого-то из молодых помощников «теперь мы можем печатать фальшивые банкноты».
_________________
Уши кота могут вращаться быстро.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
M.



Зарегистрирован: 31.01.2008
Сообщения: 7951
Откуда: Bonk
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sun Nov 18, 2012 12:16 am     Заголовок сообщения:

* * *
Чудакулли не мог допустить, чтобы демонстрация новых достижений его Университета лорду Ветинари прошла без должного руководства. К этому Стиббонс был готов. Но то, что вместе с Патрицием и Архканцлером на пороге появился Мойст фон Липвиг, оказалось неожиданностью.

- Итак, что с нашими инвестициями? - сказал Ветинари, явно продолжая разговор, начатый по дороге. - Мы ведь договаривались на ежемесячные довложения, если мне не изменяет память? На вашем месте я не позволял бы себе их задерживать.

- Сезонность, сэр, - ответил Мойст. - Финансовое положение банка отражает общую ситуацию в городской экономике. А она зимой, как известно, переживает спад. Уменьшается число приезжих, а удельный вес торговой сферы и сферы услуг, ориентированных на гостей города, составляет больше половины от общего оборота...

- Вздор! - авторитетно заявил Чудакулли. - Вы хотите сказать, что Анх-Морпорк зимой привлекает мало туристов? Чепуха! Этот город в любое время года славится своим... ээ... своим...

- Своеобразием, - машинально подсказал Стиббонс.

- Где вы еще найдете такие Страшдественские обеды! - продолжал Архканцлер. - Бег трусцой по утрам - лучший способ набрать хорошую форму к Страшдеству, и начинать следует за месяц.

- Потому что за месяц до Страшдества горожанам развлечься больше нечем, - кисло заметил фон Липвиг. - Свои деньги они придерживают по карманам и не спешат нам выкладывать... то есть, вкладывать в экономику. И я не вижу причин, чтобы это положение поменялось. Если не случится какое-нибудь чудо.

- Еще пару секунд, господа, - сказал Пондер Стиббонс и глубоко засунул руки в карманы своего рабочего халата, стараясь незаметно вытереть вспотевшие ладони. Когда вы проверили всё двадцать раз и не сомневаетесь в результате, руки у вас жутко потеют и в самый неподходящий момент хочется выйти на минутку.

- Мммбзз мбзз, - сказал Гекс, широкий бумажный лист начал медленно выползать из печатающего устройства.

- Ну вот, прошу, - произнес Пондер. - Как я и говорил ва...

В комнате повисло молчание.

- Отличное качество печати, - произнес в наступившей тишине лорд Ветинари.

Глядя на то, как последовательно появляются лоб Джульетты, ее нос, улыбка и борода, Стиббонс почувствовал выступающую по всему телу испарину.

- Извините, - сказал он. – Видимо, я вчера прервал работу Гекса до того, как он выполнил задание распечатать еще один… календарь… на декабрь…

- Да, это календарь на декабрь, - согласился Патриций, разглядывая открывшиеся ниже кольчуги столбцы текста. – Весьма необычный календарь.

- У вас осталась только красная краска? - спросил Архканцлер.

- «Праздники декабря», - прочел фон Липвиг. - Похоже, что нет ни единого дня, который не был бы праздником. Где-нибудь. А что такое «Америка»?

Пондер Стиббонс вытер шею платком и сделал все, что было в его силах, и что ему никогда не удавалось. Он в очередной раз попытался внятно и доходчиво объяснить работу Гекса над Незримыми Письменами, которые будут созданы лишь в будущем, или могут быть созданы в будущем, или могли бы появиться в будущем, но никогда не появятся…

- Первое декабря. Индейский Потлач, - задумчиво прочел Ветинари. - Оставим в стороне вопрос о том, что такое "индейский". Но что такое "Потлач"?

Пондер Стиббонс упал в кресло и трясущимися пальцами набрал на клавиатуре вопрос. Из щели с готовностью стала выползать бумажная лента.

"Своего рода война за максимальное влияние и авторитет, в которой вместо обычного оружия использовалось имущество и материальные ценности. Потлач - это празднество, на котором тот, кто его устраивает, раздаёт гостям всё своё имущество и остаётся буквально ни с чем, но зато приобретает большой авторитет среди своих соплеменников и славу щедрого человека.

Для того, чтобы продемонстрировать гостям своё величие и пренебрежение к имеющемуся богатству и ценностям, по приказу вождей на глазах присутствующих сжигались или демонстративно выбрасывались в море действительно очень ценные вещи."

- Гм, - сказал Липвиг.

- Любопытно, кто такие эти "индейцы", - сказал Чудакулли. - Никогда не слышал о них. И уверен, никто не слышал.

- Как нам хорошо известно, если о них никто не слышал, это еще не доказывает, что их не существует, - заметил лорд Ветинари. - Кажется, шла речь о том, что зимой экономика переживает спад, потому что в жизни Анх-Морпорка мало интересных событий, которые могли бы привлечь туристов...

- Простите! - попытался вмешаться потрясенный Стиббонс. Но его не услышали.

- О! - сказал Мойст, пристальней рассматривая лист календаря, и вокруг него словно возникли золотые отблески, хотя сегодня он был в костюме серого цвета, - я отчётливо вижу, что в этом году город переживёт золотой декабрь!
_________________
Уши кота могут вращаться быстро.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Alv



Зарегистрирован: 18.07.2007
Сообщения: 3251
Откуда: Киев
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Mon Nov 19, 2012 1:25 am     Заголовок сообщения:

- Второе декабря, - прочитал Пондер. - День шлепанцев и борьбы с рабством.

- День шлепанцев! - посмаковал Архканцлер услышанное. - Вот это я понимаю, и праздник и повод к празднику одновременно. А рабство тут при чем?

- Не знаю, - ответил Стиббонс. - Гекс ничего не говорит по этому поводу. Но если праздник называется так, значит, какая-то связь должна быть.

Он вернулся к календарю.

- Третье декабря - Праздник крыши над головой. Четвёртое декабря - День информатики.

- День Информатики? - переспросил Мойст, - Что такое информатика?

- Наука о способах получения, накопления, хранения, преобразования, передачи, защиты и использования информации.

На лицах всех остальных выразилось понимание. Но Стиббонс не мог избавиться от мысли, что каждый из них понял его по-своему...

- Седьмое декабря, - прочел Ветинари. - День писем и гражданской авиации. Требуются... пояснения?

Мойст и Чудакулли посмотрели друг на друга с одинаково невинными выражениями лиц.

- Думаю, не требуются... - сказал Стиббонс. - Восьмое декабря. Торжественное открытие пляжного сезона, Уругвай, - слабым голосом произнёс он. - Послушайте, господа!..

- Купание в проруби? Очень полезно для здоровья, - отрезал Архканцлер. - Что там у нас дальше?

- Девятое декабря. Международный день борьбы с коррупцией.

- А зачем с ней бороться? - поинтересовался лорд Ветинари. - Я предлагаю, ээ... слегка изменить название. День Коррупции. Есть у кого-нибудь возражения?

Единственным ответом на его вопрос стало всеобщее покашливание.

- Десятое декабря, - невозмутимо зачитал Патриций. - Всемирный день футбола. Двенадцатое декабря - Национальный день "куку" и Пойя... Насколько мне известно, многие жители Анк-Морпорка уверены, что понятие "куку" мне знакомо не понаслышке. Но позвольте поинтересоваться, что такое "Пойя", мистер Стиббонс?

Пондер засуетился возле Гекса.

- Пишут, что в этот день светская активность должна уступать место духовной, большинство магазинов и предприятий закрыты, запрещена продажа мяса и алкоголя...

- Действительно "куку", - отметил Мойст и потянулся к календарю. - Зато тринадцатое декабря у нас - День галстучных булавок. Семнадцатое - День защиты секс-работниц и Марш красных зонтов. А восемнадцатое - День Поросенка.

- Девятнадцатое декабря - День Опиконсивии и праздничных гимнов, - подхватил Чудакулли и поднял взгляд на Стиббонса.

Тот был уже готов и процитировал текст распечатки:

- Древний праздник богини Опс, богини изобилия и плодородия. Относилась к числу хтонических (то есть подземных) богов, которые обеспечивают рост растений. В этот праздник следует быть как можно ближе к земле. Если погода не позволяет вам отправиться за город на пикник, спуститесь в подвал своего дома, насыпьте зерен себе в рукав или башмак, и попросите покровительства Опс.

- Это ж надо так на.. - начал Моист, но Чудакулли его перебил:

- Двадцать первое декабря - Праздник под названием "Видеть во всем светлую сторону", а так же конец света. Что, опять?

- Двадцать третье декабря - Ларенталия, - прочёл Ветинари, не посчитавшись с концом света.

- Праздник в честь лар, которые, по преданию, обитают в каждом доме у очага и служат его покровителями, - отозвался Стиббонс. - А двадцать седьмое декабря - День вырезания бумажных снежинок. И двадцать восьмое - День невинных младенцев.

- Тридцать первое декабря, Watch Night, - зацепил Мойст взглядом предпоследнее число календаря. - Ну, хоть один понятный всем праздник.
_________________
I know that you believe you understand what you think I said, but I'm not sure you realize that what you heard is not what I meant.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение ICQ Number
Alv



Зарегистрирован: 18.07.2007
Сообщения: 3251
Откуда: Киев
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Tue Nov 20, 2012 4:11 pm     Заголовок сообщения:

- Одиннадцатое декабря, - прочел лорд Ветинари. - Международный день танго. Хм. Дальше почему-то стихи: "Утомленное солнце нежно с морем прощалось..."

Чтобы не встречаться ни с кем глазами, Стиббонс уставился на портрет Джульетты. Джульетта ободряюще улыбнулась ему.
_________________
I know that you believe you understand what you think I said, but I'm not sure you realize that what you heard is not what I meant.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение ICQ Number
Alv



Зарегистрирован: 18.07.2007
Сообщения: 3251
Откуда: Киев
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Wed Nov 21, 2012 11:43 pm     Заголовок сообщения:

- Пятое декабря - День добровольцев и ванной вечеринки. - Огласив название праздника, Чудакулли хмыкнул.

- Возможно, в каком-то измерении есть двойник ванны, спроектированной Чёртовым Тупицей Джонсом... Или это праздник в честь вас, сэр, - не удержался Стиббонс.
_________________
I know that you believe you understand what you think I said, but I'm not sure you realize that what you heard is not what I meant.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение ICQ Number
Alv



Зарегистрирован: 18.07.2007
Сообщения: 3251
Откуда: Киев
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Nov 24, 2012 12:10 am     Заголовок сообщения:

- Пятнадцатое декабря - День чая. Как разумно, сделать в самой середине месяца передышку на чашечку чая. - Моист прикрыл глаза и замечтался. - Простите, - встрепенулся он через мгновение, - Я снова с вами. Кто работает с утра до ночи без передышки, те бы меня поняли...
_________________
I know that you believe you understand what you think I said, but I'm not sure you realize that what you heard is not what I meant.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение ICQ Number
Alv



Зарегистрирован: 18.07.2007
Сообщения: 3251
Откуда: Киев
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Thu Nov 29, 2012 9:29 pm     Заголовок сообщения:

- Четырнадцатое декабря - прочитал Стиббонс откашлявшись после замечания Моиста, - День обезьяны и Продажи невозвращенных библиотечных книг... Это может быть слишком опасным для города, ведь правда? - сказал он севшим голосом и с мольбой посмотрел на Ветинари.

Патриций поднял бровь.

- Двадцать второе декабря - День Хайку и Танг Юаня... - быстро подхватил Моист, не давая никому возможности вставить слово. - Ээ...

- Я знаю, что такое хайку, - авторитетно заявил Чудакулли. - Это сладкие рисовые клецки. Вы берете рисовую муку, черный кунжут, сало, арахисовое масло... Что это был за звук, Стиббонс? Ваша машина в порядке?

- Да, - невнятно ответил Пондер, который чуть не подавился слюной. За всей этой суматохой он не успел позавтракать. Да и поужинать, если уж на то пошло. - А что такое Танг Юань? - поинтересовался он, чтобы перевести разговор.

- Что-то агатейское, - ответил Чудакулли, величаво отмахнувшись.
_________________
I know that you believe you understand what you think I said, but I'm not sure you realize that what you heard is not what I meant.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение ICQ Number
folie40



Зарегистрирован: 14.11.2010
Сообщения: 759
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Fri Nov 30, 2012 8:27 pm     Заголовок сообщения:

Несмотря на поздний час, в типографии "Литейщик и Шпульки" вовсю кипела работа. Полученный заказ с полным правом можно было назвать необычным; впрочем, куда важнее было то обстоятельство, что заказ был правительственным. И его необходимо было выполнить очень быстро.
Старший наборщик Джон Сунерс перепечатал названия праздников - каждое на отдельном листе - буквально за пару минут. После чего, вернув календарь курьеру, раздал листочки остальным работникам. В течение ближайшей ночи им предстояло придумать для каждого праздника иллюстрацию ("что-нибудь простое, но в то же время отражающее суть"), подобрать подходящий шрифт - и сделать несколько тысяч копий получившихся листовок.
После отбытия курьера (лорд Ветинари изъявил желание повесить календарь на стену в своем кабинете) в типографии на несколько минут воцарилась тишина, нарушаемая лишь шорохом карандашей и сосредоточенным сопением.
- Слушай, Джон! - оторвавшись от работы, Стив Слоупок подошел к старшему наборщику и протянул ему листок, - похоже, у тебя тут опечатка.
- "Восьмое декабря. День открытия плыжного сезона, Уругвай" - прочел вслух Сунерс и нахмурился. Вспомнить оригинал не получалось - он, как всегда, набирал текст машинально, совершенно не вдумываясь в смысл. Хотя какой может быть смысл в слове "Уругвай"?.. - Да, случайно вставил лишнюю "п". Поправь, пожалуйста.
Кивнув, Стив вернулся на свое место и углубился в творческий процесс.
Утро застало работников типографии еле живыми от усталости, но довольными: работу удалось завершить в срок. Стопки листовок были благополучно отправлены фон Липвигу, как одному из главных организаторов будущих мероприятий.
***
- Лыжный сезон? - удивился Пондер, - но там же было...
- Да, конечно, - нетерпеливо перебил Мойст, - но ошибку заметили слишком поздно, чтобы ее можно было исправить, и потом, если поразмыслить, это только к лучшему. Сами понимаете...
Стиббонс кивнул. Да, он понимал. От пляжа в устье Анка за прошедшие два года мало что осталось. Предприимчивые горожане давно разнесли его по кусочкам, используя песок для самых различных нужд - от строительства до приготовления гномьего пирога ("Новый рецепт от Ломозуба: Ультра-рассыпчатый - по зубам каждому!"). Кучи мусора, в противоположность песку, вернулись на прежнее место, по пути изрядно увеличившись в размерах. Впрочем, сейчас, ранним утром 8-го декабря, они смотрелись довольно приятно: сильный снегопад, продолжавшийся всю ночь, превратил их в подобие гигантских сугробов.
- А его светлость тоже считает, что все к лучшему?
- Он пока не знает. Но я абсо... практически уверен, что ему понравится.
- Аркканцлер тоже наверняка будет доволен, - рассеянно проговорил Пондер, извлекая из груды лыжную палку и тыкая ею в снег. Вместо узора из треугольников, которые всегда напоминали волшебнику кусочки торта, на снегу отпечатались расположенные по кругу буквы: URUGUAY. Переведя взгляд на лыжи, Стиббонс заметил на них ту же самую надпись.
- Что же такое - или кто такой - этот Уругвай?! - почти простонал он.
- Понятия не имею, - беззаботно отозвался Мойст. - Но звучит красиво.
***
К полудню листовки были расклеены, сценарий праздника более или менее проработан, улицы запружены народом. По уже сложившейся за предыдущие семь дней традиции, лорд Ветинари вышел на балкон, чтобы дать сигнал к началу торжества. Магически усиленный голос патриция был слышен по всему городу.
- Объявляю торжественное открытие, - даже самый внимательный наблюдатель не услышал бы на этом месте какой-либо заминки, - лыжного сезона!
По, опять-таки, уже сложившейся традиции горожане ответили радостными криками и свистом.
- Поздравляю с праздником жителей Анк-Морпорка и гостей города. Желаю всем хорошо повеселиться.
Переждав очередную порцию криков, последовавшую за небольшой речью патриция, Мойст перенял эстафету - вооруженный, правда, не заклинаниями, а обычным рупором.
- Приглашаем всех на берега Анка, где состоится состязание лыжников! Победителя ожидает приз! Кроме того, все участники смогут получить горячительные... то есть горячие напитки. А в шесть часов вечера, как обычно, ожидается большой салют!
***
Золото мощным потоком изливалось на город. И дело было не только в солнечных лучах, так удачно пришедших на смену снегопаду. Золото перекочевывало в городскую казну из карманов приезжих, а порой даже - о чудо! - из карманов жителей Анк-Морпорка. После образцово-показательного пробега лучших лыжников города (Чудакулли не только полностью одобрил отклонение от первоначального сценария, но и вошел в число этих лыжников) был объявлен набор участников состязания. Для участия требовался сущий пустяк - купить лыжи. Выглядящие чрезвычайно красиво, но не слишком прочные и продаваемые по цене примерно в три раза выше их реальной себестоимости. Тут же были организованы мастер-классы по использованию лыж, где объяснялось, какой стороной они прикрепляются к ногам и для чего нужны эти острые палки - они тоже, разумеется, проводились не бесплатно.
Само состязание, которое Вильям де Словье позже описал в своей газете, как "мешанину воплей, толчков, падений и размахивания палками", заняло от силы минут двадцать. Победителем из него вышел приезжий, никому не известный гном Орм Крепкошлем, который, не обращая внимания на царящую вокруг суматоху, спокойно передвигался по размеченной трассе в точности так, как его только что научили.
Призом стал календарь - не праздничный, а обычный - с автографом Джульетты, плюс большая кружка пива. Остальные участники получили утешительные чашки чая и рекомендации отправляться домой залечивать ушибы.
Как ни странно, состязание не только не отбило у зрителей охоту поучаствовать в чем-то подобном, но и вдохновило многих из них на попытки прокатиться на лыжах. По-видимому, каждый думал "Ну что за неумехи! Здесь же нет ничего сложного, у меня получится гораздо лучше!" После чего проводил некоторое время, сперва пытаясь убедиться в своей правоте, а затем - пытаясь разобраться в своих конечностях и вновь подняться на ноги.
Между горожанами, приобщающимися к здоровому образу жизни, сновали торговцы, разносящие закуски и напитки - как известно, от физических нагрузок на свежем воздухе быстро разыгрывается аппетит. Пятая часть прибыли торговцев также шла в казну...
Достабль, появившийся сперва с сосисками, быстро оценил обстановку и исчез. Чтобы через полчаса вернуться с товаром совершенно иного рода.
- Мазь "Прилипала"! Ваши ботинки больше не будут выпадать из креплений! Специальный Отталкиватель! Нанесите на лыжи по одной капле, и вы ни разу не наступите одной лыжей на другую!
Шестичасовой салют тоже удался на славу. Некоторые, правда, заметили, что гигантская надпись "I love Ankh-Morpork!", с начала декабря ежевечерне озаряющая небо и служащая сигналом к завершению салюта, на сей раз почему-то превратилась в "I love Uruguay!"
***
- Зафиксировано несколько случаев фехтования на лыжных палках... доблестно пресеченных действиями Стражи. А также множество переломов...
- Драмнотт, вам очень плохо удаются многозначительные паузы. Лучше даже не пробуйте.
- Слушаюсь, милорд. Переломов лыж, владельцы которых тут же мчались покупать новые.
- Даже так?
- Да, милорд. Общая прибыль за сегодняшний день составила около трети от ежемесячных инвестиций Королевского банка.
- Что ж, отлично. На редкость удачная опечатка. Боюсь, что предлагаемое аркканцлером купание в проруби не нашло бы такого количества сторонников.
И патриций вновь склонился над доской для игры в "Бац", обдумывая очередной ход.
_________________
I listen and I hear what's said
I follow it from A to Z
But wisdom hasn't found me yet.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение ICQ Number
dominam non inventurus



Зарегистрирован: 16.02.2007
Сообщения: 2054
Откуда: Болгария
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sun Dec 02, 2012 9:59 pm     Заголовок сообщения:

Мирное Регулированное Небо

Когда приключилась беда, она, как обычно бывает, пришла вовсе не с той стороны, с которой ее ожидали. А ожидали то ее с огромного количества сторон опытные профессионалы, предусмотрительно взяв всевозможные мудрые меры... короче говоря, получилось, как обычно в необычных днях.

Постойте, постойте, о чем это? Давайте лучше сначала, а? Или хотя с какого-то начала?

Потому что письмо надо писать не откуда-то, а с начала (как советует "Самаучитель па писаню письма со Стилем" от С.Р.Б.Н.Достабля и Джонни Стиля). А когда дело касается настолько ответственного дела, как Гражданская Авиация, никак нельзя без строгих процедур - сначала проверить то, потом второе, потом еще огромное количество всяких пунктов, и это еще до того, как пошло-поехало. Потому что Гражданская Авиация - это не как писание письма с Дж. Стилем, где если не блюсти все меры предосторожности, останутся всего лишь кляксы, то есть пятна... дело как раз в том, что в Гражданской Авиации если что не так, останутся всего лишь пятна.

Тем более, когда дело касается (точнее находится в комупотенции) новосформированного Чрезвычайного Отряда по Регулированию Трафика (Воздушного) и Мероприятиям во Избежание (ЧОРТВозМИ) в составе 1. серж. Колон, Ф., 2. капр. Ноббс, Н. Сформированного в Страже, кстати, специально по случаю праздника Писем и Гражданской Авиации. А когда праздничная обстановка в руках таких опытных профессионалов, ничего не остается сделать, как начать по порядку. А именно с:

1. Предварительной подготовки

поздно вечером 6-го декабря (канун 7-го)

- ...и что тем более подчеркивает необходимость задач, выпавших наличному кадровому составу ЧОРТВозМИ на завтрашний день, а именно показать Полицейское Присуствие в Мирном Небе Анх-Морпорка, - вернулись умы личного состава Чрезвычайного Отряда к существенной части высказывания мистера А.Э. Пессималя.

Что поделать, мистер Ваймс и капитан Кэррот были уже по горло заняты, так что приказы на завтра оказались письменными, а это значит, что все как-то попало в руки А.Э. Пессималя. Который, конечно, был своим человеком, был же вместе с ними при последней Кумской долине, но почему-то настаивал, что приказ надо на самом деле зачитать вслух, а еще и сформулировать. Что ж, опытные профессионалы тем и отличаются от новичков, что знают, что такое надо просто вытерпеть. Ведь могло бы быть и похуже, мог бы кто-то вздумать, что такое вещи самому Отряду следует писать.

- Его Светлость Патриций Города недвусмысленно высказался, - продолжал Пессималь, - что на завтрашний день все граждане и гости смогут воочию увидеть высоко в Мирном Небе наше Полицейское Присуствие, подразумевая и Специальный аппарат и личный состав на его борту, и заключить из факта этого Присутствия, что небо на самом деле в высшей мере регулированно и безопасно.

Ну, как это цветасто ни сказано, а смысл вопреки всем этим словам, до которых обычно опытным профессионалам нет никакого дела, сейчас, увы, был ясен. "Полицейское Присутствие", это обычно были как раз Колон и Нобби, причем обычно как раз с целью доказать гражданам, что там где находится это Присутствие в самом деле безопасно. Ясно же, что там, где небезопасно, этого Присутствия не будет. И раз Патриций сказал, что ожидает...

Старший чин состава Чрезвычайного отряда почему-то не сумел ответить на это сразу, так что первым реагировал капрал:

- К завтрашнему дню мне чрезвычайно необходимо...

- Капрал Ноббс, - прервал его Пессималь - Командир Стражи оставил недвусмысленное распоряжение, что отпуск на погребение бабушки вам на завтрашний день не полагается, а я сам должен вам напомнить, что вы уже исчерпали полагающийся вам лимит погребений бабушки авансом и на последующие два года.

- Но полагалось же, что... Как же так, на самом деле, в воздухе?.. То есть, я имел ввиду, необходимость поддерживать прямую связь с землей, где у нас, точно так, основная сфера ответственности... - включился тем временем и сержант. - В общем-то ...эээ целесообразнее наблюдать этот аппарат с земли. Стража чтобы стояла твердо на земле, а этот большущий воздушный шар чтобы болтался сверху на ниточке. То есть на канате.

- Как это ни смешно будет выглядеть сержант Колон с такой огромнейшей хреновиной от Сонки на ниточке, - встрял Нобби.

- Эростат, Нобби, это называется эростат. И вообще-то это, так сказать, такой... эммм... воздушный буй.

- Буй, - почему-то повторил это словечко Ноббс и было что-то в этой интонации...

- Слушай ты меня сейчас внимательно, Нобби, - проговорил солидно сержант, - потому что это приказ от высшестоящего, то есть от меня, к нисшестоящему, то есть к тебе: Не будешь ты завтра наш эростат ни хреновиной, ни Сонки, ни буем называть, а особенно не будешь это перед газетчиками. По причинам конфекциальности, вот как. А то мало, что будем с этой хреновиной маяться, а еще и чтобы называли!

- П.В.Ш.И.К., - уточнил Пессималь. - Полицейский Воздушный Шар Изготовленный из Каучука. И согласно спецификациям аппарат ПВШИК предназначен для поднятия в воздух Полицейского присутствия с целью регулировки упомянутым Полицейским присутствием Воздушного Движения, если таковое объявится, Непосредственно с Места. Для которой цели к нижней части аппарата прикреплена гондола, рассчитанная безопасно нести личный состав ЧОРТВозМИ в условиях эффективного полета. И, напомню опять, согласно высказыванию Патриция, Полицейское Присутствие должно быть видимо в Мирном Небе гражданами и гостями Города, в противном случае возможны нежелательные вопросы из Дворца в Стражу.

- Но в самом деле полет на изделии от Сонки, это... - не удержался сержант - ... эээ... уроняет престиж Стражи.

- Да аудит бы на престиж, лишь бы этот Сонки... - подхватил Нобби, поймал взгляд сержанта и поправился - ...этот пшик не уронил саму Стражу.

Колон подумал, а стоило ли запрещать Нобби все те выражения, потому что сама мысль летать на "пшике"...

- Ну это, как погляжу, серж, - продолжил с нехарактерной ноткой бодрости Нобби, - хотя бы пшик наш будет круглым и большим, так от этого ты, серж, в корзине под ним смотреться будешь прямо таки стройным.

- Фактически наш шар в данном случае не имеет формы шара, - возразил вдруг Пессималь - А иную. Еще в начальной фазе проекта я координировался с производителем и поделился с ними имеющейся у меня информацией, на которую я ранее наткнулся, инспектируя Брэзнэкский Колледж. Поскольку коллектив Брэзнэкских ученых провел интереснейшее исследование о самой подходящей форме для эффективных средств обозначения ограничений воздушного движения, в случае, если такое движение появится. Следуя результатам этого исследования, было решено реализовать П.В.Ш.И.К. в конусообразной форме и бело-оранжевой полосатой окраске. С прикрепленными к такелажу синими мигающими фонарями.

- Несообразная форма? - переспросил Нобби.

- Носообразная форма. Очень правильно придумано. Таким образом, Нобби, - объяснил авторитетно Колон, - Стража показывает, что имеет право и, м-да, обязанность всюду совать свой нос, а так же, что у Стражи есть Нюх.

- Форма остроконечной шляпы, - закончил Пессималь, - Поскольку последняя вызывает подсознательные ассоциации с фигурой Авторитета, от которого лучше держаться подальше и при виде которого лучше воздерживаться от неблагоразумных действий.

- А бело-оранжевые полоски тоже значат авторитет? - поинтересовался Нобби.

- Если само изготовление П.В.Ш.И.К.-а досталось нам по межведомственному гражданскому проекту, так окраска последнего ложится целиком на бюджет Стражи, так что, - объяснил Пессималь, - для этой цели Стража, как обычно, прибегла к малярным услугам мистера Стрипа и доверяется его мнению.

- Тот самый Стрип, который красит мишени на Стрельбище? - спросил Нобби.

И повисла тишина. Которую, как ни странно, ничуть не нарушила, а даже как-то подчеркнула реплика совершенно нечувствительного к этой самой тишине Пессималя:

- Мистер Стрип доказал свою компетентность в области концентрических кругов и чередующихся полос. И отсутствие компетенции во всех прочих областях. И поскольку уже упомянуто Стрельбище, по соображениям эффективности и целесообразности, именно оно является наилучшей исходной площадкой для запуска аппарата в воздух. Поскольку в указанное время локация предоставляет необходимое свободное пространство без опасности причинить нежелательный затор дорожного движения. Тем более, что П.В.Ш.И.К. к нынешнему моменту находится на Стрельбище в процессе осушки окраски, а на перевозку его оттуда выделение ресурсов не предвидится.

И опять повисла тишина, еще повисше первой.

- Ну, это ... носообразное полосатым же должно быть, а не как мишень. Ведь как сказано "полосатое", Стрип и красит всегда полосатым, - нарушил нависшее молчание с некоторой робкой надеждой Колон.

- Это если со стороны смотреть, так и будет, серж, - задумался Нобби. - Только вот думаю я, как полетит пшик и как посмотрят на него штатские снизу, что увидят? Нижняя-то часть шляпы, то бишь эростата, она то, серж, круглая. И вот будет видно: Оранжевый кружок, после белый кружок, после опять оранжевый... - Нобби задумчиво чертил в воздухе пальцем круги все возрастающего размера вокруг общего центра. - А как раз посередине корзина та подвешена, гондола то бишь, и в ней ты, серж.

Все повисше и повисше.

- Только чтобы еще и волшебники не надумали нам завтра на праздник трафик какой-то, ну если охоту какую-то устроят... - отметил мрачно Нобби.

А то Осведомленные Осведомители, у которых Колон профессионально собирал Информальную Неформацию за чашкой... ну за чашкой, чего только не слыхали у других подобных осведомителей насчет предположений как бы отпраздновал Архканцлер праздник чего-то, двигающегося по воздуху, предположительно - пернатой дичи...

- Из Университета гарантируют совершенную безопасность в магическом отношении. И касательно этого им вполне можно верить, - и самое страшное, г-н Пессималь говорил совершенно серьезно. - Я сам в свое время проводил в Университете аудит эффективности систем управления и в многих отношениях у них было много чего улучшить, однако в области магической безопасности они обладают действительно образцовой системой. Сочетание проверенного тысячилетиями накопленного опыта и новейших достижений высокочастотной магии! Кроме того, их огонь не относится к системе гражданской авиации и регулировать его не входит в нашу юрисдикцию, так что вашему отряду незачем о них беспокоится.

В последнем предложении Пессималь звучал даже успокоительно. И еще хуже, он даже в это верил! А ведь он даже свой человек, был же с ними в день Кумской долины... Что же с ним поделать?

Таким образом, к празднику Чрезвычайный Отряд прошел самую главную из всех подготовок, а именно подготовка моральная. И если дилетантам всяким может и надобно повышать дух и прочие бредни, здесь же у нас идет речь об опытных профессионалах. Тут моральное состояние должно быть реалистичным, близким к земле. А в данном случае у Чрезвычайного Отряда моральный дух сосредоточился совсем близко к земле, в области пяток. Как и надо для настоящего опытного профессионального дела.

Теперь можно и провести, согласно уставу, и:

2. Предстартовый отсчет
(когда еще ничего не предвещало наступление той беды, что наступила в этот день. Ну, или если предвещало, так не заметили).

не так уж рано (можно даже сказать поздно) утром 7-го декабря

Доказанная научным исследованием наилучшая форма для чего-то там, что важно для Пессималя, авторитетно покачивала свою бело-оранжевую острую верхушку над плоской крышей склада возле Стрельбища. Стоя на краю этой крыши, старший чин Чрезвычайного Отряда, солидно пыхтя привязал, как ее, таколуже, ну к веревкам, оплетающим эростат, очередной кусок поржавевшей конной брони. Завалявшейся в складах еще со времени, когда Дневная Стража была отдельно от Ночной.

- Следующую подавай, - довольно потребовал, отступивши от края (чтобы оглядеть критически дело рук своих, конечно) сержант Колон.

- Кончилось, серж. Эт' значит нет больше, серж. И в складе нет, - отрапортовал рядовой стражник Туф.

- Ну оно, серж, - не дал тишине повиснуть Нобби, - эростат и с этим грузом, что мы уже понавешали, в воздух, как гляну, не поднимется.

Сержант и капрал обменялись взглядами, кому-то может могло бы и показаться, что нисколько не обеспокоенными.

- Но как же, серж? - нахмурил каменный лоб стражник Туф. - Сказано же надо подняцца. Как же щас?

- Вот почему это из нас я сержант, а ты, Туф, только рядовой стражник, - объяснил отечески Колон. - Потому что у тебя, Туф, в Дорожном Движении опыта нету, а что важнее всего в Дорожном Движении? Ограничение скорости, вот что. А тут не дорожное движение, а воздушное, значит еще важнее. Мы сейчас как бы в хорошо регулированном заторе, ты уж меня, рядовой стражник, слушай, сколько я на своей службе заторов организовал. А подняться-то мы поднимемся, не без этого, только, Туф, как говориться, в порядке очереди. Так что все в порядке.

- Ей, сержант Колон, Ф., капрал Ноббс, Н. и стражник, как вас звать? Вы, конечно, мне ли вас не знать. Письма вам, - окликнул их древнего вида старик в форме младшего почтальона, только что поднявшийся к ним.

Все три письма начиналися объявленным лично адресату крупными буквами "Хотите Лучшую Жизнь, Счастье, Богатство и Все Это Побыстрее и Побольше? Лично Вам Лучшее Праздничное Предложение! на обороте смотрите ->". А еще подпись была: "СПАМ".

- Хорошо вам, вижу, здесь, молодой Фред, - не ушел почему-то почтальон, - а у нас сегодня День Письма, бегать-то, сколько давно не бегали, хорошо, что у нас форма профессиональная. А у вас, хорошо, Фред, сидите здесь только с этим вашим хи-хи-хи-хи...

Колон, видимо, не впервые слышащий такое хихиканье обернул грозный взгляд почему-то на Нобби. Который возмущенно отвечал:

- А я все согласно приказу, серж. Это твоему личному приказу, Фред. Приказано было не называть эростат "буем", вот я и зашифровал. Только вторые две буквы оставил, а первую зашифровал. Хиксом.

Туф, тем временем хмуривший недоуменно каменные брови над личным письмом от неизвестного СПАМа, видимо? отказался разобрать переднюю часть, повернул и озарился пониманием (хотя и не точно радостью), даже зубы засверкали:

- А, так мне и бабушка гаварит и бух глыбой по башке. И сержант Детрит бух по башке и так гаварит. Прально значит.

Старшим чинам Стражи читать оборотную сторону послания почему-то как-то расхотелось.

- Мы на Почте, вам на Страже сообщения-то не разносим, молодой Фред, а жаль, лучше вас бы это выдюжили. Да вот что мне на Псевдополис Ярде сказали, когда я туда почту доставлял. Вот и говорят, скажи им, говорят, тут уже из Дворца спрашивали, почему это еще Полицейское Присутствие в небе не видно? Скоро не послание, а кто-то еще к вам придет, ах как придет, молодой Фред, ты меня слушай.

- Да я же отчет посылал, правильно, Нобби, посылал о Предстартовой Вазе, - возмутился Колон такой поддевкой от чужого мундира. - Я здесь за Безопасность полета отвечаю, а не шутка это, не шутка!

Фырканье обернувшегося наконец-то уходить старика почтальона так и не было услышано из-за металлического грохота рухнувшего в считанных инчах от края гондолы здоровенного куска брони. Сержант и капрал обменялись долгим взглядом, потом долго смотрели на эростат, и опять обменялись взглядом.

- А слушай, сейчас, Туф, - распорядился наконец старший чин. - Помогай нам снять сейчас броню, потом обратно тащи, - и вздохнув добавил потише. - Кончилась, значит, безопасность.

- А у меня есть план, серж... - начал после задумчивого молчания Нобби.

- Нет, Нобби, ни в какой отпуск ты не выйдешь, в этом деле мы один отряд, - твердо возразил сержант. - А это значит, что когда станет совсем скверно, так будем вместе. Потому что иначе очень скверно себя чувствуешь, если только ты один такой дурак, что сам в такое дерьмо угодил. А я не дурак, Нобби.

После некоторого молчания Нобби продолжил вроде бы успокоительно:

- А все же, Фред, пшики от Сонки никогда до сих пор не подводили. Ну, все говорят так. Главное, это чтобы воздух не выпускать. Так ты постарайся, Фред. Воздух не выпускать. Задание же у нас такое, контролировать движение воздуха.

- Ей, Нобби, - начал медленно после некоторого молчания сержант - это же у меня сегодня была. лучшая. похлебка. моей жены. с фасолью. И вообще какое дело пшику до того, выпускаю ли я воздух или не выпускаю?

- Никакое, серж. Но говорил же капитан Кэррот сегодня о Личном Примере. Хорошо же говорил. Так вот, кто знает, Фред, может и поможет пшику, если не выпускать воздух. Личный пример же.

Лицо Фреда Колона исполнилась мужественной сдержанности... или во всяком случае решительного сдерживания чего то. И...

Может лучше пропустим о страшном и перейдем прямо (наконец-таки) к:

3. Неожиданной беде

немного после обеда 7-го декабря

А ведь как раз вроде бы все успокоилось! Авторитетная форма гордо вздымалась в городском воздухе и видна была, как говорили, аж с главного входа Дворца. Днище гондолы, дерзко бросая вызов гравитации, оторвалось на целых несколько футов от плоской крыши склада возле Стрельбища, устланной соломенными связками и набитыми опилками чучелами, которые использовали для боевой подготовки. Опытный сержант поддерживал постоянную связь с землей. И снова и снова пересчитывал "Одна связь, вторая связь, третья связь..." перепроверяя туго натянутые канаты. Полицейское присутствие надо же показывать, а если оторвешься безответственно слишком высоко в воздух, те граждане что, к примеру, близоруки, может уже не смогли бы увериться собственными глазами в безопасности Мирного Регулированного Неба, что было бы непорядок. Совершенно недопустимый.

Никакие волшебники, хотя бы до сих пор, ни огненными шарами, ни прочей пакостью по Мирному Небу не швырялись, никакие ведьмы на спортивных метлах (а попробуй с ведьмой об ограничении скорости потолковать) не шныряли, даже клуб лучников так до сих пор и не заявился на Стрельбище (наверное, глазели на шествие Важных лиц в Городе, иначе говоря - Птиц Высокого Полета, по случаю дня Гражданской Авиации, все в парадных костюмах с многими перьями не только на шляпах, но и на ... хвостах). Воздушное движение было, короче говоря, в норме. То есть, как и следует, не было такого движения (несомненный успех Регулировки). Даже планированный взлет Гильдии Алхимиков произошел точно в предварительно указанное время. Наконец, сержант Колон недавно побывал на земле, по нужде, и втайне от эростата выпустил воздух. И хотя ерничать об эростате зевакам не надоело, только что Отряду слушать все это уже надоело, так что и тут все было в порядке.

Короче говоря, все так устроилось, что дилетанты могли бы и подумать, что все обошлось прекрасно. Но не опытные профессионалы, нет, опытные профессионалы знали, что это, конечно, Затишие перед бурей. Хотя и браво Не Подавали Виду. Только откуда даже самым опытным профессионалам догадаться с какой стороны прибудет беда?

Редко когда кто-либо отваживался предпочитать вид капрала Ноббса перед любым другим видом, но для сержанта Колона сейчас был как раз один из этих редких случаев. Много можно говорить о том, чем капрал не был, но хотя бы он не был высотой. Нобби мирно прикуривал из подожженного свернутого ласточкой листочка. Такого же, какой вертел сейчас в пальцах и сержант. С совершенно одинаковым текстом. Их забросил недавно в ПВШИК проходивший мимо голем. Не почтовый, а просто голем. Адресованы они были лично обоим стражникам, подписаны давешним СПАМом, на передней стороне было написано то же, что и в давешних письмах...

- А скажи-ка, Нобби, каковы ставки?

- Какие ставки, Фред? Я же здесь с тобою весь день.

- Ты-то здесь, но ставки-то ты собрал. Ты ставки всегда собираешь. Так когда это сделают этого СПАМа?

На оборотных сторонах писем СПАМ-а было написано: "Больше Трудиться Надо". И даже высоко над земными делами, то есть до Чрезвычайного Отряда дошла весть, что вроде бы уже всем в городе знаком этот СПАМ и его послание.

- Ну, Фред, как узналось, что этот СПАМ голема нанял, так ставки уже идут при соотношении... - начал Нобби, но окончить не успел.

Потому что до Отряда дошли звуки, недвусмысленно показывающие, что приближается что-то большое и сердитое.

Что приближается Толпа.

И что приближается как раз туда, где должны быть те, кто отвечает за Воздушное Движение. Мы уже упомянули, что Толпа звучала сердитой?

- ...Да какое это безобразие! Почему бездействует Стража?!!... Посягательство на собственность!... Спам! ... Воздушное Движение!... Да я этого безобразника ... Куда смотрит Стража? ... Послание называется!!! Я это не тружусь что ли, в поте лица!?! ... Неповторимые сосиски, сам режусь без ножа! ... Чего Стража не регулирует, спрашиваю?! ... Спам! ... Да как же, окно мое я как раз помыла! Вправду помыла, да как вы смеете подумать!... Стража почему только свысока смотрит?!?...

Наличный личный состав Чрезвычайного Отряда дружно посмотрел на отделяющее их от земли пространство, и впервые подумал, что может быть расстояния этого и не достаточно. Может, пришла пора показать Полицейское Присутствие во всей его высоте?

- Вот они, вот они, смотрите на них только, как бездельничают, когда честным налогоплательцам нагло рушат Имущество!... А ну-ка быстро регулируйте этого Спама! ... Караул! - еще пуще раскричалась Толпа, когда вылилась в поле прямой видимости со взирающими на нее с высоты своего служебного положения Колоном и Нобби. - ... А то в Почтамте нам говорят, что голем тот не почтовый, значит регулировать безобразия эти должна Стража!... А это вы, не думайте у меня увиливать, я ли вас пивом своим лучшим не поила? ...А ну-ка сразу мне законность восстановите, а то не увидишь больше моего табачка, Фред, как жену свою!.. из самой настоящей Гражданской Авиации, то есть из Гражданской Пернатой Дичи, сам режусь без ножа!...и не увиливай у меня, Нобби Ноббс, а то я такого еще твоей бедной старой матушке о тебе как расскажу, ох как расскажу!..

То есть не так плохо как могло бы быть. Потому что Толпа, она всегда чувствует, когда напала на кого-то, кто не на ее уровне. Толпа в таких случаях слегка теряется в замешательстве. От того, что у нее (Толпы) руки коротки. Потом все же кто-то из Толпы догадается, что и до высокого уровня можно довести свое мнение, обычно с помощью кирпича или булыжника. Но в целом, иногда очень даже полезно поддерживать высокий уровень, очень полезно.

- Да нельзя так ничего разобрать, граждане Морпоркские, - веско объявил старший присутствующий офицер Стражи. - Жалобы свои вы по порядку подавайте. По порядку очереди.

Толпа сразу высказала ему многоголосно в ответ, то что она думала о "порядке очереди" и о самом сержанте последними (но, увы, последними не в порядке очереди) словами. Но недаром капитан Кэррот всех коллег по оружию советовал к такому порядку призывать, должный порядок все таки начал образовываться. А именно, некоторые из самых громогласных переругались между собой, кому полагается говорить первым в порядке очереди. Тем самым и передышка для Присутствия Стражи есть, хоть и маленькая, и позднее кто-то додумается кирпичи метать или на крышу склада забираться, а и начало понемножечку выясняться, что же такое произошло.

- ... Да ладно уж те письма по почте или те листки ласточками, пусть их, но кирпичи обернутые этим Спамом зачем надо было в окна людские кидать?! ... А, окна это ничего, а вот когда этот голем кулаком стену пробьет и письмо свое туда сунет! ... Да стену твою плюгавую и так белить давно пора, весь мне вид портит, может наконец дойдет до тебя! А окна, окна же это ... ну, стекло это, вот что! ... Да, хуже этих кирпичей в окна нет! Да вы знаете, теща моя тогда у окна сидела, а не попал же в нее голем нечистый, не попал! ... Да можно ли это так, чтобы голем в людские окна кидался? Глиняный горшок, а кидается, представьте себе, словно он человек! ...

То есть выяснилось все-таки, что у всех на уме сейчас это проклятое кидание камнями, а не в голема же того кидать будут. О Толпе часто обзываются, что она глупая до безобразия, но нет, не настолько она глупая, чтобы кидалась в голема, который сам кидается. Толпа поищет кого-то, под чью горячую руку не так уж страшно попасть...

- А может, а серж, - тихо предложил Нобби, - а может скинем на смутьянов эти мешки с ...эээ песком, балласт которые, а серж?

- Да что ты, Нобби, говорилось же, скинь мешки эти на общественность и эростат еще выше в небо подымется.

- А может стоит это, серж, а?

И в этот критический для Законопорядка момент спасение пришло опять таки, как обычно, совсем с неожиданной стороны. Хотя, если задуматься, давно уже говорят, что после первого принципа в расплетении беззаконий - "Кому выгодно?" (который принцип сейчас вся Толпа так глубоко чувствовала, так как каждый чувствовал себя уязвленным там, где ему или ей выгодно), следует еще один принцип, которому как раз пришла пора и в наш отчет прийти, а именно:

4. Cherchez la femme
или Спасение в лице Современной Женщины, Которая Не Ждет Чтобы Ее Искали, А Сама Делает Это (А Что Это Такое За Это, Она Еще Не Дочитала)

сразу же за предыдующей частью, 7-го декабря

- Я Громким Голосом Заявляю, - пророкотал низкий и безусловно громкий голос - Что Вся Ваша Полицейская Репрессия, Как Пишет Релевенция Глум, Не Сможет Остановить Путь К Сердцам СовременНых Личностей Мудрого Послания Великого Автора Мистера СПАМа, Или Если Назвать Его Полным Именем, Мистера Специального Профессионального Аппарата По Макулатуре! Служители Самодовольного Истэблишмента, Не Смейте Налагать Ваши Ограничения На Великого Автора, Как Говорит Релевенция Глум. Я Возражаю! И Еще Вы В Страже Всегда Непочтительны И Не Вытираете Свои Грязные Сапоги, Как Говорит Леди Ваггон!

Чего это им ругается непонятно о чем этот многотоновый голем в элегантном сером платье, члены Чрезвычайного Отряда не знали и знать не хотели. Обычно такого рода слова благоразумнее всего пережидать вытянувшись во фрунт. Даже если дама, которая так ругается, окажется големом. Но Толпа все еще так шумела, что Нобби решил, что никто его не услышит, если он тихонько спросит:

- О чем это ты думаешь она, Фред? Ну, големы, они же не как те худючие современные дамы, что хотят от леди Сибилы в травяной дуете не отступать, но самим им жрать хочется, вот потому и злятся. А ей-то что?

Только голем в сером платье как-то взяла да услышала. Ну, разве это честно, чтобы големы ходили всюду и слушали?

- Не Знаю, - пророкотала в ответ она. - Релевенция Глум Говорит, Что Надо Сделать Публичное Возражение Перед Представителями Авторитета. А Это Вы. Я Это Сделала. А Почему Это Надо И Что Дальше Делать, Я Еще Не Дочитала.

И что дальше делать? Чинам Чрезвычайного Отряда очень хотелось бы знать, даже если это придется где-то дочитать. Но до Толпы тем временем дошло что кто-то (к сожалению, голем из свободных) почему-то защищает того самого Спама. И началось.

- Мистер СПАМ Не Знал, Что Бросать Послания В Окна Плохо. Когда Он Пришел В Товарищество, Люди Бросали В Окна Товарищества Кирпичи Обернутые Посланиями. И Мистер СПАМ Пришел К Умозаключению, Что Это В Порядке, Если Кто-то В Свой Дом Не Пускает, Чтобы Послание Вручить. Но Я Ему Сказала, Что Надо Не Так, А Хозяин Все-Таки Рано Или Поздно Выйдет И Его Надо Дождаться И Твердо Но Учтиво Вручить Ему Послание. А Послание Мистера Спама Очень Хорошее И Полезное.

Потом разразилась целая буря воплей о том, за кого она себя принимает и какое она отношение имеет к этому Спаму.

- Я Современная Женщина И Делаю Это Потому что Я Читала Новую Книгу Авторства Релевенции Глум "Как Современной Женщине Путем Агрессивного Пиара Сделать Знаменитым Даже Самого Последнего Неудачника", - объяснила Современная Женщина таким низким, глубоким, раскатистым, всепроникающим голосом, которому наверное позавидовал бы даже сам синьор Теодоро Шлаппини, знаменитый бас профундо Королевской Оперы. - А Мистер СПАМ Поступил В Товарищество Пока Самым Последним, И До Этого Был Неудачником, Потому что Его Работу Никто Не Замечал. А Это Скучно. Но У Него Есть Хорошее Послание И Я Сама Решила Сделать Его Знаменитым Автором. А Это Значит, Чтобы Его Работу Замечали.

- Ну, сейчас-то его уже все знают и фххх... - тихо начал сержант Колон, пока его не ткнул локтем младший по чину. Причина которого неподобающего отношения к старшему по чину незамедлительно выявилась.

- Да, Сейчас Его Все Знают И Потому Он Великий Писатель И Его Уже Не Забудут, - с достоинством согласилась с Колоном Глэдис.

Да, надо же было вляпаться в то же, что недавно случилось с Нобби. А правильно - чтобы старший по чину не повторял ошибок младших по чину, а оставлял делать дальнейшие ошибки опять же младших по чину. А вообще пока Глэдис отвечает Толпе, ведь что она делает? Она же отвлекает на себя огонь с Полицейского Присутствия! Разве надо такой важной миссии мешать. А голему отвлекать огонь на себя - это же ничего. Големы же как известно огнеупорны. И против словесного огня тоже. С големом не поспоришь.

К счастью, Толпа все таки попробовала поспорить. А Толпы - они это умеют. Начала она с того, что горячо согласилась, что СПАМа никогда не забудут, с многими подробностями в каком смысле именно не забудут. И продолжилось это ... в общем-то продолжилось. Толпа истошно ревела во всем человеческом (и нескольких нечеловеческих) голосовом диапазоне с силою, пронзительностью и выразительностью, на которые способны только толпы. Глэдис, однако, это не заглушало. Глэдис говорила без страсти, но голос ее слышался. От ее голоса нельзя было заткнуть уши, голос ее вибрировал в кладке под ногами, пробирался через подметки, сотрясал кости и наткнувшись на заткнутые уши не успевал выбраться вон, а отражался обратно в череп. ... Ну, кроме как когда под ногами не было кладки, что бывало с теми, кто мудро возвысился над уровнем грубой толпы.

И постепенно-постепенно где-то с дальнего края Толпы она начала как-то рассасываться. Не то что скучно стало, Толпы они могут спорить упорно, но что-то там их разволновало другое. Полицейское присутствие выше, ему было и видно, кто-то пришел со стороны Бронзового Моста и что-то рассказал. И люди там взбудоражились и обратили свое внимание уже (слава всем Богам) не на тихо сидящее и никого не трогающее Полицейское Присутствие, а на что-то другое. И постепенно-постепенно с того края начали доноситься отрывки другого толка:

- ... фон Липвиг придумал ... все письма Спама ... на Бугре ... фон Липвиг ... Спам ... куда надо ... воздушная почта ... А фон Липвиг всех обманул, чтобы мы ему Бугор освободили и не увидели что он там надумал! ... на Бугре...

А раз фон Липвиг что-то там придумал... Толпа возрастающим потоком хлынула туда, где на это можно будет поглазеть и потом рассказывать грядущим поколениям, что ты был там. А на Стрельбище... нет, Колон и Нобби не подумали, что буря уже отошла, потому что когда буря, для Стражи досадной работы меньше, так что лучше уж бурям не отходить. Но главное, что неприятности для Чрезвычайного Отряда уже прошли, и теперь уже, когда этого никто не ожидал, наконец-таки подошло время и для:

5. Регулировки воздушного движения

где-то полчаса спустя, 7-го декабря

С разведки (как выразился Колон, когда посылал Нобби на это: "Раз так уж тебе мочи нет узнать что там стряслось, капрал, так сбегай и разведай. И это приказ") капрал вернулся бегом, что вроде бы предвещало. Но опытный глаз старшего по чину сразу заметил, что за нобби никто еще бегом, или даже неотвратимым мерным ходом не увязался, а и преизбытком чувств лицо Нобби хотя и горело, но чувством этим было вовсе не чувство опасности.

- Фред, Фред, нам надо быстро идти, выполнять служебный долг! Пока все остальные, кто только читает "Луки и боеприпасы" не запрудили доступ. Да это же Она, Фред! Сама Длиннющая Нелли! - в голосе Нобби чувствовалась жгучая страсть.

- Да ты, Нобби, полегче, у тебя же есть девушка...

- Да это же Длиннющая Нелли, понимаешь!! Крупнейший функционирующий мангонель вне Клатча! Рычаг в 60 футов и Механизм для Нежного Покачивания Веера Придворной Дамы от Чертова Тупицы Джонсона с противовесом в 25 тонн! Метает двестифунтовый снаряд аж на пол мили! Лучший требушет, который можешь себе представить... ну ладно ты, Фред, не можешь, но лучший требушет, который может себе представить тот, кто может себе это представить. И сейчас из него можно стрелять! Да я его сколько лет мечтал хоть глазом увидеть, а не пускают чертовы сухари из Тяжелого Осадного Канцелярийского полка, гады. Они с ним только в осажденные крепости необходимые документы отправляют, если противник не желает принимать прямо так векселя. Ну, ладно, иногда ядро добавляют для балласта и чтобы пробить путь документам, или же, если документы особо секретные, эфэбский огонь для сжигания их до прочтения, но... А сейчас Она тут и будет стрелять и это мы, Фред, мы отвечаем за регулировку воздушного движения! А это переправление почты и есть самое что ни есть Воздушное движение, значит наш долг, Фред, наш долг его регулировать! И надо будет дернуть, - Нобби уже некоторое время как подпрыгивал от возбуждения, - дернуть Большой Красный Спусковой рычаг!!!

Колон опасливо оглянулся, с некоторым облегчением не увидев "тут" 60-футовый осадной требушет который прямо сейчас будет стрелять, и потребовал от нисшего чина более ясных сведений:

- Хорошо, Нобби, это хорошо, что самый лучший красный рычаг, только ты мне объясни, Нобби, почему это хорошо, что этот мангонель сейчас стрелять будет?.. Отставить! Не объясняй этого, карпал, и это приказ, а объясни, почему же этот мангонель осадного канцелярийского полка касается нас, раз мы, Нобби, отвечаем за Граж-дан-ское движение? Тем более что нам все еще надо разбираться с этим бедламом со Спамом.

- Да как же, серж, это же как раз про Спам. Это фон Липвиг уговорил как-то канцелярийский полк одолжить Нелли почте для Воздушной Почты. Это как раз то самое, о чем фон Липвиг столковался с м-ром Спамом. Чтобы собрать все письма Спама и переправить их официально на окончательный адрес. А сам м-р Спам будет механизм заводить, оказывается. Чтобы доставить их куда и полагается, серж. Прямо на макулатурный двор мистера Короля. По воздуху, Фред, Воздушной Почтой, значит это как раз наши обязанности. Регулировать, серж! Спусковым рычагом! И быстрее, пока кто-то еще до нас не прорегулировал, а то охотников-то!

- Регулировать-то ясно, Нобби, но у нас, капрал, пост есть. Высокое положение. Доверенная ответственность значится. Мы, это, - солидно и хмуро покряхтел Колон, - за безопасность эростата отвечаем. В первую очередь за безопасность, вот так.

Плохо дело с этим крупнейшим оружием вышло, сейчас Нобби может и не удержаться. А в одиночку на Посту висеть, на высоком положении, брррр!

- Да не беспокойся, серж, я об этом уже позаботился, - не сдался (но и не сбежал еще хотя бы) Нобби. - Пожалуйста, мистер Свинер, господа.

- Сюда, сюда, пожалуйста, уважаемые, - поднялось на крышу склада новое лицо. - И кстати, капрал, это Сувенер, через "у". Это, знаете ли, нотариальным актом, у меня официальный документ есть, не подумайте чего. Пожалуйста, почтенные господа, взгляните на великолепие этой официальной несообразной формы!

Следом за Свинером (через "у") из гильдии Торговцев, отделения по Туризму, на крышу вышли, восхищенно оглядываясь по сторонам и улыбчиво кивая, четверо агатейцев в одинаковых цветастых летних рубашках с коротким рукавом, дурацкого вида полотняных шляпах и коротких шортах. Поверх теплой одежды. Еще у всех них были одинаковые очки (у одного без стекол), на груди у каждого висел иконограф, а в руке каждый торжественно держал по книге с какими-то непонятными знаками (последние несколько из которых очень походили на писающего пса).

- Обозрите, почитаемые Туристы, - не умолкал тем временем Свинер (через "у"), - доблестных представителей самой настоящий и автентической Городской Стражи, истинных блюстителей Правопорядка. Обратите внимание, почтенные, на их высокое положение, обратите внимание какие они ...эээ... живописные. А раз они блюдут Порядок, и раз они сказали, значит вам, почтенные, прокатиться на этом Официальном Шаре и полюбоваться Замечательным Видом Города, будет самым что ни есть официальным образом Порядочно! Это почтенные гости из Агатовой Империи, группа туристов по стопам Первого и Величайшего Туриста, - при этом все четверо гордо подняли свои книги, - господа Три Культурных Растения, Четыре Культурных Растения, Пять Культурных Растений и Семь Плюс Одно Культурных Растений. А это... то есть, сей достойный своего высокого положения муж, уважаемые, это героический капрал Ноббс, который, как это ни странно, обладает официальной бумагой, удостоверяющей, что он на самом деле человек.

Пока Культурные Растения, почтительно кивая, восхищались несомненно живописной позой, принятой героическим Ноббсом, запечатлевали его образ иконографами и со страхопочитанием лицезрели его невиданный документ, их гид подошел вплотную к сержанту, чей лик изображал всю справедливую суровость подобающему столь выдающемуся блюстителю Законопорядка, которому преподносят Непонятные Сюрпризы, и заговорил быстро вполголоса:

- Выручай, пожалуйста, Фред, ради старой дружбы! Ты меня, пойми, Фред, я бы без предуведомления не сунулся бы, но пойми же, у меня сейчас лучшие сувениры на дальнем складе. Я-то послал за ними моего Томми, но нельзя же этих так оставить. Конкуренты же, сволочи, мигом отберут, чтобы их налоги поразили! А я ведь как раз подумывал, как бы лучше всего во имя патриотизма моего, помочь Страже, скромненько так на процентов десять с продажи билетов на круиз на шаре. Я же, знаешь, человек скромный, не люблю, чтобы о моих добрых делах языки чесали. А, Фред?

- Ты ведь посмотри, серж, - подал голос и со своей героической позы капрал, - пока туристы на пшике нашем, кто в Городе позволит их куда-то упустить? А нас ведь долг зовет регулировать воздушное движение. А и ты тут свой разговор с мисс Глэдис, как понимаю, уже закончил?

Сержант покосился на Современную Женщину, нынче оживленно обсуждающую что-то с остатками Толпы. С Современными Женщинами это надо осторожно, никогда не знаешь, когда им вздумается тобою опять заняться, так что необходимо вовремя принять надлежащие меры. А это не что-то, а мудрость, накопленная многолетним опытом счастливого брака.

- Этого разговора, Сувенер, быть никак не может, потому что в Страже есть свой непререкаемый порядок, вот как, - ответил с суровым достоинством сержант уголком рта, и добавил с еще более тяжелым достоинством: - Однако, если бы такой разговор был бы возможен, а он не возможен, но если был бы, так тогда он был бы разговором не о десяти процентах, а о...

Но, подождите, как же может попасть в наш отчет разговор, которого и быть не могло? Во всяком случае, как немного после разговора, которого не было, выразился авторитетно Колон, долг все-таки зовет, а поощрение Туризма есть несомненно одна из наидостойнейших Служб во имя Города.

И поскольку это все-таки отчет для порядочной публики, не будем столь нескромными, чтобы отражать такой сюблимный момент, как встречу капрала Ноббса с Самым Большим Оружием во всем Анх-Морпорке. Поскольку момент этот для Нобби был слишком интимным, а наблюдение за тем, что слишком интимно для Нобби, очевидно вредно для здоровья. Скажем только, что он был несказанно счастлив. И что Длинная Нелли доставила. И можно перейти прямо к:

6. Заключению или Посадке

О том что случилось после, все, что написали в смысле служебных отчетов Колон и Ноббс, сводится к двум письмам на почтовых праздничных открытках за День Письма, в которых оба поздравляют мистера Ваймса с праздником. Мистер фон Липвиг же всему городу сказал, что сегодня надо написать радостные и насполненные истинными чувствами пожелания тем, кто от вас таких пожеланий давно не получал. А кто пишет отчет с радостью (ну кроме капитана Кэррота, или А.Э. Пессималя)? И так как это все равно войдет во входящую корреспонденцию мистера Ваймса, значит, никто и не прочитает. А написали же собственоручно за день и послали же, никто не поспорит.

Короче говоря, мы не знаем, что думали и что делали члены Чрезвычайного Отряда на обратной дороге к воздушному шару после блестяще исполненного долга. Они говорят (в фамилиарной обстановке), что и сами не знали. И в это вполне можно поверить. Трудно сохранить самообладание, когда вдруг узнаешь, что аэростат, на котором ты должен блюсти свой пост, вдруг взял и перестал показывать всему городу Присутствие. То есть не было его уже в небе, пшика авторитетного, не было же! И что как раз сейчас на Стрельбище собрался добровольный клуб лучников. Лучников ужасно огорченных, что пропустили возможность интимно познакомиться с Длиннющей Нелли, о которой они столько читали в стольких номерах "Луков и Боеприпасов".

Во всяком случае, то, что несомненно случилось, так это что авторитетный аэростат воздух все таки выпустил. Перевозбужденные туристы были горячо поздравленны Сувенером с самым автентическим Анх-Морпоркским Попаданием пад Абстрел вкупе с уникальным Приключением. И все было бы хорошо и спокойно, если бы когда Чрезвычайный Отряд прибыл расследовать местонахождение погибшего безвременно полицейского носообразного шара (пришлось сначала сбегать в Псевдополис ярд для дополнительных мелков для очерчивания силуетов, а как жаль, не пришлось же ничего очерчивать, только зря бегали), к ним не подошел С.Р.Б.Н. Достабль и не предложил замечательнейшие непромокаемые дождевые плащи, из Каучука, качеством совсем как Сонки, неоценимые при ночных дежурствах, на выбор белые или оранжевые, сам режусь без ножа. И тогда...

Тогда произошло то, что Достабль называл грубейшим полицейским своеволием и нелицензованным грабежом, а Колон - изьятием вещественных доказательств по вооруженному нападению на отряд Стражи. Так кутузка на Псевдополис Ярде наполнилась тем, что капитан Кэррот позже назвал отличным полицейским средством, защищающем от воздушного движения обычного для Анх-Морпорка, а именно от дождя, снега и прочих осадков.

И пусть газеты потом много насмехались над тем, как Стража "посадила" собственный воздушный шар (а та пресса, что стремилась добить репутацию грязной, о том как Стража посадила собственное зашифрованное и оканчивающееся на "-уй"), но в конце концов хорошо то, что заканчивается хорошо. Особенно, когда то, что заканчивается - воздушное движение в Анх-Морпорке. Да нужно разве Анх-Морпорку воздушное движение, все равно уличного, подземного и накрышного Анх-Морпорку не хватает, а ведь и век Летучей Мыши уже кончился?

иначе говоря, наступил:

7. Счастливый конец (если кто еще не понял, что счастливый).
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
aginale



Зарегистрирован: 24.04.2008
Сообщения: 1426
Откуда: Украина, Харьков/ Москва, Россия
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Dec 08, 2012 10:50 am     Заголовок сообщения:

Эпиграф
Если что, то кое-где ларами считались души предков.
(с) не помню, где нашла


Старина Джей целенаправленно шел по песку. Темновато было, да чего уж, не привыкать. Зато тихо...
Идти, кажись, оставалось совсем мало. Только вот как давно остается так мало?
Джей притормозил, отставил левую руку с костылем, уткнув её в песок, а правой, кряхтя, потер поясницу. Иххх...
- И стоит ли идтить туды, - подумал Джей вслух. Слова падали песком в песок... - Вдруг там она...
-КХ-КХ.
- Вот точно, приду, только решу отдохнуть, а она начнет кахыкать над ухом, старая...
-КХ-КХ?
- ...а потом и... Ох.
Джей сел в песок где стоял.
- ПРОСТИ, ЧТО НАРУШАЮ ТВОЮ ВЕЧНОСТЬ.
- Т-т-ты это брось, сочлись уже! Я уже тогось! А двум Смертям не бывать!
- ПИСК?
Мрачный Грызун выбрался между ушей Бинки и возмущенно повторил вопрос.
- ПИСК?
Старик махнул рукой.
- Как это понимать-то?
- ВИДИШЬ ЛИ, ДЛЯ ТЕБЯ ПОЯВИЛАСЬ РАБОТКА.
- Какая работка-то? Помер я! Помер! Зомбью, слава Ио, не стал. Отдыхаю я! Заслужил.
- ЭТО НЕ ДОЛГО.
- Насколько недолго?
- В КАТЕГОРИЯХ ВЕЧНОСТИ ПРАКТИЧЕСКИ НИЧТО.
- Э-э-э, нет... И не уговаривай. - Джей вытряхнул из кармана пачку жевательного табаку и отправил порцию в рот.
Смерть развернул свиток.
- Я НЕ УГОВАРИВАЮ. МЕНЯ ПРОСТО ПРОСИЛИ ПЕРЕДАТЬ. ТЫ СТАНЕШЬ БОГОМ.
Джей чуть не подавился табаком.
- Пхе... Кхе... Чивооо?

* * *
(в некотором пространстве-времени ранее)
- Нет, это подумать только! Боги! Мало им мелких богов, так им и домашних подавай. И название-то какое гадкое - лары. - Оффлер был глубоко возмущен. - Я лично против...
- На всех веры не хватит, - поддержал Ом.
Слепой Ио помолчал, прежде чем спросить.
- А что скажешь ты?
- Можно верить или не верить в бога, но сложно не верить в дедушку, - ответила Госпожа.- Это будет забавно. Я "за"...

* * *
(Анк-Морпорк, 23 декабря)
- Свечки для ваших ларов! Встреть предков! Всего полдоллара за штуку! Сам себя без ножа режу!
Госпожа Джонс закрыла форточку, и голос Достабля остался за окном вместе с стужей.
- Ох-ох, - запричитала она. - Побаиваюсь я этой... ларенталии.
Хозяйка дома, степенная и чопорная госпожа Стрикт, по совместительству - методист свежеиспеченной Церкви Почтенных и Степенных Ларов, учрежденной буквально на прошлой неделе в честь локальных изменений праздничного календаря ("Вступительный взнос за воцерковливание - всего-то 5$ AM, и ваши предки будут официальными ларами вашего дома!") подвинула гостье чашку чаю и закатила глаза.
- Долли, дорогая, - высоким пронзительным голосом произнесла она, - это глупые суеверия, я вам уже говорила.
- Так-то оно так, госпожа Стрикт, - осторожно ответила госпожа Джонс. - Но страшновато... Зомби в нашем роду никогда не водилось, и, знаете ли, оно считалось всегда к лучшему. Папаша-то мой тот ещё "святой" был.
- Милочка, сколько раз вам повторять - лучше читайте наши брошюры. Цель нашей Церкви, - лицо госпожи Стрикт приняло донельзя одухотворенное и при том строгое выражение, - как раз донести до людей Весть. Суть Ларенталии есть почтение предков, которые мирной духовной субстанцией спустятся на домашний алтарь и будут охранять ваш дом. А вовсе не вульгарное озомбление вашего папеньки.

* * *
-И спецодежда? - ушам не поверил Джей. - Правда, что ли?
- ДА. - Смерть протянул что-то, больше всего напоминающее простыню.
- И как это носить? - через две минуты спросил старик, повертев в руках одежду.
Смерть внимательно посмотрел сначала на белые тряпки Джея, потом на свой балахон, потом вновь на Джея.
- ПОНЯТИЯ НЕ ИМЕЮ.
- Всего на день, говоришь...
- ПОКА ДА.
- Иэххх... Так и быть.

* * *
(Анк-Морпорк, 23 декабря)

- Не то, чтобы я совсем была против повидаться, - тихонько вздохнула над третьей кружкой чая госпожа Джонс. - Просто...
- Когда-нибудь - непременно, - делая какую-то отметку в мыслях, сказала госпожа Стрикт. - Дело в том, что регулярно празднуя Ларенталию в честь ларов - разумеется, канонически, по правилам Церкви Почтенных и Степенных Ларов, - мы приближаем тот день, когда сможем воочию вновь встретить наших предков в облике ларов...
- Всех? - быстро и тревожно спросила госпожа Джонс.
- Я - всех! - надменно, проводя границу между своими почтенными предками-ларами и сомнительными предками госпожи Джонс, ответила госпожа Стрикт. - Но разумеется, в отношении других... Я хочу сказать, в персонализированные лары допустят лишь достойных. Впрочем, - и вновь госпожа Стрикт сделала какую-то мысленную заметку, - вы можете пожертвовать на специальный обряд для облагораживания своих пр...
Госпожа Стрикт громко икнула и разлила чай. Госпожа Джонс завороженно уставилась в пространство над столом.
- Чевой ты тут несешь, Медлин! - сварливо спросила госпожу Стрикт худющая старуха, обмотанная поверх серого старомодного платья какой-то простыней.
- М-м-мама?! - произнесла госпожа Стрикт.
- А то! Это ещё чиво? - Старуха проплыла по воздуху до алтаря ларов в углу, обставленного аккуратно и по канону Церкви Почтенных и Степенных Ларов. - На что мне свечи твои? Грогу сварила бы да плеснула мамочке. Погоди, дед подтянется, уж он тебе...
Госпожа Джонс торопливо засобиралась. Ей очень-очень понадобилось забежать по дороге в лавку. Кажется, канон празднования Ларенталии менялся на глазах, и так и не успевшие уйти в церковный взнос 5 долларов можно было использовать с большей пользой. Потянувшись за шарфом, госпожа Джонс едва не уткнулась носом в укрывшегося в тени шкафа старика. Он тоже был обмотан простыней и висел над полом, пожевывая табак.
- Джеральд Стрикт, мэм, - сказал он, приподняв засаленный картуз с головы. - Можно просто Джей. Тихо... Пущай благоверная сначала дочурке досаждает, меньше сил и времени на меня достанет...

* * *
Долли Джонс тихонько приоткрыла дверь в свою квартирку и вошла. Над кроватью маячил чей-то силуэт, на кухне - ещё два, а лар у стола обернулся.
- Доллс, сестренка! - сказал молодой паренек, которого Долли не видела с тех самых пор, как 40 лет назад он ушел в море. Долли смахнула непрошенную слезу, и подумала, что такая Ларенталия ей нравится куда больше, чем та, о которой говорили методисты Церкви Почтенных и Степенных Ларов.
_________________
Размышляла, что может противопоставить простой человек мощи Хаоса. Решила, что мощи Хаоса должны сидеть в углу и не рыпаться. (c) Godville.net
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение ICQ Number
DmU
Site Admin


Зарегистрирован: 06.09.2007
Сообщения: 3496
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Dec 08, 2012 8:06 pm     Заголовок сообщения:

2 декабря
День шлёпанцев и борьбы с рабством


В Анк-Морпорке стоял поздний вечер первого декабря. Уставшие после празднования Индейского Потлача горожане разошлись по домам, улицы были пустынны, только очень редко откуда-то из района Теней доносились редкие крики случайных прохожих, наткнувшихся на засаду Гильдии Воров. Вонючие испарения поднялись над рекой и сгустились в плотный туман, мягким пуховым одеялом окутав дома и улицы Анк-Морпорка. Город сегодня лёг пораньше, чтобы завтра утром с новыми силами встретить День шлёпанцев и борьбы с рабством.

Убраны в дальний ящик сапоги и ботинки, чтобы уступить место более подходящей в этот день обуви. Подметены улицы и переулки, по которым должен пройти Торжественный Парад Шлёпанцев. Подготовлено открытое письмо правителю Эфеба, в котором жители города строго осуждают рабовладельческий строй и требуют немедленного освобождения всех рабов. Написаны праздничные поздравительные и обличительные речи. Заготовлены пирожки в виде шлёпанцев и флажки с рисунком разорванных цепей. Всё готово в городе ко второму празднику Золотого Декабря...

* * *

— Вставай, бездельник! Завтра праздник, а у нас ничего не готово!

Глава Гильдии Сапожников, Генри Краг, с громким топотом ворвался в здание гильдии, растолкал дежурившего этой ночью секретаря и принялся носиться по залу, зажигая свечи.

— А... что... — начал было секретарь, но сформулировать вопрос ему не дали.

— Просыпайся, говорю, — по лицу гильдмастера катился пот. — Заказ! Срочный! Зови всех.

— Да кого звать-то? — Секретарь гильдии, Себастьян Берц, почесал затылок. — Спят уже все давно, небось. Время знаете сколько...

— Знаю. Поэтому и говорю — всех зови. Кто спит — буди. Кто идти не хочет — за шиворот тащи. Чтобы все здесь были. Все! Говорю же — заказ. Огромный. Срочный.

— Ну, раз срочный... — Себастьян взглянул на мистера Крага и решил, что не иначе, наклёвывается какое-то крайне выгодное дельце. Глава гильдии был тучен и тяжёл на подъём, и заставить его бегать среди ночи таким аллюром мог только поистине баснословный гонорар. — И что, много заплатят?

— Ага, заплатят тебе, заплатят... А потом догонят и ещё раз заплатят. Всех собирай. Чтоб через две минуты были здесь. Как соберутся — расскажу.

* * *

Прошло не меньше часа, прежде чем последний из членов гильдии, тихо, но весьма профессионально ругаясь, вошёл в зал и занял своё место среди двух десятков злых и не выспавшихся сапожников.

— Значит так. Времени у нас мало, так что обойдёмся без вступлений. — глава гильдии вышел на свободное пространство перед рядами удивлённых и зевающих сапожников. — Нам поступил очень большой и очень срочный заказ. До завтрашнего утра нам необходимо изготовить партию из трёхсот-четырёхсот шлёпанцев 42-го размера. Заказ должен быть готов к началу парада, так что времени у нас — Краг посмотрел на часы — около девяти часов. Девять часов и восемнадцать минут, если быть точным, так что сейчас нам всем нужно дружно сесть и, если каждый сделает хотя бы по двадцать шлёпанцев, то мы успеем выполнить весь заказ к утру. Что касается материалов, то придётся, конечно, воспользоваться запасами гильдии, а если не будет хватать, я разрешаю использовать кожу и подмётки с других заказов. Ещё, что касается оплаты...

— Да, да, давайте поподробнее про оплату. — со своего места поднялся Гарри Стельк, владевший обувной лавкой где-то на Бесконечной улице и слывший крайне прижимистым человеком, — Вы разбудили нас среди ночи и собрали здесь, чтобы мы делали шлёпанцы. Согласитесь, у нас должна быть достаточно веская мотивация для того, чтобы мы все сейчас не разошлись по домам. Так что говорите прямо — сколько?

Глава гильдии тяжело вздохнул. Он ждал этого вопроса.

* * *

Стражник, шедший по улице Торговцев, остановился прямо под окном Гильдии Сапожников, поднял фонарь и прокричал: “Одиннадцать часов и всё спокойно!” Но в здании его не услышали — там бушевала буря.

— Нет уж, давайте разберёмся! — Гарри Стельк кричал и брызгал слюной в обличительном порыве. — Вы хотите, чтобы все члены гильдии в полном составе поздно ночью накануне праздника трудились над изготовлением четырёхсот пар шлёпанцев, используя для этого кожу с других заказов, и чтобы всё это мы делали БЕС-ПЛАТ-НО!!! Вы явно зашли слишком далеко, мистер Краг. И я скажу вам, что мы сделаем. Сейчас мы все уйдём домой, а завтра днём соберёмся на внеочередное заседание, где будет поставлен вопрос о вашей профессиональной пригодности. И учтите, что вас могут не просто сместить с должности президента, но и вообще исключить из гильдии. Прошли уже те времена, когда рабочим классом Анк-Морпорка можно было помыкать. Долой угнетение трудящихся масс! Мы не станем работать забесплатно! Мы не рабы!!!

Зал одобрительно гудел, изредка были слышны крики “Долой!” и “Мы не рабы!” Мистер Краг тщетно пытался перекричать зал, но на него никто не обращал внимания. В конце концов он вытащил из стоящей здесь же коробки с готовой продукцией башмак и громко постучал каблуком по столу.

— Свободы вам захотелось? Нового главы гильдии вам захотелось? С угнетением рабочих масс бороться вздумали? Да вы хоть знаете, кто заказчик?! Не знаете? А я вам скажу...

И он им сказал.

* * *

Минутная стрелка часов с громким “Клац!” сместилась на одно деление и показала десять минут двенадцатого. В углу с топотом пробежал таракан. В зале стояла тишина.

— А теперь подумайте, что будет, если мы не выполним заказ. — Президент гильдии достал из кармана клетчатый платок и промокнул вспотевший лоб. — Представляете, что ОН может с нами сделать? Это будет почище ямы со скорпионами.

Гарри Стельк понял, что уже минуту стоит, открыв рот и выставив вперёд указательный палец, и сменил позу. Это движение, казалось, послужило толчком — все потянулись к мастерским.

— Но... но так же нельзя. — Гарри изо всех сил попытался склонить общественное мнение на свою сторону, но выглядел при этом не слишком убедительно. — Это же какое-то крепостное право получается! Мы не рабы...

— И что ты предлагаешь? Не работать? В этом городе я не знаю ни одного человека, кто бы решился выступить против НЕГО.

— Но ведь так нельзя... Пусть хотя бы деньги заплатит...

Генри Краг скептически хмыкнул.

— Так ты с нами или как?

Гарри поплёлся в мастерскую.

* * *

Башенные часы Гильдии Сапожников показали одиннадцать тридцать. На дно пустой коробки легли две первые пары шлёпанцев, сделанные за эту ночь.

— И всё-таки так нельзя! С рабством нужно бороться, а не потакать ему. Мы должны сказать своё решительное “Нет” деспотизму отдельных личностей, которые ставят себя выше общества и считают, что вправе указывать обществу, что именно ему делать. Все мы, как один, должны выступить против...

— Шилом орудуй, а не языком!

— Восемь часов ещё, должны успеть...

— Третья...

* * *

Засада Гильдии Воров поздравила свою очередную жертву с наступлением нового дня и вручила ей подарочный сертификат на ограбление с нанесением побоев средней тяжести. Количество сделанных шлёпанцев перевалило через второй десяток.

— Быстрее давай.

— А если не успеем, то что?

— То всё. Не будет нам никакого праздника. Никогда.

— Нет, ну это ни в какие ворота... В конце концов, на дворе стоит век Летучей Мыши, а мы, как какие-то рабы, обязаны трудиться, зная, что не сможем воспользоваться плодами своих трудов, ибо всё то, что мы делаем, у нас отбирает поставившая себя выше народа группка богачей и капиталистов, во главе которой ОН — наш угнетатель...

— Болтать меньше надо...

— Двадцать три.

* * *

Стражник, зевая, шёл по улице Торговцев в обратную сторону: “Час ночи и всё спокойно”.

— Из графика выбиваемся. Уже полтора часа работаем, а ещё семидесяти штук не набралось. Поднажмём, ребята.

— А это потому что работать надо, а не пересчитывать по сто раз.

— Сам потом спасибо скажешь.

— Сидим, как какие-нибудь рабы на галере... Неужели не достанет в нас духа сбросить наконец тяжкие оковы рабства и полной грудью вдохнуть сладкий воздух свободы...

— Заткнись, Гарри, и без тебя тошно.

— Хоть окно откройте, а то дышать нечем.

— Семьдесят.

* * *

Под полом мастерской беспокойно возились мыши. В два часа ночи они обычно выбирались наверх, чтобы поточить зубы о толстую подмёточную кожу, но сегодня их пугал свет и шум в комнате.

— А Джим халтурит! Он подмётки неровно вырезает, я сам видел!

— Кто?! Я?! Да ты сам...

— А ну, замолчали, оба. Работать, быстро!

* * *

Башенные часы ударили четыре раза.

— Ну, что? Есть там половина?

— Не знаю, я не считал.

— Я считал. Сто восемьдесят шесть пар.

— Спасибо, Себастьян.

— Вот, я же говорил.

— А все рабы, наверное, уже девятый сон видят. И это в то время, когда мы, не покладая рук и не разгибая спин, изнываем под гнётом навалившегося на нас ига. Когда же наступит тот час, когда мы избавимся от оков, сковавших наши руки, и...

— Заткнись, Гарри.

* * *

В пять часов ночи засада Гильдии Воров уточнила у очередного прохожего время, пришла к выводу, что работа на сегодня закончена, и ушла, оставив прохожего неограбленным.

— Двести тридцать.

— Не успеваем.

— А если не успеем, то дружно садимся в дилижанс и уезжаем из города как можно дальше.

— Ага, в Эфеб. Там острая нехватка квалифицированных рабов. Именно среди них ваше место, ибо вы не способны воспользоваться своей свободой, за которую сражались ваши отцы и деды. Вы сами подставляете свою шею под ярмо угнетателей, которые...

— Заткнись, Гарри!

* * *

— Шесть часов и всё спокойно!

— Кто сделал шлёпанцы тридцать шестого размера?! Решили же, что нужен сорок второй. Ты хоть представляешь, что ОН с тобой сделает?

— Во-первых, он не узнает, что это я сделал. А во-вторых, на подмётку остались только обрезки. Предлагаешь вот этот кусочек до сорок второго растянуть?

— Как нет? Совсем нет?.. Ладно, тогда отрываем подмётки от готовых ботинок и делаем из них.

— Рабство. Форменное рабство. Хуже чем в Эфебе.

* * *

В семь утра один из младших членов гильдии не выдержал и упал в обморок.

— Сколько там получилось? Себастьян, ну-ка, пересчитай!

— Триста пятьдесят две пары.

— Может хватит уже?

— А если не хватит? Ты представляешь, что с нами тогда будет?!

— Да и так уже полно. Куда ему столько?

— А ты сбегай, пересчитай! Не хочешь?! Тогда трудись дальше.

— Работаем. Пока время есть — работаем.

* * *

— Который час?

— Восемь.

— Как восемь? Уже?

— Без пятнадцати. У меня часы спешат.

— Себастьян, ну?..

— Четыреста одна.

— Всё, шабаш. Успели. Закрывай коробку и отсылай.

— Я же говорил, что мы успеем. А всё потому, что воля свободного человека не знает границ и даёт ему силы на совершение таких трудовых подвигов, о которых даже не мог помыслить угнетённый и забитый человек прошлого. Прошли те времена...

— Заткнись, Гарри!!!

* * *

Гильдия сапожников в полном составе сидела в баре “Счастливая подкова” и пила пиво. У всех слезились глаза, у многих дрожали руки. Говорить сил не было. Молчал даже Гарри Стельк — за сегодняшнюю ночь непримиримый борец за права угнетённых масс сорвал голос.

— Идут! Идут!

С улицы послышались крики. Вся толпа, за исключением угрюмо сидящих сапожников, ринулась к окнам. На улицу под радостные крики горожан ступило Торжественное Шествие В Честь Восхваления Шлёпанцев И Непримиримой Борьбы С Рабством, возглавляемое преподавательским составом Незримого Университета.

* * *

В первых рядах, прямо за Аркканцлером шёл Сундук. Обутый в новенькие, только что сделанные шлёпанцы.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail ICQ Number
Nanny Ogg



Зарегистрирован: 09.02.2005
Сообщения: 14256
Откуда: Ланкр, что на Плоском Мире
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Tue Dec 11, 2012 11:28 pm     Заголовок сообщения:

12 декабря - Пойя и Национальный день "ку-ку"

Снаружи кто-то решительно постучался, вслед за чем дверь сразу распахнулась.

Уютно свернувшаяся на диване красивая ухоженная волчица прянула ушами.
Сидевший у дивана на полу очень волосатый мужчина неловко вскочил на ноги.
И оба повернулись к вошедшей.

— Почем мне знать! — не без раздражения всплеснула руками та. — Напридумывали, тоже мне, умники! Каждый день у них новый праздник... Ну? — Она выжидательно уставилась на молодого человека.

Тот, похоже, только и ждал возможности вставить слово, ибо уже давно привык к особенностям своей дорогой тещи.

— Откуда взялась эта Пойя и как ее правильно праздновать? — с готовностью выпалил он, после чего от вопроса плавно перешел к ответу на ее реплику. — Мы тут с Людди подумали: мы в таком напряге, сейчас, как назло, полнолуние... Верно, Людди? — обратился он к волчице.

Та согласно гавкнула.

— Мы в противоположной фазе, время для нас неприятное... — Волкофф вздохнул.

— Не забывай, завтра, кроме этой Пойи, еще и День "Ку-ку", и что это значит, мне абсолютно неведомо... Если только не вообразить, что этот день специально придумали в честь того бедлама, что вечно творится в моем доме, — фыркнула миссис Торт.

— А может, как раз в честь этого и придумали. — Мысль эта Волкоффу явно понравилась.

— Что ж, я не против, — кивнула Эвадна дочери. — Повеселиться людям не грех... Ну?

Людмилла, стукнув по дивану хвостом, поспешно пролаяла нечто, означавшее: "Может, отметить это как-нибудь... капитально? Вечеринку устроить? Чтобы расслабиться?"

— ... И нелюдям тоже, — с облегчением закончила почтенная леди ответ на ее предложение. — Только надо подумать, кого позовем. Ну, старых друзей, разумеется, всех: мистера Шлеппеля, Реджа... Мистера Иксолайта, Горпера, мисс Друлл... Артура с женой — надо надеяться, она не слишком нос задрала теперь, когда стала шишкой в этой их Лиге. Фрейлейн фон Убервальд — обязательно. Ей в полнолуние тоже всегда несладко, пусть поразвеется, да и тебе будет с кем поболтать. Ну, и молодого человека ее, конечно же, иначе неудобно. Он может привести ее пораньше и оставить у нас, а вечером, после службы, и сам зайдет посидеть... И — добавила она, подумав, — для оживления обстановки, может, какого-нибудь аниматора пригласить? Из... э... гильдии ...Шу-... Шутов?...

Последние слова миссис Торт произнесла уже очень неуверенным голосом, сообразив, что говорит что-то совсем несуразное, не оправдываемое даже завтрашним официальным "ку-ку".
Все трое переглянулись и хором воскликнули "Нееееет!" Правда, у Людмиллы это прозвучало как "Ооооуууу!", но остальные её поняли.

— Ладно, там будет видно. С Подмиггинсами посоветуюсь, — махнула рукой миссис Торт.

* * * * *

Вечером следующего дня, 12-го декабря, в доме миссис Торт ждали приглашенных, чтобы мило и по-домашнему отметить неведомые праздники Пойя и Ку-ку.
Дом был украшен гирляндами старательно, хотя, увы, и очень коряво вырезанных Волкоффым бумажных фигурок. Ну, честно говоря, это были исключительно кружочки — "луны", как определил их сам автор. Ограничил он ими полет своей творческой фантазии, во-первых, в связи со своим личным особо пристальным интересом к Луне как таковой, а, во-вторых, потому, что шаблон к ним был проще любого другого: обвел дно стакана, и готово, что при неловких, не привыкших к тонким движениям руках-лапах человека-волка, было обстоятельством немаловажным.

В уголке на диване Людмилла и приведенная Кэрротом еще с утра Ангва, обе в пике волчьей формы, негромко взлаивая и изредка смешливо фыркая, секретничали о чем-то своем, женском.
Волкоффа они от себя прогнали, и бедняга, доставшийся в распоряжение теще, взмыленный, метался по дому, поспешно наводя окончательный марафет и, разумеется, сея вокруг себя по мере сил мелкий хаос и разрушения, что миссис Торт воспринимала нынче весьма толерантно, заметив, что "раз уж ку-ку, так пусть будет ку-ку по полной программе"...

В комнате царил уютный полумрак.
Вечеринка была задумана как фуршет, дальний угол занимал стол с закусками — местами очень неожиданно выглядевшими, учитывая разнообразные и по большей части нестандартные вкусы ожидавшихся гостей. Там же стояли и напитки, бокалы, стопки тарелок — все было очень цивилизованно, даром что "ку-ку".
У стены под календарем, на отдельном столике, к которому предусмотрительная миссис Торт старалась нынче Волкоффа близко не подпускать (пусть это эгоизм, но она вправду очень любила свой сервиз с розочками), стоял чайник и все, необходимое для чаепития: уж в чем хозяйка дома была абсолютно уверена, так это в том, что чашечку чаю выпьет каждый.

Первыми пришли Редж и Иксолайт и притащили с собой реджеву гитару.
Волкофф внутренне содрогнулся, вспомнив давние собрания братства анк-морпоркской нежити и тогдашние попытки неугомонного зомби, всё время теряя пальцы, играть на этой гитаре песни про тесто протеста и про "Мы победим".
Однако, рассудив, что в День Ку-ку Редж имеет полное право играть хоть на арфе, промолчал — и правильно сделал. Гитара была засунута за шкаф и вела себя тихо.

Затем пришла мисс Друлл, принесла пирожки, которые радушная хозяйка вынуждена была выложить горкой на блюдо и поставить на общий стол. Правда, памятуя о кулинарных талантах гостьи, на всякий случай воткнула в них деревянную шпажку с табличкой "Угощение от мисс Друлл". Чтобы тот, кто вздумает попробовать, по крайней мере знал, на что идет.

Открыв дверь на следующий стук дверного молотка, миссис Торт обнаружила перед собой другую дверь.

— Мистер Шлеппель, дорогой, заходите! — расплылась она в улыбке. — Дверь можете оставить в прихожей, у вешалки. Устравайтесь поудобнее — хотите — под диваном, хотите — под столом. Или вон за шкаф можете спрятаться, там как раз гитара стоит, можете еще и ею загородиться.

Наконец явились Подмиггинсы. Раздеваясь в передней, графиня с многозначительной улыбкой подмиггинула хозяйке, отряхнула черную кружевную отделку своего декольте от осыпавшегося с щек талька и, демонстративно игнорируя зеркало, прошествовала в гостиную. Артур же, миггавший постоянно, нервно обдернул фрак, потеребил галстук-бабочку, на зеркало посмотрел с тоской и поспешил вслед за супругой...

Присутствующие знали друг друга давным-давно, никто никого вроде бы не стеснялся (ну, пожалуй, за исключением Шлеппеля, но тот стеснялся всегда и всех), но поскольку специфика празднования непонятной Пойи была всем неведома, а в состоянии "ку-ку" каждый из них и так существовал постоянно, все чувствовали какую-то стесненность, веселье начинать не спешили и помалкивали.

Но не таков был Редж Башмак, чтобы пасовать перед трудностями и пускать дело на самотек. Он решительно встал, прошествовал к шкафу и извлек оттуда гитару, всполошив уютно прикорнувшего было за ней Шлеппеля.

— Музыкальный сюрприз! — громко объявил он, отчего дернулся теперь уже Волкофф.

Однако дергался он напрасно, сюрприз действительно оказался сюрпризом. Редж торжественно вручил гитару банши, пояснив для окружающих:

— Я подарил гитару мистеру Иксолайту. У него лучше получается. Петь он не может, но играть навострился — будь здоров. Ну, давай, дружище.

И тот, ни словом ни переча, взял гитару , подкрутил колки и, выдержав драматическую паузу, заиграл.

— Прэлестно, прэлестно, — с энтузиазмом воскликнула миссис Подмиггинс, когда он закончил. Причем воскликнула вполне искренне, да и всем остальным игра банши понравилась.

Гости чуть оживились, и в этот момент снова раздался стук. Ангва дернулась, отвлеклась от блюда с ломтиками сырой куриной грудки, раздула ноздри, чуть прижала уши и слегка ощетинилась.

Миссис Торт, переглянувшись с Дорин, пошла впустить нового гостя.
Он вошел в комнату и, увидев незнакомую компанию, нерешительно замер у самого входа.
Это был приятной наружности, хотя и крайне бледнолицый темноволосый молодой человек в черном облегающем костюме и белых перчатках.
В руках он смущенно крутил черный атласный цилиндр.
Из-за спины его выглядывал желтовато-белый шарик.
Да, еще необходимо упомянуть, что вошел он по потолку, и его сопровождала сперва практически неслышимая, а потом ставшая вполне отчетливой, хоть и оставшаяся негромкой, мелодия.

Пока гость мялся у порога у притолоки, любопытный шарик все порывался высунуться у него то из-под плеча, то из-за локтя, то из-за бедра, но молодой человек отпихивал его назад и, наконец, потеряв терпение, нахлобучил на него свой цилиндр и задвинул себе за спину.
После чего чуть пожал плечами, развел ладонями, словно извиняясь перед присутствующими за невоспитанность своего спутника, и, поклонившись онемевшей компании в целом и отдельно нагло мило улыбнувшись настороженной Ангве, пошел по потолку вдоль стеночки, озираясь, видимо, в поисках местечка, куда бы пристроиться.
Вдруг лицо его осветилось восторгом: в углу он увидел чайный столик.
Молодой человек, с верным шариком за плечом, забыв обо всем, напрямик ринулся туда, споткнулся о протянутую через весь потолок веревочку с гирляндой лун и кубарем покатился по потолку.
Смущенно встал, отряхнулся от побелки, поправил волосы.
И тут заметил висящий над столиком календарь...
С любопытством уставился на листок с надписью:
Код:
12 декабря
Солнце: восход — 7-50, закат — 15-59
Луна: восход — 17-31, закат — 09-30.
Долгота дня 8 часов 09 минут.
Праздники: Пойя. Национальный день Ку-ку.

Потрогал пальцем слово "Пойя" и вопросительно оглянулся на других гостей.

— Вот и мы не знаем, что это такое, — ухмыльнулся в ответ на взгляд мима Волкофф.

Тот почесал в затылке, задумчиво закатил глаза, и, учитывая, что стоял он на потолке вверх ногами, тем самым, по законам оптики, взгляд его опустился... Как раз на чайный столик.
Он радостно поднял брови и с предвкушением протянул руку к заварочному чайничку.
Увы, тот был еще пуст.
Разочарованный, он перебрался к столу с закусками, выбрал большой стакан и, заставив бутылку немного полевитировать, наполнил его пивом.
Видеть, как он пьет, стоя на потолке вверх ногами, было весьма занимательно. Все напряженно ждали, когда же он прольет все на пол, но тут собравшихся ждал облом: на пол не попало ни капли.
Допив, он перевернул стакан вверх дном и заглянул в него.

Миссис Торт, мучительно заставлявшая себя все это время не влезать с ответами на незаданные вопросы, тут вдруг почувствовала, что самое время сказать:
— То есть ты думаешь, что Пойя значит что-то вроде "попойки"?
Вылетевшее слово ей не понравилось, зато вызвало оживление среди гостей. Волкофф переглянулся с Иксолайтом и Башмаком, и все трое тоже потянулись к столу.
Хозяйка же, нахмурившись, продолжила:
— У меня тут приличный дом, к твоему све-...

Но мим встрепенулся, всплеснул руками, снова потянулся к чайнику...
— А! Поить! — поправилась миссис Торт гораздо более мирно. — Чаем. Пожалуй, ты прав, самое время заварить чайку. Пойду поставлю воду на огонь.

Обрадованный мим сделал в воздухе кульбит и оказался в итоге нормально сориентирован относительно пола. Шарик преданно парил у него над плечом.
Пока где-то там, в недрах кухни, закипал чайник, молодой человек исправно отрабатывал гонорар, усердно ухаживая за дамами, волчицами и шлеппелями, наполняя тарелки закусками, рюмки и миски напитками и разнося их желающим. Мужчины ухаживали за собой сами.
Завязались разговоры, пошли смешки, анекдоты. Иксолайт трогал струны, пытаясь вторить постоянно сопровождавшей Влада мелодии.
Потом и чай подоспел для желающих.

Словом, праздник, можно считать, удался. Хотя, правда, никакого особого "ку-ку" не наблюдалось, зато "пойя" применялась всеми прилежно и с удовольствием: и стаканы, и чашки, и миски не оставались долго ни полными, ни пустыми...

Вдруг Ангва насторожила уши и стукнула хвостом о диван. И в ту же секунду раздался стук в дверь.

— А вот и господин Кэррот!
Когда миссис Торт ввела его, раскрасневшегося после дежурства на морозе, в гостиную, Влад сделал безразличное лицо, а все присутствующие слегка насторожились.
Одно дело Ангва и Редж — она сегодня точно не при исполнении, а констебль издавна славился бунтарством и стремлением все делать наперекор властям, да и вообще оба они где-то в чем-то свои для всех здесь, в смысле "ку-ку"... Но что заявит при виде столь неодобряемого патрицием мима воплощенная правильность и законопослушность в лице капитана?

Воплощенная законопослушность приветливо улыбнулась и сказала:
— Здравствуйте, господин де Мэгпайр. Очень рад вас видеть в приватной обстановке. Всегда мечтал посмотреть ваше представление, но, к сожалению, до сих пор наши встречи происходили в публичных местах, где особым указом патриция мимам выступать запрещено, и мне приходилось пресекать эти шоу. Наконец-то я смогу оценить ваше творчество...

После чего вся компания облегченно выдохнула, а Кэррот был немедленно приобщен к празднованию пойи здоровенной кружкой портера.
Влад тоже очень мило улыбался и явно был польщен, но, кажется, притом немножко и разочарован: уесть Кэррота своим правом практиковать ремесло мима в частном доме не получилось. Но об этой тайной досаде юного де Мэгпайра, к счастью, никто не узнал... Ну, за исключением, разве что, миссис Торт, а она не выдаст!

Вечеринка была в полном разгаре, когда Волкофф, ради праздничка немного перебравший и тихо кемаривший теперь рядом с Людмиллой, начал ёрзать и, наконец, встрепенулся и воскликнул:

— Нннне могу! Щас спою!

Взгляды миссис Торт и Влада мгновенно скрестились, казалось, даже звон раздался, словно они бокалами чокнулись.

— Ну и давай, ну и пой, — одобрила Эвадна инициативу зятя. — На то она и Пойя.

И он запел...

O Lu-u-una, o Luna mia!... Sta 'nfronte a te! Sta 'nfro-o-onte a te-e-e!...
_________________
As the Harvard Law of Animal Behaviour puts it: 'Experimental animals, under carefully controlled laboratory conditions, do what they damned well please.'
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Alv



Зарегистрирован: 18.07.2007
Сообщения: 3251
Откуда: Киев
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Wed Dec 12, 2012 10:54 pm     Заголовок сообщения:

Бобо Фондю из города Сто Лат был сыном повара и мечтал о красивой жизни. Хотелось праздника!

Из Анх-Морпорка пришел выпуск "Таймс", где говорилось, что в городе будет проходить праздничный фестиваль. С первого по 32 декабря.

Бобо дал маме клятву, что ВСЕГДА будет надевать не меньше трех пар шерстяных чулок и НИКОГДА не будет без этого самого. Ну, чтобы не заболеть, когда знакомишься с дамами. Мама не стала договаривать все до конца, и Бобо решил сделать вид, что речь идет о шарфе. В конце концов, упомянутые дамы встречаются на улице, а теперь зима, верно?

Поэтому он с чистым сердцем поклялся маме делать все, как она сказала, и поклялся папе не позорить имя Фондю, то есть не покупать сосиски. Правда, никто ведь не осудит, если угостишь сосиской голодную собачку? А если собачка не захочет есть сосиску, то что же, пище пропадать? Родители с пеленок учили Бобо уважать пищевые продукты. Поэтому он с чистым сердцем обещал папе вести себя, как достойный сын Столатского повара.

И чтобы не обворовали, поехать сразу же с вокзала в Гильдию Воров и дать им денег сколько надо. Только по дороге заехать в банк и положить остальные деньги туда. Потому что нельзя же ходить по городу с деньгами, тем более, когда там фестиваль. К деньгам Бобо тоже был приучен относиться с уважением. Поэтому знал, что надо выбрать хороший банк, а не такой, которым заправляет какой-нибудь мошенник.

Бобо пошел в папу и маму, а они были очень умные. Иначе разве они отпустили бы его в Анх-Морпорк?



По прибытии Бобо сразу же попал в давку на станции дилижансов.

- Понаехали тут! – кричал он, отбиваясь от кэбменов, которые предлагали ему свои услуги.

Бобо услышал, как трещит по шву на плече рукав его праздничного жюстокора. Неприличная леди схватила его за другой рукав и предложила обслужить прямо тут же. Бобо понял, что об Анх-Морпорке рассказывали чистую правду, и даже не всю. Но у неприличной леди были седые волосы и клюка, поэтому он отказался.

- Кто белошвейка?! Я белошвейка?! – закричала леди в ответ, потрясая мотком ниток и штопальной иглой, которые держала в руке, потом подняла клюку и нанесла ему оскорбление действием по голове. Нарядный берет покинул голову Бобо и полетел в небо, но его полет прервал уличный беспризорник. Он поймал берет и начал быстро скрываться в толпе. Бобо кинулся в бой против захватчика, испуская воинственный крик «Мамочки!»

Кривая, как десять раз переломанная стрела, улица Анх-Морпорка открылась перед ним. "24 декабря — Национальный день гоголя-моголя! Приводи четырёх друзей и получи пятую порцию за их счёт!" - гласил бумажный плакат, установленный на фанерной раме перпендикулярно стенке кафе, чтобы видно было издалека. Беспризорник вильнул в сторону и пронесся мимо, однако Бобо с дорожным узлом на плече оказался менее маневренным. Он тоже вильнул, но вписался не в поворот, а в плакат. Соблазнительное изображение гоголь-моголя повисло на нем, как воротник, и Бобо помчался дальше, взывая:

- Стой, зараза!

- Стой, скотина! – присоединился владелец кафе, обращаясь к самому Бобо, и побежал следом.

Хозяин гриль-бара стоял на подоконнике и развешивал над окном гирлянду из надувных куриц. Курицы красиво обрамляли объявление:

«Семенары миссис Хены Квочки по падгатовке полезников.

Опытная фермирша ко Дню Курицы (20 декабря) научит вас правельна кудахтать, кулдыкать, а за умериную доплату вы у миня ещё и закукарекаите!»

Заглядевшись на стремительно приближающуюся процессию, хозяин пошатнулся и слишком сильно дернул гирлянду. Та оборвалась, надувные курочки устремились к Бобо и попытались опутать его веревочкой.

- У-ыыы, - ответил он на это и упорно продолжил преследование, сопровождаемый летящими по воздуху курами.

Харчевня «Резвая Долли» для рекламы нуждалась только в том, чтобы выпустить на улицу свои ароматы через дверь нараспашку. Заправлял ею одноногий бывший кок по прозвищу Окорок, а вывеской служил старый спасательный круг с его родного корабля, имя которого хозяин и увековечил в названии заведения.

Но все же Окорок считал, что проморгать праздники будет непатриотично. На двери харчевни красовался листок, извещавший:

«Миню.
Пахлебка»

И ниже было приписано:

«Твае прозвище Жылезный Жывот?
А босс тибе завидует, патамушто его пучит?
Или ты сам забыл што значит Апитит к Еде и Жызни?

Ты знаишшто 29 декабря — День Перцовой Похлебки?
Держи курс на «Резвую Долли»

Одноногий Окорок был известен быстротой ума и рефлексов. Он стоял в распахнутых дверях своего заведения и обозревал улицу, когда появились беспризорник, Бобо, а так же хозяин гриль-бара, владелец кафе и примкнувшие к ним по дороге сочувствующие лица. Окорок оценил ситуацию, снял с крючка спасательный круг и метнул в Бобо.

Бесплатный человек-реклама побежал дальше, теперь украшенный надписью «Резвая Долли».

Неизвестно, чем закончилась бы первая прогулка Бобо по Анх-Морпорку, если бы улицу не преграждала толпа возле кондитерской. На толпу взирал Его Светлость Лорд Ветинари.

Толпа благоговейно глазела в ответ.

Над головой Его Светлости, за стеклом витрины, сияли буквы из цветной фольги:

«Не забудь заглянуть 16 декабря в кондитерскую "Катаниас Сладкийсон"!
Мы празднуем День Вылизывателя Горшков и Всего, Покрытого Шоколадом!

Шоколадные карамельки от 2 центов! Акция в честь праздника - всего 1 фартинг, чтобы лизнуть горшочек, в котором подогревался горячий шоколад!»

Его Светлость был изваян из черного шоколада.

Толпа стояла в созерцании уже долго. Вокруг нее в больших количествах валялись на земле фантики, промасленные бумажки, шелуха от семечек. И банановая кожура.



… - А что такое «полезник»? – слабым голосом спрашивал Бобо полчаса спустя, ощупывая у себя на голове шишку и отсчитывая деньги в трясущуюся от возмущения руку хозяина гриль-бара.

- Тот, кто первым вошел к вам домой в День Курицы. - С каждой полученной монетой возмущение торговца таяло. - Однажды... где-то... была такая традиция: входил этот полезник в дом и начинал орать курицей. Данные магические действия совершали с целью увеличить приплод домашней птицы и животных, поэтому по голове поленом ему не давали, а усаживали на подушки, как курицу на яйца, давали тыкву, которую гостю следовало разбить так, чтобы ее семена разлетелись во все стороны, чтобы цыплята рождались в большом количестве. Потом гостя угощали и поили вином, а он все это время должен был сидеть смирно, чтобы и куры сидели так же смирно и несли яйца. И вроде как от пола посетителя зависит и пол будущих цыплят, а если в предстоящем году курицы будут хорошо нестись, то этого же гостя позовут вновь на следующий праздник...

- Веселых вам праздников, - простился с Бобо получивший свои деньги владелец кафе.

- Если будешь бегать по городу с моей вывеской на шее, - доверительно сказал Окорок, забирая у Бобо спасательный круг, - я б тебе сам приплатил. Плавал с нами однажды юнга Джим, тоже такой бойкий был засранец…
_________________
I know that you believe you understand what you think I said, but I'm not sure you realize that what you heard is not what I meant.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение ICQ Number
modestclub



Зарегистрирован: 26.04.2005
Сообщения: 5125
Откуда: Москва
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Thu Dec 13, 2012 4:56 pm     Заголовок сообщения:

13 декабря Праздник "День галстучных булавок"

Маятник нарезал последние секунды уходящего дня… Бум! Бам!.. Пробили часы. И день канул в Лету и растворился в ней без следа…
Мятый Котелок, стажер Гильдии убийц, неловко поскользнулся на черепичном покрытии крыши портового здания, плюхнулся на край повозки, нагруженной туками, покидавшей порт, попытался кинжалом зацепиться за ближайший тюк, но только распорол его, и нашел свое место в реке Анк. Навсегда. В Анке ничего не растворялось и один раз попав туда – навсегда становилось его частью…

---


Бум! Бам! Пробили часы. Патриция давно волновал вопрос – наступающий день всегда является продолжением предыдущего? Или наступающий день является Новой Историей? Или является продолжением такого же дня год, два, десятилетие, столетие назад, в котором произошло Значимое Событие? И важен был не ответ на этот вопрос, правильная постановка этого вопроса. Упускаешь деталь, упускаешь всю реальность бытия, зачем-то нарезанную кусками. Одинаковыми кусками. Только одни бесследно и необъяснимо исчезали навсегда, а другие как прибитые гвоздями не исчезали вовсе независимо от того как давно они случались. А были дни, которые еще не случились, а уже ожидались. Ожидались с нетерпением, ужасом, счастьем, надеждой.

---

Возницу повозки выезжающей из порта на улицы славного города Анк-Морпорка вообще никакие вопросы не волновали. Он просто крепко спал. А улицы города получали на каждой кочке сувениры и подарки в виде пакетиков, выпадающих из прорезанного тюка. А как известно в этом городе никогда ничего не пропадает, но запросто может кануть.

---



Патриций не курил трубку. Если бы он курил трубку, то его, наверное, занимали бы совсем другие вопросы. Как, например, держать ее так, чтобы она в разных ситуациях говорила о том, что он хочет сказать на самом деле, а он бы говорил с собеседником о чем-нибудь приятном. Или, например, как постучать трубкой по столу так, чтобы Драмнотт приносил именно тот документ, который необходим Патрицию именно в этот момент…

Но, Патриций не курил. И поэтому такого рода мысли его никогда не посещали. Он думал: «Вот прошел день. Он был весь расписан, сценирован, слегка подкорректирован, местами смешон, местами скучен. Наступил новый день. Точно так же расписан, сценирован, кое-где будет скорректирован, кое-где скучен, кое-где смешон…

Ну, ну… А ведь день это мой самый большой капитал, союзник и враг одновременно... Но он мне ничего не оставляет, а только дарит себя нового… Может я придаю Дню слишком много смысл? Заставляю его и через него всех работать на себя и на город, а он мне не оставляет выбора и просто заставляет работать меня, чтобы не упустить… не потерять, приобрести, наладить... Даже в праздники все расписано, подогнано, сценировано… Что-то упущено… День не должен пропадать вот так! Просто так! И не должен быть ловушкой, повторяясь как будто это такой же как предыдущий, но никогда не становясь таким же! Ладно, меняется погода. Но от нее день не меняется!»

---

Курил НоббиНобс. И не трубку, а самокрутки, которые он носил за ухом. Трубку носить за ухом было бы хлопотно. Да еще ее надо было бы чисть от золы и пепла, протирать, продувать. А самокрутка с пеплом справлялась сама. Он просто падал на мостовую. И было еще одно достоинство самокруток. Из нескольких старых трубок не сделаешь одну новую. А из нескольких старых окурков – можно сделать новую самокрутку. НоббиНобс курил, и его посещали только эти мысли. О других он даже не подозревал.

---

Бум! Бам!.. пробили часы на ратуше… И Патриций, и НоббиНобс, и его друг Фред Колон, и спящий возница и все жители города одновременно оказались в Новом Дне. А старый канул. Не оказался в Новом Дне только Мятый Котелок. Он остался в Анке и Старом Дне. Но Мятый Котелок не канул. Он оставил свой след.

---

Сэм Ваймс курил. Курил хорошие сигары. А его мысли… Его мысли были – его мысли. Всегда были при нем, хорошо отлажены и давно уже радикально не менялись. И если у Пондера Стиббонса был «Гекс», чтобы моделировать ситуации. То Сэму «Гекс» был не нужен. Моделирование ситуации происходящего в городе происходило в реальном времени. Для уточнения деталей, конечно, требовалась Стража… но как же без деталей.

Дни, хоть и похожи один на другой, но в городе есть жизнь, а она непредсказуемей погоды. Готовил ли новый день какие-нибудь сюрпризы или нет – Сэм был спокоен. Он знал, ожидаемые сюрпризы – это на праздники. Неожиданные - в любой момент. И Сэм твердо знал самые неожиданные сюрпризы исходят от Патриция, Незримого Университета и газеты "Анк-Морпорк Таймс". А когда знаешь вероятные источники, сюрприз не сильно удивляет.

---

«Если тебе трудно изменить что-то, что больше тебя, а ты находишься внутри, - нужно изменить себя. Так, посмотрим…», - мысленно сказал сам себе Ветинари и подошел к зеркалу. Потом посмотрел на календарь, который в этом месяце весь пестрил красными днями.

- «Ах,да! Сегодня же праздник! День «День галстучных булавок»! Надо чаще смотреть в зеркало и календарь, а не в бумаги на рабочем столе. Интересно, что насочинял Драмнотт для появления этого дня в календаре? Что-то там упоминалось про Хорватию и Cravat да еще про висельников?.. У нас галстуки носят два десятка граждан. Да и те мужчины. Шейными платками пользуются намного чаще. Особенно ночью в темном переулке повязывая его гораздо выше шеи…» Да булавки используют для шляпок, как застежки плаща, как брошки, как застежки на карманах, чтобы не потерять что-либо… Их, конечно коллекционируют. Но коллекции тщательно прячут от чужих глаз, а не носят на показ. И булавка на шее! Это просто опасно!!! Ну, что же – раз нам так велит календарь… все остальные дела в сторону! Это должен быть Неповторимый День, Который Не Канет в Лету!»

Патриций постучал слегка пальцами по крышке стола: «Немножко меняем сегодня распорядок дня и очередность важных вопросов, Драмнотт. Первый вопрос – какой доход приносит городу индустрия галстуков и галстучных булавок?»

«Я могу сказать и так, сэр. Никакой. Даже наоборот. Галстуки мы импортируем в количестве не более ста штук в год из Убервальда. А булавками нас снабжают гномы. Но они не для галстуков. А так, для разного… если, что порвалось, там, скрепить…» - ответил из-за спины секретарь.

- «А ведь это благодаря тебе, Драмнотт, мы имеем сегодня праздник - День «День галстучных булавок».

- «Что Вы, сэр это всё «Гекс» и Пондер Стиббонс. Я только про Хорватию и галстуки написал. В Хорватии когда вешали разбойников, если во время казни случался обрыв веревки, то такой человек должен был до окончания своей жизни носить этот «галстук» на шее как знак того, что он был осужден, казнён, но волею судеб или Богами был помилован [Cravat (Галстук) произошло от Croat (Хорват)]. Может они этот обрывок висельной веревки к разбойнику булавкой прикалывали? Что бы не терялась. Ведь до конца жизни носить надо было… А купцы из Агатовой империи и Крула поняли так, что это особый знак отличия, освобождающий от казни. И стали носить тоже петлю на шее, но из красивых материалов. Так галстук распространился по миру. Ближе к нам он закрепился как обычай в Убервальде. В Анк-Морпорке же, добровольно носить петлю на шее мало кто хочет. Только банкиры представители богемы...»

- «Какие дикие обычаи еще встречаются на Диске. А Хорватия – это где? Не припомню.»

- «Это рядом с Крулом была такая страна. Ее в давние времена за край смыло… а вот истории остались. Сэр.»

- «У меня есть галстук и булавка к нему, Драмнотт?»

- «Есть. Один. Вы один раз появлялись в нем на экране. Когда почтой занимались. Но без булавки. Я ношу галстук, сэр. Это дисциплинирует. Но без булавки, сэр.»

- «И большой выбор галстуков у тебя, Драмнотт?»

- «Большой, сэр. Случаи, ведь разные бывают. То прием, то посещение с визитом, то свадьба, то похороны. Некоторые галстуки я только дома ношу. Под настроение. Но, опять же, без булавок».

- «Ты можешь одолжить мне галстук, Драмнотт? Такой… для праздника?»

- «С удовольствием, сэр! Я Вам его подарю! Праздник же!»

- «Что же. А я подарю тебе булавку для галстука. Вспомнился мне подарочный набор выпускника моей гильдии. Там есть нечто такое… даже инкрустированное и с позолотой… только осторожнее с ним – горло береги… Мы должны устроить грандиозный праздник нашему городу!!! Раз уже он в календаре…»

---


- «Это город нам устроит «грандиозный праздник», - подумал Драмнотт, но ничего на этот счет не сказал. Вспомнив про папку с деловыми бумагами - спросил: «Послать ли каждому из списка письмо с приглашением на праздник «День галстучных булавок?».


- «Нет, не надо. Поручи это Ваймсу. Обеспечить порядок в городе на время праздника нужно с момента рассылки приглашений «Прибыть на прием в лучшем галстуке, с лучшей булавкой для галстука в честь «Дня галстучных булавок».

Да, разослать нужно всем, кто в наших списках… э-э-э… наших списках прошлого месяца… а не этого месяца… Да, именно им, а то еще ирландцы и уругвайцы понаедут...

Прием будет в 13-ть, сегодня, т.е. 13-го… во дворце Патриция. После приема – танцы и опера!
На площадях – народные гуляния!

И в Университет тоже послать нужно. То-то им будет праздник!

И попроси прессу опубликовать историю праздника и его главные ритуалы и особенности. Это нужно к 9-ти. Чтобы к 10-ти все в городе проснулись и бросились праздновать!
И, заодно, напомни им осветить в прессе грандиозность сегодняшнего дня! А не набор второстепенных событий…»


- «Да, сэр. Пять минут, сэр. Только дам поручения и мы идем выбирать галстуки.»

---


- «Думается мне, к галстуку не каждый костюм подходит, а тем более к булавке для галстука. Как ты считаешь, Драмнотт?»


- «К такому галстуку, что Вы выбрали, сэр, пока только Ваша «булавка» и подходит. Пока не могу рекомендовать ни одного костюма из Вашего гардероба…

У нас ведь праздник сегодня в городе, так ведь, сэр? И завтра праздник, и послезавтра… аж до 32-го…

Заработались мы, сэр… Только лыжный сезон и открыли… и сразу в работу… Я думаю, сэр… нет, нет – просто думаю… ищу вариант…»


- «А ты, Драмнотт, себе костюм под галстук будешь выбирать? Или под булавку?»


- «Спасибо за «булавку», сэр. Красивые подарочные наборы для выпускников Вашей гильдии. Сразу видно - эксклюзив! С зазубринками… чтобы не откололась. Держаться вечно будет. Очень хорошо для конных прогулок верхом, даже при езде галопом не потеряется. И к шпорам идеально подходит...»


- «Хм. Костюм для верховой езды! А тебе ведь идеально подойдет! Да, и мне пожалуй. Такой праздник нужно встречать на коне! Звеня шпорами и блистая булавкой!»

---


(*Будет продолжение. Чуток позже... просто четвертый день температурю... глазки в кучку - мысли врозь... но сам процесс написания ведет повышению тонуса.)
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Триллиан



Зарегистрирован: 14.11.2012
Сообщения: 27
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Dec 15, 2012 7:37 am     Заголовок сообщения:

Утром 15 декабря в Анк-Морпорк нагрянула оттепель.
Не та приятная оттепель с солнышком, когда так хорошо играть в снежки и лепить снеговиков, а сырая, с ветром и моросящим дождичком, с чавкающим месивом под ногами.
Впрочем, такая погода придавала городу совсем уж неповторимое своеобразие.

Вместе с оттепелью нагрянули очередной праздник и Пиквик Полукуст, очередной богатый (по меркам Анк-Морпорка) агатейский турист.
Сойдя с трапа корабля, он по щиколотку окунулся в гостеприимную грязь и бодро зашагал На Поиски Новых Впечатлений.
Через несколько бодрых шагов турист не менее бодро споткнулся о маленького пёсика, неотличимого по цвету от окружающей слякоти.
- Эй,смотри куда прёшь! - раздался чей-то голос.
- Извините... эээ... - Пиквик огляделся по сторонам, но, кроме пёсика, никто не обратил на него внимания.
- Визг! - жалобно сказал пёсик. - Визг-визг!
- Ой, бедная собачка. Похоже ты замерзла и больна, и судя по запаху...
- Запах как запах! - прервал его голос. - К твоему сведению, это кобель! И он прекрасно знает город, лучше любого гида! И не так уж и болен, просто очень голоден!
Турист снова за озирался по сторонам. И снова. И с сомнением уставился на собаку.
- Очень голоден! - напомнил голос. - Да и тебе не мешало бы чайку попить.
...

Всем давно известно, что собаки не умеют разговаривать. А люди не умеют слушать. Но есть такая редкая категория людей, способных поверить во что угодно, и Пиквик Полукуст определённо относился к Этой категории. Ещё только собираясь отправиться в путешествие, он твёрдо решил не противиться любым Невероятным Событиям, Поджидающим Отважных Путешественников. Даже если это повредит его рассудку. Говорящая собака в качестве гида? Это же ПРИКЛЮЧЕНИЕ! К тому же, он с детства любил животных.
...

- Никто тебе не поверит. - проворчал Гаспод, трясясь на сиденье рядом с туристом.
За провоз собаки кэбмен затребовал сумму, в два раза превышающую стоимость повозки.
- Это не так уж и важно. Рассказам туристов вообще не очень-то верят. Зато у меня останется ВОСПОМИНАНИЕ! И картинки в альбоме! - Пиквик в очередной раз сфотографировал из окна Знаменитую Анк-Морпоркскую Пробку, из-за которой повозка уже полчаса двигалась рывками. В окно влетел аромат чая и печенья, чая и пирогов, чая и сосисок и снова чая.
Между рядами повозок сновал торговец с лотком.
- Только сегодня! Купившему два чая третья сосиска в подарок! Себя режу без ножа! Праздничная акция!
Движение остановилось окончательно.
- Чай особый морпоркский! Почувствуй вкус города! - доносилось с другой стороны улицы.
- Чай будущего урожая! Бодрость авансом!
- Крыса на палочке! Лучшая закуска чаю! +1 к сытости!* - рекламировал свой товар гном в кружевном кожаном фартуке.
- Предпочитаю пирог со свининой, - сказал пёсик, сглатывая слюну.
- Уважаемый, мы выйдем здесь, - обратился к кэбмену Полукуст, протягивая ему ещё половину стоимости повозки. - Это Вам на чай.
Кэбмен остался в пробке, пытаясь подсчитать, сколько же чая можно купить на такую сумму, и благословляя Агатовую Империю и её чокнутых туристов. А Полукуст и Гаспод отправились на поиски пирога со свининой.
...

- Я же предупреждал, не заглядывай вовнутрь! И почему с двуногими столько хлопот? Зачем вообще надо было пробовать эту засахаренную сосиску? Мы ведь съели два вкуснейших пирога! - отчитывал Гаспод своего позеленевшего кормильца.
- Думаю, дело в "Особом Морпоркском". Весьма незабываемый чай. Вторая чашка явно была лишней. - простонал в ответ синеватый Полукуст.
- Ага, незабываемый - то самое слово. В этом чае воды из Анка больше, чем чая. Вкус города как он есть, - фыркнул Гаспод.
- Раньше не мог сказать? - несчастный турист сменил оттенок на сиреневый. - Я бы вторую чашку не стал пить!
- И лишить тебя НЕЗАБЫВАЕМОГО ВПЕЧАТЛЕНИЯ? Идём, тебе воздух нужен.

Немного прогулявшись и посетив синюю деревянную кабинку с надписью "В.Ц." Полукуст почувствовал себя лучше.
- Что значит "В.Ц."? - спросил он,фотографируя кабинку.
- "Вечные ценности". Кстати, не знал, что люди это могут.
- Могут что? Осознать ценность общественного туалета? После десятка чашек чая это не сложно.
- Так быстро менять цвет кожи. Ты розовый. И с тебя бифштекс и отбивная, ты обещал!
- Разве у собак не черно-белое зрение?
- Собаки не умеют говорить.
...

Праздничная Чайная Церемония гильдии шутов собрала толпу зевак, в основном - туристов с иконографами всех мастей.
Под промокшими разноцветными гирляндами и рекламой эфебского чая (того самого, с верблюдом**) замёрзшие шуты пытались заварить чай, поминутно спотыкаясь, поскальзываясь и наливая кипяток куда угодно, только не в чайник. В основном друг другу в штаны. Бутафорские слёзы текли рекой, пироги с кремом летели в зрителей. Неподалёку дежурила выездная бригада Игорей.
Полукуст щелкал иконографом, пока в объектив не угодил пирог. Возмущенный бес-рисовальщик выскочил из коробки и заверещал, слизывая с мордочки взбитые сливки:
- В таких условиях невозможно работать! Мням-ням...У меня все краски с кремом! Чавк-чавк... неплохой крем кстати. А мне даже чаю за весь день никто не предложил! Совершенно невозможно работать!
К нему присоединился тонкий голосок из соседнего иконографа:
- Вот именно! Я уже мозоли на пальцах натёр!
И вскоре все бесы побросали кисточки и присоединились к забастовке.
- Требуем перерыв на чай!
- Нет сверхурочной работе!
- Печеньку!
- Больше никаких картинок со слюнявыми детишками!
- Делаем ноги. Быстро! - Гаспод потянул Пиквика за штанину в ближайший переулок. Недовольные туристы уже начинали искать зачинщика забастовки.
...

- Уффф... Ха-ха-ха! Вот это было приключение! - никак не мог успокоиться Полукуст, сидя за столиком в маленьком ресторанчике. - Ты видел как бежала та старушка? Ну которая фотографирует слюнявых детишек!Я думал, никогда от неё не оторвусь!

Леди за соседним столиком неодобрительно посмотрела на идиота, разговаривающего с вонючим псом, и на всякий случай пересела подальше.

Официант пририсовал в счёте еще два нуля.

Бес нырял в чайной чашке.

- Может заткнёшься, пока нас не вышвырнули отсюда? - прошипел Гаспод из-под стола.

Бес увлеченно мыл подмышки.

- Да-да, молчу, - шепотом ответил Полукуст и снова прыснул от смеха.

Официант подумал и добавил ещё два нуля.

Этот счет мог удивить даже агатейского туриста.
...

Благотворительное чаепитие в поддержку Санатория для Больных Драконов было менее шумным, чем другие подобные мероприятия, но народу собрало не меньше. За ограждением из стальных прутьев, под большим плакатом с надписью "ВАИЗБЕЖАНИЕ ВЗРЫВА ФСПЫШКИ НЕ ФКЛЮЧАТЬ!!!" чайник грел самый настоящий болотный дракон в теплой клетчатой жилетке и красном ошейнике, сидящий на бархатной подушечке. Еще пара драконов подкреплялась углем из мисок. Другой плакат гласил "САБЛЮДАЙТЕ ТИШИНУ!!!" За порядком следили несколько стражников, пропуская гостей небольшими группами, поглазеть на драконов и выпить чаю за столиками с ящиками для пожертвований.
- О! Я обязательно должен попасть туда! - от восторга Полукуст забыл об осторожности и заговорил с Гасподом во весь голос.
- Иди. А мне пора бежать, дела знаешь ли, - торопливо прошептал Гаспод, пятясь назад.
- Но праздник ещё не закончился, и... - турист выглядел расстроенным, - и я хотел угостить тебя еще чем-нибудь.
- Я наелся на неделю вперёд. И мне правда пора бежать.
- Но... Я так и не сфотографировался с тобой! - крикнул Полукуст вслед убегающему пёсику.
Пёсик помахал хвостом.
Вздохнув, Полукуст направился к драконам. Красивая блондинка в форме стражи подозрительно принюхалась, но пропустила туриста к ограждению.
"Может, и хорошо, что тебя нет на картинке,"- грустно думал он. - "Всё равно никто бы не поверил."
Драконий чай был просто великолепен. И впереди ждали новые приключения.

_______________________________________________________________________

* -3 к пищеварению.

** Чайные листья измельчаются посредством того самого верблюда(вместе с ветками). Запрещен к ввозу в некоторые страны из-за жестокого обращения с верблюдом.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Брауни



Зарегистрирован: 01.01.2009
Сообщения: 924
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Dec 15, 2012 7:33 pm     Заголовок сообщения:

Цитата:
Своего рода война за максимальное влияние и авторитет, в которой вместо обычного оружия использовалось имущество и материальные ценности. Потлач - это празднество, на котором тот, кто его устраивает, раздаёт гостям всё своё имущество и остаётся буквально ни с чем, но зато приобретает большой авторитет среди своих соплеменников и славу щедрого человека.


_________________
Если один апельсин в ящике прогнил, остальные сгниют быстрее, чем ты об этом узнаешь.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение ICQ Number
eliduvid



Зарегистрирован: 22.08.2011
Сообщения: 1120
Откуда: Временно NY
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sat Dec 15, 2012 9:20 pm     Заголовок сообщения:

20 декабря. День Курицы.

Утро

Сэр Таккер был уверен, что сегодня у него получится. Должно было получится. Он пытался уже девятнадцать дней, но эта повозка... Сэр еще раз огляделся. Он даже не знал, что она везла. А ещё он не знал, что ослы (а в этот воз был запряжен именно осел) могут быть такими быстроходными.

Таккер ещё раз огляделся. Затем посмотрел на близлежащие дома. Сверился со списком. Та-а-ак, еще квартала три можно идти спокойно.

Эти праздники... брр... Понапридумывали дурацких дней с дурацкими обычаями. И они хотят чтоб он, Сэр Таккер, это все праздновал. Конечно, он начал сопротивляться. Но эта повозка... Он ещё раз огляделся. Вновь сверился со списком. Достал примерную карту города*. Хорошо, теперь направо и довольно долго никаких куровладельцев.

* Spoiler:

Точных карт Анк-Морпорка никто так и не собрался нарисовать.



Ну, тот подсвечник в потлач - это еще ничего (хотя жалко, конечно), но на следующий день его, в кожаных сапогах со шпорами, ведущего специально выписанного для этой цели эфебского раба,* сбила та же самая телега, притом за квартал до шествия, перед которым Сэр собирался торжественно прошагать.

* Spoiler:

У того как раз был отпуск ежегодный побег, так что пришлось оплатить только дорогу туда и обратно.



Таккер опять огляделся.

В день крыши над головой он спал на улице. Что случилось дальше, внимательный читатель уже догадался. Хорошо хоть не убило.

Но сегодня такого не произойдет! Сэр был абсолютно в этом уверен. «Двенадцатого ты тоже был уверен» — заявил внутренний голос.

Таккер попытался не вспоминать о двенадцатом. Не получилось.

День ку-ку. Казалось бы, что может быть проще? Провести день как нормальный человек. Он встал примерно в семь* и через полчаса уже был на улице. Сразу было видно, что шагает респектабельный господин. Все обращались к нему «мистер Таккер» или «Сэр»**. Все должно было получиться, но (в такой фразе обязательно должно было быть «но») когда Таккер собирался пойти съесть свой совершенно обыкновенный обед, ему показалось, что из тумана на него едет та самая повозка. К сожалению в мировые стандарты нормальности не входит отпрыгивание со страшным визгом от трех относительно симпатичных*** жриц Анойи. Да, и, конечно, волосы дыбом. И самое ужасное, что его таки сбило двенадцатый раз за месяц. Но под вечер.

* Spoiler:

Излишняя педантичность — первый признак сумасшествия.


** Spoiler:

Сэр впервые за всю жизнь был благодарен своей матери за столь идиотское имя.


*** Spoiler:

Учитывая статистику, это требует отдельного упоминания.



«А ещё шестнадцатого...» — продолжал неуемный голос. Наш герой как раз пытался не вспомнить, как на ему голову упал горшок с остатками шоколада (какой стороной вниз он упал и что случилось затем, догадайтесь сами), когда со страшным скрипом из-за угла показалась ослиная повозка.

Через секунду мистер Таккер... <А где он? Простите. /Камера сдвинулась на пару сотен метров в сторону пупа./ Кто ж знал, что он такой быстрый?>

Так, мистер Таккер вбегает в ближайшую открытую дверь. Первое, что он видит - это, конечно, курица. Затем, издав неопределённый вскрик (его можно было бы записать как «Куррыэээк!») замирает в столбняке. Чьи-то руки усадили Сэра на подушки и дали в руки тыкву. Та выпала из его безвольных передних конечностей и, вопреки всем законам физики, разбилась на много-много кусочков, разлетевшихся по всей комнате. Когда же Сэру протянули кружку с вином, оказалось, что двигательное расстройство было временным. Выпив все до дна, он огляделся.

Два лица. Они... В общем, жрицы были покрасивее. Стол. Курица. Рядом яйцо*. Таккер еще раз вскрикнул и выбежал из дома.

* Spoiler:

Ей в клюв с большим ускорением влетело дынное зернышко, в результате чего птица сделала тройное заднее сальто (напомним, что Физика как раз отвернулась) и от удивления немедленно это яйцо и снесла. Чета единогласно признала это хорошим знаком.



Вечером того же дня

Сэр вошел в дом. Сбросил одежду со следами ослиных копыт. Проверил, остались ли свечи в кладовке (кто знает, может это все так понимать надо). Свечей оказалось много.
Ничего! Уж завтра точно получится!

На следующее утро

Конец.
_________________
Скажи миру Ы
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Суд



Зарегистрирован: 20.06.2010
Сообщения: 918
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Mon Dec 17, 2012 4:39 pm     Заголовок сообщения:

Alv писал(а):
- Пятое декабря - День добровольцев и ванной вечеринки. - Огласив название праздника, Чудакулли хмыкнул.



_________________
Avis Hermetis me nomino, vorans meae alae, domo te ipsum.
Мы курили пластилин: я и Тёмный Властелин.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
M.



Зарегистрирован: 31.01.2008
Сообщения: 7951
Откуда: Bonk
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Thu Dec 20, 2012 12:18 am     Заголовок сообщения:

Тридцатое декабря - День Перемен в Последнюю Минуту, выдался морозным. У Бобо мерзли уши.

- А сейчас моя помощница, донна Нина, продемонстрирует публике сеанс проницательности!

Стоя в первом ряду перед помостом, Бобо наблюдал, как фокусник завязал девушке глаза платком и предложил желающим убедиться, что та ничего не может видеть.

Ассистентка фокусника была круглощекой и румяной, а головной убор удивительно шел к ее круто завитым черным кудрям. Бобо долго не мог отвести взгляд от этого зрелища.

- Наверняка у кого-то из вас есть при себе сувениры, я прав? - продолжил фокусник. - Вы покажете их всем - кроме донны Нины, у которой завязаны глаза, - и она берется угадать, какого числа вы это приобрели! Более того, донна скажет, что это за предмет!

Какая-то женщина подняла повыше на руках своего малыша и указала на новенькие пинетки, в которые он был обут.

Фокусник улыбнулся ей и воскликнул:

- Шшш... Приступим! Итак... Не торопитесь... Как именно?... Нина, ты готова?

- Да, - сказала девушка. - Я знаю, что эта вещь приобретена... приобретена... Шестого декабря! В Праздник Надевания Собственных Туфель!.. И это... это... Пинетки!

Когда прошёл миг изумления, зрители разразились аплодисментами.

- Благодарю за участие, мадам! - сказал фокусник и вытащил из уха малыша мелкую монетку.

После первого номера публика осмелела до того, что пришлось установить очередь. Следующим оказался здоровенный парень с перебитой переносицей. Он повернулся лицом к публике, ухмыльнулся и показал на свой нос. В толпе раздались крики: "Она ни за что не угадает!"

-Ду-у... ш-шенька! - воскликнул фокусник, обращаясь к Нине. - Ну? Очень сложно? Нина, ты можешь ответить?

- Могу, - уверила Нина. - Это... этот сувенир... был приобретен в День Боксинга. Двадцать шестого декабря. Когда все спорили о том, что значит "боксинг" - благородный спорт или коробки для подарков. И кое-кому предстоит вспоминать этот день, глядя на... Нос!

Публика забурлила:

- Надувательство! Они волшебники!

- Ничего подобного! - с готовностью парировал фокусник. - Никакой магии! Это чистое искусство! А если кто-то не верит, могу предъявить бумагу из Незримого Университета о том, что мы с Ниной не имеем к магии никакого отношения!

Вышел новый желающий - старичок, который достал из кармана деревянную фигурку какого-то идола.

Фокусник похлопал в ладоши, привлекая внимание толпы.

- Давайте попробуем... Испытание для очаровательной леди... Нина, ты готова?

- Эта вещь была приобретена в День Santuranticuy, что значит Праздник Продажи Святых, двадцать пятого декабря, - уже несколько скучающим тоном ответила Нина. - И это... это... какой-то идол.

По толпе прокатились возгласы восторга, но въедливый старик завопил, стараясь быть услышанным: "Что значит какой-то! А какой именно?"

Фокусник рассмотрел фигурку с озадаченным видом, потом пожал плечами:

- Э нет, уважаемый! Вы нас так просто не поймаете. Как уже было сказано, мы не волшебники!

Публика разразилась смехом и улюлюканьем. И лишь один голос поддержал старичка:

- Да все это липа! - крикнул Бобо. - Не за что тут деньги платить!

Фокусник бросил на него злобный взгляд и перешёл к очередному добровольцу.

- Так... Ну!.. Фантастично! Ладно, юная госпожа, еще раз... Нина, ты готова?

- Готова, - сказала Нина, постукивая щиколотками друг о друга, чтобы согреть ноги. - Этот сувенир приобретен сегодня, и это флюгер.

- Да шарлатаны они! - продолжил орать Бобо. - Подумаешь, искусство! Так любой может!

- Ах вот как? - Фокусник повернулся к нему. - Значит, ты тоже можешь?

- Что, монетки доставать? Запросто!

Бобо решительно поднялся на помост и сказал Нине:

- Ну-ка, позвольте беретик!

Девушка уже стащила с глаз повязку, и в легкой растерянности позволила Бобо снять берет у нее с головы.

- Вот, смотрите! - закричал Бобо, потряс беретом и вывернул его наизнанку, демонстрируя публике, что внутри ничего нет. Потом вытащил перочинный ножик, вспорол меховую подкладку берета и вытряхнул оттуда несколько золотых монет.

- Халтурщики! - радостно всколыхнулась толпа.

В направлении фокусника и его помощницы полетели тухлые яйца, но Бобо героически заслонил девушку собой.

- Тихо! - остановил он толпу. - Я открою вам секрет фокуса! Меня зовут Бобо Фондю, и это мой берет, который у меня сперли в первый же день, как я приехал в город! Вы его где взяли? - повернулся он к девушке.

- На барахолке, - ответила она растерянно.

- Вот на подкладке вышито, видите: "Дорогому сыну Бобоше", - показал наш герой. - И деньги тоже мои, я эту заначку еще дома приготовил. А скажите, мисс Нина, как вы насчет того, чтобы прогуляться по торговым рядам? И еще, может, завернуть в "Резвую Долли"? Там кормят - пальчики оближешь!
_________________
Уши кота могут вращаться быстро.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
ЖЖЖенечка
Site Admin


Зарегистрирован: 11.02.2005
Сообщения: 7712
Откуда: Україна
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Fri Dec 21, 2012 5:57 pm     Заголовок сообщения:

21 декабря.
День умения видеть во всем светлую сторону и день конца света. Аха.

Хроника событий воспета бродячим по мирам менестрелем. Поет за еду. (или, в крайнем случае, рубины...)

Однажды, в студеную зимнюю пору
Копали под Морпорком гномы туннель.
Свой край вспоминали и Медную Гору,
Горланили песни и дудлили эль.

Искали, как водится, золото гномы,
Да только откуда в суглинке металл?
Как вдруг вдалеке некий отблеск знакомый
Лучом в темном царстве им всем засверкал.

Всё ярче сиянье, всё ближе луч света.
Вперед, рудокопы! К победе труда!
И с радостным гиканьем, чувствуя это,
Вся гномья бригада рванула туда.

А там оказались не золота слитки,
Не небо в алмазах, не копи царей…
Из тьмы надвигался – быстрее улитки! –
Стальной бронепоезд, дракона страшней.

Вот так и случилось, что гномы однажды
Туннель меж пространством прорыли хитро.
И, значит, способен желающий каждый
Приехать в Анк-Морпорк теперь на метро.

В честь этих событий мы празднуем дату
Как день солидарности гномов всех стран.
За кончиком света шагая когда-то,
Прошел сквозь миры их шальной караван.

Подымем бокалы и сдвинем их разом
В честь гномов, прорывших дорогу сюда.
Да здравствует золото*, сила и разум –
Идет наш туннель сквозь миры и года.

------
* Оно-то как сюда попало? (прим. автора)**
** ясно, как - про гномов песня-то (прим. читателя)***
*** Так с него ж все начиналось - искали-то его! (прим. участника событий)
_________________
Fire burn, and cauldron bubble
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nanny Ogg



Зарегистрирован: 09.02.2005
Сообщения: 14256
Откуда: Ланкр, что на Плоском Мире
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sun Dec 23, 2012 7:57 pm     Заголовок сообщения:

31 декабря. Watch Night

1 декабря

Капрал Литтлботтом подошла к дверям
И постучалась несмело.
"Ну? - в ответ буркнул коммандер, - Кто там?
Что у вас там за дело?...
Минутку!" - Поспешный шелест и шорох.
"С бумагами разобрался, - догадалась капрал. -
В корзину смел протоколов ворох."
А сэр Сэмюэль "Войдите!" сказал.

Вошла - стол и впрямь девственно чист:
Перед Новым годом приборка, видать.
Протянула коммандеру какой-то лист -
Глянцевая бумага, яркая печать,
С портретом фигуристой бородатой девицы
И с красными цифрами по всей странице.

"Ну, капрал, - насупился Ваймс, -
Что вы от меня хотели?" -
"Сэр, куда это вешать в кабинете у вас? -
Лукаво спросила Шелли. -
За вашей спиной, чтобы видели
Сразу, входя, посетители?
Или у вас перед глазами,
Чтобы вы, сэр, любовались сами?"

Ваймс губы сжал, желваками поиграл.
Не может же быть, что скрывает смех.
"А вот прямо на стол и кладите, капрал.
Только, пожалуйста, оборотом вверх.
А то вся красным испещрена страница,
Как будто об нее руки вытирал убийца.
У вас всё?" - "Вообще-то, команда хотела бы знать
Насчет тридцать первого, перед Страшдеством как раз:
Там написано "Watch" и написано "Night".
Как это касается нас?
Это что же, сэр, для всего состава
Сверхурочные ночью в канун Страшдества?
Очень неприятное новшество, право...
Или - (с надеждой) - я не права?"

Ваймс задумался, сигару пожевал
И хлопнул ладонью по календарю.
"Раз красным - праздник. Свободны, капрал."
И под нос: "А я с Сибил поговорю..."

И вот 31-ое, 17.00

По личному составу Стражи приказ:
Для тех, кто не дежурит, в Псевдополис-Ярд прийти.
Всем желающим. Ровно к пяти.
Так распорядился коммандер Ваймс.

В пять явились Кэррот, Ангва, Детрит, и Шелли,
И Редж Башмак как штык, и Дорфл с Посети,
И Багги Свирс и Безумный Артур прилетели,
И Салли и Пессималь не преминули прийти.
Из Рамкин-Холла почтовым экипажем
Фред Колон и Нобби подоспели даже.

В дежурке собрались. Что у Ваймса на уме - неизвестно.
Но всем интересно.

Он входит: "Все на крышу шагом марш за мной!"
Ну, все и ринулись вслед, дисциплинированной толпой.
А на крыше! ... Выстроен зимний сад, двойное стекло,
Снаружи холодно, внутри - тепло.
И у входа капрал Водослей
Каменной башкой кивает, встречая гостей.

Вот чудеса, и когда возвести-то успели?
Правда, у леди Сибил были деньги и четыре с лишним недели...

Жаровни, свечи, скамейки. У котла с горячим глинтвейном,
Держа черпак, улыбается сама леди. Стоит стол с угощеньем -
Сосиски, шашлык, вегетарианское карри с овощами и рисом,
Сырые стейки для Салли, для Шелли на вертеле крысы...
А для Детрита на блюде лежат аппетитно
Сланцы ломтями и в белом известняке куски лучшего апатита.

Все: "Ах!", но коммандер, сделав лицо как кирпич,
Руку поднял: "Стоять! - И, с ехидцей: - Сначала спич."

И сказал... Он сказал: "Нам подарили праздник, Стражи Ночь.
Мы - Стража, но прежде мы были Ночной Стражей - Night Watch.
И чтобы оценить, кем нынче мы стали,
Вспомним, как мы начинали.

Сперва нас было трое, Фредди, Нобби, да я капитаном.
Чтоб не видеть всю мерзость жизни, я старался всегда быть пьяным...
А потом пришел Кэррот, рыжий, наивный, с верой в людей и с коротко стриженой головой.
Он был стражник тогда рядовой.
Хм. Ну да.
Ну, а затем появился Детрит. И Ангва пришла сюда.
И... Дуббинс пришел, дварф. Он был Детрита напарник.
Смелый, надежный товарищ, и просто отличный парень.
Преследуя преступника, был он злодейски убит.
Мы его не забудем, верно, сержант Детрит?"
Тролль огромный лишь молча кивнул
И в горле комок сглотнул.

Ваймс из кармана сигару достал, в пальцах покрутил, но не зажег.
Помолчал, к стеклу подойдя.
На город посмотрел, над городом снежок...
"Сегодня не только Ночь Стражи, друзья.
Нынче Watch Night, Night of the Watch -
Это еще и Лицезрения Ночь.
Вон, внизу, наш город двуликий перед нами.
- ("Дрянь двуличная", мелькнуло в уме) -
Богатый Анк, украшенный праздничными огнями,
И темный Морпорк, куда - местами -
Страшно соваться даже вам и мне...
Посмотрим же на него внимательно нынче.
Он - наш", - закончил он глухо
И замолк. Но додумал привычно:
"Презренная лживая шлюха..."

Коммандер налил себе имбирного эля, взял стул,
Отошел от стекла, сел вместе со всеми.
И бесплотный голос ему тихо шепнул:
Я знаю, что любишь, Сэмми...
_________________
As the Harvard Law of Animal Behaviour puts it: 'Experimental animals, under carefully controlled laboratory conditions, do what they damned well please.'
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Galina



Зарегистрирован: 13.10.2008
Сообщения: 744
Откуда: Убервальд
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sun Dec 23, 2012 8:38 pm     Заголовок сообщения:

Извините, что так долго и так печально

4 декабря

«Арамат Плисневелыи Своды» гласила надпись на ярлычке склянки с пульверизатором.
Следователь информационного отдела Новой Религии Разума поправил мох на рассохшейся скамье и пригласил следующего клиента.
Им оказался невысокий, крепко сбитый крестьянин. Единственное, что отличало его от прочих посетителей кабинета, был взгляд. Не уважительно-запуганный, а удивленный.
Проследив за взглядом, следователь пояснил:
– У нас тут праздник профессиональный. Мы получаем и защищаем информацию.
По лицу крестьянина стало ясно, что половина слов из этого пояснения так же нуждаются в пояснении. Зато суеверный ужас в глазах появился.
– Итак. Меня зовут Великий Мастер ордена «Братство Бетономешалки». Разумеется, это мое официальное имя, секретное известно только братьям.
Вы, господин Лесс, приглашены сегодня на внеплановый разговор со Следователем Новой Религии…
– А что стало со старой? Ну там Ио как его… десятиухий?
– Это все предрассудки прошлого века, не стоит заострять на них внимание. Новая Религия Разума отметает пыль минувшего! Отныне и постулаты, и нормы, и методы дознания будут рациональны!
– …я не делал ничего такого, господин. – глаза крестьянина были полны нескрываемой жути, – я обычный земледелец. Не обвиняйте меня в таких жутких вещах, как это… Рылоцинальность.
Великий Мастер горестно вздохнул. Уже две недели клиенты ведут себя таким образом. Ты несешь им разумное, доброе и вечное, а они смотрят на тебя, словно ты пришел карать их во имя Ома. Уму не постижимо!
– Никто тебя ни в чем не обвиняет, господин Лесс. Мы просто хотим узнать, что тебя интересует в жизни, ясно? Сделать это простым и достижимым. Научить планомерно двигаться к этой цели.
– О. Господин, мне нужна новая корова. Моя убежала в Ланкр неделю назад.
– Мы обязательно поможем тебе, господин Лесс.
Счастливый крестьянин ушел.

Говорят, что в эпоху становления Новой Религии Разума план и ее исходные догмы были озвучены самому Патрицию Ветинари.
Говорят, он тогда улыбнулся.
Адепты культа сочли это плохим знаком и уехали из города.*
Вся история религии (полтора месяца) начала развитие с нуля.
И вот теперь они, отказавшись от привлечения веры методом огня и меча, но соблюдая внешний антураж, слушали отчеты о сбежавших коровах.
Следователь не был плохим человеком. Он действительно верил, что знания и умение распорядиться ими спасут мир (в том числе от высоколобых умников, которые слишком много о себе возомнили). Да, ему нравились декорации кабинета с коптящими факелами, ржавыми крючьями на стенах и шкафом в виде железной девы.
Получать, копить, хранить и использовать информацию в такой обстановке должно быть приятно. Но вот уже третий том орденских хроник был заполнении не бесценными знаниями о мире, а заметками о протекающих крышах, вороватых соседях и сбежавших коровах.
Неужели это тоже информация, которую нужно получать и хранить? Братья ордена ждали, мягко говоря, иных результатов.

От печальных мыслей отвлек секретарь.
– Сэр, там братья собрались на праздничную вечерю. Они ждут только вас.
Следователь информационного отдела отодвинул книгу и вышел из кабинета. Профессиональный праздник все-таки.

На странице номер 652 красивым почерком была внесена запись о коровах:
«И через неделю, во мраке позднего утра, вышел я к горам, но они молчали. Где моя корова? Спросил я их. Но не было рядом ни семи коров тощих, ни семи коров тучных…»


___________________
* На самом деле, были знаки и похуже. Например, честные анк-моркпорцы, вместо того, чтобы спасать души через знание, забрасывали храм помидорами. Они не боялись божьего гнева – в отличие от прочих богов, существование рациональности горожане категорически отказывались принимать.
_________________
Сложные проблемы всегда имеют простые, легкие для понимания неправильные решения. (с)
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
pinguina



Зарегистрирован: 28.08.2010
Сообщения: 2994
Откуда: Sto Lat
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Thu Dec 27, 2012 2:10 pm     Заголовок сообщения:

27 декабря. День вырезания бумажных снежинок.

Отправляя сына на каникулы к тете, матушка не один час расписывала Биму, в какой страшный город он едет и какие опасности подстерегают там недостаточно бдительных мальчиков буквально за каждым углом. Особенно стращала она Дядей-Предлагающим-Конфетку и Достаблем-Предлагающим-Сосиски.
Но уже после недельного пребывания в Анк-Морпорке Бим убедился в том, насколько мама была не права насчет этого места. Во-первых, это был совсем не страшный, а очень веселый и шумный город, настоящий Город-Праздник - дружелюбный народ тут все-время что-нибудь отмечал. Во-вторых, конфетки тут предлагали только за деньги, а Достабль не предлагал никаких сосисок. Ассортимент этого уважаемого господина постоянно сменялся, в его тележке можно было увидеть товары на самый разный вкус: от яиц до толстых непромокаемых варежек красного цвета и деревянных фигурок.

Сегодня в продаже были листы бумаги с уже готовыми трафаретами для вырезания. Бумагу мама покупать не запрещала, вырезать снежинки – тоже.

Отчего тетя так ругалась, увидев старательно приклеенный к оконному стеклу результат работы ножниц, Бим решительно не понимал.

18+
Spoiler:



***

Лорд Хэвлок Ветинари любовался снежинками из своей кареты. Расстояние, правда, не позволяло в подробностях рассмотреть узор, но это, скорее всего, было только к лучшему.

— Людям явно пришелся по душе праздник, Драмнотт. Я вижу снежинки в каждом окне.

— Ваша Светлость вчера объявили о своем намерении проехать по улицам и посмотреть, как украшен город.

Патриций откинулся на спинку сидения и задумчиво взглянул на секретаря.

— А вы тоже вырезали снежинки? — поинтересовался он.

Его спутник отчего-то густо покраснел и принялся теребить тесемки папки с документами, лежащей у него на коленях.

***

— «Сидящий Патриций»? — переспросил Вильям де Ворд, разглядывая снежинку.

— Да, автор указал название, — подтвердил сотрудник редакции. — Эта, кстати, самая первая из поступивших.

— Ну, что ж, поместите ее на стенд. Когда придет мистер Шрик, нужно, чтобы он сделал снимки конкурсных работ для вечернего выпуска.

***

— Я был очень занят, Ваша Светлость, — пробормотал Драмнотт и поспешил сменить тему: — Вы заметили, на некоторых окнах целые гирлянды? Интересно, из чего они их сделали?

— Говорят, снежинки лучше всего вырезать из тонкой, мягкой бумаги.

— Да? Я не знал. Никогда не задумывался о бумаге для снежинок.

— Это был ответ на ваш вопрос, Драмнотт. — Лорд Ветинари отодвинул занавеску и снова стал смотреть на проплывающие мимо здания. — Как видите, ваше мнение о мотивах анк-морпоркцев далеко от справедливого. Уж если даже вы не восприняли мои слова как указание к действию…

Теперь бедный секретарь побледнел.

— Я был очень занят и не успел наклеить… — Трясущимися руками он открыл свою сумку и вытащил оттуда нечто белое и слегка помятое. — Вот. У меня и клей есть… — Он продемонстрировал какой-то небольшой продолговатый предмет.

Патриций аккуратно, кончиками пальцев, взял у секретаря бумажное изделие и разложил у себя на коленях.

— Надо признать, вы сумели меня удивить. — Ветинари осторожно прижал ладонями сгибы снежинки, распрямляя. — В течение всех этих лет вы умело прятали свою … фантазию.

— Это не я! — воскликнул Драмнотт.

Лорд Ветинари посмотрел на снежинку, потом на секретаря и снова на снежинку.

— Я в этом практически уверен.

— Это Достабль.

Еще один долгий взгляд на снежинку.

— То есть фантазия Достабля, — уточнил свою мысль Драмнотт, — я купил у него трафарет и вырезал. Для отчета … по деятельности этого господина.

— Понимаю, — кивнул Патриций. — Что ж, по сравнению со многими другими товарами господина Достабля, этот кажется мне довольно безобидным. Снежные человечки, если не ошибаюсь?

— Бабы, — поправил Драмнотт.

— Прошу прощения?

— Снежные бабы, Ваша Светлость. В некоторых странах принято лепить не снеговиков, а снежных баб.

— Хм. Да, пожалуй, тут определенно наличествуют все признаки того, что это именно … дамы. — Ветинари приложил снежинку к стеклу. — Вы что-то говорили о клее?

— Да, — сказал Драмнотт, с некоторым беспокойством наблюдая за действиями Ветинари. — Какое-то новое изобретение. Называется «Stick».

— Дайте-ка сюда. — Патриций открутил крышечку и заглянул внутрь. — Оригинально. Клей, застывающий уже в тюбике.

***

Гильдия белошвеек отмечала двадцать седьмое число по-своему: на большом, еще пахнущем краской плакате прохожим улыбалась и подмигивала румяная барышня в костюме Снежинки. Девушка держала в руке маленькие ножнички, а контур ее белого платья был очерчен пунктирной линией.

«Только сегодня — услуга “Разрежь сам!”» — гласила надпись под изображением.

«Будут учить дам шить наряд Снежинки», — догадался подошедший посмотреть на плакат Бим. Он попробовал было зайти в здание гильдии, но его быстро прогнали, заявив, что «мальчикам нельзя», еще и по носу щелкнули.

«И правильно, не мужское это дело — выкройки чертить», — успокоил себя Бим.

Отчего тетя так ругалась, когда он за обедом намекнул, у кого ей стоит присмотреть наряд для Страшдественского бала, Бим решительно не понимал.

***

Щелк-щелк-щелк

В доме Смерти обычному тиканью напольных часов и шелесту песчинок вторило щелканье ножниц.

— ЧТО ТЫ ТАМ ВЫРЕЗАЕШЬ, АЛЬБЕРТ?

— Это секрет. Так, замрите… Хорошо, а теперь улыбнитесь…

***

Щелк-щелк-щелк

Группа волшебников замерла, прислушиваясь.

— Слышали? — прошептал профессор современного руносложения.

— Это у меня в животе урчит, — буркнул главный философ, — вы не дали мне доесть десерт.

— Аркканцлер, вон, вообще не ел, — устыдил коллегу заведующий кафедрой беспредметных изысканий. — Виданное ли дело: ни на завтраке, ни на обеде его не было. Мы обязаны проверить!

— Да. Вдруг он уже умер от голода, — не в меру жизнерадостно заметил казначей.

Все повернулись к мистеру Динвидди. Тот с самого завтрака пребывал в отличном настроении и подозрительно связно изъяснялся.

— Э-э, вот именно, — согласился заведующий кафедрой беспредметных изысканий.

— Что, никто больше не слышал это щелканье? — спросил профессор современного руносложения. — Как будто ножницами что-то режут… Кажется, это доносится из комнаты аркканцлера.

— Возможно, это Человек Руки-Ножницы.

Все опять повернулись к казначею. Тот улыбнулся.

— А по-моему щелкает дальше, за углом, — неуверенно сказал главный философ. — Кто посмотрит?

На этот раз все повернулись к молчащему Пондеру Стиббонсу.

— Молодым везде у нас дорога, — провозгласил заведующий кафедрой беспредметных изысканий, делая приглашающий жест рукой.

Пондер пожал плечами и зашагал по коридору.

— Ничего тут не… хм.

— Ну, что там? — нетерпеливо спросил профессор современного руносложения, опасливо заглядывая за угол. — Ух-ты.

Волшебники сгрудились у него за спиной, вглядываясь в белую фигуру.

— Какой оно формы, не пойму?

— Да, какие формы…

— Думаю, это «она».

— А помните то Страшдество, ну, когда всякие сущности стали появляться?

— Ага, и я даже знаю, кто виноват на этот раз. Что ты там с Гексом учудил, а, Стиббонс?

— При чем здесь я? — возмутился Пондер. — Это же всего лишь календарь. Праздники.

— И какой сегодня праздник, не напомнишь?

— Ну, День вырезания бумажных снежинок…

Стиббонс посмотрел на белое существо.

— Оно — она бумажная. И щелкает, — заметил заведующий кафедрой беспредметных изысканий.

— Но это же просто праздник — его отмечают, в него не верят.

— А я и не говорил, что она — богиня. Ты представь, что будет, если жители такого большого города, как Анк-Морпорк, вдруг примутся вырезать снежинки? В едином порыве, так сказать.

— Выходит, она — муза? — хмыкнул Пондер.

Муза бумажных снежинок, остановившаяся посмотреть на волшебников, повернулась и защелкала дальше по коридору.

— Как вы думаете, куда она направляется? — спросил главный философ.

— Главное, что не к нам, — пожал плечами заведующий кафедрой беспредметных изысканий.

— Но аркканцлера она, похоже, уже посетила.

Волшебники подошли к спальне Наверна Чудакулли. Профессор современного руносложения прижался ухом к двери.

— Ну что?

— Поет.

— Значит, не все так плохо.

— А про что поет? Про волшебный посох? — поинтересовался заведующий кафедрой беспредметных изысканий.

— Нет. Что-то про смысл жизни и шляпу.

— Что есть волшебник без шляпы волшебника и что есть шляпа волшебника без волшебника? — глубокомысленно изрек главный философ.

— Хорошая песня, — важно кивнул заведующий кафедрой беспредметных изысканий. — Ну что ж, думаю, мы можем вернуться к нашему обеду.

Волшебники дружно кивнули и с чувством выполненного долга зашагали назад, в столовую.

Шляпу можешь оставить… — неслось им вслед.

***

Вжик-вжик-вжик

— Хозяин?

— М-М-М?

— Разве вы, в некотором роде, не убиваете ее?

— БУМАГА — ЭТО МЕРТВОЕ ДЕРЕВО.

Вжик-вжик-вжик


Смерть Крыс прохаживался по столу, ревниво наблюдая за мелькающей в белых фалангах маленькой косой.

— Но почему черная?

— ЧЕРНЫЙ — ХОРОШИЙ ЦВЕТ.

— Черный — это отсутствие цвета.

— БЕЛЫЙ — ЭТО ОТСУТСТВИЕ ЦВЕТА, ЧЕРНЫЙ — СМЕШЕНИЕ ВСЕХ ЦВЕТОВ*.

— Ну ладно, но снег-то белый, значит, и снежинка должна быть белой.

— МЫ ГОВОРИМ О СНЕГЕ В АНК-МОРПОРКЕ?

— Ну, если уж гнаться за реалистичностью, — проворчал Альберт, — то тогда скорее подойдет…

***

— Коричневая? — посетитель уставился на лист бумаги. — Коричневая?! Я собираюсь вырезать леди, а ты подсовываешь мне коричневую бумагу?

— Ну да, леди, — хмыкнул мистер Пейпер. Видел он ту «леди», что весь город вырезал.

— Ты пытаешься меня оскорбить? — прищурился покупатель, и мистер Пейпер как-то сразу понял, что нет, не пытается, ни в коем случае, и в мыслях не было. От взгляда господина по другую сторону прилавка у него очень нехорошо заныло в коленках.

— Ну что вы, сударь, я уверен, что леди, которую вы собираетесь увековечить, безусловно прекрасна и достойна лучшего цвета, но вы бы еще двадцать восьмого изволили пожаловать, не знаете, что ли, какой сегодня день?

— Я только приехал.

— Ну, вы можете, конечно, другие лавки обойти, но уверяю вас: ничего тоньше картона не найдете, вам еще повезло, что у меня коричневая бумага осталась — она не особо пользуется спросом, знаете ли. Будете брать?

— Да, — вздохнул посетитель и полез за кошельком.

— С вас доллар.

— Мне не нужна вся пачка.

— Это за один лист, — улыбнулся мистер Пейпер.

***

Щелк

Кучка пепла трансформировалась в весьма усталого на вид Отто Шрика.

— Мнойго там еще?

— Еще парочка, Отто, — успокоил главный редактор.

— А войт эту тойже иконографирофать? — осведомился вампир. — Экий уройдец. И чтой-то у него на плече — кот? Ну и фантазия у людей…

— Эту — обязательно, — хмуро ответил Вильям. — Что тебе не нравится? Снежинка как снежинка. Вот "замок", так и быть, можешь не снимать, — разрешил де Ворд, — он выбивается из общей темы. Единственное здание.

— Единстфенное и непофторимое, — вздернул подбородок Отто.

В мастерскую заглянул один из сотрудников:

— Простите, мистер де Ворд, у нас тут проблема с названиями снежинок. Не у всех они есть.

— Ну, смотрите, что на них изображено, и так и называйте.

Работник кивнул.

— Мы не определились, что изображено на вот этой… — Он продемонстрировал одну из уже готовых иконографий.

Вильям пригляделся.

— Кажется, сова.

— Ага, спасибо. — Парень быстро записал что-то в блокноте.

— А эйту назофем «Уройдец», — пробурчал Отто, настраивая иконограф.

Сотрудник снова приготовился писать.

— Эта будет без названия, — остановил его де Ворд, — а вы не отвлекайтесь, мистер Шрик, снимайте.

Щелк

***

Конкурс "Снежинка"

Работы, допущенные до голосования:

1. "Сидящий Патриций", Р.Д., А.-М.



2. "Кажется, сова", П., Сто Лат



3. "Без названия", В. де В., А.-М.



4. "Дом, милый дом", О.Ш., А.-М.



5. "Девушка и волк", М.Ж., А.-М.



6. "Леди", Д.К., А.-М.



7. "Ведьма", Н.Ч., А.-М.



8. "Смерть", А.М.



9. "Девушка и птичка", Б.Д.



10. "Волшебник с книгой", Уук



11. "Библиотекарь", Р., А.-М.



12. "Почтмейстер", С., А.-М.




***

Патриций провел кончиком тюбика по краям снежинки, пощупал ее пальцем — тот прилип.

— Посмотрите, Ваша Светлость, мы подъезжаем к Псевдополис-Ярду, — воскликнул Драмнотт, обрадовавшись поводу отвлечь лорда от его странного занятия.

— Да? — Ветинари выглянул в окно. — Действительно. Пожалуй, стоит немного размять ноги.

Топтавшийся на крыльце штаба Шнобби при виде останавливающейся черной кареты, быстро юркнул за дверь, и уже через минуту по ступенькам поспешно спускался командор Ваймс. Неожиданные визиты Патриция были плохим знаком. Впрочем, визиты Патриция всегда были неожиданными.

Правитель Анк-Морпорка стоял, заложив руки за спину, и с видимым интересом рассматривал окна здания.

— Сэр.

— Ваши окна выделяются своей чистотой, командор, — заметил патриций, — так и сверкают.

— Спасибо, сэр. Только вчера вымыли.

— Зимой? — покачал головой Ветинари. — А, понимаю, вы, наверное, готовитесь к тридцать первому?

—Совершенно верно, сэр.

— И, разумеется, было бы варварством портить такие чистые стекла, наклеивая снежинки?

— Совершенно верно, сэр, — повторил Ваймс. — У нас тут Стража, а не ясли.

— А. — Ветинари покивал. — Но как же праздничная атмосфера? С ней и работается веселей.

— Нам очень весело, — заверил патриция Ваймс, — каждый день поминаем добрым словом того, кто придумал устроить Золотой Декабрь. Количество пьяных драк с начала месяца возросло в несколько раз. В вытрезвителях яблоку негде упасть. Мы отрядили специальную группу, — пояснил командор, — ездить по улицам и подбирать уснувших в снегу граждан и гостей города, ведь мы в ответе за этих самых гостей города, чье количество с начала месяца тоже возросло в несколько раз. В общем, грустить некогда. Сэр.

— Похвально, похвально… Но сегодняшний-то праздник проходит спокойно, я полагаю? Люди сидят дома и вырезают снежинки.

— А вы уже видели, как развлекает народ Гильдия наемных убийц?

— Увы, не пришлось.

— Вы многое пропустили, сэр. Ассасины привязывают к мишеням наряженного в костюм Снежинки бедолагу и метают ножи — задача срезать с него платье.

— И откуда же берут добровольцев на роль Снежинок?

— Их предоставляет Гильдия воров, сэр.

— Уму непостижимо.

— Именно.

— Наемные убийцы и воры, организующие что-то вместе. Не думал, что такое возможно. Вот наглядное доказательство того, как праздники объединяют.

— Я в восторге, сэр.

— У всего есть светлая сторона, сэр Сэмюэль, на флюгере Гильдии воров уже давно нет постояльцев.

— Да, — кивнул Ваймс, — а «Снежинок» в честь праздника просто вышлют из города.

— Ну вот видите.

— Если они выживут, — добавил Ваймс.

— Вы оскорбляете ассасинов — они убивают только за деньги.

— Вам виднее, сэр.

Последовала короткая пауза, после которой патриций к вящему ужасу Ваймса улыбнулся и ободрительно похлопал его по спине.

— Не унывайте, командор, декабрь подходит к концу. Осталось совсем немного.

***

— Мягко вы с ним, — заметил Драмнотт, когда здание штаба Стражи скрылось за углом.

— Вы так считаете?

— Государственное учреждение должно подавать пример гражданам, а у них окна демонстративно голые.

— Страже хватает хлопот, Драмнотт. Нужно быть добрее — праздник все-таки.

Секретарь неуверенно кивнул, а потом вспомнил что-то, огляделся, нахмурился и наконец спросил:

— А где снежинка?

***

— Сэр, у вас там…

— Что такое, Шнобби?

— Да нет, показалось, сэр. Все в порядке.

Ваймс подозрительно взглянул на капрала.

— Что показалось?

— Что вам птичка на шлем какнула, сэр, — объяснил Шноббс, — но это просто снежинка…

Ваймс резко захлопнул за собой дверь кабинета, прошел к окну и закурил. Ну и кто его за язык дергал? Чего он ляпнул это «Вам виднее, сэр»? Теперь как-то неспокойно было на душе, очень уж жизнерадостно Ветинари улыбнулся…

Его размышления прервал стук в дверь. Ваймс шагнул к столу, достал пепельницу и буркнул:

— Войдите.

На пороге нерешительно топталась Шелли.

— Кхем.

— Да? — нетерпеливо спросил Сэм.

— Я хотела попросить у вас бумаги, сэр, — шаркнула ножкой сержант Малопопка.

— А во всем штабе, значит, закончилась?

— Ага. Боюсь, втайне от вас все вырезают снежинки, сэр, — наябедничала Шелли.

Ваймс только махнул рукой и вытащил из нижнего ящика несколько листов бумаги.

— Пусть себе вырезают, лишь бы на окна не наклеивали.

— Да, только не на окна! — с готовностью поддакнула Шелли, схватила бумагу и поспешила выскочить за дверь.

Сэм проводил ее тяжелым взглядом. Все решительно вели себя странно.

В течение следующего получаса бумага, а также карандаш (одна штука), скрепки (пять штук) и точилка (одна штука), понадобились еще нескольким служителям правопорядка.

— Бумаги нет, — ответил Ваймс на очередной стук в дверь, не отрывая взгляда от падающих за окном снежинок.

— Ну и ладненько, — раздался голос Фреда Колона. — Я уже все.

Дверь закрылась. А Ваймс решил, что пора домой.

Проводить начальство собрались все, кто был в штабе. И во всех взорах читалась тоска жен, прощающихся с мужьями накануне битвы.

— Можете наклеить свои чертовы снежинки, — сдался Ваймс. — Празднуйте.

— Без вас праздник — не праздник, — вздохнула Ангва.

С Ваймса было довольно. Он спасся бегством.

***

В редакции «Таймс» кипела работа по разбору корреспонденции, а перед входом в редакцию кипела толпа.

— Я думал, голоса уже были подсчитаны? Лидировал «Сидящий Патриций». И что там за народные волнения? — недовольно спросил де Ворд, которого срочно вызвали из дома, оторвав от праздничного ужина. Правда, это был уже двадцать седьмой праздничный ужин за месяц, но тем не менее.

— Видите ли, тут вышло недоразумение…

— Так.

— Понимаете, разносчики газет, естественно, выбрали для рекламы самое громкое название…

— Так.

— Буквально они выкрикивали: «Сидящий Патриций, голосуйте за Сидящего Патриция!»

— Так.

— Ну вот многие и ринулись голосовать. За.

— Так.

— А когда выяснилось, что это такая снежинка, пришли жаловаться и требовать вернуть деньги за марки.

Необходимость покупать марку должна была гарантировать то, что каждый проголосует только один раз.

— Большинство недовольных нам удалось уговорить отдать голос за какую-нибудь другую снежинку, ну а остальные еще ждут компенсации.

— Н-да, — потёр переносицу главный редактор. — Ладно, разберемся. Но какой-то лидер у нас есть?

— Есть. Несомненный. Далеко оставивший позади другие снежинки.

— И какой же?

— «Снежная баба», сэр.

Вильям помолчал.

— Разве мы вывешивали ее на стенд?

— Нет, сэр.

— Ясно. — Необходимость покупать марку гарантировала и то, что каждый голосовал за себя. — Что ж, такова воля народа.

— И какая из э-э … нескольких тысяч пришедших «Снежных баб» будет победительницей?

— Оригинальная, — хмыкнул Вильям. — Господин Достабль заслужил награду за огромный вклад в украшение Города.

***

Не один господин Достабль внес свой вклад в декорирование Анк-Морпорка. Участие Гильдии воров в празднике не ограничилось поставкой мишеней для наемных убийц.

Бим изумленно рассматривал снежинку с лучиками, вырезанными в форме знака доллара.

— Только сегодня, — лучезарно улыбалась симпатичная блондинка, — три в одном. И квитанция, и снежинка, и подарочный купон с пятнадцатипроцентной скидкой на все услуги Гильдии в течение целого месяца!

На снежинке действительно было крупными буквами написано, что ее предъявитель имеет право на пятнадцатипроцентную скидку весь месяц, и дальше мелкими буковками уточнялось, какой именно.

— Это идея мистера Боггиса, — щебетала воровка, — чтобы даже те, у кого нет денег на бумагу, не лишались праздника! Правда, чудесно?!

Бим согласился, что это чудесно. Когда тетя увидела снежинку, она впервые за сегодняшний день ругалась не на него. Жизнь налаживалась.

***

Лорд Ветинари вертел в руках «Сидящего Патриция». Драмнотт безуспешно пытался сосредоточиться на лежащем перед ним отчете.

— Представляете себе завтрашние заголовки, Драмнотт?

Секретарь покосился на черную снежинку.

— Нет?

— Снимаю свои недавние обвинения в наличии у вас фантазии, Драмнотт. Я погорячился. Думаю, если принять во внимание несомненное наличие фантазии у мисс Крипслок, это будет что-то вроде: «Кто обрезал Ветинари? «Таймс» ведет журналистское расследование».

— Р-раследование? — с запинкой переспросил Драмнотт.

Патриций кивнул и продолжил рассуждения:

— У них в распоряжении конверт, на котором могли остаться отпечатки пальцев, и образец почерка. И кстати, еще одна важная деталь — художник знает о стигиевом кольце, это сужает круг подозреваемых.

— П-подо … п-почему знает? — промямлил Драмнотт.

— Он изобразил перчатки.

— Просто пальцы трудно вырезать, — ляпнул секретарь и поспешно добавил: — Наверное.

— Об этом я как-то не подумал. Возможно, вы правы. — Ветинари начал аккуратно складывать снежинку. — Знаете, я поражен, что за все время пребывания «Сидящего Патриция» в редакции «Таймс», никто так и не додумался отрезать от его пятерни четыре пальца… — Под завороженным взглядом Драмнотта Ветинари достал из выдвижного ящика маникюрные ножницы. — Это ведь так легко…

Щелк-щелк-щелк

— Вот теперь снежинка гораздо лучше соответствует своему названию.



***

Колокола отбивали полночь, белая округлая фигура, заметная только волшебникам, ведьмам, антропоморфным существам и кошкам, медленно растворялась в воздухе. Жители Анк-Морпорка, очнувшись от наваждения, в недоумении взирали на то, что они сотворили с такой хорошей, мягкой и тонкой бумагой, и давали себе слово не прикасаться к ножницам.

И, возможно, они даже сумеют сдержать слово.

До следующего двадцать седьмого декабря.


__________________________________________________
* Некоторые могли бы не согласиться с данным утверждением, но только в том случае, если не слышали его из уст Смерти. Фраза, в которой каждая буква звучит, как вколачиваемый в крышку гроба гвоздь, автоматически переходит в разряд аксиом.
_________________
Ну всё, «сударыни» пошли и «вы» с большой буквы. Быть мату. (c)
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Триллиан



Зарегистрирован: 14.11.2012
Сообщения: 27
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Sun Dec 30, 2012 5:47 am     Заголовок сообщения:

Было около пяти утра. Джонни-Ещё-Кружечку собирался наконец-то закрыть трактир и вздремнуть хоть пару часов. По праздникам Джонни всегда работал до последнего посетителя, и это приносило неплохой доход. А доход, как известно, лишним не бывает. Только вот этот декабрь выдался очень уж праздничным, никак не удавалось выспаться по-человечески.
Зевая во весь рот, Джонни взял за ноги храпящего пьяного гнома и потащил его к двери. Вдруг дверь распахнулась и перед трактирщиком предстал стучащий зубами турист.

- О,какое счастье, что вы уже открылись! - выпалил он, снимая запотевшие очки. - На улице ужасный холод.Мне просто необходима кружка горячего кофе и хрустящий бекон. И кружка чая для импа, он совсем обморозился, бедняжка.

Турист поставил на стол заиндевевший иконограф, из которого доносилось довольно громкое чихание.

Джонни открыл было рот, чтобы сообщить, что трактир он не открыл, а как раз наоборот, закрывает, и что бесов он не обслуживает, но в последний момент передумал. Турист определённо не выглядел бедным, такой шанс упускать нельзя.

Стараясь не зевнуть, трактирщик растянул губы в улыбку и попытался затолкать гнома ногой под стол.

- Да-да,уже открылись. Кто рано встаёт, как говорится, тому ,как говорится... - затараторил он, смахивая рукавом крошки со стола. - Присаживайтесь, уважаемый. Сейчас поспеет заказец ваш, да-да. У меня ещё и пирог со смуродиной и печенью остал... то есть готов уже.

- Смуродина с печенью ? Анк-Морпоркская кухня такая колоритная, с удовольствием отведаю! - улыбнулся турист.

Гном под столом громко всхрапнул и повернулся на бок.

Джонни поспешил на кухню варить кофе. "Ну надо же,"колоритная". Я таких ругательств отродясь не слыхал, а слыхал я их немало. Надо запомнить словечко это." - думал он, пытаясь придать вчерашнему пирогу вид свежеиспеченного и одновременно не сжечь бекон дотла.

Пиквик Полукуст сидел за грязноватым столом на грязноватом стуле и думал, что же предпринять теперь,когда всё так неожиданно поменялось. Было еще слишком рано для магазинов и сувенирных лавок, все кафе и рестораны были ещё закрыты, возвращаться в гостиничный номер совсем не хотелось. На улицах встречались только редкие грузовые повозки. Даже гильдия воров, казалось,объявила выходной по случаю сильного мороза.

Трактирщик принёс поднос с дымящимися кружками и тарелками. Кофе пах вполне вкусно, да и пирог для разнообразия решил притвориться съедобным. Полукуст бережно извлёк чихающего беса из иконографа и опустил его в кружку с чаем.
Бес блаженно хрюкнул.

- Бедняга не привык к местному климату, приходится устраивать ему горячие ванны, - вздохнул турист, отхлебывая кофе.

- Что же вам не спится в такую рань, господин ... эээ... - спросил* Джонни, стараясь не смотреть на сопливого беса в кружке.

- Полукуст. Пиквик Полукуст, - пробубнил турист с набитым ртом. - Такой интересный вкус у пирога... ммм... Понимаете, я собирался на экскурсию в Долину Сто. Встал пораньше, взял побольше красок и бумаги для иконографа. Дорогу в оба конца оплатил ещё вчера. Но,к моему огромному сожалению, поездку отменили в последнюю минуту.

- Долина Сто? Там же одна капуста! Ну, и снег ещё. На что там смотреть?- от удивления Джонни забыл предложить клиенту ещё кружечку кофе, а такого с ним никогда не случалось.**

- В том-то и дело! Капуста! Мой дядя, профессор Целыйкуст, большой поклонник капусты. Особенно его интересует зимовка этого овоща. Я хотел привезти ему в подарок иконографию заснеженного капустного поля, - сокрушался Полукуст, вытирая беса салфеткой.- Увы, придется искать другой подарок. И времени осталось совсем мало, сразу после Страшдества я отправляюсь домой.

Мирно храпевший под столом гном вдруг вскочил и схватил Пиквика за рукав.

- Домой! Домой! Беги отсюда! - хрипел он, обдавая туриста запахом перегара и тараща покрасневшие глаза. - Отпрвляйся домой скорее! Этт город... он нас ассм... асемен... ассмелирует!

После этой пламенной речи гном сполз обратно под стол и продолжил храпеть, нежно сжимая в кулаке оторванную от пальто туриста пуговицу.

- Что он имел ввиду? Ассимилирует?

- Не обращайте внимания. Этот гном напивается в стельку каждый день, с тех пор как его дочь стала носить юбку. - Джонни вдруг вспомнил о самом важном. - Хотите еще кружечку кофе?

Допивая вторую кружку кофе, Полукуст подумал, что неплохо бы подняться на какую-нибудь высокую крышу и сфотографировать панораму города. Не бескрайние поля капусты, конечно, но должно получиться красиво.

За небольшую плату*** трактирщик согласился проводить туриста на крышу своего заведения. Правда трактир был одноэтажным, но его крыша примыкала к крыше соседнего здания. А та была недалеко от следующей, которая была чуть выше, и так далее. В итоге можно было забраться довольно высоко, почти не подвергая себя опасности. Ну ,насколько это возможно, когда прыгаешь зимой с крыши на крышу.

За окном было ещё темно, но разве такая мелочь может остановить Настоящего Искателя Приключений?
Полукуст оплатил счёт, понадежней закрепил иконограф и отправился гулять по крышам.

Джонни-Ещё-Кружечку пересчитал выручку и решил, что туристический бизнес ему определённо нравится, даже если придётся иметь дело с чокнутыми капустопоклонниками.

Небо уже начинало светлеть, а турист всё перебирался с крыши на крышу. Трактир остался далеко позади.

Один раз он чуть не свалился вниз, но в последний момент ухватился за какую-то горгулью. Горгулья вовсе не пришла в восторг от такой бесцеремонности и перестала ворчать только после того, как Пиквик сфотографировал её и пообещал прислать картинку голубиной почтой.

Спустя ещё полчаса турист добрался до самой высокой и самой скользкой крыши в этом ряду зданий.

Солнце, всё утро прятавшееся за тучами, вдруг решило показаться и озарило просыпающийся город своими неторопливыми лучами. Повозок на улицах стало больше, торговцы открывали лавочки, горожане спешили по своим делам.
Недавно выпавший снег пока ещё был белым и сверкал в солнечных лучах.

У Пиквика перехватило дух от красоты открывшейся панорамы. Забыв об осторожности, он защелкал затвором иконографа.
После очередного, особенно удачного кадра, крыша вдруг ушла из-под ног туриста. Это была очень гладкая и покатая крыша с очень вредным характером. Горгульи предпочитали с ней не связываться.

"О боги,я падаю!" - пронеслось в голове Пиквика, но его палец продолжал нажимать на кнопку иконографа.
Бес кадр за кадром рисовал их дорогу вниз.

Лететь было не долго, но туристу показалось, что прошла вечность. Он плюхнулся в проезжавшую телегу, полную свежей, благоухающей капусты. Не лучший вариант для приземления, но зимняя одежда смягчила удар о хрустящие кочаны.

- ПОВЕЗЛО ТЕБЕ, - сказала высокая чёрная фигура и исчезла.

- И вправду повезло! Это же Сувойская Запоздалая! Единственный сорт капусты с рыбным запахом! Я видел её на картинке в дядином "Справощнике Капуставеда", он ещё сказал, что этого сорта нет у него в коллекции! - Полукуст был вне себя от радости.
Чего нельзя сказать о владельце капустной телеги. Он был вне себя от злости и собирался хорошенько отделать туриста, помявшего большую часть товара, но в последнюю минуту передумал. Не каждый день на голову сваливаются чудаки, предлагающие за телегу вонючей помятой капусты сумму, на которую можно купить небольшой домик.


"Удивительно,как всё может измениться в последнюю минуту!" - думал Полукуст, с улыбкой поглаживая запряженную в телегу клячу.

Бывший владелец телеги со всех ног спешил в ближайший трактир.

День только начинался.



______________________
* Не из праздного любопытства. "Когда клиент имеет возможность поговорить о своих проблемах,он оставляет больше чаевых," - любил повторять отец Джонни.
** Кроме того случая с драконом, когда целых кружек в трактире просто не осталось.
*** Которая включает в себя "Износ ступенек и дверных петель", "Усталость черепицы", а также фразу "Только Для Вас В Порядке Исключения".
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Часовой пояс: GMT
На страницу 1, 2  След.
 


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах