Автор / Сообщение

Передача имён собственных в романе "Soul music"

Kirta



Зарегистрирован: 02.12.2013
Сообщения: 229
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Tue Jun 17, 2014 11:18 am     Заголовок сообщения: Передача имён собственных в романе "Soul music"

Здравствуйте, уважаемые участники форума. Меня зовут Евгений Колесников. На прошлой неделе я защитил свою дипломную работу. Тема: Проблема перевода имён собственных в романе Терри Пратчетта «Soul music». Ранее я обращался за помощью к участникам форума в подборе материала для своей работы, в теме «Просьба относительно подбора материала для дипломной работы». Со мной на контакт вышел переводчик романа Оле Янсен, и мы плодотворно сотрудничали с ним на протяжении этого времени. Янсен оказал мне неоценимую помощь в моей работе. В курсе моей работы была также и Орландина как автор переводов APF.
Говорящие имена – это явление, свойственное всей художественной литературе в целом, то есть не только прерогатива жанра фэнтэзи. Достаточно вспомнить Молчалина у Грибоедова, Вральмана у Фонвизина.
В сложившейся переводческой практике применяются два способа передачи говорящих имен: практическая транскрипция и семантический перевод. Существуют три перевода романа «Soul music»:
1. Грант Бородин, 2001 – «Музыка души»
2. Николай Берденников под ред. А. Жикаренцева, 2002 – «Роковая музыка»
3. Оле Янсен, 2014 – «Музыка души».
Бородин и Янсен при передаче говорящих имён в основном используют метод практической транскрипции, а Берденников – в основном семантический перевод.
В первой главе (теоретической) я встаю на сторону семантического перевода и объясняю, что именно он передаёт авторскую прагматику. Во второй главе (исследовательской, «Анализ материала») я рассматриваю варианты передачи говорящих имен в романе тремя разными переводчиками, анализирую их на предмет верности/ неверности, успешности/ неудачности, то есть провожу сопоставительный анализ, а кроме того, в случае несогласия ни с одним из предложенных вариантов семантически синтезирую свой собственный вариант передачи имени на основе потенциально заложенных в имя мотивировок. Материалом для исследования послужили 50 лексем (имен собственных), собранных методом сплошной выборки из одного источника (роман Терри Пратчетта «Soul music»). Полный список имен собственных, встречающихся в романе, приведен в приложении.

Вот термины, которые я использую в работе и которые важны для её понимания:
Имя собственное = имя проприальное = оним = ИС = proper name – это имя существительное, обозначающее слово или словосочетание, предназначенное для называния конкретного, вполне определённого предмета или явления, выделяющее этот предмет или явление из ряда однотипных предметов или явлений.
Имя нарицательное = апеллятив = ИН = common noun – это имя существительное, обозначающее название (общее имя) целого класса предметов и явлений, обладающих определённым общим набором признаков, и называющее предметы или явления по их принадлежности к такому классу, однако само по себе не несущее какого-либо специального указания на этот класс.
Фиктоним – это имя собственное вымышленного предмета, одушевленного или неодушевленного, в художественном произведении (термин Суперанской).

Говорящее имя – это фиктоним, семантика которого реализована в контексте произведения, и который содержит в себе либо одну или более аллюзий на реалии нашего мира (referring name), либо характеристику персонажа (charactonym), либо игру слов (quasi-name).

ИЯ = исходный язык – язык оригинального текста, в данном случае английский.
ПЯ = переводящий язык = язык перевода – язык переводного текста, в данном случае русский, а теоретически – все те языки, на которые был переведён «Soul music».
Практи́ческая транскри́пция — запись иноязычных имён и названий с помощью исторически сложившейся орфографической системы языка, на который они передаются. Термин «практическая транскрипция» впервые применён в 1935 году А. М. Сухотиным в книге «Передача иностранных географических названий» в сборнике «Вопросы географии и картографии» (М., 1935) и введён во всеобщее употребление А. А. Реформатским («Введение в языкознание». М., 1947) — см. справочник Гиляревского, с. 13.
Наивный читатель – читатель, не являющийся лингвистом, филологом или переводчиком, и специально не изучавший творчество Терри Пратчетта на предмет мотивировок ИС.
Сема́нтика (от др.-греч. σημαντικός — обозначающий) — 1. раздел лингвистики (в частности, семиотики), изучающий смысловое значение единиц языка, 2. либо самое такое значение единиц языка. В данной работе термин используется во втором своем значении.
Автономная семантика – интертекстуальная замкнутость значения ИС на сюжете/ персонаже/ игре слов.
Мотивировка ИС – ассоциация, которая с наибольшей вероятностью потенциально узнается в ИС англофоном, читающим текст романа «Soul music», и которая, таким образом, с наибольшей вероятностью была заложена в ИС самим автором романа, то есть Терри Пратчеттом.
Псевдомотивировка – отсутствие в ИС каких-либо семантических мотивировок кроме комического эффекта (miss Traitor).
Реализация семантики ИС – это актуализация потенциальных значений ИС или, выражаясь языком компьютерщиков, их «активация» или «активизация», выражаясь же языком эволюционистики – их «эмергенция».
Вытаскивать семантику ИС – реализовать в тексте то или иное значение ИС
Квази-артикль – артикль перед именем персонажа, необходимый для формирования игры слов (De Bris).
Квази-имя – ИС, именующее персонажа или объект, отсутствующие в ткани повествования романа «Soul music».
Сапионим – ИС разумного существа в художественной литературе (я ввёл этот термин для удобства при составлении классификации).
Гномоним – ИС представителя расы гномов, мыслимых в контексте произведения как реальных и семантически объединяемых на основе критерия единообразия мотивировки (тоже мой термин).
Троллоним – ИС представителя расы троллей, мыслимых в контексте произведения как реальных и семантически объединяемых на основе критерия единообразия мотивировки (тоже мой термин).

Представляю вашему вниманию выдержки из исследовательской главы своей дипломной работы, а именно – конкретные примеры синтеза новых вариантов передачи ИС на основе анализа трёх исходно предложенных вариантов.

Имена основных персонажей и сопряженные с ними ИС

Imp y Celyn
1. Имп-и-Селлайн 2. Дион Селин 3. Имп И'Келин
(literally means "bud of holly" – «Росток падуба») = Imp the bard
= Buddy
Протагонист романа «Soul music», молодой бард, носит имя Imp y Celyn. Имя это даже без наведения лингвистических справок отдает валлийским. Это одно из самых сложных для передачи ИС в романе. Не менее сложным оказывается и сценический псевдоним паренька, который большую часть романа заменяет ему его настоящее имя – Buddy. Особая сложность в том, что это прозвище семантически связано с его настоящим именем. Ведь imp y celyn – это валлийская транслитерация английской фразы bud of holly – «росток падуба». Электронный словарь Lingvo показывает, что в английском языке у слова imp есть такое устаревшее значение – «почка/ росток». Видимо, английский позаимствовал слово imp в этом значении из валлийского языка. Итак, imp, или его нормальный синоним bud – росток, почка (у растений). Holly – падуб. Дальнейшее прозвище персонажа – Buddy, таким образом, имплицитно содержит сему «почка дерева» или «росток дерева». Но ведь buddy – еще и «дружище», и даже в первую очередь «дружище», по крайней мере, с позиции его товарищей, которые ему это прозвище дали и которые его так в дальнейшем и называют. Далее. Если додумывать (go elaborating), то ведь imp – еще и «бесенок». Барабанщик группы, в которой играет на гитаре главный герой, говорит на счет его имени: «Imp sounds a bit like elf to me». Дело в том, что в вымышленной вселенной Пратчетта эльфы – злобные, бесоподобные создания из параллельного измерения, которые стремятся вырваться в Плоский мир, чтобы питаться энергией живых созданий. Фактически слово «эльф» равнозначно слову «бес». И если в быту главный герой – тихий и молчаливый парень, то когда он заполучает волшебную гитару и попадает с ней на сцену, то в него словно вселяются бесы. Такой аллюзии Пратчетт напрямую не проводит, но логически ее развить можно.
Далее, вторая часть имени – Celyn – графически напоминает имя известной канадской певицы Селин Дион. Собственно, так и передал имя протагониста Николай Берденников – «Дион Селин». Наконец, самое интересное: был такой американский певец и композитор, первопроходец в жанре рок-н-ролла Buddy Holly (1936–1959). Бадди Холли – сценический псевдоним Чарльза Хардина Холли. Он успел побывать в зените славы только полтора года, потому что потом погиб в авиакатастрофе. И тем не менее, для рок-н-ролла он является фигурой культовой. Будучи «самой влиятельной созидательной силой в раннем рок-н-ролле» («the single most influential creative force in early rock and roll»), он оказал сильнейшее влияние на Beatles, Rolling Stones и Боба Дилана. Бытует мнение, что если бы Бадди не умер так рано, то именно он, а не Элвис Пресли, носил бы звание короля рок-н-ролла. Судьба литературного персонажа Buddy во многом повторяет судьбу своего аналога в реальном мире. Молодой бард также стал первопроходцем в том жанре музыки, которую он исполнял. Исполняемая им музыка так же сильнейшим образом повлияла на умы его современников – многочисленные гитарные коллективы стали расти, как грибы после дождя. Пратчетт иронически подчеркивает низкое качество творчества и исполнения большинства этих коллективов. В тексте нигде напрямую не указывается название жанра, в котором играл протагонист, но по косвенным признакам можно догадаться, что речь идет о рок-музыке вообще, как таковой. Например, некоторые названия групп, которые вслед за главным героем стали играть в том же жанре, имитируют названия реально существовавших на заре рок-музыки рок-групп, исполняющих рок в самых различных его проявлениях: rock-n-roll, hard rock, heavy metal. Взять хотя бы Lead Baloon, отсылающий нас к Lead Zeppelin. Жанр Lead Zeppelin также трудно однозначно определить. Это конгломерат недифференцированных на тот момент поджанров рока. В тексте романа то и дело всплывает глагол rock и его дериваты, когда описываются концерты, которые дает группа «Band with rocks in it», фронтмэном которой выступает протагонист. Из всего вышеописанного можно заключить, что жанр музыки главного героя – это коммулятивная аллегория на рок вообще.
Наконец, протагонист романа, как и Бадди Холли, также должен был умереть молодым, едва придя к славе. Другое дело – и на этом обстоятельстве построен весь роман – что внучка Смерти, Сьюзан, благодаря своим магическим способностям на протяжении всего сюжета спасает барда от нелепой гибели. Не вызывает сомнений, что Imp y Celyn – альтер-эго музыканта Бадди Холли. Это настойчивая аллюзия на него.
Cами жители Уэльса подтвердили, что «imp y celyn» – валлийская транслитерация. А косвенным, лингвистическим доказательством аллюзии на Уэльс служит манера речи главного героя – его множественное «l». APF: «Двойная «l» типична для кельтского языка (от которого происходит валлийский)». Посмотрим, как главного героя награждают прозвищем:
«Well, all my family are y Celyns,» said Imp, ignoring the insult to an ancient tongue. «It means «of the holllly». That's allll that grows in Llamedos, you see. Everything else just rots.» «I wasn't goin' to say,» said Cliff, «but Imp sounds a bit like elf to me.» «It just means «small shoot»,» said Imp. «You know. Like a bud.» «Bud y Celyn?» said Glod. «Buddy?»
Чтобы адекватно передать имя и прозвище протагониста на ПЯ, в силу всего вышесказанного их надо рассматривать в совокупности. Итак, произведем осмотр всех семантических мотивировок данных двух ИС, выстроив их в виде списка:
1. экстралингвистические
1.1. явная омофоническая, омографическая и сюжетная аллюзия имени и прозвища на реальное лицо: певец Buddy Holly
1.2. графически вложенное в имя указание на Wales: валлийские национальность, культуру, язык
1.3. графическое сходство имени с реальным лицом: певица Селин Дион
1.4. социальная мотивировка прозвища: Buddy – броский сценический и творческий псевдоним персонажа
2. лингвистические
2.1. значение фразы imp y celyn
2.2. двойное значение слова imp, из которых значение «бесенок» не только отсылает нас к эльфам, которые у Пратчетта выступают в функции бесов, но и может характеризовать поведение барда на сцене
2.3. семантическая связь одного из значений imp с прозвищем Buddy через синоним bud – «росток»
2.4. собственное значение слова buddy: приятель, дружище
Читатель данной работы имеет возможность видеть, что имя протагониста содержит в себе восемь семантических структур – восемь мотивировок, если угодно. И чем больше их удастся передать на ПЯ – тем лучше. Так сколько же удастся передать? Сколько нужных ассоциаций мы сообщим читателю? Во-первых, какая из восьми составляющих представляется нам семантической доминантой? Легче сказать, какая из них наименее приоритетна. Тут все просто: это первое словарное значение слова imp – бесенок. Для сюжета и характера персонажа это значение не играет практически никакой роли, тем более что сам по себе бард – тихоня. Значит, этой мотивировкой с чистой совестью можно пренебречь. Но от этого решения легче не становится. Что делать с остальными? Что-то заранее подсказывает нам (и автору, и читателю), что все эти мотивировки – взаимоисключающие. Лирическое отступление (digression): в Евангелии от Матфея, глава 6, стих 24, Христос говорит: «Не можете служить Богу и маммоне». Конец лирического отступления. Итак, если попытаться взглянуть на все глазами самого Пратчетта, главная мотивировка – это аллюзия на Бадди Холли. Она и самая доказуемая, и самая ярко выраженная. Графическая, фонетическая и сюжетная связь с неизвестным королем рок-н-ролла Бадди Холли настолько тесна и неоспорима, что ее трудно игнорировать. Иными словами, Пратчетт очень старался, чтобы референция на него была очевидной читателю. И читателю-англофону она действительно очевидна. А вот читатель русскоязычный про этого певца и композитора в массе своей и слыхом не слыхивал – знает только про Элвиса Пресли (если утрировать общую тенденцию). Так может, подобрать аналог в советском и/или постсоветском пространстве? А нет у нас такого аналога. Рок с самого начала не приобрел такого размаха и дифференциации в СССР, как в Америке и Великобритании. Да он и не одобрялся, порой даже запрещался режимом. Это сейчас у нас много групп. Но в романе-то подчеркивается, что главный герой – именно первопроходец в музыке такого типа. Гребенщиков? Цой? Летов? Глупо будет выглядеть аллюзия на советского исполнителя в контексте английской литературы, тем более фэнтезийной, пусть даже это пародия. А вот решение Берденникова в контексте данной проблемы уместно – имя канадской певицы Селин Дион вполне узнаваемо в России. И все-таки Пратчетт из кожи вон лезет, чтоб читатель подумал именно о Бадди Холли. Может, он, таким образом, хотел поспособствовать популяризации этого незаслуженно забытого таланта? Например, автор данной работы до ее написания о таком человеке не знал, а теперь знает. И другие узнают. Это тот случай, когда аллюзия на реальную личность, видимо, входит в прагматику задач автора произведения. Значит, придется не аллюзию приспособить к читателю, а читателя к аллюзии – редкий случай. Так что – Бадди Холли? Не тут-то было. А как же валлийский дух? Как же Росток Падуба? Как же Дружище? Это еще три мотивировки, весьма рекомендуемые к передаче. Остальные не столь важны.
Почему важен «валлийский дух» имени? Не только имя протагониста, но графическое изображение его речи в тексте романа (allll), название его родины (Llamedos – читай, Wales), название проводимого на его родине музыкального фестиваля Eisteddfod (это реальное название проводимого в Уэльсе музыкального фестиваля) – вся эта совокупность интертекстуальных аллюзий образует однозначную, прочную связь с Уэльсом, валлийским языком и культурой. Надо отметить, что вообще эта мотивировка наивному русскому читателю мало что говорит, как и топоним «Уэльс». Но тут, опять же, такая референция входила в прагматику Пратчетта, поэтому опять мы читателя приспосабливаем к аллюзии, а не наоборот. Грех не передать аллюзию на Бадди Холли, и грех не передать аллюзию на Уэльс. Росток падуба? Дружище? Жаль будет утратить эти значения, очевидные наивному читателю-англофону и им все время осознаваемые.
Чтобы отложить неизбежное (т.е. синтез), займемся сначала анализом. И Бородин, и Янсен транскрибируют имя, причем делают это по-разному. Бородин, видимо не распознав связи с валлийским языком, предлагает читателю английскую транскрипцию «Имп-и-Селлайн». Янсен, уже знающий, что к чему, изображает имя на ПЯ как Имп И'Келин. Устоявшаяся под влиянием Библии Уильяма Моргана современная орфография языка Cymraeg предполагает, что c (первая буква с Celyn) произносится как [k]. Что касается y. Википедия, статья «Валлийский язык», раздел «Орфография»: «y обозначает [ə] в односложных безударных словах (клитиках) типа fy 'мой' и неконечных слогах, но [ɨ] или [i] (в зависимости от диалекта) во всех прочих позициях». А вот на этом форуме представлена дискуссия британцев (в том числе носителей Welsh English и Cymraeg) по поводу произношения данного имени: https://groups.google.com/forum/#topic/alt.fan.pratchett/6CTj9Pia-Fg . Один из участников пишет: «I believe (but ICBW) it is pronounced IMP - UH - KELIN. (Welsh "y" being both schwa and [i]).» Итак, в имени главного героя y встречается дважды, и оба раза будет произноситься по-разному. В Celyn y находится не в составе клитики, и в конечном слоге. В такой позиции y произносится как [i] – то есть, Янсен изобразил данную фонему соответствующей русской буквой «и» правильно. Если мы напечатаем имя главного героя в поисковой строке сайта http://ru.forvo.com/, то увидим целый ряд примеров аутентичного произнесения валлийских имен. В частности, в имени Garth Celyn фамилия произносится с ударением на первый слог: «Ке́лин». Как же обстоит дело с первым, соединительным y, стоящим между двумя частями имени? Это односложный, безударный союз – значит, здесь y обозначает шва, то есть [ə]. Послушаем записи аутентичного произношения валлийских имен с этим союзом все на том же сайте. В именах Tal-y-Cafn, Llanbedr-y-Cennin, Bendith y Mamau союз звучит как русское «э». В именах Pont-y-clun, Betws-y-Coed, Capel-y-ffin, Cae'n-y-coed, Tyn-y-Coed – как русское «э» с тенденцией к «у». В Sŵn y Môr – вообще как «о». В Dinas y Fatican явственно отдает «а». А все потому, что позиция безударная – как хочет носитель языка, так и произносит, в зависимости от данного конкретного имени. Поэтому изображение этого союза Янсеном как «и» в общем-то имеет право на существование, хотя валлиец, судя по всему, произнесет имя так: Имп-а-Ке́лин.
Подведем итоги. Вариант первого переводчика, Бородина, не передает ни одной из восьми мотивировок. Имп-и-Селлайн – это английское, а не валлийское прочтение. Вариант третьего переводчика, Оле Янсена, в целом успешно передает одну мотивировку – национальную стилизацию. А это уже не плохо. Берденников в своем варианте Дион Селин передает только аллюзию на канадскую певицу – потенциально оптимальный вариант (так как еще и может отдавать кельтским), если б Пратчетт не навязывал нам Бадди Холли. Получается, что из трех вариантов лучший принадлежит Янсену – он гарантированно передает хотя бы одну важную мотивировку.
Перейдем к синтетической части. За автором данной работы всегда остается возможность согласиться с одним из существующих вариантов, но оставим ее на крайний случай. Что, если видоизменить «Бадди Холли» так, чтобы он отдавал валлийским? После долгих раздумий автор данной работы остановился на одном варианте: Ба́ддин-а-Хо́ллин. Ударение падает на первые слоги обеих составляющих имени, что соответствует расстановке ударений и в Imp-y-Celyn, и в Buddy Holly. Это обстоятельство усиливает аллюзию на последнее имя и сохраняет оригинальную акцентацию первого. Кроме того, в предложенном нами варианте оказалось и двойное валлийское «л», и даже, в качестве случайного бонуса, двойное валлийское «д». Если не валлийская, то кельтская стилизация вполне может быть узнана наивным русскоязычным читателем.
Ну а как же «росток падуба»? А «приятель»? Похоже, автор данной работы вынужден официально признать поражение в попытке совместить эти две мотивировки с двумя предыдущими. В связи с этим автор предлагает свой конечный вариант: Ба́ддин-а-Хо́ллин.

= Buddy 1. Бадди 2. Бадди 3. Бадди
Значит ли это, что и Buddy просто транскрибируется в неприглядное Бадди? Да. Вариант: Бадди. Согласно Ермоловичу, это прозвище можно классифицировать по одной из его мотивировок как содержащее субъективную оценку общего характера.
Согласно построенной нами (практичности ради) семантической классификации по мотивировкам, в одну группу с именем главного героя попадает название его родины и название музыкального фестиваля, проводимого на его родине. Семантический критерий, за счёт которого эти три ИС относятся в одну группу – очевиднейшая для британца стилизационная аллюзия на Wales.

Llamedos (Imp y Celyn’s homeland) 1. Лламедос 2. Лламедос 3. Лламедос
Название родины Баддина-а-Холлина также содержит в себе несколько мотивировок. Это не только стилизация под валлийский топоним (а конкретнее – ойконим), но также и анаграмма (а конкретнее ананим), то есть лингвистическая мотивировка, и связанная с этим аллюзия на реальное литературное произведение. Но начнем, конечно, со стилизации.
Прежде всего, не будем забывать, что двойное l в валлийском означает глухой альвеолярный латеральный спирант, то есть фонему [ɬ], отсутствующую в русском языке, но звучащую примерно как нечто среднее между русскими звуками [с] и [щ]. Например, валлийское слово cyllell (нож) звучит примерно как «кащэ́щ». Лирическое отступление: несколько похожий мягкий шипящий согласный звук мы обнаруживаем в японском языке – глухой альвеоло-палатальный фрикатив (или глухой альвеопалатальный спирант), то есть фонема [ɕ]. Система Поливанова тщетно пытается передать его как «с», а современные авторы субтитров к аниме-сериалам – более верно, чем Поливанов – как «ш». Хотя наиболее точно звучание этой фонемы, конечно, передается русской буквой «щ». Например, записанное ромадзи (латынью) японское слово shinobi (ниндзя) в реальности звучит скорее как «щино́би», чем как «шиноби» или уж тем более «синоби». Конец лирического отступления.
Итак, ll читается как [с], [ш] или [щ]. Уже в одном этом фонетическом аспекте все три переводчика передают ойконим неверно. Он должен произноситься как «Щамедос». Чтобы убедиться в правильности такого произнесения, достаточно прослушать все на том же сайте Forvo аутентичную запись валлийской фамилии Llywelyn – звучит как «Щувэлэн». Хотя традиционно эту фамилию графически передают на русский язык как Ллевелин. Pont (мост) Llangollen, одно из «Семи чудес Уэльса» (Saith Rhyfeddod Cymru), произносится на сайте как «Понт Щангощэ́н».
Взглянем и на две другие, довольно неожиданные мотивировки этого ойконима. Обратимся к спасительным англоязычным комментариям APF.
APF: «Llamedos is 'sod em all' backwards. This is a reference to the town of Llareggub in Dylan Thomas' short prose piece Quite Early One Morning. That story was later expanded into Under Milk Wood, a verse play scripted for radio. In that version the name of the town was changed to the slightly less explicit Llaregyb. Apart from that, Llamedos is instantly recognisable to the British as the Discworld version of Wales. The double-l is a consonant peculiar to the Celtic language (from which Welsh is descended), hence also Buddy's habit of doubling all l's when he speaks.»
Вот перевод этой цитаты на русский язык, выполненный Орландиной: «Llamedos - "Sod em all" задом наперед. Это отсылка на город Llareggub (Bugger all) из краткой зарисовки в прозе Томаса Дилана "Однажды очень ранним утром". Этот рассказ позже был переделан в пьесу в стихах для радиопостановки - "Под молочным лесом". В этой версии название города было изменено на менее определенное - "Llaregyb". Кроме того, Лламедос немедлено узнается британцами как плоскомирская версия Уэльса. Двойная "l" типична для кельтского языка (от которого происходит уэльский), отсюда и привычка Бадди удваивать все "л"».
Конец цитаты. Итак. Фразу «Sod em all» можно примерно перевести как «В задницу всех». Перевод «Bugger all» зависит от грамматического контекста: если это повелительное наклонение, то «В задницу всё», а если дополнение – то «ни фига». Поскольку Пратчетт спародировал значение фразы валлийского поэта и драматурга Томаса Дилана именно в повелительном наклонении, можно сделать вывод, что скорее всего оно и имелось в виду в оригинальной пьесе «Под сенью молочного леса».
Итак, мы одновременно имеем дело с двумя мотивировками, сплётшимися в единое целое. Лингвистическая мотивировка: Llamedos – это ананим (ananym) фразы «Sod ‘em all» («В задницу всех»), то есть эта же фраза, прочитанная наоборот (частный случай анаграммы). Экстралингвистическая мотивировка: этот самый ананим Терри Пратчетта, в свою очередь, оказывается аллюзией на ананим Томаса Дилана Llareggub, образованный от близкой по форме и значению фразы «Bugger all» («В задницу всё») и тоже являющийся ойконимом. Ни той, ни другой мотивировки ни один из трех переводчиков читателю не сообщил. И всех трех переводчиков можно понять.
Стоит ли и говорить, что широкому русскому читателю неизвестен не только вымышленный Диланом город Llareggub (замененный в радио-спектакле на Llareggyb), не только произведение, для которого Дилан придумал этот город («Под сенью молочного леса»), но и сам Дилан. А ведь в цели и задачи данной работы входит, в первую очередь, синтез имен, которые будут вызывать у читателя определенные ассоциации. Но по классификации прагматических взаимоотношений Альбрехта Нойберта, ИС в творчестве Пратчетта подпадают под четвертый, наивысший уровень сложности: почти полная невозможность воспроизвести прагматический оригинал в переводе, когда оригинал текста специфично направлен на носителей языка. А направлен ли оригинал текста специфично на носителей языка? Семантика имен волей-неволей заставляет учесть такую возможность. Но ведь во вторую очередь в цели и задачи данной работы входит популяризация именно тех культурных аллюзий, которые имел в виду Пратчетт. Основанием для постановки такой задачи служит подозрение автора данной работы, что Пратчетт нарочно проводит в своих романах такие культурные параллели, чтобы потихоньку просвещать своих читателей по всему миру насчет Томасов Диланов и Бадди Холли. Входила ли в планы этого несомненно талантливого писателя подобная популяризация реалий англоязычного мира? Или он даже не задумывался об этом и писал так, чтоб в первую очередь своим было понятно? Прежде всего, почему аллюзии именно на Уэльс? Почему не на Ирландию или Шотландию? Ну, тут все просто: родители Теренса (David и Eileen Pratchett) происходят из так называемого «книжного города» Hay-on-Wye (на Cymraeg: Y Gelli Gandryll) в графстве Powys. Как несложно догадаться, графство это расположено в Уэльсе. Правда, родился Терри в Бакингемшире. То есть, для «своих» он точно пишет. А в какой степени он пишет для «чужих»? Достоверного ответа мы не получим. Но сама логика творческих усилий Пратчетта, так плотно напичкавшего свой Плоский мир пародиями на наш мир, приводит к мысли о ненавязчивой, но планомерной просветительской деятельности, которую подспудно ведет Пратчетт и в которой многое зависит от переводчика.
Что же делать переводчику, если он хочет просветить широкого читателя относительно известного в Уэльсе поэта? Дилан Томас – даже близко не часть нашей культуры. Значит, его «Есвнерхан» никто не поймет. Но, может быть, можно сообщить читателю аллюзию на название произведения-источника – «Под сенью молочного леса» (Under Milk Wood)? Однако если придать названию малой родины Баддина-а-Холлина сходство с Молочным Лесом в робкой надежде, что читатель заинтересуется происхождением такого названия и станет наводить справки, то этот любознательный читатель скорее выйдет на немецко-польский фильм 2003 года «Milchwald» (Молочный Лес). А если подойти к передаче ойконима с позиции лингвистической мотивировки? Читатель не узнает в «Есвнерхан» культурной аллюзии, но может догадаться прочитать это слово наоборот, и обрадуется своей находчивости и заложенной автором в текст шутке. Только шутку тогда, конечно, надо заложить поизящнее.
Итак, мы имеем дело с тремя одинаково важными мотивировками. Причем даже если бы у этого топонима была бы только одна единственная мотивировка – аллюзия на Томаса Дилана – все равно ее едва ли возможно удовлетворительно передать на русский, т.е. так, чтоб русский читатель понял и заинтересовался. Придется поэтому пожертвовать Томасом Диланом. Но тогда остальные две надо передать непременно. Название должно узнаваться как валлийское и должно обладать собственной семантикой – причем, желательно, схожей с оригинальной семантикой фразы «Sod ‘em all» («В задницу всех»). Автору данной работы приходит на ум только одно решение – Отвалли́йск. Не будем кривить душой и признаем, что топонимы Уэльса слабо узнаются наивным русским читателем как валлийские. Даже столицу Уэльса мало кто назовет. Прямое название города Cardiff (или Caerdydd) необязательно что скажет русскому человеку. Единственное, что подсознательно наверняка узнается как валлийское – это эндоэтноним «валлийцы», «валлийский язык». Автоэтноним (самоназвание) субъектообразующей нации Уэльса – Cymru, но носители русского языка знают их как валлийцев. Цитата из Википедии: «Слово «валлиец» германского происхождения, означает «иностранец». Считается, что ранее кельтоязычные племена были расселены почти по всей Европе, поэтому от валлийцев остались такие топонимы, как Валлония (Бельгия), Вале (Швейцария), Валахия (Румыния), окончание «уолл» в названии Корнуолл». Итак, мы нашли корень, так или иначе передающий национальную стилизацию. Осталась еще автономная семантика ананима Llamedos – «Sod ‘em all». Семантика этой фразы эквивалентна семантике фразы, расшифровывающейся при обратном прочтении ойконима Томаса Дилана – «Bugger all». По сути, это фраза, произнесенная человеком, которого все достало, который хочет, чтобы все оставили его в покое, а проблемы исчезли. В этом смысле семантика этих двух английских фраз в значительной степени перекрывается семантикой русской фразы «Отвалите!» Значит, эту фразу можно использовать для синтеза русскоязычного варианта оригинального топонима. Здесь нам повезло. Указанная нами русская фраза состоит из глагола «отвалить» в повелительном наклонении. Корень глагола «отвалить» – ‘вал’ – является омофоном и омографом части корня существительного «валлийцы» и прилагательного «валлийский» в русском языке – ‘валл’. Вследствие этого, вариант «Отвалли́йск» перекрывает обе мотивировки – лингвистическую и национальную, и приобретает дополнительное значение: слово «отваллийск» звучит как «нечто, образованное от валлийского». Иными словами, частица ‘от’ с позиции лингвистической мотивировки оказывается приставкой, а с позиции национальной мотивировки – предлогом. Конечно, такое качество как анаграммность, будет утеряно наряду с аллюзией на Дилана, но переворачивание нашего варианта задом наперед уничтожило бы его смысл. Наш окончательный вариант ойконима Llamedos – Отвалли́йск.

Mustrum Ridcully 1. Мастрим/ Маструм Ридкулли 2. Наверн Чудакулли 3. Маструм Ридкулли
Mustrum Ridcully – Аркканцлер Незримого университета (магическое и научное заведение), верховный маг Анк-Морпорка. Начнем с фамилии. Ridcully явно происходит от французского заимствования ridicule, превратившегося в английский корень. Совпадающее с корнем существительное означает: насмешка, смехотворность, высмеивать. Какую же семантику вытаскивает из фамилии сторонник семантического перевода Берденников? Он воспринимает фамилию как логически происходящую от прилагательного ridiculous (деривата ridicule): нелепый, смехотворный. То есть, в его интерпретации, чудак. Но возможно ли так воспринимать эту фамилию? Посмотрим на самого персонажа. В Плоском мире Пратчетта чудак на чудаке и чудаком погоняет, это правда. Чудят все, кому не лень – но только не Mustrum Ridcully. Это в высшей степени прагматичный человек, лишенный чувства юмора и каких бы то не было странностей. Таким трезвым умом, как у него, обладает, пожалуй, лишь патриций Анк-Морпорка Havelock Vetinary. На протяжении всех романов цикла за этим уравновешенным и рациональным типом не наблюдается никаких чудачеств. Зато за ним наблюдается критическое восприятие окружающей действительности и обитающих в ней чудаков. Вследствие своей полной нормальности этот персонаж всегда критикует и высмеивает остальных ненормальных персонажей. В свете его характера уместно значение исходного существительного ridicule: насмешка, смехотворность, высмеивать. А самая вероятная разгадка происхождения фамилии кроется в другом деривате ridicule – в наречии ridiculously: смехотворно, нелепо, абсурдно. Соответственно, фамилию Ridcully можно интерпретировать как восклицание самого персонажа, графически и фонетически представляющее из себя редуцированную форму наречия ridiculously с синкопой в середине слова (выпущенное i) и выпущенным суффиксом ous. Это возглас «Rid(i)cul(ous)ly!»: «Нелепо!», «Абсурд!». Мы, безусловно, имеем дело с автономной семантикой: с характерологической мотивировкой, когда ИС описывает характер персонажа. Чудакулли – семантически неверный вариант. Фамилию, таким образом, можно передать как Критикан или Насмешник. В то же время вследствие частого упоминания фамилии в тексте ни Критикан, ни Насмешник не походят по критерию благозвучия. Ridcully, вообще-то, один из основных, сквозных персонажей всего цикла. К чему же нам прибегнуть, чтобы фамилия зазвучала солидно, именно как фамилия, пусть и вымышленная, сохранив при этом семантику? Стилизация под русские фамилии с окончанием на «ов» недопустима, так как сообщает неприемлемую национальную стилизацию под русские фамилии. Но есть другие славянские языки, в которых фамилии выглядят как существительные (в восприятии русского человека). Например, чешские фамилии: Чапек, Полачек (оба писателя и оба Карела). Автор данной работы предлагает в качестве стилистически нейтрального инструмента чешский язык. Автор работы перевел «насмешник» на чешский язык и получил posměváček. Это слово читается как «посмева́чек», но для благозвучия и большей семантической очевидности для русского читателя, автор данной работы предлагает изменить неудобное «ч» на «ш». Таким образом, наш вариант передачи данной фамилии на ПЯ: Посмева́шек. Это некто, кто посмеивается над глупостью других. Бородин и Янсен традиционно транскрибировали фамилию.
Перейдем к имени. Бородин и Янсен транскрибируют имя. Причем, Бородин в первый раз упоминает имя как Мастрим, а во второй раз – Маструм. Имя упоминается в романе всего два раза – персонажа всегда называют по фамилии. Берденников снова вытаскивает странную семантику и передает имя как Наверн. Наверное, переводчику почудилось «must be». Возможно, он воспринял имя и фамилии в совокупности, как квази-имя и квази-фамилию, которые на самом деле являются составляющими частями фразы «Must be something ridiculous»: «Это, должно быть, какое-то чудачество», «Это, наверное, что-то чудное». Тогда становится понятно его решение Наверн Чудакулли. Вообще-то, переводчика сложно винить, потому что семантика имени действительно очень неясна. Сначала воспримем Mustrum буквально как сочетание двух корней – must и rum – и посмотрим на него под этим углом.
must: 1. должен 2. необходимость 3. заплесневелость 4. молодое вино/ молодое винное сусло/ молодой солод 5. бешенство
rum: 1. ром 2. странный.
Что ж, имя может означать «молодой ром», как сочетание четвертого значения must и первого значения rum. Тогда это Мо́лодсо́лод Посмева́шек. Но это ли имел в виду Пратчетт – если он вообще что-то имел в виду в данном случае, а не слепил имя наобум, как у него это бывает? Может, заплесневелый ром? Или по необходимости странный? Или вынужденный быть странным? Странное бешенство? Заплесневелая странность? Все эти этимологические выкрутасы пропадают всуе, стоит осознать, что Mustrum созвучно слову mushroom – «гриб». Похож ли герой на гриб? Как сказать. Внешне это такой здоровый, крепкий дед, с бородой. Он носит одежду мага, но нигде не сказано, чтобы он носил стереотипную остроконечную шляпу волшебника, которая придавала бы ему внешнее сходство с грибом. Обратимся к переносному значению mushroom: выскочка. Можно ли назвать Посмевашека выскочкой? Вот тут попадание. В карьерном отношении он самый настоящий выскочка. Всю жизнь Посмевашек прожил в сельской местности, и о нем никто слыхом не слыхивал. Но потом, воспользовавшись смутой, он буквально захватил власть в университете и подмял под себя других магов (конечно, перед этим сам став очень хорошим магом). В контексте его биографии именно это значение имени оправдывает себя. Но Выскочка плохо годится для имени, в том числе и потому, что склоняется по первому типу существительных. Расширим же немного семантику имени. По своей сути аркканцлер – в первую очередь узурпатор. Он узурпирует власть в Незримом университете без всяких на то оснований, будучи выскочкой из деревни. Таким образом, имя Узурпатор Посмевашек соответствует его характеру, характеру его правления и обращения с остальными. Тут же сохраняется и сема must – «должен». Нужно ли видоизменять имя Узурпатор по аналогии с тем, как Пратчетт видоизменил mushroom на Mustrum? В разделе «Стратегия передачи ИС» нами уже оговорена нежелательность таких трансформаций, если только они не нужны для передачи какой-либо семы. Однако в других романах цикла Discworld некоторые персонажи обращаются к Аркканцлеру по имени, а "узурпатор" не очень-то подходит для личного обращения, отдавая неуместной трагичностью. В связи с чем возникает прагматическая потребность в видоизменении мотивировочного ИН. При трансформации придадим имени такое качество как рифмованность с фамилией. Итак, наш окончательный вариант: Узурпа́шек Посмева́шек.

Death 1. Смерть 2. Смерть 3. Смерть
Казалось бы, уж тут-то не о чем рассуждать, подумает читатель и мысленно пожелает автору данной работы поскорее перейти к следующему ИС. Читатель, возможно, еще не знает об одном гендерном нюансе – Терри Пратчетт наделяет эту антропоморфную персонификацию мужским полом. А русское слово Смерть – женского рода и склоняется по третьему типу. Это вызывает постоянный синтаксический дискомфорт у читателя, поскольку все синтаксическое окружение данного ИС (определение, сказуемое, придаточные) ведет себя так, будто имеет дело с существительным мужского рода. «Высокий Смерть наклонился над трупом». «Сьюзен обняла своего дедушку Смерть, который держал поводья». Читателю хочется, чтобы либо Сьюзен обнимала бабушку Смерть, либо пусть дедушку, но тогда не Смерть, а какого-нибудь Скелета. Какую альтернативу можно подобрать этому «женскому» слову, оставаясь в рамках пратчеттовской космогонии? Второй роман подцикла о Смерти (и одинадцатый в общем цикле Discworld) называется «Reaper Man», что восходит к европейскому эпитету Смерти Grim Reaper. Официальный перевод «Эксмо» также принадлежит Берденникову, который переводит название романа как «Мрачный жнец». Отталкиваясь от данного решения, теоретически можно было бы заменить во всем тексте имя Смерть на Жнец, но возникает ненужный и чрезмерный акцент на эллиптической метафоре, которой Пратчетт на деле никогда не пользуется. Может, использовать в качестве имени какой-нибудь синоним слова «смерть»? Да вот незадача – синонимы «смерти» тоже женского рода: гибель, погибель, кончина. А что насчет Скелета? Этот вариант делает слишком сильный акцент на физиологии персонажа и заставляет не только думать о нем, как о голом скелете без сутаны (что не эстетично), но и забывать о главной функции этого скелета – быть смертью. А как же быть нам? Автору данной работы приходят на ум лишь крамольные решения – Тана́тос, Некро. Они годятся с переводческой точки зрения, но не годятся с коммерческой и читательской. Миллионные тиражи книжек Терри в России уже сформировали устойчивую традицию передачи данного ИС. Русский читатель знает и любит Смерть. То есть, персонажа по имени Смерть. Кроме того, писатель иногда прибегает к игре слов на основе нарицательного значения имени. Увы, Смерть так и останется Смертью.
Засим мы переходим к прозвищам Смерти. В них, согласно Суперанской, перед нами открывается социальное поле ИС – «языковое преломление экстралингвистических социальных отношений и закрепление их за определёнными формами номинации». Дело в том, что Смерть, в попытках забыть будущее (которое всегда открыто его взору и тяготит его) путешествует по различным социальным слоям и как бы невольно примеряет различные маски. Представители разных слоев, воспринимающие его каждый под своим углом, награждают его соответствующей номинацией.

= the Master 1. Хозяин 2. Хозяин 3. Хозяин
Так называет его слуга Альберт, который был величайшим магом Плоского мира до того, как попал во Владения Смерти. Согласно Ермоловичу, это внеситуативное прозвище по занимаемому положению. Все переводчики одинаково верно передали социальную мотивировку прозвища через калькированный перевод, однако вкусу автора данной работы больше отвечает обращение Господин, ведь никаких «хозяйских» замашек за Смертью не замечается.

= Beau Nidle 1. Белая Тыква Пустыни 2. Костлявый Билл 3. Ленивчик Жест
Это прозвище рассматривается чуть ниже в совокупности с the Klatchian Foreign Legion.

= Mr Scrub 1. мистер Кляча 2. господин Скребок 3. господин Задохлик
Таким прозвищем награждают Смерть нищие. Да-да – под конец романа Смерть опускается на самое дно в своих безуспешных попытках забыть будущее. Потерянный, у костра под мостом, он находит приют у бездомных бродяг, которые учат его своему ремеслу попрошайничества. Он ходит с ними по городским площадям с протянутой кистью и просит милостыню. Бродяги показаны людьми абсолютно беспринципными. Они даже состоят в официальной Гильдии Попрошаек. Как и все, с кем взаимодействует Смерть, из-за действия его магии они не осознают, что видят скелет, но осознают, что товарищ выглядит явно нездоровым. В свете этой заботливой, жалостливой наблюдательности бомжей, и применительно к физиологии Смерти, уместно только одно значение существительного scrub: заморыш. Янсен единственный из всех передает это значение. Бородин и Берденников реализуют контекстуально неадекватную семантику имени. Первый реализует значение «человек, выполняющий тяжелую и грязную работу», а второй вытаскивает сему «жесткая щетка». Это лишь демонстрирует непонимание ими пратчеттовской иронии. Автор данной работы согласен с вариантом Янсена, но из соображений благозвучия останавливает свой выбор на словарном значении: Замо́рыш.

Klatchian Foreign Legion
Все, что связанно в тексте с Клатчским Иностранным Легионом, включая сюда не только ИС, но и всю череду сюжетных событий, весь спектр ассоциаций, всю парадигму образов – все это без остатка является пародией на американский фильм 1939 года «Beau Geste» о Французском Иностранном Легионе. Начиная от прозвища Смерти, вступившего в Легион – Beau Nidle, и мертвых легионеров в бойницах крепостной стены, и до названия атакующей крепость народности – D’regs, являющейся прямой отсылкой к туарегам (Tuaregs). Связанные с Клатчским Иностранным Легионом ИС, таким образом, должны быть понятны человеку, смотревшему оригинальный фильм. Хотя, надо заметить, фильм этот русскому человеку практически не известен, как и вообще перлы американского кинематографа 30-х годов (например, неповторимый «Потерянный горизонт» 1937 года).
Сразу перейдём к самому интересному – к прозвищу Смерти в стенах Легиона: Beau Nidle. Оригинальное название фильма обладает тройной семантикой. Во-первых, Geste – это фамилия протагониста фильма (Michael Geste), а Beau – полученное им в Иностранном Легионе прозвище («Красавчик»). Во-вторых, в переводе с французского словосочетание beau geste означает «красивый жест». В третьих, в название фильма заложена омофонная игра слов (pun): французское слово geste является омофоном английского слова jest, и на слух название может быть воспринято как «остроумная шутка». В русском прокате фильм известен как «Красавчик Жест» (тем, кому он вообще известен). Возьмем это хоть кому-то известное (ибо прокатное) название фильма за основу для передачи на русский язык прозвища Beau Nidle. В оригинальном фильме Майкла Джеста прозвали Красавчиком Жестом, когда он вступил во Французский Иностранный Легион. В романе «Soul music» персонажа Смерть прозвали Beau Nidle, когда он вступил в Клатчский Иностранный Легион. Вспомним, как выглядит Смерть у Пратчетта. Это антропоморфная персонификация мужского пола (такое описание принадлежит самому Пратчетту), внешне выглядит как скелет в сутане, иногда с косой. Иногда с голубыми огоньками в глазницах. Подчеркивается, что когда Смерть разговаривает со смертными, то из-за его магии они не видят, что это скелет. Однако даже при всей его магии, смертные все равно осознают, что он какой-то уж очень тощий, костлявый. Пратчетт нигде не определяет до конца технологию этого процесса: принимает ли Смерть человеческий облик, или же это все-таки «обман зрения» – то есть, видят-то смертные простой скелет, но не могут это осознать. Косвенно из текста следует, что это все-таки обман зрения. Но пратчеттовская ирония в том, что этот обман зрения не до конца работает – разговаривающим со Смертью людям постоянно кажется, что их собеседник не здоров, слишком бледен, тощ, костляв. Оле Янсен, третий переводчик романа, отмечает (правда, в других словах), что прозвище Beau Nidle при слитном прочтении омофонично английской идиоме bone idle – «ленивая кость», т.е. «отпетый лентяй». Вспомним, как персонаж американского мультсериала South Park Эрик Картман, страдающий избыточным весом, в ответ на реплику друзей «Ты жирный!» регулярно использует отговорку: «Я не жирный, просто у меня кость широкая» (I'm not fat, I'm big-boned!). А здесь кость ленивая. Итак, мы видим, что прозвище Смерти, как и прозвище протагониста оригинального фильма, обладает тройной семантикой. Во-первых, это аллюзия на фильм и протагониста. Во-вторых, это такое физиологическое (и биологическое) качество Смерти как костлявость. Люди, имеющие с ним дело, подспудно отдают себе отчет в том, что он костлявый (bony). В-третьих, это опять же омофонная игра слов (pun), характеризующая Смерть как отпетого лентяя. Автор данной работы поставил игру слов на третье место по значимости как мотивировку, поскольку сюжетно Смерть не проявляет такого качества как лень. Правда, Смерть не подчиняется приказам командования, аргументируя неповиновение репликой «Этого еще не должно случиться». У Пратчетта Смерть видит будущее и может перемещаться во времени, поэтому он знает, что уже должно случиться, а что - еще нет. А когда в качестве наказания легионеры закапывают Смерть по горло в песок (форт Легиона расположен в пустыне, как и в фильме), оставляя на солнцепеке на весь день, тот не демонстрирует ни малейшего дискомфорта и даже просит оставить его в песке еще на некоторое время. Со стороны это может восприниматься как лень, но, в общем, Смерть не производит впечатления ленивого персонажа. Так что при невозможности передать все три семы на ПЯ пожертвовать можно именно этой, третьей семой. А передать все три значения действительно не получается. Оле Янсен делает выбор в пользу «лентяя» и отметает «костлявость» – и в итоге предлагает вариант «Ленивчик Жест». Хороший вариант, но, по мнению автора данной работы, сема костлявости приоритетнее семы лентяя – при том, что сема аллюзии на фильм, несомненно, приоритетнее их обеих. В связи с этим автор данной работы предлагает свою альтернативу: Костлявчик Жест. «Костлявчик» к тому же созвучно с «красавчиком», что усиливает аллюзию на фильм. Посмотрим, как передает это прозвище Бородин – хронологически первый переводчик. У него мы также видим достойное решение: Белая Тыква Пустыни. Русскому читателю, как носителю русской культуры, сразу очевидна аллюзия на культовый советский фильм «Белое солнце пустыни». Весьма удачная находка, если задуматься. Действие также происходит в пустыне, и тоже есть герой, которого закапывают по горло в песок. При этом название «Белое солнце пустыни» русскому человеку говорит обо всем, тогда как название «Красавчик Жест» не говорит ни о чем. Бородин делает замену одной культуремы другой, подбирает реалию, близкую носителю культуры ПЯ, вместо культурно чуждой реалии. Причем, в сюжетном плане не теряет при этом ничего, а даже и приобретает – исходя из чего, можно говорить о равноценной замене. Именно в варианте Бородина сохраняется ирония аллюзии. Но, кроме аллюзии, больше ничего не сохраняется. Утрачена не только «костлявость» и «леность» Смерти, но и главный аспект – прозвищность. Вряд ли кого-то могут называть в обиходе так длинно – Белая тыква пустыни. Это звучит неправдоподобно. Автор данной работы, вследствие личной симпатии к данному варианту, хотел бы предложить ему альтернативу – Белый череп пустыни – чтоб сохранить хотя бы сему костлявости. Но прозвищности от этого не прибавляется. Поэтому наше конечное решение: Костля́вчик Жест. Отметим, что решение второго переводчика, Берденникова, вообще не раскрывает семантического наполнения имени, хотя сохраняет прозвищность: Костлявый Билл. А ведь именно перевод Берденникова был опубликован (в том числе издательством «Эксмо») в качестве официального. То есть, Николай Берденников – самый «официальный» и авторитетный из всех трех. А ведь читатель не поймет (т.е. уже не понял), почему Смерть – Билл. Тем более в Клатчском, читай Французском, Иностранном Легионе. Может, Берденников стремился к аллюзии на фильм 1998 года «Легионер» с Жан-Клодом Ван Даммом? Но там нет никакого Билла, а протагониста-француза зовут Ален.
Что касается названия самой организации – Klatchian Foreign Legion, то оно очевидно является аллюзией на Французский Иностранный Легион, и было передано всеми тремя переводчиками одинаково – Клатчский Иностранный Легион, на основе того, что Klatch единодушно передан как Клатч.
В американском фильме командующий фортом садист после кое-как отбитой атаки туарегов рассовывает мертвых легионеров по бойницам крепостной стены так, что они повисают в бойницах, и всовывает им сбоку винтовку – чтоб при следующем нападении туареги не сразу поняли, где живые, а где мертвые, и часть пуль досталась бы мертвецам. В более поздней сцене один из братьев Джестов притворяется мертвым, повиснув на бойнице крепостной стены так, что залезший внутрь форта легионер из подкрепления не отличает его со спины от настоящих трупов. Затем Джест чудесным образом «воскресает» и спрыгивает со стены в пустыню. Эта сцена обыграна в «Soul music». После неожиданной атаки племени D’regs в бойницах форта остается много трупов. Смерть, используя присущую ему магию, на время оживляет мертвецов для отражения следующей волны атаки, и те успешно отстреливают аборигенов. Один из выживших легионеров впоследствии так описывает эту сцену: «But I’m not going to forget my old mate Nudger Malik stuck full of arrows and still giving the enemy what for». Malik – это титул арабских царей, который обычно передается на русский язык описательно, через слово «царь», «владыка». От этого значения происходит идентичное арабское имя, традиционно передаваемое на русский как Малик. Переводчики дружно используют данный эквивалент для передачи имени на русский. А вот прозвище Nudger Бородин и Берденников истолковали как Толкач, а Янсен – как Беспокойный. Глагол nudge означает «пихать локтем» и, как метафорическая производная от этого родового значения, «ныть». Значит, Nudger – это тот, кто постоянно ноет, и пихает занятых обороной товарищей локтем, чтоб они обратили на его нытье внимание. Иными словами, Нытик. Так может, Пратчетт реализовал здесь этимологию арабского имени Malik, чтобы создать семантику «королевский нытик»? В смысле, тот, кто ноет по-королевски, тот, кто достиг совершенства в искусстве нытья. Доказать это нельзя, да и больших оснований думать, что Пратчетту известна этимология арабских имен, тоже нет. Поэтому наш окончательный вариант: Ны́тик Ма́лик. Cotton – фамилия капрала Легиона – единодушно передана как Хлопок, на основе словарного эквивалента ИН, омографичного и омофоничного ИС.

Susan
Susan Sto Helit 1. Сьюзан Сто Гелитская 2. Сьюзен Сто Гелитская 3. Сьюзан Сто Гелитская
= Suzi 1. Сьюзи 2. Сюзи 3. Сьюзи
Susan – одно из немногих имен в цикле Пратчетта Discworld, которое реально существует в нашем мире и может поэтому быть признанно настоящим антропонимом. Значит, и обращаться мы с ним будем, как с реальным антропонимом. Шошанна (שׁוֹשַׁנָּה‎) – женское имя еврейского происхождения, этимологически означающее «водяная лилия», а в современном иврите – «роза». Традиционно это еврейское имя передавалось на русский язык как Сусанна – вспомнить хотя бы библейский сюжет о Сусанне и старцах из книги пророка Даниила. В то же время во французском языке имя закрепилось как Suzanne, а в английском языке – как Susan. И уже с французского имя традиционно передается на русский как Сюза́нна, а с английского, согласно практической транскрипции (А. М. Сухотин) – как Сью́зен. Впрочем, вариант «Сьюзан» также иногда встречается и, с позиции узуса, поэтому допустим. Но с позиции нормы правильным вариантом передачи английского имени Susan на русский язык является Сьюзен. Таким образом, вариант Берденникова мы признаем в этой части правильным. Говорящее ли это имя? Нет. Главная героиня романа «Soul music» – внучка Смерти, временно исполняющая его обязанности. Будучи по своему характеру девушкой готического типа, то есть несколько замкнутой и мрачной, она к тому же еще и довольно мрачно выглядит: выступая в функции Смерти, она носит черную сутану и косу (в смысле, косу-оружие, а не косу-прическу). Волосы ее от природы абсолютно белые – только одна черная прядь выделяется на фоне белоснежной шевелюры. Что ж, водяные лилии зачастую бывают белыми. Но даже если сам Пратчетт подразумевал такую мотивировку – это не повод вытаскивать на поверхность семантику реально существующего антропонима, у которого есть реально существующие аналоги в русском, французском, иврите и других языках. Тем более что скорее всего белый цвет волос Сьюзен символизирует белый цвет костей ее дедушки Смерти, а черная прядь – антураж его владений. Отношение самой Сьюзен к своему собственному имени показано Пратчеттом в ее внутреннем монологе, построенном по принципу несобственно прямой речи:
«Susan... it wasn't a good name, was it? It wasn't a truly bad name, it wasn't like poor Iodine in the fourth form, or Nigella, a name which means 'oops, we wanted a boy'. But it was dull. Susan. Sue. Good old Sue. It was a name that made sandwiches, kept its head in difficult circumstances and could reliably look after other people's children. It was a name used by no queens or goddesses anywhere. And you couldn't do much even with the spelling. You could turn it into Suzi, and it sounded as though you danced on tables for a living. You could put in a Z and a couple of Ns and an E, but it still looked like a name with extensions built on. It was as bad as Sara, a name that cried out for a prosthetic H. Well, at least she could do something about the way she looked.»
Из данного абзаца мы можем заключить, что имя главной героини романа не имеет вообще никакой авторской мотивации. По прочтении этого монолога становится понятно, что никакой параллели с лилией Пратчетт не проводит. Также из монолога мы вычленяем уменьшительные формы от Susan – Sue, Suzi. Бородин и Янсен справедливо передают Suzi как Сьюзи, а Берденников почему-то выбирает Сюзи, что нелогично при полной форме Сьюзен (единственно правильной именно у него). Нарушен критерий переводческого однообразия. Относительно Suzi автор работы соглашается с Бородиным и Янсеном. Sue передано у всех одинаково – как Сью.
Поскольку название герцогства Sto Helit мы передали как Сто Гелит, то Susan Sto Helit – Сьюзен Сто Гелитская. Ее титул все три переводчика передали одинаково, и автор данной работы к ним присоединяется.

The Quirm College for Young Ladies 1. Квирмский Колледж для Юных Леди 2. Щеботанский колледж для благородных барышень 3. Квирмский Колледж для Молодых Девиц
В единое семантическое поле с сотрудницами колледжа неизбежно попадает сам колледж, по категории «сюжетная связь с другими ИС в тексте». Автор данной работы не может не сказать сразу, что едва он прочел данный официоним в оригинальном тексте, как ему сразу же пришел на ум вариант: Квирмский Институт благородных девиц. Аллюзия на Смольный институт благородных девиц настолько сильна в сознании русского человека, что это оказывается наиболее естественным и «говорящим» способом передачи. В данном контексте институт функционально эквивалентен колледжу. А сема «благородные» хотя и не прослеживается в названии явно (то бишь, в названии попросту нет такого слова), но интертекстуально эта сема неоспорима. Ведь человеку, прочитавшему даже несколько первых страниц романа, становится ясно, что по сюжету в колледже учатся как раз благородные девицы. Слово же «девица» удивительным образом покрывает и сему young, и сему ladies – причем, последнюю только в контексте аллюзии на Смольный институт благородных девиц. Это потому что мы знаем, что под «девицами», учившимися в Смольном, культурологически подразумеваются именно молодые благородные дамы, а не базарные девки. Поэтому понятно и справедливо стремление Янсена максимально уподобить официоним нашей культуреме про Смольный, но автор данной работы несомненно выберет саму аллюзию, нежели ее адаптационный суррогат. Что касается компонента «Щеботанский» в варианте Берденникова, то это потому, что Берденников и название страны Quirm передал как Щеботан.

Leonard of Quirm 1. Леонардо из Квирма 2. Леонард Щеботанский 3. Леонард из Квирма
Изобретатель и ученый из Квирма. Подтвержденная аллюзия на Леонардо да Винчи. Для лучшего узнавания русским читателем автор данной работы предлагает усиление аллюзивности: Леонардо да Кви́рми.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Kirta



Зарегистрирован: 02.12.2013
Сообщения: 229
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Tue Jun 17, 2014 11:21 am     Заголовок сообщения:

Гномонимы

Имена собственные гномов (dwarfs) в «Soul music» выделяются в отдельную категорию в нашей сводной семантической классификации – на этот раз по принципу национальной стилизации. Помимо собственной семантики каждого конкретного ИС, имена гномов у Пратчетта являются одной большой национальной аллюзией на исландские имена. В более общем случае – на скандинавские вообще. Эта стилизация под исландскую, а в более общем случае скандинавскую нацию является главной мотивировкой ИС гномов. Известно, что фамилии у жителей Исландии редки, их почти всегда заменяют патронимы – т.е. отчества. Аналогичная ситуация имела место в Швеции до 1901 года. Вообще образованная от патронима фамилия характерна для стран, говорящих на северогерманских языках. Отчество мужчин в Исландии состоит из имени отца в родительном падеже и слова son (т.е. сын, аналог русского «-вич»), а отчество женщин – из имени отца в родительном падеже и слова dóttir (т.е. дочь, русское «-вна»). Например, мужчины: Leifur Eiriksson (скандинавский мореплаватель Лейф Эрикссон), Snorri Sturluson (исландский скальд Снорри Стурлусон), Heiðar Helguson (футболист Хе́йдар Хе́льгюсон). Женщины: известная исландская певица Björk Guðmundsdóttir (Бьорк Гвюдмюндсдоуттир), известная в России как Бьорк. Ее называют только по имени как потому, что это сценический псевдоним, так и потому, что в обращении и при упоминании человека в Исландии употребляется только имя, независимо от того, обращается ли говорящий к данному лицу на «вы» или на «ты». Другие примеры: Hallbera Þórðardóttir (Хальбера Тордардоттир), Sólveig Jónatansdóttir (Сольвейг Йонатансдоттир). А что мы видим у Пратчетта? Одного из главных героев, наряду с Бадди, Сьюзен и Лавой Известняком, зовут Glod Glodsson. В группе «Music With Rocks In» Бадди играет на гитаре, Лава – на камнях, а гном – на горне. Говоря же о гномихе, Пратчетт калькирует ее отчество с исландского на английский язык и пишет не Gloria Thogsdóttir, но Gloria Thogsdaughter. Есть версия, что такая калька должна читаться как «Тогсдо́хтер». Пратчетт не всегда просто имитирует, но иногда и пародирует исландские имена. Если Glod Glodson – прямая стилизация под исландский патроним, то Snori Snoriscousin (некий мимоходом упомянутый музыкант) – стилизация явно шуточная. Мол, если можно сказать «сын Глода», то почему нельзя сказать «кузен Снори»? Перейдем же к ИС гномов.

Glod Glodsson (a dwarf hornblower) 1. Глод сын Глода 2. Золто Золтссон 3. Глод Глодсон
Бородин не усмотрел в ИС гномов национальной аллюзии и передал фамилию главного персонажа описательно. В то время как Берденников и Янсен передали патронимическую мотивировку. Что касается автономной семантики имени. Гномы у Пратчетта – в некотором смысле культурный аналог стереотипных евреев. Они очень любят золото, все время торгуются, лишней монеты не потратят. Эта черта присуща и главному герою. Пратчетт отразил ее через анаграммное образование имени гнома (как и имени его отца) от слова gold (золото), поменяв единственную гласную и предпоследнюю согласную местами. Это второй случай после Llamedos, когда писатель прибегает к анаграмме. Берденников передал эту анаграммную семантическую мотивировку, выкинув вторую гласную из слова «золото». Получилось странное имя среднего рода Золто. Автор данной работы предлагает два варианта. Можно провести в русском корне «золот» ту же корневую перестановку, что и Пратчетт провел в корне «gold», и получить Злот, что, между прочим, оказывается корнем польского «злотого». Второй вариант – прибегнуть к аблауту (чередованию корневой гласной) и образовать от также существующего в русском архаичного корня «злат» имя Злат. Что ж, в эстетическом отношении Злат оказывается лучше, потому что Злот несет в себе фонетическую коннотацию чего-то злого. Злот – это как злой зилот. Оле Янсен транскрибирует и имя, и фамилию. Этим он передает исландский дух имени, но не сообщает читателю семантики гномьего сребролюбия. Итак, наш окончательный вариант: Злат Златсон.

Gloria Thogsdaughter 1. Глория дочь Сога 2. Глория, дочь Тога 3. Глория Тогсдотер
Берденников оказывается непоследовательным и на этот раз не передает нам национальной стилизации под исландский патроним. Это нарушает переводческий принцип единообразия. А вот другие переводчики последовательны в своей технике. Бородин и здесь отказывается от передачи национальной мотивировки, возможно, просто не догадываясь о ее существовании. Янсен же, как и в предыдущем случае, передает мотивировку через транскрипцию. Только вот есть мнение, что в исландском варианте daughter произносится как «до́хтер». Тогда фамилия будет звучать как Тогсдохтер.
Подумаем, актуальна ли собственная семантика имени Gloria в контексте произведения? Gloria – одноклассница и подруга Сьюзен, как и принцесса Нефрита. Это очень боевая гномиха, носящая с собой топор, а на себе – шлем и кольчугу. Само слово gloria на латыни означает «слава». При этом имя Gloria существует в нашем мире и довольно распространено. Что ж, актуальная связь с этимологией подлинного имени ощущается – это имя характеризует персонажа. Таким образом, мы приходим к выводу, что Пратчетт реализует этимологическую семантику имени. Что перевешивает – реальность имени или его реализованная этимология? Автор данной работы находит обе мотивировки одинаково важными (или одинаково неважными). Хорошим вариантом передачи сразу обеих кажется русское имя Слава. Да, имя мужское, но как раз за счет его исторический мускулинности появляется дополнительная ироническая сема, справедливо передающая мужеподобность персонажа. Согласно тексту романа, гномиха даже носит бороду. Но Слава Тогсдохтер звучит странно. Все-таки в нашем сознании это типично русское имя, не сочетающееся с исландским патронимом. Похожая ситуация рассматривалась с Юрой Известняком. Придется оставить вариант Глория. Тем более что в настоящее время, надеется автор, значительная часть русскоязычного населения знает английский достаточно, чтобы распознать glory как «слава» – как раз та часть, что составляет читательскую аудиторию Пратчетта.
Задумывался автор и над потенциальной семантикой имени отца Глории – Thog. Не будем забывать, что s – показатель родительного падежа. Во вселенной комиксов Marvel есть демон с точно таким же именем. Имя Thog также похоже на thug – «головорез», и Thor – Тор. По странному совпадению, все три (случайные, как нам кажется) ассоциации передают выдающиеся боевые качества отца Глории как воина – ведь девочка происходит из рода боевых гномов, а не музыкантов, вроде Злата Златсона, или торговцев, вроде Гимлита (см. ниже). Можно было бы проигнорировать эти значения, потому что возможно они надуманные, т.е. кажущиеся, но поскольку все три таким странным образом совпали, факт их совпадения оправдывает передачу семы «боевитости». Секирсдохтер? Интерференция германского корня с негерманским нежелательна. Тогда наш окончательный вариант: Глория Берсеркдохтер. Показатель генетива из соображений относительного благозвучия убираем.

Snori Snoriscousin 1. Снори Снорикузин 2. Снори Снорикузен 3. Снори, кузин Снори
Достоверно неизвестно, гном это или человек, поскольку имя упомянуто единственный раз в контексте названия музыкальной группы «Snori Snoriscousin And His Brass Idiots». Однако, исходя из выявленной нами на основе двух предыдущих имен закономерной стилизации под исландские имена, а также того факта, что гномы у Пратчетта играют только на духовых инструментах (и наоборот, только гномы играют на духовых инструментах, в основном – горнах, в данном случае – на медных духовых, что видно из определения brass в названии группы), можно почти наверняка утверждать, что речь идет о гноме. Да это и неважно – пародия на исландские антропонимы все равно очевидна. А еще это может быть пародией на Снорри Сту́рлусона (Snorri Sturluson) – исландского скальда 12-13 веков. Янсен передал фамилию описательно и этим лишил читателя соответствующей отсылки, к тому же употребив неправильную форму слова «кузен». Бородин применил метод практической транскрипции и этим истребил эффект пародии на исландские фамилии, также оставив читателя без «кузена». А вот Берденников, то ли усмотрев исландскую мотивировку, то ли случайно, но передал имя и фамилию верно.

the famous Horn of Furgle 1. Фаргли 2. рог Фургла 3. легендарный Горн Фагла
«There was an old dwarf legend about the famous Horn of Furgle, which sounded itself when danger was near and also in the presence, for some reason, of horseradish.»
Это, по доброй пратчеттовской традиции, единственное упоминание данного ИС в тексте романа. Как мы видим, Пратчетт не утверждает непосредственно, что Furgle – гном. Но те факты, что речь идет о старинном гномьем предании, а на всяких горнах и рожках дудят в Плоском мире только гномы, косвенно доказывают, что это квази-имя принадлежит именно гному. А играет ли это хоть какую-то роль для передачи данного ИС на русский язык? Может играть, поскольку есть такая германская фамилия Furgler (вспомним швейцарского политика Kurt Furgler). А раз имя принадлежит гному, а имена гномов, как мы уже знаем, стилизованы под исландские, или в более общем смысле, под германские имена, то эта семантическая связь может оказаться актуальной для передачи.
На сайте словарей и энциклопедий «Академик», по запросу furgle (http://universal_en_ru.academic.ru/1171286/furgle), поисковик выдает ответ в том смысле, что это глагол, означающий «шумно совокупляться» и происходящий от немецкого vögeln с более родовым значением. И если первое значение непристойно, да и только, то сайт «Urban Dictionary» предлагает ничего не подозревающему читателю попросту отвратительное значение: «furgle – a fart sound mixed with a gurgle sound, formed by a large exodus of gas through the asscheeks» (http://www.urbandictionary.com/define.php?term=furgle). Потенциально два этих значения объединяет то, что они несут в себе сему звука, производимого обоими действиями, хотя нельзя сказать, что они построены на звукоподражательном принципе, поскольку само слово происходит, как указано выше, от немецкого глагола. В этом смысле становится понятна звукоподражательная шутка Пратчетта: «Существовало старинное гномье предание о знаменитом горне, принадлежавшем Furgle, который звучал сам по себе, когда опасность была близка, а также в присутствии, по какой-то причине, хрена». Под хреном формально имеется в виду растение, но его название стало эвфемизмом в русском языке как раз по причине внешнего вида корня растения. Можно представить, какие звуки издавал этот чудесный горн при приближении опасности или хрена. Хотя такой юмор не вполне отвечает вкусу автора данной работы, тем не менее, нельзя не признать, что подобная ассоциация вызывает у читателя Пратчетта невольную улыбку. Просто представьте, как звучит этот горн, и при каких обстоятельствах. Как и в случае «the legendary harp of Owen Mwnyy, which sang when danger threatened» и «Noxeuse's Divisibility Paradox», ИС здесь образует единое семантическое целое с контекстом, служа компонентным инструментом построения каламбура за счет звучания имени, и теряет большую часть своей семантики в отрыве от него. Поэтому это квази-имя, играющее вспомогательную, интертекстуальную роль для формирования текста романа – оно лишено полной семантической автономии. Автор данной работы назвал бы такую разновидность ИС по-английски «auxiliary proper name».
Итак, долг переводчика вынуждает автора данной работы передать три мотивировки: первое значение слова furgle, второе значение, и, наконец, формальное фонетическое и графическое сходство со скандинавскими ИС. Предлагаемый вариант: Хлюперд. Ударение можно ставить куда угодно. Буква «п» в сочетании с первым слогом образует корень, семантически соответствующий первому значению, а в сочетании со вторым слогом – второму значению. Кроме того, это может быть похоже на скандинавское имя. «Было старое гномье предание о знаменитом горне Хлюперда, который звучал сам по себе, когда опасность была близка, а также в присутствии, по какой-то причине, хрена». Остается отметить, что Берденников применил метод транслитерации. Бородин и Янсен интерпретировали звучание имени каждый по-своему, но только не так, как оно, по идее, должно произноситься – Фёргл. Итак, наше решение: Хлюперд.

Gortlick 1. Гортлик 2. Гортлик 3. Гортлик
= Gort 1. Горт 2. Горт 3. Горт
Hammerjug 1. Хаммерджаг 2. Молотурк 3. Хаммерджаг
«Gortlick and Hammerjug were songwriters, and fully paid-up members of the Guild. They wrote dwarf songs for all occasions.»
Невозможно доказать, что Gortlick и Hammerjug – гномы. Но, во-первых, логично предположить, что гномьи песни для гномов пишут именно гномы. А во-вторых, имена стилизованы под скандинавские, что не противоречит стилизационной парадигме имен гномов. Как же мы их передадим?
В интернете то и дело встречаются сочетания вроде «silver hammered jug», «glass and brass hammered jug», «copper hammered jug». Hammered значит «окованный». Соответственно, «кувшин, окованный серебром/ латунью/ медью». В то же время be hammered – напиваться (может, все из того же кувшина). Бородин и Янсен проводят правильную транскрипцию, Берденников реализует сему hammer и, возможно, пытается реализовать сему jug через слово «урна», превращенное в «урк», хотя скорее всего хочет создать то ощущение, что персонаж молотит по чему-то – этакий гном-молотильня. Мотивировку окованного кувшина и референцию на скандинавские имена можно совместить в ИС Окова́льсон.
В имени Gortlick использована та же словообразовательная модель, что и в фамилии Garlick. Переводчики дружно транскрибируют имя, как и образованную от него неполную форму, и, наверное, правильно делают, потому что увидеть какую-либо семантику за данным ИС автору не удалось.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Kirta



Зарегистрирован: 02.12.2013
Сообщения: 229
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Tue Jun 17, 2014 11:26 am     Заголовок сообщения:

Троллонимы и сопряженные с ними ИС

В разделе «Сводные классификации» теоретической главы объяснено своеобразие ИС троллей во вселенной Пратчетта. ИС эти настолько специфичны, что для них целесообразно выделить отдельный класс имен – троллонимы. Причем, в отдельную категорию они выделяемы как в классификации по мотивировкам, так и в объектно-семантической классификации. Имя каждого конкретного тролля (за редчайшим исключением) означает тот материал, из которого он преимущественно состоит, и, в зависимости от качества этого материала, его социальный статус среди других троллей. Соответственно, имена троллей можно разделить на подгруппы в зависимости от типа материала, из которого состоит тролль:
1. минералы – это всегда прямые названия минералов (Нефрита, Хризопраз);
2. осадочные горные породы – как их прямые названия (Detritus, Clay, Lias), так и видоизмененные (Chalky, De Bris, Breccia);
3. углеводороды (Asphalt);
4. и просто связанные с горными массивами и камнями слова (Cliff, Crag).
Как видно, имена троллей всегда показывают их связь с землей. У имени тролля тройная функция: социальная, физиологическая, геологическая. К четвертой подгруппе троллонимов относится, например, сценический псевдоним одного из главных героев – тролля-ударника – Cliff. Анализировать ИС троллей мы начнем как раз с этого главного героя – причем, с его настоящего имени.

Lias Bluestone 1. Лайас Блюстоун 2. Лава Купорос 3. Лейас Блюстоун
Этот тролль – единственный, чью фамилию Пратчетт называет. Остальные тролли Плоского мира по умолчанию существуют только с одним именем. Чтобы адекватно передать на русский язык не только это имя, но и другие имена троллей у Пратчетта, необходимо хоть и немного, но углубиться в геологию, а точнее – стратиграфию – подраздел геологии, специфично изучающий горные породы. В русской научной традиции термин «стратиграфия» традиционно вмещает в себя английские термины stratigraphy и более конкретный lithostratigraphy. Последний означает подраздел stratigraphy, занимающийся уже только размежеванием формаций горных пород. Так вот, термин lias относят к lithostratigraphy – т.е. в первую очередь это литостратиграфическая (читай, геологическая) формация – последовательность пластов горных пород. Соответствующий термин в русском языке – лейас. Такая формация обнаруживается в Западной Европе – на Британских островах и в Северном море, и состоит в основном из морского известняка (marine limestones), глинистого сланца (shales), мергеля (marls) и глин (clays). А вот раньше (т.е. в несовременной науке) термином Lias обозначали также Ранний юрский период. (Здесь мы имеем дело скорее со случаем полисемии, а не омонимии, потому что эта формация образовалась в этот период.)
В то же время англоязычные комментарии книг Пратчетта, уже известные читателю как APF, сообщают нам следующее: «‘lias’ is a blue limestone rock found in the south-west of England». «Lias – порода голубого известняка, обнаруживаемый на Юго-западе Англии». Этот материал также известен как юрский мрамор.
В созданной по шаблону wiki интернет-энциклопедии «Discworld & Terry Pratchett Wiki», в статье, посвященной обсуждаемому нами персонажу, приводится такая информация: «Lias is the Irish Gaelic word for "stone". Or perhaps "Rock"». «Слово Lias на ирландском гэльском языке означает «камень» или, может быть, «порода». Проверка этих сведений онлайн-переводчиками (например, Google-переводчиком) не подтвердила их истинности.
Наконец, есть Blue Lias – подвид формации лейас, постепенно подводящий нас уже к фамилии тролля. Это геологическая формация на Юге, Западе и Востоке Англии и частично на Юге Уэльса. «Голубой лейас» состоит из пластов известняка (limestone) и глинистого сланца (shale). (Информация из англоязычной версии Википедии.) В пору упомянуть, что в другом романе Терри Пратчетта «Moving Pictures» есть бар для троллей, который называется Blue Lias. ATF: Lias' name also resonates nicely with Blue Lias, a troll bar mentioned in Moving Pictures.
Итак, что же фактически представляет собой лейас? Мы видим, что это чаще всего известняк. Во вторую очередь – глинистый сланец. То есть, если передавать семантику имени наиболее понятным русскому читателю словом, то это слово будет «известняк». Но самое время задуматься об авторской прагматике. Вряд ли lias как геологический термин понятен и каждому рядовому носителю английского языка. Значит, если Пратчетт захотел употребить в качестве ИС нечто этакое неочевидное для своих соотечественников, то и наш выбор должен пасть на непонятное Лейас. А если все же сделать попонятнее, не снисходя все-таки при этом до Известа и Сланца? Например, у носителя русской культуры наличествуют стойкие ассоциации с Юрским периодом, благодаря фильму о динозаврах «Jurassic Park». А лейас – это фактически юра, то есть юрский период. Другое дело, что написанный с заглавной буквы, Юра превращается в русского алкоголика, неуместного в контексте романа. Графическое и фонетическое совпадение капитализированного слова «юра» с неполной формой русского имени Юрий рождает катастрофический комический эффект, который пришелся бы как нельзя кстати для передачи эффекта абсурдности. Но здесь у нас хватает и других, геологических мотивировок. Тролль Юра нам точно не нужен. Да и если читатель догадается, что это термин «юра», то подумает об историческом периоде, а не геологической формации. Тогда Лейас? Но так ли уж одинаково неочевидно значение слова «лейас» для носителя английского языка и носителя русского языка? Ведь мы выяснили, что встречается лейас как раз-таки на Британских островах. Именно там его разрабатывают. Именно там добывают известняк, который прямо называют лейасом. Следовательно, в Великобритании это не только жаргонизм геологов, но и слово, потенциально узнаваемое простым населением (как нами – щебень). В России же этот термин знают только профессионалы. Значит, по семантике и степени узнаваемости это все-таки известняк или сланец? Проведенный только что анализ показывает, что да. Но только для британцев. Для всех остальных носителей английского это может быть столь же непонятное слово, как и для всего остального мира. Решающий аргумент: согласно APF, на Юго-западе Британии лейас эксплицитно означает только известняк (причем голубой – то есть, юрский мрамор). Итак, основой для синтеза имени этого персонажа на русском оказывается слово «известняк». Для соблюдения двусложности оригинального имени Lias автор данной работы мог бы выделить из названия данной горной породы первые два слога и получить имя И́звест.
Но не будем спешить. Ведь впереди нас ждет еще и фамилия. (Нижеизложенная информация взята из англоязычной версии Википедии.) Оказывается, под «геологизмом» bluestone понимают целый ряд геологических явлений, конкретнее – горных пород, причем все как одна – различного происхождения. В Австралии, Новой Зеландии и на канадском острове Виктория так называют базальт – вулканическую горную породу – причем, тот, что используют в строительстве. В Великобритании так называют долерит, из которого построен Стоунхендж – магматическую горную породу, соответствующую базальту. Базальт – излившаяся и окаменевшая лава, а долерит – неизлившаяся, но тоже окаменевшая лава. В США и Канаде под bluestone понимают полевошпатовый песчаник – это обломочная осадочная горная порода. Голубоватый глинистый песчаник добывают в частности в окрестностях реки Гудзон. Этим же словом в американской долине Шенандоа, Бельгии и Ирландии внезапно называют опять же известняк (осадочная горная порода). В Южной Австралии это аспидный сланец (slate) – метаморфическая горная порода. (Далее информация из электронного словаря Lingvo.) Наконец, это облицовочный гранит – магматическая горная порода. С горными породами мы разобрались, но у слова есть и другие значения. Это и минерал лазурит. Это и медный купорос (голубой пентагидрат сульфата меди, медная соль серной кислоты) – голубой кристалл. Все эти материалы и вещества объединяет только одно – голубоватый цвет или оттенок. И неудивительно – bluestone буквально означает «голубой камень». Носители английского языка в различных регионах земного шара, независимо друг от друга, просто называли «голубым камнем» всё, что обладает голубоватым цветом. Очень практичный подход. Также у слова есть не связанное с породами и минералами значение «низкокачественный алкоголь», то есть, натурально, сивуха. И тут тоже решающую роль сыграл фактор цвета. Это значение отлично коррелирует с упомянутым выше названием бара для троллей Blue Lias. Но эта связь нас здесь не интересует. Наконец, фамилия тролля Bluestone может быть прочитана не только как blue stone, но и как blues tone – звук блюза. Ведь речь идет о музыканте. Правда, наш герой – ударник. Автор работы специально использует аккуратный термин «ударник» вместо «барабанщик», а Википедия по вселенной Терри Пратчетта специально аккуратно пишет, что он “does percussion”, а не “plays drums”. Ведь играет тролль на специально настроенных камнях.
Итак, зачем же мы разъясняли читателю тип горной породы в каждом конкретном случае? Исключительно ради варианта Берденникова. Этот переводчик взял половину относящихся к стратиграфии значений слова bluestone и весьма оригинально выделил из них семантику их магматической природы. Действительно, три из шести означаемых пород – базальт, долерит и гранит – произошли от застывшей лавы. Еще две породы – песчаник и известняк – осадочные, а аспидный сланец – метаморфическая порода. За магматическими породами численное превосходство – они составляют большинство «стратиграфических» значений слова. Другое дело, что Берденников позиционно перенес мотивировку «лавы» из фамилии в имя, освободив место под другое значение bluestone – купорос.
Что же имеет в виду сам Терри Пратчетт? Всё указывает на то, что он ведет читателя к одному единственному значению – голубой известняк, добываемый на Юго-западе Великобритании. Под эту же гребенку попадает название бара для троллей Blue Lias. Видимо, по обиходности эти слова все-таки приближаются к нашей «щебенке». В этом контексте Lias и Bluestone – смысловые дуплеты, и Bluestone просто конкретизирует значение Lias. Иными словами, очень похоже, что это единое словосочетание: lias bluestone или bluestone lias – голубой известняк. Это тот самый юрский мрамор, который геологически вовсе никакой не мрамор. Но не наградишь же персонажа именем Голубой Известняк. Фамилия для тролля нормальная, а вот имя не только обладает нежелательными коннотациями, но и имеет неприемлемую форму прилагательного. Ведь имя периодически используется в тексте романа отдельно от фамилии – как же его называть: Голубой? Это разрушит семантику геологического термина. Хочется вместе с тем отдать должное и находке Берденникова. И правда, почему бы не сообщить читателю, что слово означает целых три магматические породы. Автор данной работы предлагает последовать примеру Берденникова и перенести сему «лава» из фамилии в имя: Лава. В то же время общую для обоих слов сему «известняк» перенести на фамилию. В итоге у нас получается тролль Ла́ва Известня́к. А как же семантика альтернативного прочтения «звук блюза»? Автору не удается совместить ее с геологической природой имени.
А теперь можно и провести сопоставительный анализ вариантов передачи данного имени тремя переводчиками. Бородин провел транскрипцию имени и фамилии, что, согласно избранной нами стратегии передачи ИС, является неверным. Берденников выделил из фамилии мотивировку геологического происхождения пород и перенес ее в имя, а фамилию передал через другое значение bluestone – медный купорос. Медный купорос хоть и обладает кристаллической формой, но не относится ни к минералам, ни к горным породам – а мы уже решили ранее, что тролли состоят либо из одного, либо из другого, а их имена обязательно означают либо одно, либо другое. Купорос же не передает связи тролля с землей или хотя бы его физиологии, поэтому данное значение неуместно. Вместе с тем нельзя не отметить находчивость Берденникова в случае с Лавой и его осведомленность в области геологии. Оле Янсен использовал в качестве имени традиционный эквивалент англоязычного термина lias на ПЯ, а фамилию передал транскрипцией.
Теперь мы подошли к сценическому псевдониму Лавы Известняка – Cliff.

= Cliff 1. Клифф 2. Утёс 3. Клифф
"Good troll name. Very stony. Very rocky. Nothing wrong with it," said Cliff ne Lias, defensively.
Автор данной работы воображает, как веселился Терри Пратчетт, давая троллю-музыканту такое прозвище. Чуткий на ассоциации читатель уже понял, из какой степи дует ветер. Перед внутренним взором чуткого читателя уже развернулась череда Клиффов, культовых для музыки. Клиффов, немыслимых без музыкальной сцены. Читатель уже увидел, в чем шутка Пратчетта, и оценил ее по достоинству. С одной стороны, Cliff – это настоящее имя нескольких легендарных музыкантов нашего мира. С другой стороны, cliff – это «скала» или «утес», то есть слово, относящееся к горным породам и показывающее необходимую связь тролля с землей, что и требуется от ИС тролля. Иными словами, Cliff – это идеальный сценический псевдоним для тролля. И невозможный для переводчика. Прикипевшая «музыкальность», да и вообще реальность имени в сочетании с «каменистостью» и, если угодно «породистостью» прозвища делает его исключительно трудным для передачи на другие языки.
Первая и немедленная ассоциация возникла у автора данной работы с Клиффом Бёртоном, культовым бас-гитаристом рок-группы Metallica. Хотя автор данной работы очень сомневается, что такую же ассоциацию в первую очередь имеет в виду Терри Пратчетт – для него куда очевиднее должен быть Клифф Ричард. Но вернемся к бас-гитаристу. Clifford Lee "Cliff" Burton прожил короткую жизнь, погибнув в 24 года в автокатастрофе. Во время европейского тура автобус с участниками группы ехал из Стокгольма в Копенгаген. Наехав на замершую лужу, водитель не справился с управлением, и автобус повалился с насыпи набок. Клиффа наполовину выбросило из окна автобуса и задавило насмерть либо сразу, либо уже значительно позднее – когда автобус пытались поднять с помощью троса, но трос оборвался. Подобное происшествие случается и в романе с музыкальной группой Band With Rocks In It, когда ее участники мчатся в телеге по Dead Man Curve. Собственно, это и есть тот момент в сюжете, когда Баддин-а-Холлин, Лава Известняк и третий участник группы, гном Glod Glodson, должны погибнуть, согласно контракту с Музыкой. Но вмешательство Смерти и его внучки Сьюзен спасает их. Клифф Бёртон отличался высокой техникой исполнения и необычной манерой игры. Он умер в 1986, а Пратчетт написал свой роман в 1994. То есть технически британский сорокашестилетний (на тот момент) автор мог знать про американского бас-гитариста группы, исполняющей heavy/ trash metal. Но знал ли? Возможно, слышал. Далее. Cliff Williams – бессменный бас-гитарист и бэк-вокалист культовой австралийской рок-группы AC/DC. AC/DC – пионеры в жанрах hard rock и heavy metal. Теперь тот самый Cliff Richard, которого, скорее всего, мог подразумевать Пратчетт. Хотя впоследствии Клифф Ричард перешел в эстраду и стал поп-певцом, в молодости он был одним из первых, кто начал исполнять рок-н-ролл в Великобритании. Чаще всего его называют просто Клиффом. До начала битломании только Элвис Пресли мог сравниться с ним по популярности среди подростков. Сейчас Клиффу 73 года. Это три культовых Клиффа из родового жанра rock. Но есть и другие Клиффы в музыке. Cliff (Clifton) Edwards, известный как Ukelele Ike, был американским джазовым певцом, умершим в 1971 году. Clifford Thomas Ward был британским эстрадным певцом, исполнявшим свои песни, и умер в 2001 году. Это музыканты, для которых Cliff было личным именем (given name). Есть музыкант и с фамилией Cliff. Dave Cliff – британский джаз-гитарист. Наконец, есть музыкант, у которого Cliff – сценический псевдоним, как и у персонажа романа, только в данном случае Cliff выступает в функции фамилии. Это Jimmy Cliff – ямайский исполнитель регги (reggae). Его настоящее имя – James Chambers. Сейчас ему 65 лет. Его баллада «Many Rivers to Cross» способствовала популяризации жанра регги во всем мире. Был и Clifton Chenier, француз-креол из Луизианы, исполнявшей на аккордеоне музыку в жанре zydeco (зайдеко). Он известен как King of Zydeco и умер в 1987 году. В общем, Клифф – «музыкальное имя».
Итак, первая мотивировка прозвища Cliff нам очевидна – это аллюзия на целый ряд популярных, а в отдельных случаях культовых и легендарных музыкантов, трое из которых – исполнители рока в различных его проявлениях. Единое целое с первой мотивировкой составляет вторая псевдомотивировка – совпадение с реально существующим в нашем мире именем Cliff. Это неполная форма имен Clifford и Clifton (которые с тем же успехом выполняют роль и фамилий). ИС Clifford восходит к одноименному замку в Уэльсе, название которого, вероятно, означает cliff ford – «брод под утесом». Ford: брод или, в устаревшем значении, река. ИС Clifton, вероятно, восходит к cliff town – «городок в скалах».
Теперь что касается третьей, самой очевидной мотивировки – обусловленной физическим контекстом романа связи носителя имени с землей, камнями и вообще горными породами. В геологии cliff – это отвесный скальный обрыв. Причем, чаще всего такой, нижнюю часть которого омывают воды, т.е. расположенный на берегу водоема (озера, моря и т.д.) В обиходе – это обрыв, утес, скала. Действительно подходящее для тролля прозвище. «Good troll name. Very stony. Very rocky. Nothing wrong with it,» said Cliff ne Lias, defensively.» «Хорошее имя для тролля. Очень каменистое. Очень породистое. Ничего плохого в нем нет, – сказал Cliff не Лава в свою защиту». Ничего плохого в нем действительно нет, но только не для переводчика.
Бородин и Янсен сообщили читателю первую и вторую мотивировку. Это хорошо. Берденников сообщил читателю третью мотивировку – «породистость» имени. Это тоже хорошо. Эти мотивировки одинаково важны. А можно ли их совместить? Можно. Геологическому термину cliff соответствует русскоязычный термин клиф. Написанный с большой буквы, графически он соответствует «музыкальному» имени Клифф, только без последнего «ф». Его и сделаем прозвищем. Если значение «клиф» не будет воспринято русским читателем, то он, зная, что тролли у Пратчетта всегда носят «каменистые» имена, захочет проверить в интернете, есть ли такое слово и связано ли оно с камнями. И узнает, что да. Если же русский читатель не захочет проверить значение слова «клиф», то он по крайней мере подумает, что это Пратчетт так исказил имя Клифф, чтобы не копировать его в свой роман напрямую, а уж имя Клифф в любом случае значит для русского читателя либо Клиффа Бёртона (например, для автора данной работы), либо Клиффа Ричарда (для старшего поколения). Конечный вариант: Клиф. Лава Известняк по прозвищу Клиф.

De Bris 1. Де Брис 2. Де Бриз 3. Де Брис
Это ИС упоминается в тексте только однажды, в связи с Хризопразом. Персонаж Dibbler уговаривает участников музыкальной группы «Band With Rock In», то есть собственно главных героев, обратиться к Хризопразу за раскруткой: «There's no need for this prejudice, just because he's a troll». На что Лава Известняк отвечает: «I'm a troll! So I can be prejudiced against trolls, all right? He's one mean mutherlode! Dey say when dey found the De Bris gang none of 'em had any teef» (Перевод Бородина: «Он паршивый пласт в материнской жиле! Говорят, когда они нашли шайку Де Бриса, ни у кого из них не осталось ни одного зуба».) В Плоском мире у троллей алмазные зубы, поэтому логично, что когда Хризопраз расправился с конкурирующей бандой, то изъял у них их зубы. Трудно однозначно сказать, является ли De Bris названием преступной группировки (так сказать, «мафиозной семьи») или именем тролля, возглавлявшего (или основавшего) эту группировку? Ну, во-первых, скорее всего и то, и другое. А во-вторых, для целей работы это оказывается безразлично (в данном случае). Все три переводчика транслитерируют данное ИС, с отличием ровно в одну букву у Берденникова, который озвончает последний согласный, видимо с целью уподобить имя хотя бы реальному названию ветра. Потому что никто, даже радеющий за семантический перевод Берденников, не углядел подлинной семантики данного ИС. Мы же знаем, что имена троллей и, кстати, названия принадлежащих троллям организаций или заведений всегда демонстрируют их связь с землей: такое ИС всегда совпадает с названием минерала или породы. А тут, казалось бы, на первый взгляд этой связи нет. Признаться, и автор данной работы проглядел бы эту связь, если б случайно не догадался сложить псевдоартикль De с основным компонентом Bris. И что мы получаем? Ну конечно же! Debris: пустая порода, строительный мусор, руины, обломки. Едва ознакомившись со значениями слова в Lingvo, понимаем, что нас интересует значение «пустая порода». Что же, назвать тролля Пустопоро́дом, а организацию Пустопоро́дами? Но ведь мы помним, что Пратчетт пародирует итальянскую мафию. А значит, мы не можем забыть про именной псевдоартикль de, который призван передавать стилизацию под итальянскую фамилию. Что ж, эту национальную мотивировку можно передать прибавлением окончания «и», типичного для итальянских фамилий, и столь же типичным удвоением предшествующей окончанию согласной «д»: Пустопоро́дди. Таким образом, имитация под итальянскую мафию будет успешно завершена и совмещена с семой «пустая порода». Напомним, что в данном случае искажение реально существующего слова оправдано передачей национальной мотивировки. Нами не одобряется лишь искажение слова для подражания английским фамилиям, что было оговорено в разделе «Стратегия передачи ИС».

my boy Clay 1. Глин 2. Глина 3. Глин
Перед последним концертом Бадди один из троллей Хризопраза попросил у него автограф. «My boy Clay, he won't believe I met»– «Yes, yes,» said Buddy wearily. «Pass it up.»
«Only it not for me, it for my boy Clay»–said the troll, jumping from one foot to the other in excitement. «How d'you spell it?» «It don't matter, he can't read anyway». Словарный эквивалент слова clay в ПЯ – глина. Глина – осадочная горная порода. Берденников передал имя через словарный эквивалент. Бородин и Янсен – также через словарный эквивалент, но с инкорпорацией категории мужского рода через отсечение окончания первого спряжения «а». В принципе, автор данной работы признает справедливыми все три варианта. Но для произвольного усиления иронической семы и пользуясь библейским значением слова clay «прах земной», автор предлагает свой вариант: Прах. В вопросах иронии автор вынужден полагаться лишь на свое личное чувство юмора. Маленький тролль по имени Прах – это не только смешно, но и по умолчанию сообщает мужской род квази-персонажа без всяких искажений. У данного ИС есть вторая мотивировка – соответствие реальным имени и фамилии Clay. А важно нам здесь это совпадение? Как сказать. В оригинале рождается комический эффект из-за того, что реально существующее имя используется в контексте, в котором всплывает и оказывается важным его этимологическое значение. Есть вариант передачи этой двойной семантики на ПЯ, но автор данной работы решил приберечь его для следующего имени, которое грешит тем же. А потому конечный вариант: Прах.

Crag 1. Утёс 2. Отрог 3. Утес
Наконец, мы подошли к последнему «троллониму» в романе Терри Пратчетта «Soul music».
Отец хочет выдать Нефриту замуж за богатого тролля. «But I've always liked Crag from the next valley. Father hates him. But he's working very hard and saving up and he's nearly got enough for his own bridge.» «Но мне всегда нравился Crag из соседней долины. Отец ненавидит его. Но он работает, не покладая рук, и откладывает сбережения. Он уже почти накопил со собственный мост». Камень в сторону поверья, что тролли живут под мостом. По имени видим, что тролль этот – незнатного происхождения, то есть совсем из холопов, да и состоит, наверное, из какой-нибудь неприглядной породы вроде щебня. Его имя даже не описывает его точных биологических компонентов, настолько он не представляет ценности в социальном отношении. (Но зато у него любящее сердце.) Смотрим в словарь. Crag: утес, скала. Также есть реальное имя Craig, восходящее к шотландскому гэльскому creag – тоже утес и скала. Бородин и Янсен передали имя как Утес. Берденников выбрал странный незвучащий вариант Отрог, больше соответствующий значению проанализированного выше прозвища Cliff. В общем-то, Бородин и Янсен правильно передали первую мотивировку. Но есть возможность пойти по стопам оригинала и сохранить для русского читателя как реальность имени, так и очевидную в контексте тролля этимологию. Для этого нужно совершить замену гэльского (читай, кельтского) имени на славянское: Горыня. Имя сейчас не используется, но оно существует как ономастический факт. Так звали одного из богатырей в эпосе про Горыню, Дубыню и Усыню. Этимологически значит: подобный горе или живущий в горах. Имя не только очевидно в плане семантики, но и немедленно будет узнано читателем как ссылка на персонажа славянских сказок. Возможно, это родит дополнительный эффект иронии за счет ассоциации с этаким простым холопом-трудягой, каким и описан квази-персонаж. У Пратчетта вообще, как заметил читатель, хватает квази-персонажей, которые даже не подпадают под определение камео – буквально, от них можно взять только имя. Конечный вариант: Горы́ня.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Kirta



Зарегистрирован: 02.12.2013
Сообщения: 229
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Tue Jun 17, 2014 11:30 am     Заголовок сообщения:

Квази-имена

Owen Mwnyy 1. Оуэн Моунии 2. Пуст Кармн 3. Оуэн Муни
«Imp had never heard of an instrument that played itself before, except the legendary harp of Owen Mwnyy, which sang when danger threatened»
ATF: Owen Mwnyy is pronounced as 'Owing Money' (in Welsh, the 'w' is a vowel, pronounced as a 'u'). Also, Owen Myfanwy was a Welsh folk hero, and of course all Welsh folk heroes are dab hands with the harp, which is the Welsh national musical instrument.
Перевод Орландины: Owen Mwnyy произносится как 'Owing Money' («должен денег») (в валлийском 'w' – гласная, произносится как 'u'). А также был валлийский народный герой Owen Myfanwy, который, как все валлийские герои, быстро перебирал руками струны арфы – национального валлийского инструмента.
Википедия: Оуэн — английская фамилия и имя (англ. Owen). В некоторых источниках переводилась как Овен. Является англизированной формой валлийского личного имени (позднее — также фамилии) Овайн/Оуайн, которое имеет варианты написания Owain, Ewein, Iguein, Owein, Ouein, Ywein, Ywain, Yuein, Yvain. Известным носителем этого имени был национальный герой Уэльса Овайн Глиндур (Owain Glyndŵr).
Приведенная в начале цитата из текста романа – единственное упоминание данного имени. Таким образом, имя это – квази-имя, а называемый им персонаж – псевдо-персонаж, поскольку действующим лицом романа он не является, о нем ничего не известно и фактически он отсутствует в ткани повествования. Имя его существует в тексте единственно для формирования анекдота за авторством, видимо, Пратчетта. Мы вполне можем проследить и логически развить сюжет анекдота, изящно заложенного Пратчеттом в контекст предложения. Хозяин арфы, видимо, должен кому-то денег, и те, кому он должен, преследуют его, чтобы вернуть свои деньги. Поскольку должник уже потратил взятые деньги, а новых не заработал, платить ему нечем. Наверное, он даже поспать спокойно не может из-за угрозы во время сна быть застигнутым кредиторами врасплох. И вот тут как нельзя более кстати приходится волшебная арфа, которая выручает своего хозяина, играя сама по себе, когда ему угрожает опасность. Вся эта картина восстанавливается довольно отчетливо всего из одного оригинального предложения благодаря семантически емкому имени хозяина арфы. Напрашивается и тот вывод, что в качестве музыканта-арфиста хозяин арфы не очень успешен, раз не зарабатывает достаточно денег, чтобы рассчитаться с долгами, и скорее относится к плутоватому типу музыканта-афериста. Рождается дополнительная ирония за счет того, что арфа намного превосходит своего непутевого хозяина, который благодаря ей, тем не менее, является героем мифов.
Итак, для воспроизведения анекдота на русском языке следует передать две мотивировки имени: 1. то, что носитель имени должен денег; 2. сам принцип ассоциации с неким былинным/ эпическим персонажем из реальной мифологии или истории. Нецелесообразно пытаться передать аллюзию именно на валлийского сказочного героя или историческое лицо в связи с тем, что ни история, ни мифология Уэльса русскому читателю напрочь неизвестны. Достаточно вызвать ассоциацию хоть с каким-то героем мифов, не столь важно какой страны, главное сообщить читателю эпичность этого персонажа. Первое, что пришло на ум автору данной работы – Должы́ня Деньжи́щ. Автор питает робкую надежду, что читателю в этом имени узнается Добрыня Никитич как типичный представитель эпоса. «Никогда ранее Ба́ддин не слышал о музыкальном инструменте, который играл бы сам по себе, за исключением легендарной арфы Должы́ни Деньжи́ща, которая пела, когда ее хозяину грозила опасность» Признаться, звучит неубедительно. А может, Влезвдолги́р (от «влез в долги») – по аналогии с Боромиром? Кстати, если посмотреть в таком разрезе, то персонажи «Властелина Колец», как ни странно, больше всего узнаются нами в качестве архитипичных мифологических персонажей (что лишний раз свидетельствует о мощи толкиновской мифологии). Можно попытаться сымитировать трехчастную структуру валлийских имен с именным союзом y, как в случае с про-валлийским именем главного героя романа Imp-y-Celyn, и назвать непутевого арфиста так: Влез-у-Долги́н. «Кроме легендарной арфы Влез-у-Долги́на…» «…арфы Влезвдолги́ра…» Можно оставить и пословную кальку фонетически восстановимых в ИС слов: Должен Денег. «Кроме легендарной арфы До́лжена Де́нега…» Можно перевести фразу на украинский – Повинен Грошей, но тогда она неказисто склоняется в русском языке. Читатель видит, что вариантов много – все они справедливые и странноватые одновременно. Но поскольку для автора данной работы главная забота – чтобы читателю была понятна семантика говорящего имени, то окончательный выбор: Должы́ня Деньжи́щ. Бородин и Янсен транскрибируют ИС, причем правильно это делает только Янсен.

Marrowleaf's Theory of Thaumic Imponderability 1. Листокабакова Теория Чудейной Безосновательности 2. теория Мозгового о невесомости чара 3. теория таумической невесомости Мароулифа
Есть растение arrowleaf clover (Trifolium vesiculosum) – клевер пузырчатый. Есть и Narrow Leaf – подвид лечебного растения Pogostemon stellatus из семейства яснотковых (губоцветных), в которое также входят базилик, мята, розмарин, чабер, шалфей, майоран, мелисса, тимьян, душица и яснотка. В то же время слово marrow означает «костный мозг». Квази-имя псевдоперсонажа (исходя из контекста, мага и ученого) Marrowleaf потенциально вызывает у носителя ПЯ ассоциации с растением, в первую очередь с клевером (поскольку клевер очевидно популярнее погостемона), и с «костным мозгом» одновременно. За счет подобной игры слов достигается комический эффект. Автору данной работы не удалось совместить сему клевера и костного мозга, но он попытался сохранить комический эффект, изменив в слове «клевер» последнюю букву на «т», добавив ассоциацию с клеветником. Итак, наш окончательный вариант: теория чудотворной невесомости Кле́вета. (Thaumaturge - чудотворец.) Как же передают квази-имя переводчики? Бородин вытаскивает «лист» и придумывает какой-то «кабак». Берденников вытаскивает «мозг», забывая, что это костный мозг, который, с точки зрения англофона, никак не подчеркивает мозговитость ученого. Янсен использует метод практической транскрипции. Наш вариант, как уже указано: Кле́вет.

Susan turned back to her book and ferociously read Noxeuse's Divisibility Paradox, which demonstrated the impossibility of falling off a log. 1. Парадокс Делимости Ноксиуса 2. Парадокс Делимости Ноксуза 3. Парадокс делимости Ноксиуса
Noxuese – это гипотетический автор трактата «Парадокс делимости», который читает Сьюзен. Упоминается, как и положено ИС псевдоперсонажа, лишь однажды. Для чего? Почему такое квази-имя? Простое сочетание фонем и букв? По крайней мере, именно так восприняли данное ИС все три переводчика романа. Бородин и Янсен передали его как Ноксиус, а Берденников, обычно ратующий за семантический перевод, как Ноксуз. Автор данной работы подумал о прилагательном noxious – «вредный», – заглянул в Lingvo и, как оказалось, не зря: словарь показал идиому noxious doctrines – вредные доктрины. Noxeuse – это, вероятно, noxious, искаженное под квази-французский манер, для демонстрации причастности автора трактата к кругу ученых. Название его парадокса, вероятно, воспринимается англофонами как имплицитно вредное, еретичное учение. Псевдоантропоним этот, таким образом, можно комплексно передать в составе данного фиктонима-официонима (т.е. названия вымышленной книги) как «Парадокс делимости Еретикуса», стилизовав ИС под латынь, чтобы также сохранить эффект принадлежности его квази-носителя к ученому сообществу. Эффекта оригинальной омофоничной игры слов сохранить не удается, но семантика частично передана. Читатель спросит, а что же это за такой «Парадокс делимости», «демонстрирующий невозможность падения с бревна»? С высокой долей вероятности, это аллюзия на известные парадоксы Зенона Элейского (древнегреческого философа пятого века до н.э.) про Ахиллеса и черепаху, про летящую стрелу. Зенон утверждает, что «Летящая стрела неподвижна, так как в каждый момент времени она покоится, а поскольку она покоится в каждый момент времени, то она покоится всегда». Аналогичным образом невозможно упасть с бревна, потому что в каждый момент времени падающий покоится. В то же время падающий не может достичь земли по той же причине, по которой Ахиллес не может догнать черепаху – расстояние между падающим с бревна и землей постоянно делится. Отсюда название трактата – Парадокс делимости. Понятно, почему в Квирмском институте благородных девиц, где учится Сьюзен, считается, что это noxious doctrine – вредная доктрина.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Kirta



Зарегистрирован: 02.12.2013
Сообщения: 229
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Tue Jun 17, 2014 11:44 am     Заголовок сообщения:

Из приложения к дипломной работе (вариант под цифрой 4 – вариант автора работы)

Имена живых существ:

Captain Carrot of the Watch 1. Моркоу 2. Моркоу 3. Моркоу 4. Морковь (совершенно неоправданная стилизация под английские фамилии в предыдущих вариантах)
Nobby Nobbs 1. Шнобби Шноббс 2. Шнобби Шноббс 3. Нобби Ноббс 4. Ще́голин Голь (nobby значит щегольской, элегантный, ультрамодный, а фамилия подобрана по созвучию слов для комического эффекта контраста между модностью и безденежностью)
Cut-Me-Own-Throat Dibbler 1. Себя Без Ножа Режу Достабль 2. Себя-Режу-Без-Ножа Достабль 3. Себя-Режу-Без-Ножа Диблер 4. Себя-Режу-Без-Ножа Достабль (редчайший случай, когда имитация английских фамилий не режет ухо)
Ponder Stibbons 1. Прудер Стиббонс 2. Думинг Туппс 3. Пондер Стиббонс [4. Тугоду́мник Легкомы́сл]
Cassandra Fox 1. Кассандра Фокс 2. Кассандра Лисс 3. Кассандра Фокс 4. Кассандра Лис
Lady Sara Grateful 1. Сара Благодарная 2. Сара Благост 3. Сара Благодарная 4. Сара Благодать
Lady Odile Flume 1. Одилия Жолоб 2. Одилия Жолоб 3. Одилия Флюм 4. Одиллия Желоб (аллюзия на «Лебединое озеро»)
Rebecca Snell 1. Ребекка Снелл 2. Ребекка Шнелль 3. Ребекка Снелл 4. Ребекка Поводо́к
Lezek 1. Лезек 2. Лезек 3. Лезек 4. Ле́жек (очевидная стилизация под восточноевропейские, т.е. славянские имена, т.к. регион, в котором живет Lezek – Sto Lat – аллюзия на Польшу → по правилам графики польского языка z в такой позиции передается как «ж»)
Ysabell 1. Изабель 2. Изабель 3. Изабель 4. Изабелла
Mr Downey still head of the Assassins' Guild 1. Дауни 2. Низз 3. Дауни 4. Нижа́йшель
Arnold Sideways 1. Арнольд Сбоку 2. Арнольд Косой 3. Арнольд Сайдвейз 4. Арнольд Боком
the Duck Man 1. Уткоман 2. Человек-Утка 3. Утятник 4. Утка
Cumbling Michael, licensed beggar and informal informant 1. Корявый Майкл 2. Хромоногий Майкл 3. Рябой Майкл 4. Коша́щийся Михай (это как «крошащийся», только с выпущенной «р», точно так же, как в оригинале из crumble выпущено r, зато здесь появляется дополнительная ассоциация с кошками, что весьма уместно, поскольку речь идет о бродяге-попрошайке – из этой логики и Михай вместо Майкла)
Foul Ole Ron 1. Вонючий Старина Рон 2. Старикашка Рон 3. Вонючий Старина Рон 4. Старый Вшивый Рон (по аналогии с идиомой «старый добрый X»)
Noddy 1. Простак 2. Нодди 3. Нодди 4. Простак
Scum 1. Подонок 2. Падла 3. Скам 4. Падла
LORD ROBERT SELACHII 1. лорд Роберт Селачи 2. лорд Роберт Силачия 3. лорд Роберт Сéлачи 4. Роберт Аку́лиус (selachii – латинское название акул, в то же время стилизация под латынь призвана передать аристократичность и принадлежность этого наемного убийцы к дворянскому сословию)
Binky (конь) 1. Бинки 2. Бинки 3. Бинки 4. Сивка (Binky – так называют самых разных зверей – это и прозвище медведя, и кролика, и лошадки; а т.к. русскому читателю эта кличка все равно ничего не говорит, имеет смысл заменить на хотя бы типичное для лошади прозвище)
Browny (конь) 1. Брауни 2. Бурка 3. Брауни 4. Бурка
the Holy St Bobby (осёл) 1. Благой Святой Билли 2. Святой Бобби 3. Святой преподобный Бобби 4. Святой Бобби угодник
Brother Charnel 1. брат Чарнел 2. брат Рукисила 3. брат Чарнел 4. брат Погреб


Топонимы

Макротопонимы:

the Counterweight Continent 1. Противовесный континент 2. Противовесный континент 3. Противовесный континент 4. Континент-противовес
Sto Plains 1. Равнина Сто 2. долина Сто 3. Равнина Сто 4. Степи Сто (plains – это все-таки степь или прерия, а не просто долина/равнина; равнина же будет plain в ед.ч.)
Rim Ocean 1. Краевой океан 2. Краевой океан 3. Краевой океан 4. Кольцевой океан (этот океан окаймляет весь Discworld, что ясно из исходного имени, но не ясно из атрибута «краевой»)
the Dehydrated Ocean 1. Безводный океан 2. Безводный океан 3. Сушёный Океан 4. Обезвоженный океан
Discworld 1. Плоский мир 2. Плоский мир 3. Плоский мир 4. Плоский мир (автору данной работы более точным кажется Мир-Тарелка, но в работе везде использован традиционный вариант) («What on Disc for?»)

Ойконимы / Хоронимы:

Sto Lat 1. Сто Лат 2. Сто Лат 3. Сто Лят 4. Сто Лет (как отметил Янсен, по признанию самого Пратчетта, названием этой страны послужила строчка из польской песни «Сто лят», что значит «сто лет»)
Hersheba 1. Хершеба 2. Гершеба 3. Хершеба 4. Гершеба (традиция благозвучия по Ермоловичу)
Genua 1. Генуа 2. Генуя 3. Дженуа 4. Генуя (традиционное соответствие превалирует)
Chimera 1. Чимера 2. Химера 3. Кимера 4. Химера (традиционное соответствие превалирует)
Howondaland 1. Хауондаленд 2. Очудноземье 3. Очудноземье 4. Что́зачу́дозе́мли
Scrote 1. Скрот 2. Скрот 3. Скрот 4. Просак

Урбанонимы

Годонимы:

Tin Lid Alley 1. аллея Жестяной Крышки 2. аллея Латунных Крышек/ Шлемов 3. аллея Жестяных Крышек 4. аллея Медным Тазом

Огоронимы:

Sator Square 1. Сатор 2. Саторская площадь 3. площадь Сатор 4. площадь Землепашца
Hide Park 1. Хайд-Парк, Хайд Парк 2. Гад-парк 3. Хайд-Парк 4. Аршинная площадь
“It was called Hide Park not because people could, but because a hide was once a measure of land capable of being ploughed by one man with three‑and‑one‑half oxen on a wet Thursday, and the park was exactly this amount of land, and people in Ankh-Morpork stick to tradition and often to other things as well.”

Официонимы

Названия заведений:

Mrs Palm's House of Negotiable Affection 1. Дом Доступной Привязанности миссис Пальм 2. Дом Взаимного Удовлетворения, что содержит госпожа Лада 3. Дом Продажных Симпатий госпожи Пальм 4. Дом договорных симпатий госпожи Ладошки
The Gritz 1. Гритц 2. «Гритц» 3. «Пески» 4. Зеррно
JOE'S LIVERY STABLE 1. Прокатная конюшня Джо 2. Извозчичий Двор Джо 3. Прокатная конюшня Джо 4. Платная конюшня Йоси
SETH'S LIVERY STABLE 1. Прокатная конюшня Сета 2. Извозчичий Двор Сета 3. Прокатная конюшня Сета 4. Платная конюшня Акакия

Названия творческих коллективов:

= Suck 1. «Отсос» 2. «Засос» 3. «Suck» 4. Отстой
= Lead Balloon 1. «Свинцовый Баллон» 2. «Ледащий Баллон» 3. «Lead Balloon» 4. Свинцовый аэростат
Snori Snoriscousin And His Brass Idiots
1. Снори Снорикузин и Его Латунные Идиоты 2. «Снори Снорикузен и Его Бронзовые Придурки» 3. Снори, кузин Снори, и Его Духовые Идиоты 4. Снори Снорикузен и его медные духовые дураки

Названия музыкальных жанров:

Ggroohauga 1. Грухауга 2. «Грухауга» 3. «Грухауга» 4. Грохота́га

Названия танцев:

the Feather Dance 1. Танец с Перьями 2. Танец Перьев 3. Танец с Перьями 4. Жар-Птичий танец

Названия книг:

"Blert Wheedown's Guitar Primer"," he read. " "Play your Way to Succefs in Three Easy Lefsons and Eighteen Hard Lefsons" 1. Гитарный Самоучитель Блерта Видауна. Играй свой Путь к Узпеху в Трех Простых Премерах и Восьмидцати Трудных Премерах 2. «Самомучитель для Начинающих Гитарников Блерта Фендера», – прочел он вслух. – «Дабей Успех в Игре за 3 Легких Урока и 18 Тяжелых» 3. «Гитарный самоучитель Блерта Видауна», «Ваш путь к успеху через три легких и восемнадцать тяжелых уроков» 4. Гитарный самоучитѢль Блерта Видауна: Отыграй свой путь с успѢху за три лёгких и восѢмнадцать тяжёлых урока
(Изначально кажется, что fs вместо ss - это пародия на неграмотность Блерта Видауна. Но, оказывается, в реальном средневековом книгопечатании существовала традиция замены ss на ff, и вообще s на f. http://books.google.ru/books?id=fNxbAAAAQAAJ&pg=PA3&hl=ru&source=gbs_selected_pages&cad=2#v=onepage&q&f=false Следы этого сегодня можно наблюдать в змеевидном f-подобном знаке, обозначающем звук sh в словарной транскрипции. Я попытался скомпенсировать это с помощью Ѣ.)




Заключение

К какому же логическому финалу можем мы прийти в данной работе? Есть три разных перевода романа Терри Пратчетта «Soul music». Их осуществили три разных переводчика – Грант Бородин, Николай Берденников и Оле Янсен. Для передачи ИС анимированных существ в романе эти переводчики прибегали к трем переводческим приемам: транслитерация, практическая транскрипция и реализация семантики. Реализацию семантики мы также называем семантическим переводом – это взаимозаменяемые понятия.
Грант Бородин и Оле Янсен примерно в 70% случаев прибегают к приему практической транскрипции, а в 25% - к приему транслитерации, и лишь в исключительных случаях реализуют семантику ИС, причем Янсен делает это чаще, чем Бородин. Янсен реализует семантику ИС, только когда считает, что заложенные в ИС ассоциации важны для понимания читателем произведения. Николай Берденников почти всегда реализует семантику ИС.
Автор данной работы считает, что Пратчетт специально сделал так, что почти все ИС анимированных существ в его произведении обладают довольно прозрачной семантической мотивировкой, и поэтому такие мотивировки должны быть по возможности переданы в русских вариантах этих ИС. Следовательно, по мнению автора данной работы, Берденников правильно делает, что реализует семантику ИС. Однако, автор данной работы считает, что Берденников, несмотря на свои благие намерения, зачастую не справляется с задачей, и что его варианты передачи ИС в ряде случаев неудачны из-за того, что он неадекватно интерпретирует заложенные в ИС мотивировки или неблагозвучно оформляет правильно истолкованные им мотивировки. Более того, автор данной работы сам выступает в качестве переводчика в практической главе данной работы и предлагает свои собственные варианты передачи ИС, повсеместно прибегая к приему реализации семантики. Работа носит, таким образом, аналитико-синтетический характер.
Автор данной работы пытается логически и эстетически правильно оформить ИС на русском языке. И если логика – категория объективная и потому поддающаяся оценке, то эстетика – категория сугубо субъективная и зависящая потому от личного вкуса автора данной работы. В ряде случаев автор данной работы соглашается с вариантами других переводчиков. В случае же несогласия предложены варианты передачи ИС, которые синтезировал автор данной работы.

ВЫВОДЫ:
1. Бородин и Янсен почти всегда используют метод практической транскрипции, а Берденников почти всегда использует семантический перевод, часто неверный в смысле авторских мотивировок.
2. С точки зрения автора дипломной работы, лучший способ передачи говорящих имен – семантический перевод (реализация семантики), т.к. практическая транскрипция не отвечает прагматике Пратчетта и лишает читателя переводного текста заложенных автором аллюзий.
3. Высокая насыщенность говорящих имен аллюзиями позволила выделить отдельные классы ИС не на основе именуемых объектов, а на основе заложенных в них аллюзий;
4. Особенности выдуманного мира Пратчетта позволяют выделить отдельные классы имен живых существ не только на основе их «расовой» принадлежности, но и на основе единообразия аллюзий для той или иной «расы» (гномы – Исландия, тролли – минералы).
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
ole_yansen



Зарегистрирован: 26.11.2009
Сообщения: 367
Откуда: Quirm
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Tue Jun 17, 2014 12:57 pm     Заголовок сообщения:

Поздравляю с упешной защитой!
И - спасибо за интересную работу!
Обязательно использую ее результаты в переводе.
Будет над чем подумать долгими вечерами Smile

С уважением, Олег.
_________________
... and Sir Lancelot well-known for his impressive set of long spears.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора ICQ Number
Kirta



Зарегистрирован: 02.12.2013
Сообщения: 229
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Tue Jun 17, 2014 1:12 pm     Заголовок сообщения:

Спасибо, Олег!
Рад, что моя работа принесёт пользу.

С уважением, Женя.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Nanny Ogg



Зарегистрирован: 09.02.2005
Сообщения: 14302
Откуда: Ланкр, что на Плоском Мире
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Tue Jun 17, 2014 7:10 pm     Заголовок сообщения:

Ой, слушайте!
Как интересно!
Спасибо, что выложили Smile
Зараз это, конечно, не прочтешь - но здорово греет душу вот такой подробный анализ перевода имён в книгах Пратчетта!
Для меня это вообще тема острая - даже хороший перевод коряво переведённые имена убивают, имхо.

Так что - ещё раз спасибо!
_________________
As the Harvard Law of Animal Behaviour puts it: 'Experimental animals, under carefully controlled laboratory conditions, do what they damned well please.'
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Kirta



Зарегистрирован: 02.12.2013
Сообщения: 229
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Wed Jun 18, 2014 12:05 am     Заголовок сообщения:

На здоровье!
Рад, что моя работа принесёт какую-то пользу Smile
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Kirta



Зарегистрирован: 02.12.2013
Сообщения: 229
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Wed Jun 18, 2014 11:11 am     Заголовок сообщения:

Рекомендации по семантическому переводу ИС:

1. узнать или стремиться самостоятельно осознать, как ИС воспринимается носителем ИЯ, чтобы расшифровать все потенциально заложенные и наиболее узнаваемые носителем ИЯ аллюзии;

2. узнать или стремиться самостоятельно осознать авторскую прагматику, чтобы расшифровать с наибольшей вероятностью заложенные автором аллюзии;

3. стремиться совместить в переводе максимальное количество заложенных в ИС аллюзий за счёт омофонной игры слов (Отвалли́йск – стабильное произношение) или омографической игры слов (Роковая музыка – смысл меняется в зависимости от ударения);

4. избегать интерференции разноязычных морфем (Корыстенвил – так Нора Галь переводит ойконим Corruption у Стивена Кинга), если только такая интерференция не подразумевается заложенной автором в ИС аллюзией (Злат Златссон);

5. избегать графического уподобления (стилизации) морфем ПЯ морфемам ИЯ (лорд Внизз), если только такое уподобление не является частью авторской прагматики;

6. стремиться к субъективно наиболее эстетически и стилистически верному графическому и фонетическому оформлению ИС, в том числе учитывать чисто фонетические ассоциации в ПЯ;

7. при невозможности эстетически/ фонетически удовлетворительно оформить ИС средствами ПЯ, рекомендуется перевести лежащее в основе фиктонима ИН на другие языки и попытаться выбрать из полученных переводов тот, который сохраняет очевидную для носителя ПЯ семантику и одновременно эстетичен, при необходимости фонетически облагородить полученный вариант – в таком случае роль ПЯ играет язык, не совпадающей с языком текста перевода, и этот вспомогательный язык перевода выполняет функцию инструмента стилизации (posměváček → Посмева́шек).





Функциональные типы ИС:

1.1 аллюзивное имя (referring name) – содержащее аллюзии на реалии нашего мира (Imp y Celyn, Beau Nidle);
1.2. характерное имя (charactonym) – содержащее описание характерных особенностей и свойств персонажа или объекта (Glod Gloddson, Tin Lid Alley);
1.3. квази-имя (quasi-name, auxiliary name) – именующее псевдоперсонажа или псевдообъект, которые фактически не фигурируют в тексте и упомянуты лишь однажды для формирования
1.3.1. игры слов (Owen Mwnyy, Marrowleaf,),
1.3.2. аллюзии (Elmer),
1.3.3. псевдомотивированного комического эффекта (miss Traitor);
1.4. контекстуально немотивированное имя (non-motivated name) – обычное, неговорящее имя (Susan).
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
folie40



Зарегистрирован: 14.11.2010
Сообщения: 759
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Thu Jun 19, 2014 1:10 pm     Заголовок сообщения:

Евгений, спасибо, что выложили сюда выдержки из своей дипломной работы. Это просто кладезь полезной информации, и, не в последнюю очередь, захватывающее чтение. Всё-таки сразу ощущается, когда автор подходит к написанию работы с интересом и любовью к своему делу, а не "лишь бы отделаться". Заметно, что автор рассчитывал на внимательное чтение этой работы, а не на то, что её разок просмотрят по диагонали: присутствует диалог с потенциальным читателем, стремление заинтересовать.

Вообще, на мой взгляд, это работа уже не дипломного уровня, а, скорее, кандидатской диссертации - насколько можно судить из приведённых отрывков. Вы очень глубоко копаете Smile И даже разработали целую методологию перевода имён собственных.

Словом, читать было очень увлекательно и полезно для общего развития даже не-переводчику вроде меня.

Ну а дальше просто немножко заметок, сделанных в процессе прочтения Smile

Цитата:
Прежде всего, не будем забывать, что двойное l в валлийском означает глухой альвеолярный латеральный спирант, то есть фонему [ɬ], отсутствующую в русском языке, но звучащую примерно как нечто среднее между русскими звуками [с] и [щ].
Итак, ll читается как [с], [ш] или [щ]. Уже в одном этом фонетическом аспекте все три переводчика передают ойконим неверно. Он должен произноситься как «Щамедос». Чтобы убедиться в правильности такого произнесения, достаточно прослушать все на том же сайте Forvo аутентичную запись валлийской фамилии Llywelyn – звучит как «Щувэлэн». Хотя традиционно эту фамилию графически передают на русский язык как Ллевелин. Pont (мост) Llangollen, одно из «Семи чудес Уэльса» (Saith Rhyfeddod Cymru), произносится на сайте как «Понт Щангощэ́н».

Вот это да! Столько всего сразу видится в ином свете)) И Ллевелис из "Школы в Кармартене" на самом деле должен быть Щевелис? Вот это вау. *пытается вспомнить, были ли имена с двойной "л" в "Хрониках брата Кадфаэля"; вроде бы не было*

Цитата:
Другое дело, что написанный с заглавной буквы, Юра превращается в русского алкоголика, неуместного в контексте романа.

*рыдает* Почему именно алкоголика?)))))
Spoiler:



Отваллийск, Посмевашек, Квирмский Институт благородных девиц, Хлюперд, Пустопородди, Лежек, Платная конюшня Йоси, Грохотага - это совершенно потрясающе, поддерживаю эти варианты обеими руками.

Занятными (хотя и сильно непривычными, конечно) также показались переводы "Щеголин Голь", "Роберт Акулиус", "Кольцевой океан", "аллея Медным Тазом". Правда, в первом случае трудно представить, как к этому персонажу обращаются друзья. Имя выходит слишком длинное и вычурное для него, а как сократить - тоже неясно. Аналогично и с переводом имени Mustrum как "Узурпатор". Я представила такой перевод, например, в сцене из книги "Дамы и господа":
Цитата:
Должны были заиграть скрипки. Должно было случиться хоть что-нибудь.
А библиотекарь на своем пути к буфету вовсе не должен был наступить на ее ногу костяшками рук, но именно это и произошло.
Однако матушка этого даже не заметила.
- Эсме? - сказал Чудакулли.
- Узурпатор? - сказала матушка Ветровоск.

- и повалилась под стол от хохота.

Вообще, большинство предложенных в работе вариантов перевода весьма хороши, как минимум не хуже, а зачастую лучше привычных эксмовских официальных.

Ну, были, конечно, варианты, которые вообще не приглянулись, типа "Аршинной площади" - всё-таки Гайд-парк и у русскоязычного читателя вполне себе на слуху. Но таких немного.

А порой наиболее подходящие, с моей точки зрения, версии имён встречались в переводах других книг в интернете - к сожалению, не вспомню сходу их авторов. Как, например, Mrs Palm, которая у Берденникова "госпожа Лада", а у вас - "госпожа Ладошка". Мне нравится "госпожа Длань", тут и значение "ладошки" присутствует, и подчёркивается её высокий статус и руководящее положение, она же всё-таки мадам.

Ещё раз спасибо! Очень полезный материал для нашего форума.
_________________
I listen and I hear what's said
I follow it from A to Z
But wisdom hasn't found me yet.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение ICQ Number
Kirta



Зарегистрирован: 02.12.2013
Сообщения: 229
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Fri Jun 20, 2014 12:11 am     Заголовок сообщения:

folie40, ваши слова мне греют душу)

Спасибо, что просветили насчёт Кадфаэля - ознакомлюсь.

ахахаха))))) картинка про Юру очень смешная) у меня такой ассоциации не возникло...
Почему-то я сразу подумал про заросшего сталактитовой щетиной тролля, сидящего на трёхногом табурете за грязным столом, в неотапливаемой хрущёвке, в русской глубинке, и пьющего горькую. В тщетных попытках согреться он натянул на себя замызганную майку, валенки и шарф. По полу пробегает таракаша. Тролль Юра грубо кашляет и затягивается "беломором". Выпивает. Раньше он был инженером, но НИИ в их городе закрыли, и теперь он пьёт.

Я делал анализ на основе конкретно "Soul music", а в этом романе имя Mustrum упоминается только дважды в авторском повествовании - персонажа всегда называют либо Ridcully, либо Аркканцлер. А поскольку романов из цикла Discworld я читал мало, то и не знал, что к нему где-то обращаются по имени. Т.е. я исходил как раз-таки из неупотребимости этого имени другими персонажами) При его характере мне трудно было представить, что найдётся кто-то, кто называет его непосредственно Mustrum. Т.е., что у него есть друзья. Я не учёл сюжетную линию с Эсме Ветровоск. Зурпатор? Урпатор? Узурпат?

Про "госпожу Длань" - согласен, хороший вариант, но если она нигде не фигурирует как говорящий персонаж, то нам неизвестен её характер, и тогда трудно решить, какой вариант уместнее.

Щеголин - действительно, длинновато в обращении получается. Надо, значит, что-то другое. Изящ. Шикар. Нет, не то. Изящ - это какой-то ящер, а Шикар - османский мечник-асассин. (Т.е. надо учитывать и чисто фонетические ассоциации в ПЯ.) Дэнди? Дэнди - это уже английский джентльмен в цилиндре или игровая приставка.

Надо понимать, что выдержка "Из приложения" - это как раз те имена, которые я не анализировал в работе, а просто придумал варианты их передачи, без разбора. В моей исследовательской главе ещё есть разобранные имена (для которых, соответственно, придуманы варианты передачи). Например, если вам интересно, могу выложить ещё имена воспитательниц ( / преподавательниц) Сьюзен.

Спасибо за подробный отзыв, замечания и похвалу )
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
folie40



Зарегистрирован: 14.11.2010
Сообщения: 759
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Fri Jun 20, 2014 4:59 am     Заголовок сообщения:

Цитата:
В моей исследовательской главе ещё есть разобранные имена (для которых, соответственно, придуманы варианты передачи). Например, если вам интересно, могу выложить ещё имена воспитательниц ( / преподавательниц) Сьюзен.

Давайте, конечно! Мы тут такое любим)

Ну я примерно так и поняла, что других романов цикла вы особо много не читали. Тем более удивительно, что столько отличных вариантов перевода. Есть переводчики, которые читали все романы, а переводы имён всё равно ни к селу ни к городу...

Цитата:
При его характере мне трудно было представить, что найдётся кто-то, кто называет его непосредственно Mustrum. Т.е., что у него есть друзья. Я не учёл сюжетную линию с Эсме Ветровоск. Зурпатор? Урпатор? Узурпат?

Ну, по большому-то счёту вы правы, кроме матушки и декана (иногда) его вроде бы никто по имени не зовёт... а нет, Сэм Ваймс тоже пару раз называл) И, в общем, "Узурпат" звучит уже лучше, более нейтрально, можно остановиться на таком варианте. Он ничуть не хуже привычного Наверна, и уж определённо лучше бессмысленного для русского читателя Маструма Smile

Цитата:
Щеголин - действительно, длинновато в обращении получается. Надо, значит, что-то другое. Изящ. Шикар. Нет, не то. Изящ - это какой-то ящер, а Шикар - османский мечник-асассин. (Т.е. надо учитывать и чисто фонетические ассоциации в ПЯ.) Дэнди? Дэнди - это уже английский джентльмен в цилиндре или игровая приставка.

С его именем вообще всё интересно получается. Не помню, в какой конкретно это было книжке, или даже - в каких книжках, но на самом деле его зовут не Nobby. Cecil Wormsborough St. John Nobbs - так звучит полное имя персонажа, а Nobby - это вроде как прозвище, образованное от фамилии. И да, каким образом это прозвище можно передать в русском языке, я не знаю, но именно им его обычно и называют все остальные герои. А ваш вариант мне понравился, потому что хорошо звучит и действительно очень ему подходит, но да, имя Щеголин не для повседневного небрежного употребления Smile

А про брата Кадфаэля да, рекомендую почитать, книжки хорошие. Автор Эллис Питерс. Серия детективов про средневекового монаха валлийского происхождения, что-то типа честертоновского отца Брауна, только в форме романов, а не рассказов Smile

Цитата:
Почему-то я сразу подумал про заросшего сталактитовой щетиной тролля, сидящего на трёхногом табурете за грязным столом, в неотапливаемой хрущёвке, в русской глубинке, и пьющего горькую. В тщетных попытках согреться он натянул на себя замызганную майку, валенки и шарф. По полу пробегает таракаша. Тролль Юра грубо кашляет и затягивается "беломором". Выпивает. Раньше он был инженером, но НИИ в их городе закрыли, и теперь он пьёт

ROFL

Цитата:
Про "госпожу Длань" - согласен, хороший вариант, но если она нигде не фигурирует как говорящий персонаж, то нам неизвестен её характер, и тогда трудно решить, какой вариант уместнее.

Ууу, она очень даже фигурирует. А в "Night Watch" прямо-таки звездит)) А мы тут как-то раз её юбилей праздновали Wink

В общем, читайте Пратчетта ещё, и воздастся вам)) Хорошо проведённым временем как минимум)) А может, захотите что-нибудь из его книг перевести... Rolling Eyes Нам нужны такие вдумчивые и старательные переводчики, как вы. Эксмо-то спустя рукава переводит, я после их версии "Вора времени" последующие переведённые ими книги даже открывать не хочу, читаю фанатские переводы в интернете.
_________________
I listen and I hear what's said
I follow it from A to Z
But wisdom hasn't found me yet.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение ICQ Number
Kirta



Зарегистрирован: 02.12.2013
Сообщения: 229
Ответить с цитатой
СообщениеДобавлено: Fri Jun 20, 2014 9:41 am     Заголовок сообщения:

Воспитательницы Сьюзен в Quirm College for Young Ladies

Miss Traitor 1. мисс Трейтор 2. госпожа Изменна 3. госпожа Трейтор
Miss Traitor – хрестоматийный пример немотивированного имени у Пратчетта. Мало того, что оно не содержит никакой аллюзии и не играет сюжетной роли, так оно еще и никак не характеризует персонажа, которого называет. О персонаже этом нам известно… ничего. Имя упоминается единственный раз в контексте, из которого становится ясно только, что это женщина, сотрудница колледжа, в котором учится Сьюзен – преподавательница логики. Больше ничего сказать нельзя. Автор данной работы интуитивно понимает, почему Пратчетт дал такую фамилию ни в чем не повинной женщине, реально даже не присутствующей в повествовании. Исходя из всего вышесказанного, можно сделать только один вывод. Откровенная нелепость, немотивированность этой фамилии рождают сильный комический эффект. (Это как раз тот случай, когда семантический анализ проводится не по объективному, а по сугубо субъективному критерию – личному чувству юмора.) Traitor – предатель, изменник. Едва увидев данное ИС, автор работы уже знал вариант его передачи: госпожа Преда́тель. Мужской род существительного еще больше подчеркивает несуразность и необоснованность фамилии. На это, видится нам, и был расчет Пратчетта. Юмор абсурда – это главная и, по сути, единственная сема данного ИС. (Все равно, как если очень серьезный человек посмотрит вам в глаза и скажет: «Я примус» – в такой ситуации насмешит именно немотивированность этого заявления.) Естественно, что семы «предательство» это имя не содержит и, как мы убедились¸ содержать не может.
В виду того, что первый и третий переводчики не передали единственной семы этого имени – комического эффекта, пойдя по накатанной дорожке практической транскрипции, автор работы не может согласиться с их вариантами. Второй переводчик хотя бы передал нам словарное значение имени, но по тому, как он видоизменил слово под женский род и стилизовал его под английскую фамилию, мы видим, что и он не понял юмора, не понял, почему так смешно.
Имя miss Traitor не уникально в своей псевдомотивированности. Оно лишь открывает плеяду имен других воспитательниц Сьюзен – точно также не имеющих никакой внутрисюжетной, внесюжетной или чисто языковой мотивировки и существующих исключительно ради комического эффекта и заполнения пустого места. Исключение составляет, пожалуй, имя управительницы колледжа – miss Eulalie Butts. Все эти имена, кроме miss Delcross, сконцентрированы в одном единственном эпизоде романа: в трех последовательных репликах из диалога Сьюзен и госпожи управительницы:
«I'm afraid Miss Cumber and Miss Greggs have complained,» she managed.
«I'm always in class, Miss Butts.»
«I dare say you are. Miss Traitor and Miss Stamp say they see you all the time.» There'd been quite a staffroom argument about that. «Is it because you like Logic and Maths and don't like Language and History?»
Речь идет о врожденной магической способности Сьюзен – становиться невидимой для окружающих, когда она не хочет, чтоб на нее обращали внимание. Эту способность, как и ряд других, она унаследовала от своего дедушки – Смерти, который также умеет незримо присутствовать среди живых. Пока что она не знает, кто ее дед. Хотя она провела все детство во владениях Смерти, когда ее отец Mort (ученик Смерти) и ее мать Ysabell (дочь Смерти) решили вернуться в мир живых, чтобы жить как простые смертные, Смерть специально стер девочке память, чтобы она смогла жить нормальной жизнью. Посмотрим теперь на имена. Кроме miss Butts, которой мы займемся далее, ни одна из этих воспитательниц (включая упомянутую в романе позднее miss Delcross) не является настоящим действующим лицом повествования. Ни одна из них не совершает никакого действия, не описывается внешне или поведенчески и вообще больше никогда не упоминается ни в какой связи. Следовательно, имена придуманы, просто чтобы вставить что-то в те пустые места, которые обозначают преподавательниц (воспитательниц) Сьюзен по различным дисциплинам. Они должны имитировать формальное перечисление неких не важных для сюжета людей, не играющих никакой роли. Если посмотреть на это под таким углом, то можно легко представить себе, как Терри Пратетт брал и «ляпал» первое пришедшее в голову сочетание звуков. Творческий процесс автора в данном случае реконструируется с редкой ясностью. Терри дал здесь отдых голове и руководствовался исключительно абсурдностью звукосочетаний. На подобном принципе построен «театр абсурда», практикуемый таким участником передачи «Comedy Club», как Гарик Харламов. Это его фирменная «фишка», которую он называет «экспериментальным юмором» и которая делает его таким смешным. Харламов просто озвучивает первое, что приходит ему в голову, и за счет характерного тембра его голоса (особенностей фонации) и особого чувства юмора получается подчас очень смешно (с субъективной точки зрения автора данной работы). Такова и госпожа Предатель. Ну почему «предатель»? Потому что. Разъяснив общую стратегию передачи имен преподавательниц (заключающуюся в ее принципиальном отсутствии), перейдем теперь к конкретным именам.

Miss Cumber 1. мисс Кумбер 2. госпожа Гурец 3. госпожа Камбер
Первый переводчик, Бородин, передал ИС сравнительно редким методом: методом транслитерации, т.е. воспроизвел побуквенный состав оригинальной фамилии через подбор побуквенных соответствий в алфавите ПЯ. Третий переводчик, Янсен, передал ИС характерным для него методом транскрипции, т.е. воспроизвел звучание фамилии графическими символами ПЯ. Оба они проигнорировали собственное значение слова cumber: стеснение, помеха, препятствие. Оба они отказались от передачи юмористического эффекта абсурдности, рождаемой необоснованностью подбора имени с таким значением. Этот легкий путь не соответствует прагматике перевода, по мнению автора работы. Второй переводчик, Берденников, принял Cumber за укороченный вариант слова cucumber: огурец. Он попытался передать увиденную им семантику через аналогичное укорачивание словарного эквивалента в ПЯ: отняв у слова «огурец» первый слог, как Пратчетт, по его мнению, отнял первый слог у слова cucumber. Но Берденников не учел, что cumber – полноценное слово со своими значениями. Кроме того, «гурец» – бессмысленное слово, а ведь лишив имя нарицательное, выполняющее функцию имени собственного, нарицательности, переводчик лишил его тем самым эффекта абсурдности, которое единственно и имеет значение в данном контексте. Для сохранения абсурдности необходимо передать одно из словарных значений cumber. Автор данной работы выбирает следующий вариант: госпожа Препо́на. Хотя прагматике в большей степени отвечало бы слово неженского рода, «госпожа Стеснение» и «госпожа Препятствие» попросту неблагозвучны. А коль скоро остался только женский род, то «Помеху» лучше заменить более благозвучной «Препоной».
На данном этапе переводчик в лице автора работы задумался, что может быть, значения «предатель» и «препона» являются элементами внутридиалоговой шутки. Но, перечитав диалог еще раз, лишь убедился, что оснований так думать нет. Именно Miss Cumber и Miss Greggs пожаловались управительнице на Сьюзен, в том духе, что «она опять становится невидимой на уроке». Miss Traitor и Miss Stamp же, наоборот, подтверждают, что на их уроках она присутствует. Таким образом, это Miss Cumber и Miss Greggs выступают в роли предательниц – сдают Сьюзен с потрохами, а госпожа Предатель в такой роли как раз не выступает. Если бы имела место языковая шутка, то логично было бы поменять имена местами, т.е. поместить госпожу Предатель в первую реплику. То же имеем и с госпожой Препоной. Она не чинит никаких препон Сьюзен, а просто жалуется на ее отсутствие на уроках. Имена действительно бессмысленны.

Miss Stamp 1. мисс Штамп 2. госпожа Штамп 3. госпожа Стамп
Бородин и Берденников на этот раз согласны друг с другом (редкий случай) и справедливо используют словарное значение слова stamp, причем наиболее созвучное оригиналу. А вот Янсен обращается к транслитерации и побуквенно воспроизводит облик слова. Автор данной работы признает, что технически первые два переводчика правы. И все-таки их варианту недостает абсурдности – ведь фамилия Штамп может быть воспринята, как характеристика личности. Мол, она разговаривает так, будто штампует слова. Или у нее такая походка, будто она штампует шаги. Или ее манеры вообще по жизни настолько неделикатны, что что бы она не делала – все выглядит так, будто она что-то штампует, причем довольно безапелляционно. Но нам-то важно передать именно нелепость и немотивированность имени. Окончательный вариант: госпожа Печа́ть.

Miss Greggs 1. мисс Греггс 2. госпожа Греггс 3. госпожа Греггс
Чтобы усилить общую тенденцию безосновательности, Терри даже сделал одно из этих имен вовсе лишенным словарных значений. Обратимся снова к трем оригинальным репликам. В третьей реплике управительница говорит, что Сьюзен не любит такие дисциплины, как язык и история: «don't like Language and History», и поэтому отсутствует (точнее, становится невидимой) на этих предметах. В первой реплике управительница сообщает Сьюзен, что на нее жаловались соответственно Miss Cumber и Miss Greggs – всё именно в таком порядке. Путем нехитрого соответствия устанавливаем, что Miss Greggs – преподавательница истории. Референцией на какое словарное слово могла бы быть ее фамилия? Референцией, конечно, чисто формальной, поскольку никакой реальной референции тут быть не может. Фамилия созвучна с greeks. Это греческие буквы, которыми в экономике обозначают показатели расчетов цены опционов. Но Greggs преподает историю, а не экономику. Конечно, само по себе слово Greek, помимо собственно греческого языка, может означать то же, что double Dutch – «китайскую грамоту». Но в качестве китайской грамоты скорее воспринимался бы такой предмет как язык, а не история. Что ж, греки тут явно не причем. Что еще? Есть латинизм gregarious – стадный, коммуникабельный (от gregar, «собирать»). Отсюда gregarization – скопление саранчи. Но односложная фамилия Greggs графически далековата от исходной формы прилагательного, да и параллель между ними не оправдана, чтобы считать, что Miss Greggs – госпожа Стадо или Саранча. То же самое касается и Gregorian. Значительно ближе к фамилии подбирается французское заимствование grège. Первое значение: серо-бежевый цвет. Второе значение: шелк-сырец. Шелк-сырец – серо-бежевого цвета, поэтому логично предположить, что оба этих значения связаны. Может, госпожа Серость? Госпожа Шелк? Но все эти лингвистические изыскания становятся бессмысленными, стоит узнать, что в действительности есть и имя, и фамилия Gregg, множественной формой которых и является Greggs. Например, был такой известный американский торговец и экспедитор Josiah Gregg: Джоза́йя Грег (т.е. Иосия). Gregg Popovich – американский баскетбольный тренер. John Robert Gregg – ирландский и американский просветитель и гуманист, изобретший повсеместную систему стенографического письма, известную как Gregg shorthand. Есть композитор Gregory LeNoir "Gregg" Allman. Однако и все эти личности тускнеют, когда обнаруживается, что Greggs – крупнейшая сеть булочных в Великобритании, названная так по фамилии основателя. Есть и новозеландская компания Gregg’s, продающая кофе, пирожные и пищевые добавки.
Как преподавательница истории, Miss Greggs полностью справилась со своей задачей, поскольку автору данной работы пришлось ознакомиться со всеми вышеизложенными фактами. Скорее всего, формально Greggs – это все исторические фигуры с фамилией Gregg, собранные вместе как символ истории. Но поскольку «Греги» будут непонятны русскому читателю, остается передать фамилию методом транскрипции. На сайте Forvo, где собраны произношения слов на разных языках, это имя звучит как Грэг или Грег. Для соблюдения принципа псевдомотивировки, оглушим последнюю «г» и получим наш окончательный вариант: госпожа Грек. Все три переводчика использовали метод транлитерации.

Miss Delcross 1. мисс Делкросс 2. госпожа Перекрест 3. госпожа Делкросс
«Miss Eulalie Butts and her colleague, Miss Delcross, had founded the college on the astonishing idea that, since gels had nothing much to do until someone married them, they may as well occupy themselves with learning things.»
Первый и третий переводчик использовали метод практической транскрипции для передачи данного ИС. Второй переводчик снова попытался вытащить семантику фамилии, снова неуместно исказив вытащенное им слово. Cross – перекресток. Del – артикль итальянского языка. Формально фамилия, стало быть, стилизована под итальянскую. Поскольку все равно, как передавать это имя (по оговоренным выше причинам), то можно поэкспериментировать со способами передачи стилизации. Итальянской будет выглядеть фамилия Перекрести́ни. Появляется дополнительный смысл – как будто преподавательница (кстати, биологии) часто крестится или любит перекрестить своих студенток. Но на самом деле это неуместное искажение, как и Перекрест. Чтобы слово (какое бы оно ни было) оставалось в своей неизменной словарной форме, выглядело итальянским и графически содержало хотя бы часть корня «крест» или «крещ» («крещение»), можно назвать ее госпожой Креще́ндо. Это и будет нашим решением.

Miss Eulalie Butts 1. мисс Эулалия Буттс 2. госпожа Эвлалия Ноно (but) 3. госпожа Эулалия Задд (butt)
Этот персонаж отличается от других воспитательниц. Она присутствует в повествовании как полноценный персонаж: разговаривает, совершает действия, обладает некоей (косвенной) характеристикой. Следовательно, это уже не квази-имя, а полноценное ИС с потенциально полноценной семантикой. В англоязычной версии Википедии, в статье «Discworld geography», указано, что имя основательницы и управительницы колледжа, возможно, является аллюзией на одну историческую личность: «The school's headmistress and founder is Miss Eulalie Butts (possibly a reference to Frances Buss)». К имени прикреплена ссылка на соответствующую статью, посвященную госпоже Frances Mary Buss. Из статьи следует, что она была основоположницей женского образования в Англии и директрисой женской школы North London Collegiate School, основанной ее матерью. Аллюзия, действительно, довольно сильна. На фотографии мы видим стереотипную чопорную сухую британку строгих нравов в чепце – это тоже, в общем, соответствует впечатлению от литературного персонажа, с той только разницей, что последняя не преподносится как физически сухая. Есть ли другие мотивировки, кроме аллюзии? Берденников и Янсен усматривают в фамилии еще и характерологическую мотивировку, причем интерпретируют ее по-разному. Берденников считает, что фамилия образована от союза but в значении «но», и преподносит это как фразу, которую, согласно своему характеру, потенциально может произнести управительница. Берденников может иметь в виду фразу «Но-но!» – но такое значение соответствует английскому «Watch your manners!», а не «But». Также возможно, что переводчик удваивает «но» для формального полнозвучия, но имеет при этом в виду одинарное «но», которым управительница как бы возражает на все. В обоих случаях передаются безапелляционность и категоричность персонажа. Что ж, в тексте эти качества у нее не так уж сильно и подчеркнуты, но, пожалуй, угадываются. Пратчетт вполне мог иметь в виду такую характеристику, удвоив t и добавив s либо для графического уподобления английской фамилии, либо для имитации шипящей речи управительницы. Потому что, иначе, что же еще он мог иметь в виду? А еще он мог иметь в виду вариант, предложенный Янсеном. Янсену Miss Butts представляется довольно мощной особой, с той самой «широкой костью». У слова butt есть значение «зад», и если Пратчетт действительно думал о кормовой части, то мотивировка фамилии передана верно. Только вот намеренная стилизация под английскую фамилию, ради которой здесь был удвоен последний согласный «д», представляется автору данной работы идеологически и стратегически неверной, что уже было отражено выше в разделе «Стратегия передачи ИС».
Итак, у фамилии Butts две мотивировки: аллюзия на Frances Buss и внутрисюжетная характеристика персонажа. Бородин не передает ни одной из этих мотивировок. Он использует транслитерацию для передачи имени и фамилии. Берденников и Янсен передают вторую мотивировку, каждый по своему, и этим делают правильный выбор, потому что передать аллюзию на какую-то там основоположницу какого-то там женского образования, да еще и в Англии, крайне затруднительно. Какую-то там – с точки зрения русского читателя, причем на этот раз даже не наивного, а вполне себе образованного. Лучше оставить эту бесполезную идею совсем и полностью отдаться передаче второй мотивировки. Для этого надо решить, какую характеристику с наивысшей долей вероятности мог вложить в эту фамилию автор (не данной работы, а романа). Нет, понятно, что Пратчетт в первую очередь думал о той основоположнице женского образования. Но, придумывая созвучную фамилию, он все-таки сделал ее говорящей. Значит, какая-то ассоциация с «но», или «задом», или чем-то таким у него родилась. Может, даже со всем сразу. Но какая из этих ассоциаций наиболее очевидна для англофона? Родовые значения butt: большая бочка, мишень на стрельбище, небоевой конец оружия, бодать, борозда грядки. Ни одно из значений не кажется приоритетным по отношению к другим, включая сюда и «зад». Автора данной работы преследует интуитивное ощущение, что семантически прав Берденников. Butts – это как Buss, только которая говорит «но». Логика восстанавливается примерно такая. Поскольку доказать ни одну из ассоциаций невозможно, автор работы выбирает второй вариант: госпожа Ноно. Осталось разобраться с именем. Eulalia – женское имя греческого происхождения, означает «красноречивая». Терри использует вариант имени, заканчивающийся на ‘e’. Соответствующее имя в русском – Евлалия, хотя сейчас оно используется очень редко и скорее является фактом ономастики. Есть две раннехристианские великомученицы – Eulalia of Mérida и Eulalia of Barcelona. Обе почитаются католической и православной церквями, и в русской православной традиции известны как Евлалии. Бородин и Янсен почему-то транслитерировали имя, причем не до конца, снабдив окончанием первого склонения. Берденников последовал уже существующей традиции передачи реального имени. Последуем же и мы вслед за Берденниковым. В итоге мы принимаем вариант Берденникова целиком.

Iron Lily (gym mistress) 1. Железная Лили 2. Железная Лили 3. Железная Лили
Это еще одна воспитательница Сьюзен – на этот раз по физкультуре. Ее имя не рассматривалось в совокупности с предыдущими, поскольку комический эффект в данном случае достигается не за счет приема абсурдности. Имена других преподавательниц были смешны из-за отсутствия мотивировки. Здесь мотивировка есть – она заключается в комическом противопоставлении нежного женского имени Lily грубому характеру физкультурницы и соответствующему эпитету «Железная». «This was the province of Iron Lily, who was rumoured to shave and lift weights with her teeth, and whose shouts of encouragement as she thundered up and down the touchline tended towards the nature of «Get some ball, you bunch of soft nellies!» Само имя Lily традиционно передается на русский как Лилия и восходит к одноименному цветку «лилия». Также «The Iron Lily» – это произведение британской писательницы Barbara Willard, которая получила за него в 1973 году литературную премию Guardian Children's Fiction Prize. Есть и словосочетание lily iron. Оно обладает следующими значениями: гарпун со съемным наконечником для меч-рыбы; указывающий на Север кончик стрелки компаса; наконец, под это словосочетание подпадает целый ряд цветов и растений из различных семейств. Но все эти случайные совпадения, конечно же, пропадут втуне. Пратчетт лишь обыгрывает контраст между Железной и Лилией. Железная – прозвищная характеристика персонажа, подлежащая калькированию. Лилия – и нежный цветок, и, таким образом, мощный инструмент для создания иронии за счет несовпадения с «имиджем» и поведением персонажа, и, наконец, реальное имя. Все три мотивировки покрываются именем Лилия. Однако, все переводчики выбрали транскрипцию оригинального имени Lily. Их позиция неожиданно становится ясна, стоит произнести вслух получившееся имя – Железная Лилия – и просклонять его: «Физкультурой заправляла Железная Лилия. Это была область Железной Лилии». Как-то странно звучит. Как будто Железная Лилия – это название масонской ложи, или региональный отдел ордена иллюминатов. Или это какой-то таинственный магический объект, десять лет назад прилетевший с Альфа Центавры и с тех пор повисший над Нью-Йорком. В общем, что угодно, но только не преподавательница физкультуры. Читатель имеет возможность видеть, что мы столкнулись с исключительным случаем обманного эффекта: «лилия» чаще используется как ИН, чем как ИС, и поэтому ассоциируется в первую очередь с ИН. Что и заставляет читателя воспринимать фразу как описание неодушевленного объекта, а не как редкое сочетание прозвищного эпитета и имени. Это заставляет автора данной работы принять вариант всех трех переводчиков.
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Часовой пояс: GMT

 


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах