Search
23 января 2021 г. ..:: Книги » Библиотека (переводы книг) » "Вещие сестрички" (сценарий) »  "Вещие сестрички" (сценарий). Ч.1 ::..   Login

                                                  

  "Вещие сестрички" (сценарий). Ч.1 Minimize

"Вещие сестрички"

По "Плоскому миру" Терри Пратчетта

Эпизод № 1

Адаптация Джимми Хибберта

00 59     Маграт (Сквозь ведьминский смех): Когда мы вновь увидимся втроем?! – (Смех)

01 08     Грэнни:         Я так думаю, что во вторник.

01 14     Веренс:        (Стонет)

               Фелмет:        (Удовлетворенно вздыхает)

               Веренс:        (Стонет)

               (Лошадиное ржание, крик кучера)

01 28     Грэнни:         Тебе вторник подходит, Гита?

               Нэнни:           Для чего?

               Маграт (зловеще): Чтоб расходиться как следует!...

               Нэнни:           Зачем нам расходиться? Я думала, ты нас созвала, наоборот, чтоб сойтись поближе, поболтать, чайку попить.

               Грэнни:         Нет, Гита. Встретиться во вторник тебе будет удобно?

               Нэнни:           Во вторник я с малышом нянчусь, с младшеньким нашего Джейсона. Но в пятницу время найду.
Не тяни с чайком, солнышко, пить хочется — сил нет!

               Возница:       Н-но! Н-но!

01 57     Грэнни:         Ты очень неплохо справляешься. Еще бы чуть-чуть визг подработать...

               Нэнни:           Хороший визг — полезная штука. И прищур у тебя славно выходит.

               Маграт:         Спасибо. Я старалась.

               Грэнни:         Настоящий прищур — это когда ты в собственную ноздрю заглянуть можешь.

               Маграт:         Лепешек не желаете?

               Грэнни:         На ней летучая мышь!

               Маграт:         Да. А глаза я ей сделала из изюма.

02 24     Веренс:        (Кряхтит) — Ну ничего себе!...

               Смерть:        Привет.

               Веренс:        "Привет"?! Я король, к твоему сведению!

               Смерть:        Был, ваше величество.

               Веренс:        Вот так-то лучше... Что?!

               Смерть:        Я сказал — "был". Это называется прошедшее время. Скоро ты к этому привыкнешь.

               Веренс:        Ты, собственно, кто?

               Смерть:        О, у меня много имен.

               Веренс:        И каким именно ты пользуешься в настоящее время?

               Смерть:        "Смерть" сойдет не хуже любого другого.

               Веренс:        Смерть... Ясно... Значит, я... ?

               Смерть:        Да.

               Веренс:        А... Так значит, это был Фелмет. А ведь отец предупреждал меня: "Не позволяй ему заходить тебе за спину". Хе-хе...

03 06     Смерть:        Полагаю, никто тебе не делал никаких намеков?

               Веренс:        Прошу прощения?

               Смерть:        Никаких предчувствий, странных снов? Полоумные гадалки ничего не выкрикивали тебе вслед на улице?

               Веренс:        Про что? Что я умру?

               Смерть:        Выходит, ничего... Зря я надеялся. Вечно все на меня сваливают.

               Веренс:        Кто сваливает?

               Смерть:        Рок. Судьба. Называй, как хочешь. —
Дело в том, что тебе придется стать призраком.

               Веренс:        О...

               Смерть:        Ты уж не расстраивайся из-за этого.

               Веренс:        Постараюсь.

               Смерть:        Вот и молодец.

               Веренс:        Только не очень-то мне по душе вся эта возня с белыми простынями и цепями.

03 48     Возница:       (Произв.)

               Веренс:        Стоны там всякие, завывания...

               Смерть:        А тебе это так надо?

               Веренс:        Да нет...

               Смерть:        Тогда я бы на твоем месте этим не заморачивался. --
Что ж, а теперь мне и вправду пора...

               Веренс:        Эй, обожди! Стой, говорю! Повелеваю тебе остановиться!...

04 06                            А... Э?.. Я что ж, сквозь стену прошел, а?

04 15     Грэнни:         Сюда кто-то едет.

               Маграт:         Тебе дал знать об этом зуд в пальцах?

               Грэнни:         Нет, зуд в ушах. — (Ржание)

               Нэнни:           Никак стук копыт? Кому ж это вздумалось явиться сюда в такую пору?

               Маграт:         А чего тут бояться?

               Грэнни:         Нас.

               Нэнни:           (Смеется)

               (Фырканье лошади)

               Возница:       О...

0435      Грэнни:         Не бойся.

               Возница:       Ох! — Ааа...

04 40     Бензен:         Отдай это мне.

               Грэнни:         Нет.

               Бензен:         Вы никак ведьмы?

               Грэнни:         Могу ли я отрицать очевидное?

               Бензен:         Правду ли говорят, что ведьму холодная сталь не берет?

               Грэнни:         Впервые слышу. Но ты попробуй, проверь.

               Солдат:        Сударь, не надо! Одумайтесь! Это принесет беду...

               Бензен:         Молчать! — Морочь голову деревенским олухам, мать ночи! А я тебя одним ударом уложу!

               Грэнни:         Что ж, тогда рази. Если ты должен нанести удар, бей так, как велит тебе сердце. – (Удар молнии)

               Бензен:         (Смеется) — Промазала! — Э?

               Грэнни:         Может, ты просто не понял, в кого я метила... — Мать ночи, тоже мне!

               Солдат:        Я, я... Не затем я принимал присягу! Не для того, чтоб людей убивать!

               Грэнни:         Вот и я о том же. Я бы на твоем месте в моряки подалась.

               Солдат:        (Произв.)

05 37     Веренс:        Постой! Неужели ты меня тут так и бросишь?! Как ты можешь?!

               Смерть:        Вот так и могу. Ты теперь проходишь по разряду нежити, а это не моя епархия.

               Веренс:        Но…

               Смерть:        Да ты не волнуйся. Это не навечно.

               Веренс:        Хорошо...

               Смерть:        Это только кажется, что это навечно.

               Веренс:        Видеть-то меня хоть кто-нибудь будет?

               Смерть:        О да. Люди, склонные к духовидению. И, само собой, кошки.

               Веренс:        У! Терпеть не могу кошек.

               Смерть:        Послушай, некоторым даже нравится быть призраками. Можно следить за делами своих потомков...

               Веренс:        Мой сын!

               Смерть:        Я что-то не то сказал? — Эх... — Вперед, Бинки! Пошел!

06 15     Грэнни:         А теперь пусть мне кто-нибудь объяснит, то здесь происходит.

               Маграт:         Может, это были бандиты?

               Нэнни:           Нет! У них одни и те же значки! Кто-нибудь знает, что это значит?

               Маграт:         Это значки короля Веренса.

               Грэнни:         Что это еще за король?

               Маграт:         Он правит этой страной.

               Грэнни:         А, вот ты о ком.

               Нэнни:           А в свертке-то что?

               Грэнни:         Это младенец.

               Нэнни:           О-хо-хо... – (Младенец лепечет) — Ути-пути...

06 40     Веренс:        Не-е-ет! — Не-е-ет!...
Мой сын! Г-где, где он?! — Отмщение! — Я должен найти своего сына!
Йеее! — Ох... — Я жажду мести! Я хочу найти сына!

07 01                            Хей... (Произв., кряхтит)

07 07     Нэнни:           Ути-ути-пути!...

               Грэнни:         Уси-пуси! — (Младенец лепечет)

               Маграт:         Да это ж корона. Смотрите, на ней зубчики такие остренькие.

               Грэнни:         Плохо дело...

               Маграт:         Ммм?

               Грэнни:         Не люблю я заглядывать в будущее... Но сейчас у меня такое чувство, что будущее само глядит на меня.
И выражение его мне ой, как не нравится...

07 31     Веренс:        В западне... Я здесь в западне!...

               Чэмпот:         Мерзкая выдалась ночка, а?

               Веренс:        Хуже некуда...

               Чэмпот:         Но не стоит сидеть в грязи, это не поможет. Ты не можешь уйти. Ты должен пребывать там, где тебя убили.
В этом весь смысл привиденствования. Уж поверь мне, я-то знаю.

               Веренс:        Ты меня видишь?!

               Чэмпот:         И вполне отчетливо, должен сказать.

               Веренс:        А! Ты тоже привидение!

               Чэмпот:         Верно подмечено.

               Веренс:        Я догадался, увидев, что ты держишь в руке свою голову.

               Чэмпот:         Тебя это смущает? Я могу приставить ее на место, вот так...

               Веренс:        Обратно?

               Чэмпот:         Очень приятно познакомиться. Чэмпот, король Ланкра.

               Веренс:        Веренс. Аналогично. — Что-то не припомню твоего портрета в Длинной Галерее.

               Чэмпот:         А, портреты! Они появились намного позже меня.

               Веренс:        Так сколько ты уже здесь.

               Чэмпот:         Ну, около тысячи лет. Человеком и призраком.

               Веренс:        А?! Тысячу лет?!

               Чэмпот:         Да. Собственно, я построил этот замок. И только-только закончил отделывать, а тут мой племянник раз! — и отрезал мне голову. Видишь? Ты себе не представляешь, как это меня расстроило.

               Веренс:        Но тысяча лет!...

               Чэмпот:         Все не так уж плохо, поверь. В некоторых смыслах призраком быть лучше, чем человеком.

               Веренс:        Очень странные это должны быть "смыслы"! Мне нравилось быть человеком!

               Чэмпот:         Ничего, ты быстро привыкнешь. У тебя очень сильное морфогенетическое поле.

               Веренс:        Какое такое поле?

               Чэмпот:         Э, — не очень-то я ловко умею объяснять словами. Мне всегда казалось намного проще произвести внушение действием. Но суть в том, насколько ты был жив, — когда был жив. Это вроде бы называется "животная выживаемость". —

09 28                            Чем больше она была у тебя при жизни, тем больше ты остаешься самим собой в виде призрака.
А у тебя она была, я думаю, стопроцентная, когда ты был живым.

               Веренс:        Да, всегда старался не сидеть без дела... —
А! Завтрак! Ха-ха-ха!... — А как мы тут завтракаем?

               Чэмпот:         Мы не завтракаем. Мы же привидения.

               Веренс:        Грр! Я голоден!

               Чэмпот:         (Посмеивается) – Да нет, это невозможно! Это тебе только кажется!

09 57     Леди:             Я побеседовала с придворным лекарем. И он согласился, что Веренс умер от естественных причин.

               Фелмет:        В самом деле, любовь моя.

               Леди:             Мне удалось разъяснить ему, что скатывание с лестницы с кинжалом в спине — это неизлечимое заболевание, и причиной его — естественной причиной...

               Фелмет:        (Фоном вздыхает)

               Леди:             ... является слишком длинный язык. Но эпидемию болезни удалось погасить.

               Фелмет:        Конечно, дорогая.

               Леди:             Да, но как ты мог быть так глуп, что позволил тому слуге сбежать с мальчишкой?! Он был уж чересчур верен! А я ведь тебя предупреждала!

               Фелмет:        Несомненно, милая.

               Леди:             Надеюсь, ты... — Что?!

               Фелмет:        Я прикажу срубить несколько штук и принести их сюда, драгоценная моя.

               Леди:             Срубить несколько штук чего?!

               Фелмет:        А! Деревьев.

               Леди:             Какое отношение деревья имеют ко всему этому?

               Фелмет:        Разве ты не видишь, сколько их расплодилось?!

               Леди:             Не уходи от темы!

               Фелмет:        Ну, прости меня, любимая.

               Леди:             Ты невыносим! —
И нельзя также забывать о короне! Где она?! —
Не выпускай это дело из рук!

               Фелмет:        Да, дорогая.

11 05     Веренс:        Колбаса! Бекон! Яйца! Копченая рыба!-- Черный пудинг...

               Чэмпот:         Тебе только кажется, что ты голоден.

               Веренс:        Мне кажется, я слона готов сожрать!

               Фелмет:        (Смеется — вздох)

11 27                            Монарх всего, что охватывает око... А око, кроме деревьев, ничего не видит.
И ведь как-то без жен обходятся, подлые эгоисты!

               Повар:          Кхм-кхм! — Как завтрак, он вам понравился, ваше величество?

               Фелмет:        Кто вы такой?

               Повар:          Дворцовый повар, ваше величество! Понравилась ли вам моя стряпня?

               Фелмет:        Нет, не понравилась. Чересчур много мяса, на мой вкус. Извольте принести мне овсянку и яйцо, сваренное в мешочек.

               Веренс:        Яйцо в мешочек?!!

               Чэмпот:         Ох, ох...

               Веренс:        Я требую завтрак!

12 00     Привр.:         Ну, что у тебя в прикупе?

               Повар:          Овсянка и яйцо в мешочек!

               Чэмпот:         Можно было бы и поуважительнее, любезный!

               Повар:          Разве это королевская еда?! Если что-то нельзя зажарить и подать с яблоком во рту, я этого готовить не буду! — (Гроза, стук)

12 18     Привр.:         Ну вот, принесла кого-то нелегкая...

               Шут:               Кто что принес?

               Привр.:         Нелегкая судьба, дурень!

               Шут:               Легкая или нелегкая карма? Это что, что-то из зена? – (Стук)

               Привр.:         Ладно, ладно! Иду, иду!

               Повар:          Что еще за "зен"?

               Шут:               А, это весьма известная философская система. Интересной особенностью зена являются бессмысленные на первый взгляд, вопросы, призванные расширить рамки восприя-... — Хе-хе...

               Повар:          Что-что, еще разок?

               Шут:               Э... Право же, куманек, запутал ты меня совсем! У тебя вопросов больше, чем блох у собаки!

               Повар:          Ладно, забудь. Я нынче дерганый, когда шел от столовой, мне все мерещилось, что кто-то пытается вырвать тарелки у меня из рук.
(з/к, приглуш.) — Забавно, а?

13 03     Привр.:         Ну, кого там нелегкая принесла?        

               Солдат:        Нелегкая? Почему — нелегкая?

               Привр.:         Будешь умничать — весь день у меня там простоишь.

               Солдат:        Нет! Я должен немедленно увидеть герцога! Ведьмы разбушевались!

13 16     Грэнни:         Нечего нам в это лезть. Гиблое дело. Потом хлопот не оберемся.

               Маграт:         Все равно мы уже в это вмешались. Ты убила того ужасного человека.

               Грэнни:         Никого я не убивала. Только маленько подтолкнула события. Сам виноват. Если нет уважения, так жди беды.

               Нэнни:           Ухти-тухти, масики!

               Маграт:         Тот бедняга передал его нам, понадеявшись на нашу помощь! Он думал, мы сможем вырастить малыша! Тут ведь все яснее ясного!

               Грэнни:         О! Яснее ясного! Пожалуй! Тут ты права. Да только ясность эта твоя — еще далеко не вся правда.

               Маграт:         Да, но дело в том...

               Грэнни:         Дело в том, что сюда скоро нагрянут люди! Серьезные люди. Которые умеют искать. Камня на камне от домов в ходе поисков не оставят. И...

               Нэнни:           И как тут наш малыш?

               Грэнни:         И, — Гита, я была бы тебе бесконечно признательна, если бы ты прекратила кулдыкать, как индюшка!

               Нэнни:           Не учи меня, как детей нянчить. У меня своих таких пятнадцать штук.

               Грэнни:         Я всего лишь говорю, что мы должны как следует все обдумать.

               Маграт:         Ну и?

               Грэнни:         Первым делом, нам надо убрать его отсюда. Куда-нибудь подальше, где никто не догадается, кто он.
Кроме того, есть еще вот эта штука.

               Маграт:         А, ну это просто! Спрячем под каким-нибудь камнем! Ребенка спрятать гораздо труднее.

               Грэнни:         Неужто? Сама подумай, сколько в стране младенцев, и все на одно лицо. А корон — раз-два и обчелся.
И к тому ж они умеют делать так, чтобы их находили. Как-то действуют людям на мозги. Сунь ее под камень, — и помяни мое слово, через неделю кому-нибудь приспичит его перевернуть.

               Нэнни:           Точно! Сколько раз бывало — уронишь в бездны морские волшебное кольцо, домой воротишься, возьмешь ломтик палтуса к чаю, — глядь, а оно тут как тут.

               Грэнни:         Ни разу. И у тебя тоже. — Так или иначе, он захочет получить ее обратно. Короли сдвинуты на этих своих коронах. А ты, Гита, право же, иной раз такое отмочишь...

               Маграт:         Пойду-ка я, заварю чай.

15 17     Фелмет:        Ведьмы?

               Леди:             Ведьмы?

               Веренс:        Ведьмы?

               Леди:             Там, откуда я родом, мы ведьм не терпим! И не собираемся мириться с ними здесь! Извольте снабдить нас их адресами.

               Канцлер:       Адресами, ваша светлость?

               Фелмет:        Где они живут. Полагаю, ваши сборщики налогов знают, где их найти?

               Канцлер:       Э...

               Фелмет:        Надеюсь, они все же платят налоги?

               Канцлер:       Ну, не то чтобы платят, милорд...

               Фелмет:        Продолжайте, любезнейший.

               Канцлер:       Ну, точней будет сказать, что НЕ платят... Нам всегда казалось... Ну, то есть прежний король думал...
В общем, не платят.

               Фелмет:        Ясно. — Очень хорошо. Вы свободны.

               Леди:             Так вот как твое семейство правило королевством, а? Положительно, убить кузена было твоим долгом!
Это в интересах рода! Слабый недостоин выживания!

               Фелмет:        Именно так, радость моя.

16 19     Нэнни:           Как у нее тут все миленько, а? Цветочки и всякое такое. А на стенках это чего висит?

               Грэнни:         Пихтограмы. Наверное.

               Нэнни:           Ну надо же.

               Грэнни:         Современная! Когда я девчонкой была, мы получали головку воска да пару булавок, и на том спасибо.
Ворожбу свою сами запускали.

               Нэнни:           Чего уж там, сколько с тех пор воды утекло... (Малыш гулит – Нэнни посмеивается)

               Грэнни:         (Принюхивается) Э? Что это за запах?

               Нэнни:           А, пойду-ка спрошу Маграт, нет ли у нее чистых тряпок.

16 56     Грэнни:         А ну, немедленно извольте исполнять!...

               (Воинственные крики)

17 12     Грэнни:         Так вот что для тебя значит быть королем? И стоит ради этого друг другу глотки резать?...

               Маграт:         Сахару?

               Грэнни:         Три ложки. — Дураком надо быть, чтоб в короли согласиться.

               Маграт:         Прошу прощения?

               Грэнни:         Чувствуешь это, верно? Я как раз об этом и говорила. Короны заманивают.

               Маграт:         Какой ужас! Она заставляет меня себя примерить.

               Грэнни:         Да, она такая.

               Маграт:         Но я буду сильной, как ты.

               Грэнни:         Очень на это надеюсь. – (Шмыгнула носом)

               Маграт:         Да она и на корону-то не очень похожа. Невзрачная какая-то.

               Грэнни:         Ты-то их больно много повидала, как посмотрю. Все про них знаешь.

               Маграт:         Повидала, и немало. На них гораздо больше каменьев, а серединка затянута тканью. Когда я была ученицей тетушки Вемпер…

               Грэнни:         Мир ее праху…

               Маграт:         Мир ее праху, — она меня часто брала с собой в Ланкр, когда там играли бродячие артисты. Очень она театр любила. А уж там-то корон хватает, — хотя тетушка говорила, что они все из жести, картона и тому подобного. Но они казались более настоящими, чем эта. Не странно ли?

               Грэнни:         Ненастоящее, которое хочет стать настоящим, часто больше похоже на настоящее, чем само настоящее. — Общеизвестный факт. Но я этого не одобряю.
Так эти, которые бродят в коронах, — во что они там играют?

               Маграт:         Ты что, ничего не знаешь о театре?!

               Грэнни:         Знаю, конечно! Одна из этих новомодных штучек. — А хорошие они люди-то, эти, которые на театре играют?

               Маграт:         Ну, наверное...

               Грэнни:         И по всей стране бродяжат, говоришь?

               Маграт:         Повсюду. Я слышала, как раз сейчас одна труппа в Ланкр пришла.

               Грэнни:         Что ж. Скажи Гите, пусть потеплей закутает малыша. Давненько я не слыхала приличной игры на театре.

10 05     Витоллер:     Ха-ха-ха-ха-ха!... Умри же, хладной стали вкус отведай! —
(Актер стонет)

               Грэнни:         Он же его убил! И людей даже не постеснялся!

               Маграт:         Все в порядке. На самом деле он не умер.

               Грэнни:         Ты хочешь сказать, я вру, голубушка? Я все своими глазами видела!

               Маграт:         Это не по-настоящему, матушка, понимаешь?

19 26     Актер (з/к): (Стонет)

               Витоллер:     О, как ты был мне мил, любезный брат!

               Грэнни:         А теперь он что говорит?

               Маграт:         Говорит, как ему жаль, что тот, второй умер. — Сколько тут корон, верно?

               Грэнни:         Зачем же он его тогда убил-то?

               Маграт:         Ну, это тонкий нюанс...

               Нэнни:           А по-моему, это все притворство одно. Он же дышит, видите? А на сапоги его гляньте! Настоящий король постеснялся бы в такой обувке на люди показываться.

19 54     Фелмет:        Разумеется, окажется, что в стране множество ведьм, и будет непросто найти тех трех, что были на пустоши.

               Леди:             Это не имеет значения!

               Фелмет:        Разумеется, нет.

               Леди:             Возьми это дело в свои руки!

               Фелмет:        Да, любовь моя.

20 07     Грэнни:         Ну, что уставились? Давайте, Играйте дальше!

               Нэнни:           Яблочка возьми-ка.

               Хьюл (Шепотом): Но кто же принца заколол, милорд?

               Старый актер: Но... кто... кто же...

               Хьюл (Шепотом): ... Принца заколол, милорд?

               Старый актер: Милорд!

               Грэнни:         А что это за тип там сбоку им все шепчет?

               Маграт:         Это суфлер. Подсказывает им, что говорить.

               Грэнни:         Они что ж, сами не знают?

               Маграт:         Видно, забывают. Почему-то.

20 37     "Королевна": О боги, страшный вид! Жизнь принца пресеклась! От беззаконной чьей руки он столь безвременно скончался?!

               Грэнни:         А это еще что за явление?

               Маграт:         Это дочь короля.

               Грэнни:         Ты что? Разуй глаза! Это парень. В парике из соломы! И нарочно пищит.

               Маграт:         В театре так положено. Женщин всегда играют мужчины.

               Грэнни:         Почему?

               Маграт:         Женщинам запрещено появляться на сцене.

21 06     Зритель:       Сударыня, вы не могли бы снять шляпу?

               Грэнни:         Нет. — Ну, а теперь что там делается?

               Нэнни:           О покойном короле говорят. Всё гадают, кто ж его прирезал-то, болезного...

               Грэнни:         В самом деле? — Это он сделал!

               Витоллер      Вы обо мне?

               Грэнни:         Мы все свидетели! Он тыкнул его кинжалом!

21 29     Веренс:        (Кряхтит) — Я ее поднял, видишь!

               Чэмпот:         Полагаю, тело мое ты тут поблизости не видел?

               Веренс:        Из-за тебя я ее уронил!

21 39     Грэнни:         Интересно, как они уговорили всех этих королей явиться сюда играть на театре? Я-то думала, они люди занятые — страной там править и все такое.

               Маграт:         Нет, по-моему, ты все-таки не поняла...

               Грэнни:         Что ж, пойду, разберусь! — Эй! Ты ж покойник!

               Актер:           Ох...

22 57     Витоллер:     Могу ли быть чем-то вам полезен, добрые леди?

               Грэнни:         Я тебя знаю! Ты убийца. — Во всяком случае, выглядело оно именно так.

               Витоллер:     Я счастлив! Это такое наслаждение — встретить истинного ценителя! Олвин Витоллер, к вашим услугам! Так сказать, главарь этой банды праздношатающихся бродяг!

               Грэнни:         Ну... Да.

               Нэнни:           Ты, по-моему, тоже молодцом. Так важно да красиво изъяснялся. Сразу видать, что король.

               Маграт:         Надеюсь, мы вам не очень все испортили?

               Витоллер:     О! Мои прекрасные леди! Посмею ли донести до вас тот восторг, с коим душа лицедея встречает среди своей публики натуры, способные прозреть сокровище духа за жалкой оболочкой грима!

               Грэнни:         Думаю, вы имеете право говорить, что угодно, господин Витоллер.

               Витоллер:     Так чем обязан посещением трех столь очаровательных леди?

               Грэнни:         Мы б хотели поговорить с тобой, господин Витоллер. —
(Шепотом) — Без лишних глаз.

               Витоллер:     Сударыня! Ну разумеется! Ныне я обретаюсь в том высокопочтенном оазисе!

               Маграт:         Вы имеете в виду трактир?

23 22     Грэнни:         Только не вздумай тут начать петь про ёжика. --
Видите, это ребенок. И ему нужен дом.

23 41     Фелмет:        Доставить сюда ведьм! В цепях, если необходимо.

               Сержант:      Есть, сир!

               Чэмпот:         Эй, тело! Сюда, сюда! Цып-цып! Хорошее тело, хорошее!...

               Фелмет:        Ступай, любезнейший! Да поживей!

               Сержант:      Есть, сир!

               Чэмпот:         Осторожней, осторожней... Ох-хо-хо...

               Фелмет:        (Отплевывается)

               Веренс:        (Смеется)

24 13     Грэнни:         Видите, — это ребенок. И ему нужен дом.

               Хьюл:            Почему ему нужен дом?

               Грэнни:         Потому что у него его нет. По крайней мере такого, где ему будут рады.

               Витоллер:     Это не жизнь для ребенка. Вечные переезды из города в город. Нет времени на учебу, а в наше время это, говорят, важно.

               Миссис:         А вы-то ему кто будете?

               Нэнни:           Крестные.

24 45     Маграт:         Ты выглядишь такой убогой по сравнению с остальными. (Вздыхает — взвизгивает)

               Актер:           Привет, красавица! Чем занимаешься нынче вечером?

               Маграт:         Ничем. То есть.. Я хочу сказать... Э...

25 06     Витоллер:     Мы будем счастливы позаботиться о нем.

               Грэнни:         Ну, а это на всякие там пеленки, распашонки... Должно хватить.

               Витоллер:     Да на сотню таких хватит... Почему вы сразу не сказали?

               Грэнни:         Человек, которого можно купить, ничего не стоит.

               Хьюл:            Вы ведь о чем-то умалчиваете? За всем этим кроется какая-то тайна? — Но нам лучше об этом не знать?

               Грэнни:         С вашего позволения, я вас покину.

               Витоллер:     А зовут-то его как?

               Грэнни:         Том.

               Нэнни:           Джон.

               Грэнни:         Томджон.

25 41     Нэнни:           Эй, привет! Это ты все спрашивал, кто прирезал герцога.
Обмоем-ка это дело

               Актер:           (Нервно поскуливает)

25 51     Грэнни:         Ну?

               Маграт:         А где нянюшка?

               Грэнни:         Решила принять на грудь.

               Маграт:         На грудь?!

               Грэнни:         Это когда пьешь, а еще больше мимо льешь. — Где корона?

               Маграт:         Я нашла сундук. Там куча корон и всякого прочего. Я положила ее в самый низ, как ты и сказала.

               Грэнни:         Тебя кто-нибудь видел?

               Маграт:         Нет, все были слишком заняты. Только... э...

               Грэнни:         Давай, выкладывай.

               Маграт (Шепотом): Потом пришел мужчина и ущипнул меня за попу.

               Грэнни:         Вот как? Ну и что?

               Маграт:         Ну... Э... Не знаю. Я про такое прежде не слышала.

               Грэнни:         Э... Тетушка Вемпер...

               Маграт:         Мир ее праху...

               Грэнни:         Мир ее праху, да, — она ведь редко где бывала, верно?

               Маграт:         Это из-за ноги, ты же знаешь...

               Грэнни:         Но акушерству и тому подобному она тебя учила?

               Маграт:         А, это-то! Это я не раз делала.

               Грэнни:         Но... Э... она тебе никогда не говорил, что бывает до того?

               Маграт:         Прошу прощения?

               Грэнни:         Ну, знаешь... Насчет мужчин, и все такое?

               Маграт:         А что такое насчет них?

               Грэнни:         Э... А... Думаю, неплохо бы тебе на днях побеседовать по душам с нянюшкой. И как можно скорее.

27 08:    Нэнни (Поет): ... Жирафу, если станешь на стол, но только вот с ежиком выйдет прокол!(Смех з/к)

27 20     Грэнни:         Но только не сегодня.

27 27     Веренс:        (Причмокивает, вздыхает) — Эх, вот бы мне поохотиться! —
Прежде я жить без этого не мог.

27 40     Грэнни:         Пора бы уж научиться извлекать из этой штуки звук.

               Маграт:         А где нянюшка?

               Грэнни:         Прилегла на лужайке. Маленько... приболела.

               Маграт:         Знаешь, а мы ведь действительно его крестные, и должны одарить его тремя дарами. Такова традиция.

               Грэнни:         О чем ты, голубушка?

               Маграт:         Три добрые ведьмы должны одарить младенца тремя дарами. Вроде красоты, мудрости, счастья... В прежнее время так всегда делали.

               Грэнни:         Ты про эти пряничные коттеджи? Всякие там прялки, и тыквы, палец уколоть о шип розы... Никогда я этого не одобряла. — Ну ладно, ладно, если уж тебе так приспичило!

               Маграт:         (Смеется)

               Грэнни:         Ну, так что будем дарить? Красоту? Богатство?

               Маграт:         Ну, деньги — это еще не все. А если пойдет в отца, так и собой хорош собой будет. — Отличное зрение? Красивый голос?

               Нэнни (з/к, поет): А волшебный посох каждому мил!
А на посохе этом набалдашник нехил!
... – (Смеется)

28 47     Грэнни:         Это все неважно. Используй головологию. А все эти глупости с красотой и богатством, — это все пустяки.

               Нэнни:           Выше нос, подруги! Выпьем по глоточку, не будем унывать!

29 03     Стражн. 1:    Интересно, а как можно арестовать ведьму?

               Сержант:      Не знаю. Но думаю, ей это не понравится.

               Стражн. 1:    А мне не нравится, что ей это может не понравиться...

29 15     Нэнни:           Три подарка?! О, я такое в последний раз еще совсем девчонкой делала! Прям молодость вспоминается, хе-хе. — Что ты делаешь-то?

               Маграт:         Надо создать соответствующую магическую обстановку.

               Нэнни:           Ну, и что вы ему дарить собрались?

               Грэнни:         Мы это только обсуждаем.

               Нэнни:           Я знаю, что ему надо! – (Хихикает, нрзбр шепчет)

               Маграт:         Не вижу, какой ему от этого будет прок. — По-моему, это довольно неудобно.

               Грэнни:         Не понимаю, Гита, почему тебе вечно нужно ввернуть какую-нибудь сальность.

               Нэнни:           Он нас еще благодарить будет, когда вырастет! —
(Рыгает) — Ой, пардон.

               Маграт:         Думаю, будет лучше, если мы разойдемся и сделаем это каждая это по-своему. День был долгий, мы все устали.

               Грэнни:         Отличная мысль. — Идем, Гита. День был долгий и мы… устали.

               Нэнни:           За себя говори! А я готова к чему угодно! – (Смеется)

               Грэнни:         А к похмелью, которое у тебя завтра с утра будет, тоже готова?

               Нэнни:           Ты хочешь сказать, я слишком много выпила?

               Грэнни:         Да.

30 28     Маграт:         Что ж, пожалуй, начну. — Он будет легко сходиться с людьми... — Мне-то это никак не дается...

30 43     Нэнни (Поет): Эй, солдатик, взгляни на девчонку, до чего ж у нее... э... Хм... (Грибо мяукает)
А, Грибо... Как там дальше-то?... – (Причмокивает)
Чертовски хорошую память, — вот что ему нужно. Чтоб все слова сходу запоминал. (Похрапывает)

31 10     Стражн.1:     Что теперь, серж?

               Сержант:      Мы... Давайте рассредоточимся. Да, точно. Рассредоточимся.

31 25                            Что?! — А... Молодцы. Общую идею ухватили... А теперь давайте рассредоточимся еще разок, — только на этот раз — по одному.

31 43     Грэнни:         Пусть будет тем, кем сам захочет. Это самое большее, чего можно ожидать от мира.

31 48     Сержант:      Так. А теперь мы… Э…
А! Никого нет дома! Слава богам… – (Скрип)
А! — (Нервно откашливается)

               Грэнни:         Кашель у тебя скверный.

               Сержант:      (Произв.)

               Грэнни:         Правильно сделал, что заглянул.

               Сержант:      (Произв.)

31 16     Фелмет:        Что она сделала?

               Сержант:      Налила мне чашку чаю, сэр.

               Фелмет:        А твои люди?

               Сержант:      Им она тоже предложила чаю, сэр.

               Фелмет:        Сержант…

               Сержант (Фоном): Сэр?

               Фелмет:        … хочу уточнить, – может, я неясно выразился?

               Сержант (Фоном): Сэр?

               Фелмет:        Не ввел ли я тебя непреднамеренно в заблуждение? Мне казалось, я сказал: «Привести сюда ведьму, если необходимо – в цепях». Но может, в действительности я сказал: «Пойди, попей с ней чайку?» —
Я так сказал?

               Сержант:      Э… Нет, сэр.

               Фелмет:        Тогда почему ты не сделал то, что было приказано?

               Сержант:      Сэр?

               Фелмет:        Полагаю, она произнесла какие-то волшебные слова, не так ли? Открыла тебе видения неземных наслаждений? Или она соблазняла тебя темным сладострастием и запретными утехами, о коих смертному не положено знать, и мрачными тайнами со дна мужских желаний?

               Сержант:      Сэр? Вам плохо, сэр?

               Фелмет:        Что? Хорошо, все хорошо!

               Сержант:      А то вы так раскраснелись...

               Фелмет:        Не увиливай! – Признавайся, она предлагала тебе упоительные и кощунственные наслаждения, ведомые лишь тем, кто погряз в похоти?!

               Сержант:      Нет, сэр. – Она предложила мне булочку.

               Фелмет:        Булочку?

               Сержант:      Да, сэр. С изюмом.

               Фелмет:        А что делали твои люди.

               Сержант:      Они тоже получили по булочке, сэр. Кроме юного Роджера, ему нельзя фруктов, у него слабый желудок. / Он ел бисквит, сэр.

               Фелмет:        Можешь идти, сержант.

               Сержант:      Сэр!

33 50     Грэнни:         Стой!...  Тпру!... Ооо!... Тихо ты, кому сказано!...

34 01     Фелмет:        А, дурак!

               Шут:               Здесь, куманек!...

               Фелмет:        Не воображай, что ты кум королю. / Мне нужен твой совет, дурак.

               Шут:               Ей-ей, дяденька…

               Фелмет:        И в племянники мне не набивайся. Если в следующий раз начнешь словами «куманек», «дяденька» или «ей-ей», тебе не поздоровится.

               Шут:               А что скажешь насчет «Ой ли»?

               Леди:             Ты ведь из этих мест, не так ли?

               Шут:               Ей–… Ку–… Э… Да, мэм.

               Леди:             Значит, должен все знать о местных поверьях, обычаях и так далее*

               Шут:               Полагаю, что так, мэм.

               Фелмет:        Где ты спишь, дурак?

               Шут:               В конюшне, сэр.

               Фелмет:        Отныне позволяю тебе спать в коридоре перед дверью в мои покои.

               Шут:               Ну надо же. – Спасибо.

               Леди:             А теперь расскажи нам о ведьмах.

34 54     Грэнни:         Вечер добрый.

               Маграт:         Чудесна встреча при луне. Звезда сияет на…

               Нэнни:           Эй, наше вам!

               Грэнни:         Что это у тебя с волосами? Будто цветочный горшок тебе на голову упал.

               Маграт:         Да… Ну ладно… Для начала нам следует зажечь свечи.

               Нэнни:           А ты смотри, какую славную лампу мне мой Трейси прислал. Хочешь, я огонек прибавлю. —
А вот пол, сделай одолжение, не разрисовывай больше. Наша Дрин в прошлый раз целый день оттирала эти, как их?...

               Маграт:         Руны. — Ну хоть одну свечечку?

               Нэнни:           Ну добро, коли тебе так уж приспичило. Но только одну. И приличную, белую. Без выкрутасов. —
Что там с этим новым королем?

               Маграт:         Он на днях казнил несколько человек в Ланкре, за то, что они говорили, что он убил короля Веренса. За распространение злонамеренной лжи, сказал он. Сказал, Веренс умер от естественных причин.

               Грэнни:         Быть зарезанным – самая что ни на есть естественная причина смерти для короля. – (Грибо мяукает) – А вот у нас в Дурном Заде он несколько домов сжег. За неуплату налогов.

               Нэнни:           Король Веренс тоже так делал. Ужас, какой вспыльчивый был.
(Грибо мяукает фоном)

               Грэнни:         Но он сперва давал людям из домов выйти.

               Нэнни:           Да, он всегда по-благородному действовал.

               Грэнни:         На Страшдество – олений бок в подарок, – это уж непременно.

               Нэнни:           О да! Оченно ведьм уважал. – А уж эта его штука косматая…

               Грэнни:         Ммм… Его droit de seigneur.

               Нэнни:           Угумм… Это дело каждый день тренировки требует.

               Маграт:         О чем вы? У него были домашние животные?

               Грэнни:         Думаю, нам следует приглядывать за этим новым. Уж больно он смышлен, по-моему. Королям это только во вред. И уважения от него не дождешься. – (Грибо мяукает фоном)

               Маграт:         Ко мне на той неделе какой-то человек приходил, спрашивал, не хочу ли я заплатить налоги. Я сказала, что нет.

               Нэнни:           Он и ко мне заглядывал. Но наш Джейсон и наш Уэйн вышли и все ему объяснили.

               Грэнни:         Плюгавый такой, лысый, в черном плаще?

               Нэнни / Маграт: Да!

               Грэнни:         Он у меня в малиннике отирался. Но когда я вышла узнать, что ему надо, удрал.

               Маграт:         Вообще-то я ему дала два пенса. Он сказал, что его будут пытать, если ведьмы не заплатят налоги.

37 25     Леди:             Ну?

               Сборщик:      Ну, / я им объяснил насчет расходов на армию, и тэ дэ, и упомянул о необходимости поддерживать спокойствие, и тэ дэ … и тэ дэ и тэ пэ …

               Леди:             И?

               Сборщик:      А они сказали, пусть король о своем покое сам печется, мэм.
И… и посмотрели на меня.

               Фелмет:        Что значит – посмотрели?

               Сборщик:      Это… Это трудно объяснить.

               Фелмет:        А ты попробуй.

               Сборщик:      Это…Это было неприятно.

               Фелмет:        Не–приятно.

               Сборщик:      Да, сэр. – Вы ведь не заставите меня идти туда опять?! Не заставите?

               Фелмет:        Нет, нет. Просто по дороге загляни к палачу, спроси, когда ему удобно будет с тобой поработать.

               Сборщик:      Да, сэр! Тотчас же, сэр! Спасибо, сэр!… – (Вопит)

               Веренс:        (Смеется фоном)

38 10     Витоллер (з/к): Ладно, а как насчет «Невест короля»?

               Хьюл:            В прошлом году было.

               Витоллер:     Ладно. Тогда дадим им «Мэйло, Клатчского Тирана». – Кхм!

 (Тембром ниже)            «Я кровью сел на трон, и кровью правлю! …»

               Хьюл:            А это в позапрошлом году ставили. – (Томджон посмеивается) – Да все равно, публика сыта по горло королями! Ей посмеяться охота.

               Витоллер:     Моими королями он не пресытилась. Мальчик мой, люди приходят в театр не смеяться! Они приходят Переживать! Познавать! Восхищаться!...

               Хьюл:            Смеяться. – Взгляни-ка на это. – Что скажешь? Комик-могильщик, влюбленные, счастью которых мешает злой король… И почему-то кошки на роликах… – (Томджон смеется фоном) – Они меня беспокоят.. – (Томджон смеется)

               Витоллер:     Она тебе великовата, малыш. Положи-ка ее на место.

39 13     Фелмет:        Это ведьмы, верно?! Взялись за нас наконец?!

               Шут:               Ей, куманек, право же…

39 20     Фелмет:        Дурные знамения! Странные огни в небе! Град из креветок! Гуси ходят задом наперед! Значит, они теперь наводят чары на замок?!

               Шут:               Нет, милорд, они бы никогда…

               Фелмет:        Тебя кто спрашивал?!

               Шут:               Э… Вы, милорд.

               Фелмет:        Ты смеешь спорить со мной?

               Шут:               Нет, милорд.

               Фелмет:        А по-моему, да! Ты, верно, в заговоре с ними?!

               Шут:               Милорд!

               Фелмет:        Вы все плетете против меня козни! Все до единого! Свора заговорщиков! –
Вы меня слышите?! Я — король!!! – (Плачет)
Я – король… Небо свидетель, я ненавижу это королевство! –

 (Шепотом)                    Уж не клинок ли вижу пред собою?...

               Шут:               Нет, милорд. Это мой носовой платок. Если присмотритесь, сразу заметите разницу. На нем меньше режущих краев… (Усмехается)

               Фелмет (Шепотом): Добрый шут… Стань рядом на колени, мой дурак… Верен ли ты мне, дурак? Тебе можно доверять?

               Шут:               Я дал клятву быть верным своему господину до смерти.

               Фелмет (Шепотом): Я не хотел… Меня заставили… Я не хотел…

40-30     Леди:             Лионель!

               Фелмет:        Да, дорогая?

               Леди:             Что это все значит?!

               Фелмет:        Ведьмы, я полагаю…

               Шут:               Я не думаю…

               Леди:             Где тебе. Ты же идиот!

               Шут:               Дурак, миледи.

               Леди:             Так они тебя не оставляют в покое?

               Фелмет:        Чем я могу бороться с колдовством?

               Шут:               Словами, милорд.

               Леди:             Что ты сказал?