Search
18 ноября 2017 г. ..:: Фанфикшен » Фанфики Хейлир о Ринсвинде » Пешка ::..   Login
 Переход по разделам Minimize

    

 Главная шляпа фанфика Minimize

Автор: Хейлир

Дисклэймер: Плоский Мир принадлежит Терри Пратчетту.

Предупреждение: ...

Рейтинг: G

Разрешение на использование: личным запросом

Герои: Ринсвинд, Смерть

Жанр: ...

Размер: мини

Аннотация: Сцена из Интересных времён». Строго говоря, АУшка, потому что в каноне для неё просто не было времени. :) И, пожалуй, имеет место некоторый ООС в сторону большей склонности персонажа к рефлексии. Большей, чем в каноне, имеется в виду. :)

Обсудить фанфик на форуме


    

 Другие работы автора Minimize
Hover here, then click toolbar to edit content

    

 Пешка Minimize

Как мухам дети в шутку,
нам боги любят крылья обрывать…

Какое мне дело до вас до всех?
А вам — до меня?

И за его спиной встала Красная Армия.

 

Ринсвинд смотрел на големов, и его мозг занимало одно-единственное чувство, нагло выкинувшее из родного дома всех прочих жильцов.

До сих пор он только однажды испытывал такое: в башне Цорта, когда неловким движением опрокинул масляную лампу. Глядел на занимающиеся занавески, столб столбом, целую секунду, пока крепкий удар под коленки от Сундука и командный крик Виндрессея высотой с десяток этажей не вернули инстинкт самосохранения и прочие здоровые чувства на полагающееся им место.

Пришёл он в себя уже далеко от безверхой башни — или того, что от неё осталось.

Он старался не вспоминать тот странный миг помешательства и, уж конечно, не думал о том, какое именно чувство вытеснило тогда из сознания все остальные.

 

Но теперь он узнал того нахального гостя. Им было понимание, что от тебя ничего не зависит. Не в общеобывательском смысле, когда можно делать что хочешь, зная, что последствия никак не отразятся на мироздании. Это «ничего» включало в себя и сами поступки, и их результаты. Тот эфебский парень, убивший отца и женившийся на матери, понял бы Ринсвинда. Башня Цорта должна была сгореть, и, значит, он должен был опрокинуть лампу.

А Великий Волшебник должен поднять Красную Армию в поддержку нового императора.

Пешка в руках Рока.

Чёрт бы побрал этого придурка, под взглядом которого всё меняется. Который видит всё так, как хочет видеть, но почему-то оказывается правым в самый неподходящий момент.

Ринсвинд стянул с себя шлем и прикрыл глаза, пытаясь сосредоточиться.

В его голове возникла чёткая, словно «доской» отпечатанная картинка — скорее всего, предназначенная для какого-нибудь философа или другого работника умственного труда, но перепутавшая адрес доставки.

Игровое поле размером с целый мир. Вкруг него сидят боги, делают ставки, бросают кости. А на поле игровые фигурки, делающие ходы богов, но воображающие, что действуют по собственной воле, мечутся, как мыши в лабиринте, или гордо мчатся к цели, как скаковые лошади — чтобы повеселить наблюдающих за ними бездельников.

Всё это было только их игрой.

Его отправка в Агатовую Империю, встреча с Серебряной Ордой и Народной Армией… и его попытка убежать от них. Всё входило в божественный план. Всё было учтено, как у лорда Хона.

Но почему? Почему?!

Разумеется, Ринсвинд знал ответ.

Потому что вечность — это очень, очень долго. И очень скучно.

Потому что богам, как и людям, надо во что-то играть.

 

Потому что игрокам безразличны чувства игрушек.

Ринсвинда с головой захлестнула мутная и грязная волна жалости к бедной загнанной мыши, так старавшейся выбраться из лабиринта — только для того, чтобы прибежать на прежнее место. Которую всё это время специально направляли, подставляя в нужном месте загородки и глядя, как забавно она пищит и тыкается в стенки в поисках выхода.

— Сссволочи… — жалобно проскулил он. И внезапно искра бунта, тлеющая в душе даже самого покорного и жалкого существа (исключая разве что крестьян Агатовой Империи), на которую плеснули горючей жалости к себе, разгорелась в жаркое пламя. Представьте себе чувства муравья, который пережил два потопа своего муравейника, троих мальчишек, расковырявших его палкой, нашествие медведя и лишь быстрее и усерднее таскал на себе стройматериал — только для того, чтобы, возвращаясь с очередной соломинкой на хребте, увидеть, что его дом закатали в асфальт.

Ринсвинд поднял голову и, надрывая горло, закричал:

— Какие же вы — все — СВОЛОЧИ!!!

— И ВОВСЕ НЕЗАЧЕМ ТАК ОРАТЬ, — раздался рядом знакомый голос.

Голос, как нельзя более способствующий моментальной переоценке приоритетов. Звук которого заставляет больного спросить себя, действительно ли боль невыносима, отвергнутому влюблённому напоминает, что всегда можно заняться колкой дров, а в философа, доумствовавшегося до осознания бессмысленности бытия, вселяет интерес к людям, живущим за пятнистыми шторами.

Для основных инстинктов Ринсвинда, временно выпихнутых из головы, этот голос прозвучал сигналом срочного сбора. Ринсвинд, бросившийся спешно наводить в содержимом мозга хоть какое-то подобие порядка, решил выиграть время, прибегнув к старому доброму приёму застигнутых врасплох — будь то студент на экзамене или политик на пресс-конференции. Он переспросил.

— Что ты сказал?

— Я СКАЗАЛ: НЕЗАЧЕМ ОРАТЬ. БОГИ УСЛЫШАТ ТЕБЯ И ТАК. ИЛИ НЕ УСЛЫШАТ. В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ, ОТ ГРОМКОСТИ ГОЛОСА ЭТО НЕ ЗАВИСИТ.

— А, — с умным видом протянул Ринсвинд. Он ожидал продолжения, но его не последовало. Сперва Ринсвинд этому только порадовался, но чем дальше, тем тягостнее становилась пауза. Наконец он не выдержал.

— И что это будет? — спросил он. — Молния? Но я никогда не слышал, чтобы молнии поражали людей внутри холма, на холме — дело другое, и сюда молния уже била…

— ТЫ О ЧЁМ? — оборвал его несвязные рассуждения Смерть.

— Но я думал… что боги… эээ… карают за непочтительность.

— ЕСЛИ Б БОГИ УБИВАЛИ ВСЕХ, КТО ПЛОХО О НИХ ОТЗЫВАЕТСЯ, МНЕ ПРИШЛОСЬ БЫ НАНИМАТЬ ЦЕЛЫЙ ШТАТ ПОМОЩНИКОВ. И НЕ В ИХ ПРАВИЛАХ ПРЕРЫВАТЬ ПАРТИЮ ИЗ-ЗА ПУСТЯКОВ.

— О, — Ринсвинд облегчённо выдохнул. Потом до него дошёл смысл второй фразы: — Так это правда? Я действительно пешка в их игре?

— Я НЕ ИНТЕРЕСУЮСЬ ИХ ИГРАМИ И НЕ РАЗБИРАЮСЬ В ДОСТОИНСТВАХ ФИГУР, — отозвался Смерть. — Я ПРЕДПОЧИТАЮ ИГРУ, КОТОРУЮ МНЕ ПОКАЗАЛ ТВОЙ ДРУГ.

— Он мне не друг! — огрызнулся Ринсвинд.

— ХОРОШО, ТВОЙ ВРАГ.

— Он мне не… Проклятье, а тебе-то какое до этого дело?

— САМОЕ ПРЯМОЕ. ВРАГИ СОКРАЩАЮТ ДОРОГУ КО МНЕ, ДРУЗЬЯ — ВСТАЮТ НА ДОРОГЕ.

— Друзья тоже… иногда сокращают.

— БЫВАЕТ И ТАК.

У Ринсвинда возникло чувство, что нить разговора сбивается петлями и сама собой завязывается в узлы.

— Но раз боги не собираются меня убивать, зачем ты здесь?

Если б голос, давящий на психику тяжестью могильной плиты, мог звучать слегка смущённо, голос Смерти звучал бы именно так.

— Я УСЛЫШАЛ ТВОЙ КРИК И РЕШИЛ УТОЧНИТЬ, НЕ НАДОЕЛА ЛИ ТЕБЕ ЖИЗНЬ. Я БЫ МОГ УСТРОИТЬ ВНЕОЧЕРЕДНУЮ ВСТРЕЧУ, В СЧЁТ ТЕХ, НА КОТОРЫЕ ТЫ НЕ ЯВИЛСЯ.

Ринсвинд замотал головой из стороны в сторону с такой силой, что получившееся миэ сделало б честь любой женской кукле из театра Агатовой Империи.

— Я НЕ САМОЕ СТРАШНОЕ, ЧТО ЕСТЬ В МИРЕ, — несколько уязвленно заметил Смерть.

— Знаю, — кивнул Ринсвинд. — Я ещё в детстве об этом читал. — Возвратившееся за свой контрольный пульт чувство осмотрительно не дало ему договорить: «…и уже тогда считал полной туфтой». Вместо этого он дипломатично прибавил: — Я ничего против тебя не имею, просто у меня ещё куча дел. — Он пошарил в закромах памяти, пытаясь выудить оттуда что-то подходящее. — Я как раз перед самым появлением чудесника обещал Библиотекарю провести сверку топо-каталога.

— ОН УЖЕ ПРОВЁЛ ЕЁ САМ. ПОКА ТЫ НАХОДИЛСЯ В ПОДЗЕМЕЛЬНЫХ ИЗМЕРЕНИЯХ.

— О. Ну тогда… — Как назло, больше ничего путного не подвёртывалось. Его личные гастрономические планы вряд ли подходили под нужную категорию. Ринсвинд отчаянно обвёл глазами подземелье и увидел шлем, лежавший у ног. Он обрадованно ткнул устройство носком сапога. — Да, нужно ведь кому-то разобраться с этим.

— ТАК ТЫ ВСЁ-ТАКИ РЕШИЛ НАДЕТЬ ЕГО?

— А у меня есть выбор? — пожал плечами Ринсвинд. — У пешки в руках Рока?

— ТОБОЙ ИГРАЕТ НЕ РОК.

— Да какая разница, кто?

— ЕСЛИ Б ТОБОЙ ИГРАЛ РОК, У ТЕБЯ НЕ БЫЛО БЫ ВЫБОРА. А ОН У ТЕБЯ ЕСТЬ.

Ринсвинд поднял голову. Его лицо, всё в разводах уже успевшей подсохнуть грязи, напоминало невиданную полосатую маску театра «но».

— У меня есть выбор? — медленно повторил он.

— ТЫ УЖЕ ЗАДАВАЛ ЭТОТ ВОПРОС. ЗА ПРОШЕДШЕЕ ВРЕМЯ ОТВЕТ НА НЕГО НЕ ИЗМЕНИЛСЯ.

Ринсвинд снова посмотрел на шлем.

-То есть я могу надеть его, а могу не надевать?

— ДА.

— Но… — Ринсвинд будто думал вслух: по крайней мере, слова шли так же туго, как и мысли, — если пророчество не осуществится, тогда они… тогда лорд Хон победит?

— Я БЫ СКАЗАЛ, ЭТО ВЕСЬМА ВЕРОЯТНО.

— Хорошенький выбор, — хмыкнул Ринсвинд.

— ТЕМ НЕ МЕНЕЕ ОН У ТЕБЯ ЕСТЬ.

— Я уже понял, спасибо.

— УЧТИ, ЭТИ ШТУКИ МОГУТ БЫТЬ ОПАСНЫМИ ДЛЯ ТЕХ, КТО НЕ УМЕЕТ ИМИ УПРАВЛЯТЬ.

Сейчас лицо Ринсвинда походило не на маску, а на лицо актёра «но», играющего без маски.

— А тебе какая разница? Или ты болеешь за другую сторону?

— НЕТ. Я УЖЕ ГОВОРИЛ, ЧТО НЕ ИНТЕРЕСУЮСЬ ЭТОЙ ИГРОЙ. МНЕ ДОСТАТОЧНО ПОДОЖДАТЬ, ЧТОБЫ ВЗЯТЬ ФИГУРУ. ЛЮБУЮ. И, ЧТО БЫ ТЫ НИ ВЫБРАЛ, СЕГОДНЯ МЕНЯ ЖДЁТ УЙМА РАБОТЫ.

 

Смерть исчез, а Ринсвинд продолжал вертеть шлем в руках. Предупреждение не испугало его — чего бояться тому, на чьей стороне Госпожа? Даже если это сторона игровой доски. Особенно если это сторона игровой доски. Бог может оставить своего преданнейшего слугу, но не фигуру, которой играет. Да и в пророчестве ничего не говорилось о несчастных случаях.

Нет, он не чувствовал страха — такое бывало с ним прежде, очень редко, но бывало. Однако и злость вся ушла в тот богохульственный крик. Если люди сплошь и рядом относятся друг к другу как к вещам — кошелькам с золотом, отмычкам или оружию, почему бы и богам не поступать так же? У них ведь нет других игрушек… Где-то на краю его сознания шевельнулось что-то похожее на жалость, но он поспешно задавил это что-то. Может, боги и привыкли к тому, что их проклинают, но к тому, что их жалеют смертные — едва ли.

Он не чувствовал ничего, кроме желания лечь, свернуться клубочком и заснуть. Вот только доспехи мешали… Он стоял, бессмысленно таращась на шлем, словно пытался понять, что это такое и что с ним делать.

«Ты должен надеть его и поднять в бой Красную Армию», напомнил внутренний голос, встревающий обычно, когда и без него в голове царит полный сумбур.

Но ради чего?

Чтобы исполнить древнее пророчество? Стать живым примером того, как попытка убежать от судьбы приводит ровно к обратному? Войти в одну из легенд, которые и складывали то, скорее всего, по заказу богов — чтоб показать смертным, как тщетно противиться их воле?

Или ради той, что сейчас играет им? Ведь она дала им шанс на Крулле и хранила потом. Наверное.

Потому что не хотела потерять фигуру.

И всё же… она спасла ему жизнь.

А сколько раз спасал её Двацветок? Сколько раз спасал её Коэн?

Нет, не ради богов. Даже ослепительно красивой зеленоглазой Госпожи. А ради…

Он смотрел на шлем проясняющимися глазами и чувствовал, как неторопливо, упругими толчками к нему возвращается злость. Непревзойдённый мотиватор. Куда лучший, чем страх.

До всех сволочей мира не доберешься. Но кое-до кого…

Они заплатят за всё. За все его мучения в этой треклятой стране. За плен, коу-тау и те два удара.

За крестьян, не глядящих в глаза при разговоре. И за… тот взгляд Двацветка.

«Нет,— возразил внутренний голос, словно нарочно придуманный для того, чтобы говорить под руку. — Ты прекрасно знаешь, что всё будет не так. Высокопоставленные сволочи будут стоять на холмах, наблюдая за ходом сражения. А умирать будут обычные люди, такие же, как ты. Которым так же хочется жить».

— Что ж, — мысленно отозвался Ринсвинд. — Лучше они, чем… Лучше они.

Он надел шлем и дёрнул рукой, отгоняя прочь надоедливую жёлтую бабочку. Красная Армия повторила его движение.


    

 Помочь Мастеру Minimize

Про Фонд исследования болезни Альцгеймера

Если хотите помочь в сборе средств для Треста исследования болезни Альцгеймера, сделайте, пожалуйста взнос, щелкнув на ссылку официального сайта по сбору средств, где, как  вы можете быть уверены, все 100% попадут тресту. Не забудьте упомятуть Терри в окне для комментариев.

Спасибо за вашу продолжающуюся поддержку.


    

Copyright (c) 2017 Терри Пратчетт — Русскоязычный международный сайт   Terms Of Use  Privacy Statement
DotNetNuke® is copyright 2002-2017 by DotNetNuke Corporation
  • http://www.pratchett.org/controls/louboutinshoes.asp
  • cheap ugg boots/h2>

    barbour uk

    cheap air jordan

    nike uk

    nike uk

    nike uk

    nike uk

    juicy couture uk

    nike uk

    Cheap nike shoes

    nike uk

    nike uk