Search
22 ноября 2017 г. ..:: Книги » Библиотека (переводы книг) » Удивительный Морис и его ученые грызуны » Глава 9 ::..   Login
 Содержание и ссылки Minimize
Автор перевода: ole_yansen

К обложке

Открыть текст перевода целиком

Обсудить перевод на форуме



    

 Удивительный Морис и его ученые грызуны Minimize

Гла­ва 9

Фер­мер Фред отк­рыл дверь и уви­дел всех зве­рей Пуш­ной До­лины. «Мы не мо­жем най­ти Мис­те­ра Зай­ки­на и Ру­пер­та Кры­совс­ко­го», — вскри­чали они.

— Из «Прик­лю­чения мис­те­ра Зай­ки­на»

— Ну на­конец-то! — ска­зала Ма­лиша, стря­хивая ве­рев­ки. — Я по­чему-то ду­мала, что кры­сы мо­гут грызть быст­рее.

— Они поль­зо­вались но­жом, — ска­зал Кит. — И ты мо­жешь ска­зать им спа­сибо, не так ли?

— Да, да, ска­жи им, что я очень бла­годар­на, — ска­зала Ма­лиша, под­ни­ма­ясь.

— Са­ма ска­жи!

— Из­ви­ни, мне как-то не­лов­ко… го­ворить с кры­сами.

— Ду­маю, те­бя мож­но по­нять, — сог­ла­сил­ся Кит. — Ты вы­рос­ла в не­навис­ти к ним, по­тому что они…

— О, это сов­сем не то, — ска­зала Ма­лиша, под­хо­дя к две­ри и смот­ря на за­моч­ную сква­жину. — Прос­то это так по… детс­ки. Так… уси-пу­си. Чувс­твую се­бя как в… Мис­те­ре Зай­ки­не.

— Мис­те­ре Зай­ки­не?- писк­ну­ла Пер­си­ки, и это дей­стви­тель­но был писк, сло­во, выр­вавше­еся как вскрик.

— А что та­кого в Мис­те­ре Зай­ки­не? — спро­сил Кит.

Ма­лиша су­нула ру­ку в кар­ман и вы­нула свой па­кет с сог­ну­тыми шпиль­ка­ми для во­лос.

— О, это кни­ги, ко­торые на­писа­ла од­на глу­пая жен­щи­на, — от­ве­тила она, по­качи­вая за­мок. — Глу­пые сказ­ки для соп­ли­вых де­тишек. Там кры­са, кро­лик, змея, ку­рица, со­ва. Они все но­сят одеж­ду, раз­го­вари­ва­ют с людь­ми, и все-та­кие доб­рень­кие и ми­лые, что аж тош­нит. Зна­ете, мой отец до сих пор их хра­нит с тех пор, как он был ре­бен­ком? «Прик­лю­чение Мис­те­ра Зай­ки­на», «Хло­пот­ный день Мис­те­ра Зай­ки­на», «По­мощь Ру­пер­та Кры­совс­ко­го«… он чи­тал их мне все, ког­да я бы­ла ма­лень­кой, и ни в од­ной из них не­ту ни од­но­го ин­те­рес­но­го убий­ства.

— Ду­маю, те­бе луч­ше ос­та­новить­ся, — пре­дос­те­рег Кит. Он не ос­ме­ливал­ся гля­нуть на крыс.

— Ни под­текс­тов, ни со­ци­аль­ной проб­ле­мати­ки… — про­дол­жа­ла Ма­лиша, по преж­не­му ко­выря­ясь в зам­ке. — Са­мое ин­те­рес­ное что во­об­ще про­изош­ло, это ког­да Ут­ка До­рис по­теря­ла туф­лю — ут­ка по­теря­ла туф­лю, по­нима­ешь? — и она наш­лась под кро­ватью пос­ле то­го, как ее ис­ка­ли на про­тяже­нии все­го расс­ка­за. Ты на­зыва­ешь это зах­ва­тыва­ющим сю­жетом? Я — нет. Ес­ли лю­ди хо­тят на­писать глу­пую сказ­ку о жи­вот­ных, вы­да­ющих се­бя за лю­дей, то, по край­ней ме­ре, там долж­но быть хоть нем­но­го ин­те­рес­но­го на­силия…

— О, бо­же, — отоз­вался Мо­рис из-за ре­шет­ки.

На этот раз Кит взгля­нул вниз. Пер­си­ки и Опас­ные Бо­бы ис­чезли.

— Зна­ете, я ни­ког­да не от­ва­живал­ся ска­зать им, — ска­зал он, не об­ра­ща­ясь ни к ко­му конк­рет­но. — Они ду­мали, что все это прав­да.

— В стра­не Пуш­ной До­лины — воз­можно, — ска­зала Ма­лиша, и под­ня­лась, ког­да за­мок щелк­нул в пос­ледний раз. — Но не здесь. Мо­жешь се­бе предс­та­вить ко­го-ни­будь, кто на са­мом де­ле при­думал та­кое имя и при этом не сме­ял­ся? Пой­дем.

— Ты их расс­тро­ила, — ска­зал Кит.

— Пос­лу­шай, мо­жет вы­берем­ся от­сю­да, по­ка не вер­ну­лись кры­соло­вы? — ска­зала Ма­лиша.

«У этой де­воч­ки есть осо­бен­ность, — по­думал Мо­рис, — она не уме­ет слу­шать, что хо­тят ска­зать лю­ди. Она их во­об­ще не слу­ша­ет, ес­ли ра­зоб­рать­ся.»

— Нет, — ска­зал Кит.

— Что «нет»?

— Нет, я не пой­ду с то­бой. Тут про­ис­хо­дит что-то пло­хое, зна­читель­но ху­же, чем прос­то глу­пые лю­ди, во­ру­ющие еду.

Мо­рис смот­рел, как они опять пре­пира­ют­ся. Лю­ди, да? Ду­ма­ют, что они вен­цы тво­рения. Не то, что мы, кош­ки. Мы не ду­ма­ем, мы зна­ем. Ви­дели ког­да-ни­будь, что­бы кот кор­мил че­лове­ка? Что и тре­бова­лось до­казать…

«Как же лю­ди кри­чат», — про­шипел ти­хий го­лос в его го­лове.

«Это что, моя со­весть?» — по­думал Мо­рис. Его мыс­ли ска­зали: «Кто, я? Нет. Но те­перь, ког­да ты расс­ка­зал им про Прип­ра­вы, я чувс­твую се­бя зна­читель­но луч­ше.»

Мо­рис не­лов­ко пе­рес­ту­пил с ла­пы на ла­пу.

— Тог­да, — про­шеп­тал он, гля­дя на свой жи­вот, — Прип­ра­вы, это ты?

Он опа­сал­ся та­кого по­воро­та со­бытий с тех пор, как по­нял, что съ­ел Из­ме­нив­ше­гося. У них ведь есть го­лоса, вер­но? До­пус­тим вы съ­ели ко­го-то? До­пус­тим его го­лос ос­тался внут­ри? До­пус­тим… сон, в ко­тором Прип­ра­вы внут­ри не­го? Та­кие ве­щи мо­гут серь­ез­но пов­ли­ять на ко­шачий сон, да.

— Нет, — ска­зал го­лос, как шум вет­ра в кро­нах да­леких де­ревь­ев, — это Я. Я — ПА­УК.

— О, ты па­ук? — про­шеп­тал-по­думал Мо­рис. — Я мо­гу сде­лать па­ука с тре­мя ла­пами, свя­зан­ны­ми за спи­ной.

— Не па­ук. ПА­УК.

Сло­во на са­мом де­ле жа­лило. Рань­ше та­кого не бы­ло.

— Те­перь я в тво­ей ГО­ЛОВЕ, кот. Ко­ты, ко­ты, пло­хи как со­баки, ху­же крыс. Я в тво­ей ГО­ЛОВЕ, и я ни­ког­да не УЙ­ДУ.

Ла­па Мо­риса дер­ну­лась.

— Я бу­ду в тво­их СНАХ.

— Пос­лу­шай, я прос­то про­ходил ми­мо, — от­ча­ян­но про­шеп­тал Мо­рис. — Мне не нуж­ны неп­ри­ят­ности. На ме­ня нель­зя по­ложить­ся! Я — кот! Я бы сам се­бе не до­верял бы, а ведь я — это я! Прос­то поз­воль мне выб­рать­ся на све­жий воз­дух, и я бу­ду дер­жать­ся по­даль­ше от тво­их… ног, во­лос или мох­на­тых час­тей, или что там у те­бя!

— Ты не хо­чешь УБЕ­ГАТЬ.

Это прав­да, по­думал Мо­рис, я не хо­чу убе… По­годи, я хо­чу убе­жать!

— Я кот! — про­бор­мо­тал он. — Не поз­во­лю ни­какой кры­се уп­равлять мной. А ты пы­тал­ся!

— Да, — пос­лы­шал­ся го­лос Па­ука, — но тог­да ты был СИ­ЛЕН. А сей­час твой ма­лень­кий ра­зум ме­чет­ся по кру­гу и хо­чет, что­бы кто-то дру­гой ду­мал за не­го. Я мо­гу ду­мать за те­бя.

— Я мо­гу ду­мать за ВСЕХ.

— Я всег­да бу­ду с то­бой.

Го­лос рас­та­ял.

«От­лично», по­думал Мо­рис. «Вре­мя ска­зать про­щай, Бэд Блинц. Ве­черин­ка за­кон­чи­лась. У крыс есть дру­гие кры­сы, мно­го крыс, и да­же эти два че­лове­ка есть друг у дру­га. А у ме­ня есть толь­ко я, и я хо­чу быть у се­бя где-ни­будь, где со мной не бу­дут го­ворить стран­ные го­лоса.»

— Из­ви­ните, — ска­зал он, по­высив го­лос. — Мы ухо­дим, или как?

Двое лю­дей пос­мотре­ли на ре­шет­ку.

— Что? — ска­зал Кит.

— Я бы луч­ше ушел, — ска­зал Мо­рис. — Мо­жешь вы­тащить эту ре­шет­ку? Это бу­дет не труд­но, она вся прор­жа­вела. Хо­роший маль­чик. Те­перь мы мо­жем бе­жать…

— Они поз­ва­ли ду­доч­ни­ка, Мо­рис, — ска­зал Кит. — А Клан раз­бе­жал­ся по все­му под­зе­мелью. Ду­доч­ник бу­дет тут ут­ром. Нас­то­ящий ду­доч­ник, Мо­рис. Не фаль­шив­ка, как я. Они ис­поль­зу­ют вол­шебные флей­ты. Ты хо­чешь пос­мотреть, что ста­нет­ся с на­шими кры­сами?

Мо­рисо­ва но­вая со­весть да­ла ему хо­роше­го пин­ка.

— Ну, уви­деть не хо­тел бы, — не­охот­но воз­ра­зил Мо­рис. — Не то, что­бы хо­тел, нет.

— Хо­рошо. Зна­чить мы ни­куда не бе­жим, — ска­зал Кит.

— Да? А что же мы тог­да бу­дем де­лать? — спро­сила Ма­лиша.

— Мы по­гово­рим с кры­соло­вами, ког­да те вер­нутся на­зад, — от­ве­тил Кит. У не­го был за­дум­чи­вый вид.

— А по­чему ты ду­ма­ешь, что они за­хотят с на­ми го­ворить?

— По­тому что, ес­ли они с на­ми не по­гово­рят, — ска­зал Кит,-то ум­рут.

 

Кры­соло­вы приш­ли че­рез двад­цать ми­нут. Дверь хи­жины бы­ла от­перта, с трес­ком рас­пахну­та, а по­том с гро­хотом зах­лопну­та. Вто­рой Кры­солов да­же зак­рыл ее на за­сов.

— Пом­нишь, ты го­ворил, что это дол­жен быть прек­расный ве­чер? — ска­зал он, опи­ра­ясь на дверь и тя­жело ды­ша. — Пов­то­ри опять, по­тому что я про­пус­тил эту его часть.

— Затк­нись, — ска­зал Пер­вый Кры­солов.

— Кто-то дал мне в глаз.

— Затк­нись.

— И, ду­маю, я по­терял свой бу­маж­ник. Двад­цать дол­ла­ров по­маха­ли мне руч­кой.

— Затк­нись.

— И я не смог заб­рать ни од­ной кры­сы, из вы­жив­ших пос­ле пос­ледней схват­ки!

— Затк­нись.

— И со­бак мы то­же не заб­ра­ли! Мы мог­ли бы ос­та­новит­ся и от­вя­зать их! Кто-то мо­жет их ук­расть.

— Затк­нись.

— А кры­сы час­то так про­носят­ся по воз­ду­ху? Или это ве­щи, о ко­торых расс­ка­зыва­ют толь­ко во­пыт­ным кры­соло­вам?

— Я го­ворил те­бе затк­нуть­ся?

— Да.

— Затк­нись. Хо­рошо, мы ухо­дим пря­мо сей­час. Мы за­берем день­ги и свист­нем лод­ку за дам­бой, хо­рошо? Мы ос­та­вим ба­рах­ло, ко­торое не ус­пе­ли про­дать, и прос­то уй­дем.

— Вот прос­то так? Без­ру­кий Джон­ни с ре­бята­ми завт­ра ве­чером под­ни­мут­ся по ре­ке, что­бы заб­рать сле­ду­ющую пар­тию, и…

— Мы ухо­дим, Билл. Тут пах­нет жа­реным.

— Вот прос­то так? Он дол­жен нам две сот­ни дол…

— Да! Прос­то так! Вре­мя ухо­дить. Пе­сен­ка спе­та, птич­ка уле­тела, кот выс­ко­чил из меш­ка! А… Это ты ска­зал?

— Что ска­зал?

— Это ты толь­ко что ска­зал «Я бы был не про­тив»?

— Я? Нет.

Кры­соло­вы ог­ля­дели са­рай. Кро­ме них тут ни­кого не бы­ло.

— Ну хо­рошо, — ска­зал он. — Это бы­ла длин­ная ночь. Пос­лу­шай, ког­да де­ла обо­рачи­ва­ют­ся в худ­шую сто­рону, зна­чит, приш­ло вре­мя ухо­дить. Ни­каких при­вязан­ностей. Мы прос­то ухо­дим, да? Я не хо­чу быть здесь, ког­да за на­ми при­дет тол­па. И я не хо­чу встре­чать­ся с эн­ти­ми ду­доч­ни­ками. Они не ду­раки. Они кру­гом су­ют свой нос. И они сто­ят ку­чу де­нег. Лю­ди нач­нут за­давать воп­ро­сы. И единс­твен­ный воп­рос, ко­торый я бы хо­тел, что­бы они за­дава­ли, это: «Ку­да по­дева­лись на­ши кры­соло­вы?». По­нял? Хо­рош тот, кто зна­ет, ког­да приш­ло вре­мя ухо­дить. А глу­пые ко­тята…. Что ты ска­зал?

— Кто, я? Я ни­чего не го­ворил. Чаш­ку чая? Ты всег­да се­бя луч­ше чувс­тву­ешь пос­ле чаш­ки чая.

— Раз­ве ты не ска­зал «Сам ты ко­тенок»? — спро­сил Пер­вый Кры­солов.

— Я прос­то спро­сил, не хо­чешь ли ты чаш­ку чая! Чест­ное сло­во! Ты в по­ряд­ке?

Пер­вый Кры­солов ус­та­вил­ся на сво­его при­яте­ля, пы­та­ясь за­метить сле­ды лжи на его ли­це. По­том он ска­зал:

— Да, да. Я в по­ряд­ке. Мне три лож­ки.

— Ну и хо­рошо, — ска­зал Вто­рой Кры­солов, на­сыпая са­хар. — Са­хар по­лезен. На­до сле­дить за со­бой.

Пер­вый Кры­солов взял круж­ку, отх­леб­нул чай, и ус­та­вил­ся на кру­жащу­юся по­верх­ность.

— Как мы до это­го до­кати­лись? — ска­зал он. — Я имею в ви­ду, до все­го это­го! Зна­ешь? Иног­да я ночью про­сыпа­юсь и ду­маю — это глу­по, но ког­да до­ходит до де­ла, это все выг­ля­дит, ну, ра­зум­ным. Я имею в ви­ду кра­жа и об­ви­нение в этом крыс, да. Вы­веде­ние боль­ших силь­ных крыс для ямы и от­бор тех, кто вы­жил, так что мы мо­жем вы­вес­ти еще боль­ших крыс, да. Но… я не знаю… я не при­вык быть гро­милой, ко­торый свя­зыва­ет де­тей.

— Но мы за­рабо­тали толс­тую пач­ку де­нег.

— Ага, — Пер­вый Кры­солов пок­ру­жил круж­ку с ча­ем и отх­леб­нул еще. — Ду­маю, смысл в этом. Это что, но­вый чай?

— Нет, это прос­той Зе­леный Лорд[21*], са­мый обыч­ный.

— На вкус нем­но­го дру­гой.

Пер­вый Кры­солов осу­шил круж­ку и пос­та­вил ее на скамью.

— Хо­рошо, да­вай возь­мем…

— Ду­маю, это­го дос­та­точ­но, — ска­зал го­лос у не­го над го­ловой. — Те­перь стой­те на мес­те и слу­шай­те ме­ня. Ес­ли вы по­бежи­те, то ум­ре­те. Ес­ли бу­дете слиш­ком мно­го го­ворить, то ум­ре­те. Ес­ли бу­дете слиш­ком дол­го ждать, ум­ре­те. Ес­ли ду­ма­ете, что боль­но ум­ные, ум­ре­те. Воп­ро­сы есть?

Нес­коль­ко клоч­ков пы­ли сле­тело со стро­пила. Кры­соло­вы пос­мотре­ли на­верх и уви­дели смот­ря­щую вниз ко­шачью мор­ду.

— Это прок­ля­тый ко­тяра то­го пар­ня! — ска­зал Пер­вый Кры­солов. — Я же го­ворил те­бе, что он стран­но на ме­ня смот­рел!

— На ва­шем мес­те я бы смот­рел не на ме­ня, — то­ном при­ят­ной бе­седы ска­зал Мо­рис. — Я бы смот­рел на кры­синый яд.

Вто­рой Кры­солов по­вер­нулся к сто­лу.

— Эй, кто ук­рал наш кры­синый яд? — ска­зал он.

— Ох, — ска­зал Пер­вый Кры­солов, ко­торый со­об­ра­жал зна­читель­но быст­рее.

— Ук­рал? — ска­зал кот с по­тол­ка. — Мы не кра­дем. По­тому что это во­ровс­тво. Мы прос­то по­ложи­ли его в дру­гое мес­то.

— Ох, — ска­зал Пер­вый Кры­солов, не­ожи­дан­но при­сажи­ва­ясь.

— Это опас­ная шту­ка! — крик­нул Вто­рой Кры­солов, смот­ря, чем бы за­пус­тить в ко­та. — Не­зачем те­бе его хва­тать! Сей­час же ска­жи, где он!

Люк в по­лу со сту­ком от­ки­нул­ся. Кит вы­сунул го­лову, а по­том на­чал под­ни­мать­ся по лест­ни­це, по­ка кры­соло­вы смот­ре­ли на не­го в изум­ле­нии.

В ру­ках он дер­жал мя­тый бу­маж­ный па­кет.

— О, бо­же, — ска­зал Пер­вый Кры­солов.

— Что ты сде­лал с от­ра­вой? — тре­бова­тель­но спро­сил Вто­рой Кры­солов.

— Ну, — от­ве­тил Кит, — раз вы уж об этом упо­мяну­ли, ду­маю, бòль­шую ее часть я по­ложил в са­хар…

 

За­гар оч­нулся. Спи­на бо­лела, ды­шать бы­ло тя­жело. Он чувс­тво­вал вес сдав­ли­ва­ющих его че­люс­тей кап­ка­на и ужа­са­ющий зах­ват сталь­ных зу­бов на жи­воте.

«Я не дол­жен был вы­жить, — по­думал он, — Хо­тел бы я, что­бы так и бы­ло…»

Он по­пытал­ся под­нять­ся, но ста­ло еще ху­же. Боль толь­ко ста­ла нем­но­го силь­нее, ког­да он бес­силь­но про­вис об­ратно.

«Пой­ман, как кры­са в кап­кан, — по­думал он. — Ин­те­рес­но, ка­кого он ти­па?»

— За­гар? — раз­дался го­лос не­пода­леку.

За­гар по­пытал­ся от­ве­тить, но каж­дое, да­же не­боль­шое, дви­жение зас­тавля­ло че­люс­ти кап­ка­на сжи­мать­ся силь­нее.

— За­гар?

За­гару уда­лось из­дать сла­бый писк. Сло­ва при­чиня­ли слиш­ком мно­го бо­ли.

Во влаж­ной тем­но­те про­шур­ша­ли ла­пы.

— За­гар!

Пах­ло Пи­татель­ной.

— Ммм, — про­мычал За­гар, пы­та­ясь по­вер­нуть го­лову.

— Ты по­пал в кап­кан!

Это бы­ло уже слиш­ком, нес­мотря на то, что каж­дое сло­во при­чиня­ло стра­дания.

— О… прав­да? — ска­зал он.

— Я пой­ду и при­веду С-с-сар­ди­ны? — за­икаясь про­бор­мо­тала Пи­татель­ная.

За­гар по­чу­ял за­пах кры­синой па­ники. Для па­ники сей­час не вре­мя.

— Нет! Ска­жи… — про­пых­тел он, — … ка­кой… тип… кап­ка­на?

— Э… э… э… — ска­зала Пи­татель­ная.

За­гар сде­лал глу­бокий, об­жи­га­ющий вдох.

— По­думай, ты… нес­част­ный га­диль­щик!

— Э, э… он весь ржа­вый… э… Кру­гом ржав­чи­на! По­хоже на… э… мо­жет быть… Спи­нолом

За спи­ной За­гара раз­дался скре­бущий звук.

— Да! Я счис­ти­ла ржав­чи­ну зу­бами! Тут на­писа­но «Спи­нолом Мо­дель один, Братья Нь­юд­жент», сэр!

За­гар по­пытал­ся ду­мать под все уси­лива­ющим­ся ужас­ным дав­ле­ни­ем.

Мо­дель один? Старье! Что-то из на­чала вре­мен! Са­мый ста­рый, что он ви­дел, был Улуч­шенный Спи­нолом, Мо­дель семь! А по­мочь ему мо­жет толь­ко Пи­татель­ная, пол­ная дрллт с че­тырь­мя ле­выми ла­пами.

— Ты ви­дишь… как…? — на­чал он, но тут у не­го пе­ред гла­зами зажг­лись баг­ро­вые ог­ни, ог­ромный тун­нель баг­ро­вого све­та.

Он по­пытал­ся сно­ва и по­чувс­тво­вал, что уп­лы­ва­ет к све­ту.

— Ты… ви­дишь… как… пру­жина… ?

— Тут все прор­жа­вело, сэр! — раз­дался па­нику­ющий го­лос. — По­хоже, он не­возв­рат­но­го дей­ствия, как на «Боль­шом Ку­саке Джен­кинса и Джен­кинса», сэр, но тут на кон­це не­ту крю­ка! Что де­ла­ет эта де­таль, сэр? Сэр? Сэр?

За­гар по­чувс­тво­вал, что боль ухо­дит. «Так вот, как это про­ис­хо­дит, — меч­та­тель­но по­думал он. — Уже слиш­ком позд­но. Она за­пани­ку­ет и убе­жит. Это то, что мы де­ла­ем. Ког­да у нас неп­ри­ят­ности, мы за­бива­ем­ся в пер­вую по­пав­шу­юся ды­ру. Но все уже не име­ет зна­чения. В кон­це кон­цов, ока­зыва­ет­ся, это дей­стви­тель­но по­хоже на сон. Ни о чем не на­до вол­но­вать­ся. Очень при­ят­но, прав­да. А мо­жет быть тут дей­стви­тель­но есть Боль­шая Кры­са, Жи­вущая Глу­боко Под Зем­лей. Вот бы­ло бы слав­но.»

Он бла­жен­но плыл в теп­лой ти­шине. Тут про­ис­хо­дили пло­хие ве­щи, но они те­перь да­леко, и боль­ше не име­ют зна­чения…

Ему по­каза­лось, что он ус­лы­шал за спи­ной звук, как буд­то кры­синые ко­гот­ки ца­рапа­ют ка­мен­ный пол. На­вер­ное, убе­жала Пи­татель­ная, по­дума­ла часть его. А дру­гая часть по­дума­ла: на­вер­ное, это Кос­тя­ная Кры­са.

Но мысль не пу­гала. Те­перь его ни­чего не мог­ло ис­пу­гать. Все пло­хое, что мог­ло слу­чить­ся, уже слу­чилось. Он по­чувс­тво­вал, что ес­ли по­вер­нет го­лову, то что-то уви­дит. Но лег­че бы­ло прос­то плыть в этом боль­шом теп­лом прост­ранс­тве.

Баг­ро­вый свет на­чал сгу­щать­ся до тем­но си­него, а в цент­ре это­го си­него цве­та был чер­ный круг.

Он выг­ля­дел как кры­синая но­ра.

«Так вот где он жи­вет, — по­думал За­гар. — Это но­ра Боль­шой Кры­сы. Как все прос­то…»

Свер­ка­ющая бе­лая точ­ка по­яви­лась в цент­ре но­ры и на­чала быст­ро уве­личи­вать­ся.

«А вот идет и он сам, Боль­шая Кры­са долж­на знать мно­го. Ин­те­рес­но, что он мне ска­жет?»

Свет стал боль­ше и на са­мом де­ле стал по­хож на кры­су.

«Как стран­но, — приш­ло в го­лову За­гару, ког­да си­ний цвет по­чер­нел, — уз­нать, что все это прав­да. Ну что же, ай­да в нор…»

Раз­дался шум. Он за­пол­нил со­бой весь мир. И ужас­ная боль вер­ну­лась. Боль­шая Кры­са зак­ри­чала го­лосом Пи­татель­ной:

— Я пе­рег­рызла пру­жину, сэр! Я пе­рег­рызла пру­жину! Она бы­ла ста­рая и сла­бая! На­вер­ное по­это­му вас не пе­реру­било на­попо­лам, сэр! Вы ме­ня слы­шите, сэр? За­гар? Сэр? Я пе­рег­рызла пру­жину на­попо­лам, сэр! Вы все еще мерт­вы, сэр? Сэр?

 

Пер­вый Кры­солов спрыг­нул со сту­ла, сжав ку­лаки.

По край­ней ме­ре это за­думы­валось как пры­жок. Но где-то на пол­пу­ти пры­жок прев­ра­тил­ся в бес­силь­ное ша­тание. Кры­солов тя­жело усел­ся на зем­лю, обх­ва­тив жи­вот.

— О, нет. О, нет. Я знал, что у чая стран­ный прив­кус… — про­бор­мо­тал он.

Вто­рой Кры­солов по­шел блед­но-зе­лены­ми пят­на­ми.

— Ах вы ма­лень­кие гад­кие… — на­чал он.

— И да­же не ду­май­те на нас на­пасть, — пре­дос­те­рег­ла Ма­лиша. — Ина­че вы от­сю­да ни­ког­да не вый­де­те. Мы от бо­ли прос­то мо­жем за­быть ку­да по­ложи­ли про­тиво­ядие. И у вас на это прос­то не­ту вре­мени.

Пер­вый Кры­солов по­пытал­ся под­нять­ся, но его но­ги от­ка­зались в этом участ­во­вать.

— Что это был за яд? — про­бор­мо­тал он.

— По за­паху он как тот, что кры­сы на­зыва­ют Но­мер Три, — от­ве­тил Кит. — Он был в па­кете с над­писью «Уби­вай­ка»!!!

— Кры­сы на­зыва­ют его Но­мер Три? — спро­сил Вто­рой Кры­солов.

— Они мно­го зна­ют о ядах, — от­ве­тил Кит.

— И они что, расс­ка­зали те­бе о про­тиво­ядии? — не уни­мал­ся Вто­рой Кры­солов.

Пер­вый Кры­солов зырк­нул на не­го.

— Мы же слы­шали, как они го­вори­ли, Билл. В яме, пом­нишь?

Он сно­ва взгля­нул на Ки­та и по­качал го­ловой.

— Не, — ска­зал он. — Ты не выг­ля­дишь как маль­чик, ко­торый мо­жет хлад­нокров­но от­ра­вить че­лове­ка….

— А как нас­чет ме­ня? — спро­сила Ма­лиша, нак­ло­ня­ясь впе­ред.

— Она мо­жет! Она мо­жет! — вык­рикнул Вто­рой Кры­солов, уце­пив­шись за ру­ку сво­его кол­ле­ги. — Она ужас­на. Все так го­ворят!

Он опять обх­ва­тил жи­вот и со сто­ном нак­ло­нил­ся впе­ред.

— Ты упо­мянул о про­тиво­ядии? — ска­зал Пер­вый Кры­солов. — Но про­тив «Уби­вай­ки» не­ту про­тиво­ядия!!!

— А я го­ворю, что есть, — ска­зал Кит. — Кры­сы наш­ли.

Вто­рой Кры­солов упал на ко­лени.

— По­жалуй­ста, юный сэр! По­мило­сердствуй! Ес­ли не ра­ди ме­ня, то хо­тя бы ра­ди мо­ей до­рогой же­ны и мо­их че­тырех оча­рова­тель­ных де­ток! Как они бу­дут без до­рого­го па­поч­ки!

— Ты же не же­нат, — ска­зала Ма­лиша. — И у те­бя не­ту де­тей!

— Но од­нажды я мо­гу за­хотеть же­нит­ся!

— Что слу­чилось с той кры­сой, ко­торую вы заб­ра­ли? — спро­сил Кит.

— Без по­нятия, сэр. Кры­са в шля­пе прыг­ну­ла с кры­ши, схва­тила ее и уле­тела! — про­бор­мо­тал Вто­рой Кры­солов. — А по­том дру­гая ог­ромная кры­са спус­ти­лась в яму, на­ора­ла на всех, уку­сила Джэ­ко за неп­ро­из­но­симое мес­то, вып­рыгну­ла пря­мо из ямы и сде­лала но­ги!

— По­хоже, что с тво­ими кры­сами все в по­ряд­ке, — ска­зала Ма­лиша.

— Я еще не за­кон­чил, — воз­ра­зил Кит, — Вы об­во­ровы­вали всех и сва­лива­ли на крыс, так?

— Да! Так и бы­ло! Да! Приз­на­ем­ся!

— Вы уби­вали крыс, — ти­хо ска­зал Мо­рис.

Го­лова Пер­во­го Кры­соло­ва рез­ко по­вер­ну­лась. В этом го­лосе бы­ли зна­комые ему ин­то­нации. Он слы­шал та­кие го­лоса у ямы. Иног­да они тут по­яв­ля­лись, тран­жи­ры в бо­гато ук­ра­шен­ных кам­зо­лах. Они пу­тешест­во­вали по го­рам, жи­вя за счет па­ри, и иног­да уби­вая с по­мощью но­жей. У них был осо­бый взгляд и осо­бая ин­то­нация го­лоса. Их на­зыва­ли «джентль­ме­ны-убий­цы». Та­ким луч­ше не пе­рехо­дить до­рогу.

— Да, да, прав­да, мы де­лали это, — про­дол­жал бор­мо­тать Вто­рой Кры­солов.

— Ос­то­рож­нее, Билл, — пре­дуп­ре­дил его Пер­вый Кры­солов, не спус­кая с Мо­риса взгля­да.

— По­чему вы это де­лали? — спро­сил Кит.

Вто­рой Кры­солов пе­ревел взгляд со сво­его бос­са на Ма­лишу, по­том на Ки­та, слов­но пы­та­ясь оп­ре­делить, кто пу­га­ет его боль­ше.

— Ну, Рон ска­зал, что кры­сы все рав­но во­ру­ют еду, — про­гово­рил он. — Зна­чит… ска­зал он, ес­ли мы из­ба­вим­ся от всех крыс и ута­щим еду са­ми, то это, ну, не бу­дет во­ровс­твом, не так ли? Боль­ше по­хоже на… пе­рерасп­ре­деле­ние. Тут есть один тип, ко­торо­го зна­ет Рон. Он при­ходит на па­рус­ной бар­же в пол­ночь и пла­тит нам…

— Это дь­яволь­ская ложь! — вык­рикнул Пер­вый Кры­солов. А по­том пос­мотрел так, буд­то его вот-вот стош­нит.

— Но вы ло­вили крыс живь­ем и на­бива­ли ими клет­ки, дер­жа их там без еды, — про­дол­жил Кит. — Эти кры­сы пи­тались кры­сами. За­чем вы это де­лали?

Пер­вый Кры­солов ух­ва­тил­ся за жи­вот.

— Я чувс­твую, что со мной что-то про­ис­хо­дит! — ска­зал он.

— Те­бе ка­жет­ся! — от­ре­зал Кит.

— Прав­да?

— Да. Вы раз­ве ни­чего не зна­ете о ядах, ко­торые ис­поль­зу­ете? Твой же­лудок не нач­нет раст­во­рят­ся еще по край­ней ме­ре двад­цать ми­нут.

— Ух ты! — ска­зала Ма­лиша.

— А пос­ле это­го, — про­дол­жил Кит, — ес­ли ты за­хочешь выс­моркать­ся, твой мозг… ну, ска­жем, те­бе по­надо­бит­ся очень боль­шой но­совой пла­ток.

— Это здо­рово! — ска­зала Ма­лиша, ко­па­ясь в сво­ей сум­ке. — Я это за­пишу!

— А по­том, ес­ли ты… в об­щем, в ту­алет луч­ше не хо­дить, вот и все. Не спра­шивай по­чему. Прос­то не на­до. Все за­кон­чится в те­чение ча­са, за иск­лю­чени­ем сли­зи.

Ма­лиша быст­ро стро­чила.

— Они ста­нут склиз­ки­ми? — спро­сила она.

— Очень, — от­ве­тил Кит, не сво­дя взгля­да с муж­чин.

— Но это бес­че­ловеч­но! — вык­рикнул Вто­рой Кры­солов.

— Это очень че­ловеч­но, — ска­зал Кит. — Это чрез­вы­чай­но че­ловеч­но. Во всем ми­ре не­ту зве­ря, ко­торый бы де­лал с дру­гими жи­выми су­щест­ва­ми то, что ваш яд де­ла­ет с кры­сами каж­дый день. А те­перь расс­ка­жите мне о кры­сах в клет­ках.

Пот стру­ил­ся по ли­цу по­мощ­ни­ка кры­соло­ва. Он выг­ля­дел так, буд­то то­же по­пал в кап­кан.

— Ну, кры­соло­вы всег­да ло­вили крыс для кры­синых ям, — прос­то­нал он. — До­пол­ни­тель­ная при­быль. И в этом нет ни­чего пло­хого! Всег­да этим за­нима­лись! Так как для ямы нуж­ны бы­ли но­вые кры­сы, мы их раз­во­дили. Мы бы­ли вы­нуж­де­ны это де­лать! И вре­да в том, что мы скарм­ли­вали им мерт­вых крыс из ямы ни­како­го нет. Все зна­ют, что кры­сы едят крыс, ес­ли уда­лить зе­леную сту­денис­тую шту­ку! А по­том…

— О? Тут есть еще и по­том? — ти­хо ска­зал Кит.

— Рон го­ворил, что ес­ли мы по­лучим по­томс­тво от тех крыс, что вы­жили в яме, ну, тех ко­торым уда­лось из­бе­жать со­бачь­их зу­бов, мы вы­ведем бóль­ших, луч­ших крыс, по­нима­ете?

— Это на­уч­но, — ска­зал Пер­вый Кры­солов.

— А ка­кой в этом смысл? — спро­сила Ма­лиша.

— Ну, мисс, мы… Рон ска­зал… мы по­дума­ли… я по­думал… мы по­дума­ли, что… ну, это не бу­дет об­ма­ном, ес­ли мы вмес­те с обык­но­вен­ны­ми кры­сами вы­пус­тим нес­коль­ко дей­стви­тель­но силь­ных крыс, осо­бен­но ес­ли сом­не­ва­ем­ся нас­чет со­баки. Ка­кой в этом вред? Даст нам фо­ру, ког­да де­ло дой­дет до па­ри. Я ду­мал… он ду­мал…

— По­хоже, ты нем­но­го сом­не­ва­ешь­ся, чья это бы­ла идея? — ска­зал Кит.

— Его, — вмес­те вы­пали­ли кры­соло­вы.

— Моя, — ска­зал го­лос в Мо­рисо­вой го­лове. От не­ожи­дан­ности тот чуть не сва­лил­ся с бал­ки. — То, что не уби­ва­ет нас, де­ла­ет нас силь­нее, — ска­зал го­лос Па­ука. — Силь­ней­шее по­коле­ние.

-То есть ты хо­чешь ска­зать, — про­тяну­ла Ма­лиша, — что ес­ли бы здесь не бы­ло кры­соло­вов, тут бы­ло бы мень­ше крыс? Она за­молк­ла, скло­нив го­лову на­бок. — Нет, это неп­ра­виль­но. Зву­чит неп­ра­виль­но. Тут есть что-то еще. Что то, о чем ты нам не ска­зал. Эти кры­сы в клет­ках… это су­мас­шест­вие, бе­зумие…

«Ско­ро и я та­ким ста­ну», по­думал Мо­рис, «с этим ужас­ным го­лосом в мо­ей го­лове».

— Ме­ня сей­час выр­вет, — ска­зал Пер­вый Кры­солов. — Ме­ня сей­час, сей­час…

— Не на­до, — ска­зал Кит, наб­лю­дая за Вто­рым Кры­соло­вом. — Те­бе это не пон­ра­вит­ся. Итак, Мис­тер По­мощ­ник Кры­соло­ва?

— Спро­си их, что в дру­гом под­ва­ле, — ска­зал Мо­рис. Он ска­зал это быст­ро, по­тому что чувс­тво­вал, как го­лос Па­ука пы­та­ет­ся ос­та­новить его, да­же сей­час, хо­тя фра­за уже вы­лете­ла.

— И что же в дру­гом под­ва­ле? — спро­сил Кит.

— О, прос­то ста­рый хлам, ста­рые клет­ки и все та­кое… — ска­зал Вто­рой Кры­солов.

— Что еще? — нас­та­ивал Мо­рис.

— Прос­то… прос­то… там… — рот кры­соло­ва отк­ры­вал­ся и зак­ры­вал­ся. Гла­за вы­пучи­лись. — Не мо­гу ска­зать, — от­ве­тил он. — Эээ. Там ни­чего нет. Да, точ­но. Там ни­чего нет, кро­ме ста­рых кле­ток. О, и еще за­раза. Не хо­дите ту­да, по­тому что там за­раза. Вот по­чему вам не сто­ит ту­да хо­дить, по­нят­но? Из-за за­разы.

— Он врет, — ска­зала Ма­лиша. — Не да­дим ему про­тиво­ядия.

— Я был вы­нуж­ден это сде­лать, — прос­то­нал Вто­рой Кры­солов. — Нуж­но бы­ло соз­дать од­но­го для вступ­ле­ния в Гиль­дию!

— Это гиль­дей­ский сек­рет, — пе­ребил его Пер­вый Кры­солов. — Мы не вы­да­ем гиль­дей­ские сек­ре­ты.

Он за­мол­чал и вце­пил­ся в свой ур­ча­щий жи­вот.

— Что вам нуж­но бы­ло сде­лать? — спро­сил Кит.

— Кры­сино­го ко­роля! — вы­палил Вто­рой Кры­солов.

— Кры­сино­го ко­роля? — яз­ви­тель­но пе­респ­ро­сил Кит. — Ка­кого еще кры­сино­го ко­роля?

— Я… я. я. — про­бор­мо­тал кры­солов. — Прек­ра­ти, я… я… я не хо­чу… — по его ли­цу бе­жали сле­зы. — Мы… Я сде­лал кры­сино­го ко­роля. Прек­ра­ти… прек­ра­ти… прек­ра­ти…

— И он еще жи­вой? — спро­сила Ма­лиша.

Кит в изум­ле­нии по­вер­нулся к ней.

— И ты о них зна­ешь? — спро­сил он.

— Ко­неч­но. О них есть мно­го ис­то­рий. Кры­синые ко­роли жут­ко злые. Они…

— Про­тиво­ядие, про­тиво­ядие, по­жалуй­ста, — прос­то­нал вто­рой Кры­солов. — Я се­бя так чувс­твую, буд­то у ме­ня в жи­воте бе­га­ют кры­сы.

— Ты сде­лал кры­сино­го ко­роля, — ска­зала Ма­лиша. — О, бо­же. Ну, мы ос­та­вили про­тиво­ядие в том ма­лень­ком под­ва­ле, где вы нас зак­ры­ли. На ва­шем мес­те я бы по­торо­пилась.

Оба кры­соло­ва по­шаты­ва­ясь под­ня­лись на но­ги. Пер­вый Кры­солов прыг­нул в отк­ры­тый люк. Вто­рой упал ему на го­лову. Пос­та­нывая, ру­га­ясь, и, сле­ду­ет от­ме­тить, чрез­вы­чай­но по­пер­ды­вая, они нап­ра­вились в спа­ситель­ный под­вал.

Све­ча, ос­тавлен­ная Опас­ны­ми Бо­бами, про­дол­жа­ла го­реть. Ря­дом ле­жал толс­тый бу­маж­ный ку­лек.

Дверь за муж­чи­нами зах­лопну­лась. Они ус­лы­шали как под нее за­били ку­сок де­рева.

— Тут дос­та­точ­но про­тиво­ядия для од­но­го че­лове­ка, — раз­дался го­лос Ки­та, приг­лу­шен­ный дверью. — Но я уве­рен, что вы смо­жете ре­шить эту проб­ле­му… че­ловеч­ным спо­собом.

 

За­гар пы­тал­ся восс­та­новить ды­хание. Ему ка­залось, что это­го ни­ког­да не слу­чит­ся, да­же ес­ли он бу­дет ды­шать год нап­ро­лет. Вок­руг его спи­ны и гру­ди ог­нем го­рело коль­цо бо­ли.

— Это уди­витель­но! — воск­лик­ну­ла Пи­татель­ная. — Толь­ко что вы ле­жали мерт­вым в ло­вуш­ке, а те­перь опять жи­вы!

— Пи­татель­ная? — ос­то­рож­но ска­зал За­гар.

— Да, сэр?

— Я очень те­бе… приз­на­телен, — про­дол­жая от­ду­вать­ся, ска­зал За­гар, — но, по­жалуй­ста, не будь глу­пой. Пру­жина рас­тя­нулась и ос­лабла… зу­бы пор­жа­вели и за­тупи­лись. Вот и все.

— Но у вас сле­ды от зу­бов по все­му те­лу! Из кап­ка­нов ник­то рань­ше не вы­бирал­ся, кро­ме Мис­те­ров Кви­ки, а ведь они сде­ланы из ре­зины!

За­гар лиз­нул свой жи­вот. Пи­татель­ная бы­ла пра­ва. Он выг­ля­дел пер­фо­риро­ван­ным.

— Мне прос­то по­вез­ло, — ска­зал он.

— Ник­то из крыс ни­ког­да не вы­бирал­ся из кап­ка­на живь­ем, — пов­то­рила Пи­татель­ная. — А вы ви­дели Боль­шую Кры­су?

— Ко­го?

— Боль­шую Кры­су!

— А, ты об этом, — ска­зал За­гар.

Он хо­тел до­бавить «Нет, я не ин­те­ресу­юсь эти­ми глу­пос­тя­ми», но ос­та­новил се­бя. Он вспом­нил свет впе­реди, ко­торый сме­нил­ся мра­ком. Там бы­ло не так уж и пло­хо. Он прак­ти­чес­ки жа­лел о том, что Пи­татель­ная его вы­тащи­ла. Там, в ло­вуш­ке, боль бы­ла где-то да­леко. Там не нуж­но бы­ло при­нимать не­лег­кие ре­шения. И он ос­та­новил­ся на том, что спро­сил: «А с Око­роком все в по­ряд­ке?».

— Вро­де то­го. Я имею в ви­ду, мы не наш­ли смер­тель­ных ран. С ним бы­вало и по­хуже. Но, все же, он был очень стар. Поч­ти три го­да.

— Был? — спро­сил За­гар.

— Я име­ла в ви­ду, что он очень стар, сэр. Сар­ди­ны пос­лал ме­ня за ва­ми, по­тому что нам мо­жет по­надо­бит­ся ва­ша по­мощь, что­бы до­тащить его об­ратно, но… — Пи­татель­ная бро­сила на За­гара пол­ный сом­ненья взгляд.

— Все в по­ряд­ке, я уве­рен, что это выг­ля­дит ху­же, чем есть на са­мом де­ле, — мор­щась, от­ве­тил За­гар. — Да­вай ту­да под­ни­мем­ся, не про­тив?

В ста­ром зда­нии бы­ло пол­но удоб­ных пу­тей для крыс. Ник­то не за­метил, как они заб­ра­лись из яс­лей на сед­ло, по­том по сбруе на се­носу­шил­ку. Хо­тя ник­то их и не ис­кал. Нес­коль­ко дру­гих крыс вос­поль­зо­вались Джэ­ко как до­рогой к сво­боде, и те­перь со­баки схо­дили с ума, прес­ле­дуя их и гры­зясь друг с дру­гом. Так же, как и лю­ди.

За­гар нем­но­го знал о пи­ве, так как ему при­ходи­лось за­нимать­ся сво­им де­лом под пив­ны­ми и пи­вовар­ня­ми. Кры­сы час­то удив­ля­лись, по­чему лю­дям иног­да нра­вит­ся отк­лю­чать свой ра­зум. Для крыс, жи­вущих в цент­ре па­ути­ны из за­пахов, зву­ков и све­та, в этом не бы­ло смыс­ла.

Те­перь же для За­гара идея не бы­ла так уж неп­ривле­катель­на. Смысл в том, что на вре­мя вы мо­жете за­быть о проб­ле­мах, го­лова у вас не гу­дит от тя­желых мыс­лей… ну, это выг­ля­дит дос­та­точ­но прив­ле­катель­но.

Он не мно­гое пом­нил из сво­ей жиз­ни до Из­ме­нения, но был уве­рен в том, что она не бы­ла та­кой слож­ной. О, неп­ри­ят­ности про­ис­хо­дили, по­тому что жизнь на ост­рие до­воль­но неп­роста. Но ког­да они за­кан­чи­вались, они за­кан­чи­вались, и завт­ра нас­ту­пал но­вый день.

Кры­сы не ду­мали о завт­раш­нем дне. Бы­ло прос­то ка­кое-то сла­бое ощу­щение, что-то мо­жет про­изой­ти. Это не бы­ло мыш­ле­ни­ем. Не бы­ло по­нятий «хо­рошо» и «пло­хо», «пра­виль­но» и «неп­ра­виль­но». Они ста­ли но­выми иде­ями.

Идеи! Вот чем те­перь стал их мир! Боль­шие воп­ро­сы и боль­шие от­ве­ты, о жиз­ни, о том как ее про­жить и в чем ее смысл. Но­вые идеи за­поло­нили его ус­та­лую го­лову.

И сре­ди всех идей, в са­мом цент­ре го­ловы, он уви­дел фи­гур­ку Опас­ных Бо­бов.

За­гар ни­ког­да осо­бо не раз­го­вари­вал с ма­лень­кой бе­лой кры­сой или с са­моч­кой, ко­торая бе­гала за ним и ри­сова­ла изоб­ра­жения ве­щей, о ко­торых он ду­мал. За­гару нра­вились прак­тичные лич­ности.

Но те­перь он по­думал: он же охот­ник за ло­вуш­ка­ми! Та­кой же как и я! Он идет впе­реди нас, на­ходит опас­ные идеи, об­ду­мыва­ет их, и зак­лю­ча­ет их в сло­ва, де­ла­ет их бе­зопас­ны­ми и по­казы­ва­ет нам путь че­рез них.

Он нам ну­жен… он нам ну­жен сей­час. Ина­че мы бу­дем бе­гать по кру­гу, как кры­сы в боч­ке…

Зна­читель­но поз­же, ког­да Пи­татель­ная пос­та­рела и у нее по­явил­ся се­дой пу­шок вок­руг мор­дочки и нем­но­го стран­ный за­пах, она про­дик­то­вала ис­то­рию их подъ­ема, как она слы­шала, что За­гар что-то бор­мо­тал се­бе под нос. За­гар, ко­торо­го она дос­та­ла из ло­вуш­ки, ска­зала она, стал дру­гой кры­сой. Как буд­то его мыс­ли за­мед­ли­лись, но вмес­те с тем вы­рос­ли.

Стран­нее все­го, ска­зала она, бы­ло ког­да они на­конец вска­раб­ка­лись на бал­ку. За­гар убе­дил­ся, что с Око­роком все в по­ряд­ке, а по­том по­доб­рал спич­ку, ко­торую ей по­казы­вал.

«Он чирк­нул ее о ста­рый ку­сок же­леза», — ска­зала она, — «а по­том про­шел по бал­ке с го­рящей спич­кой в ру­ках. Вни­зу я мог­ла ви­деть стол­потво­рение, яс­ли с се­ном, разб­ро­сан­ную вез­де со­лому, лю­дей, ки­шащих пря­мо как, ха, пря­мо как кры­сы… И я по­дума­ла: ес­ли вы бро­сите ее, мис­тер, в те­чении се­кунд все за­тянет ды­мом, а они зак­ры­ли две­ри, и по­ка это пой­мут, ока­жут­ся пой­ма­ны пря­мо как, ха, да, пря­мо как кры­сы в боч­ке, а мы бу­дем уже да­леко в ка­нали­зации».

«Но он прос­то сто­ял там и смот­рел вниз, по­ка спич­ка не по­гас­ла. По­том он по­ложил ее и по­мог нам до­нес­ти Око­рока, и ни­ког­да боль­ше не упо­минал об этом эпи­зоде. Я спро­сила его о нем поз­же, уже пос­ле со­бытий с ду­доч­ни­ком и так да­лее, и он ска­зал „Да. Кры­сы в боч­ке“. Вот и все, что он ска­зал».

 

— А что ты на са­мом де­ле под­ме­шала в са­хар? — спро­сил Кит на об­ратной до­роге к тай­но­му лю­ку.

— Кас­ка­ру, — от­ве­тила Ма­лиша.

— Это не яд, прав­да?

— Нет, это сла­битель­ное.

— А что это?

— От не­го… бе­га­ют.

— Ку­да бе­га­ют?

— Не до­гады­ва­ешь­ся, глу­пый? Прос­то… бе­га­ют. Не хо­чу те­бе опи­сывать все де­тали.

— О. Ты име­ешь в ви­ду… бе­га­ют?

— Имен­но.

— И она прос­то слу­чай­но бы­ла у те­бя с со­бой?

— Да. Ко­неч­но. В боль­шой ап­течке.

— Ты име­ешь в ви­ду, что прих­ва­тила ее как раз для та­кого слу­чая?

— Ко­неч­но. Она лег­ко мо­жет при­годит­ся.

— Как? — спро­сил Кит, взби­ра­ясь на лест­ни­цу.

— Ну, пред­по­ложим, что нас по­хити­ли. Пред­по­ложим, что мы по­пали на бе­рег мо­ря. Пред­по­ложим, что нас зах­ва­тили пи­раты. У пи­ратов очень од­но­об­разная ди­ета, мо­жет быть по­это­му они все вре­мя хо­дят злые. Или пред­по­ложим, что нам уда­лось бе­жать, и мы доп­лы­ли до бе­рега, и ока­зались на ост­ро­ве, на ко­тором не рас­тет ни­чего, кро­ме ко­косов. А ко­косы очень вя­жут.

— Да, но ведь… ведь… мо­жет слу­чит­ся все что угод­но! И ес­ли ду­мать как ты, то за­кон­чишь тем, что нач­нешь за­пихи­вать в сум­ку все под­ряд, в на­деж­де что оно мо­жет при­годит­ся!

— Вот по­чему это та­кая боль­шая сум­ка, — спо­кой­но от­ве­тила Ма­лиша, вы­бира­ясь из лю­ка и от­ря­хива­ясь.

Кит вздох­нул.

— Сколь­ко ты им да­ла?

— Мно­го. Но с ни­ми бу­дет все в по­ряд­ке, ес­ли они не при­мут слиш­ком мно­го про­тиво­ядия.

— А что ты им да­ла в ка­чест­ве про­тиво­ядия?

— Кас­ка­ру.

— Ма­лиша, ты не очень хо­роший че­ловек.

— Прав­да? А ты хо­тел их от­ра­вить нас­то­ящим ядом. И у те­бя очень жи­вое во­об­ра­жение от­но­ситель­но то­го, что их же­луд­ки раст­во­рят­ся и так да­лее.

— Да, но кры­сы — мои друзья. Не­кото­рые яды дей­стви­тель­но так и дей­ству­ют. Но… дать вмес­то про­тиво­ядия еще яда…

— Это не яд. Это ле­карс­тво. Ког­да все за­кон­чится, они бу­дут чувс­тво­вать се­бя чис­тень­ки­ми и кра­сивы­ми.

— Хо­рошо, хо­рошо. Но дать им ее в ка­чест­ве про­тиво­ядия, это на­зыва­ет­ся… на­зыва­ет­ся…

— Ум­ным? Сю­жет­но — удов­летво­ритель­ным? — ска­зала Ма­лиша.

— Ду­маю, да, — не­охот­но сог­ла­сил­ся Кит.

Ма­лиша ог­ля­делась.

— А где твой кот? Я ду­мала, он идет за на­ми.

— Он прос­то ухо­дит иног­да. И он не мой кот.

— Да, ты его маль­чик. Но мо­лодой че­ловек с ум­ным ко­том мо­жет да­леко пой­ти, зна­ешь ли.

— Как?

— Ну, яс­ное де­ло, был та­кой Кот в Са­погах, — ска­зала Ма­лиша, — и, ко­неч­но, каж­дый зна­ет ис­то­рию о Ди­ке Ли­винг­сто­не[22*] и его чу­дес­ном ко­те, не так ли?

— Я не знаю, — ска­зал Кит.

— Но это очень из­вест­ная ис­то­рия!

— Из­ви­ни. Я дол­го не умел чи­тать.

— Прав­да? Ну, Дик Ли­винг­стон был бед­ным маль­чи­ком, ко­торый стал мэ­ром Юбер­бурга, по­тому что его кот хо­рошо ло­вил… э… го­лубей. В го­роде прос­то ки­шело… го­лубя­ми, да, и он поз­же да­же же­нил­ся на до­чери сул­та­на, по­тому что его кот очис­тил от… го­лубей дво­рец ее от­ца.

— На са­мом де­ле это бы­ли кры­сы, не так ли? — уг­рю­мо спро­сил Кит.

— Да, из­ви­ни.

— И это все­го лишь ис­то­рия, — ска­зал Кит. — Пос­лу­шай, прав­да есть ис­то­рии о кры­синых ко­ролях? Раз­ве у крыс есть ко­роли? Ни­ког­да об этом не слы­шал. Как это про­ис­хо­дит?

— Не так, как ты ду­ма­ешь. О них из­вест­но на про­тяже­нии мно­гих лет. Они дей­стви­тель­но су­щест­ву­ют. Та­кие, как на зна­ке сна­ружи.

— Что, кры­сы со свя­зан­ны­ми хвос­та­ми? Как они…?

Их прер­вал гром­кий и нас­той­чи­вый стук в дверь. Что-то в нем на­води­ло на мысль, что сту­чали бо­тин­ком.

Ма­лиша по­дош­ла к две­ри и отод­ви­нула за­совы.

— Да? — хо­лод­но ска­зала она, впус­тив ноч­ной воз­дух.

Сна­ружи сто­яла груп­па разъ­ярен­ных муж­чин. Их пред­во­дитель, ко­торый выг­ля­дел так, буд­то стал пред­во­дите­лем толь­ко по­тому, что по­пал в пер­вые ря­ды, уви­дев Ма­лишу, от­шатнул­ся на­зад.

— О… это вы, мисс…

— Да. Я доч­ка мэ­ра, как вы зна­ете, — ска­зала она.

— Э… да. Мы все зна­ем.

— А за­чем вам эти пал­ки? — спро­сила Ма­лиша.

— Э… мы хо­тели бы по­гово­рить с кры­соло­вами, — объ­яс­нил де­легат. Он по­пытал­ся заг­ля­нуть ей че­рез пле­чо, и она отс­ту­пила в сто­рону.

— Тут ни­кого нет, кро­ме нас, — ска­зала она. — Раз­ве что вы ду­ма­ете, что здесь есть тай­ный ход, ве­дущий в ла­биринт под­ва­лов, где в клет­ках то­мят­ся бед­ные жи­вот­ные и спря­таны об­ширные за­пасы ук­ра­ден­но­го про­доволь­ствия.

Че­ловек бро­сил на нее нерв­ный взгляд.

— Опять вы со сво­ими сказ­ка­ми, мисс.

— А что, бы­ли ка­кие-то неп­ри­ят­ности? — спро­сила Ма­лиша.

— Мы ду­ма­ем, что они… нем­но­го по­шали­ли… — ска­зал он. Он поб­леднел под ее взгля­дом.

— Да? — ска­зала она.

— Они об­ма­нули нас в кры­синой яме! — прок­ри­чал сто­яв­ший за ним че­ловек, ос­ме­лев­ший, по­тому что меж­ду ним и Ма­лишей кто-то был. — Они на­вер­ня­ка дрес­си­рова­ли этих крыс! Од­на из них ле­тала на ве­ревоч­ке!

— А дру­гая уку­сила мо­его Джэ­ко за… за… за не­упо­мина­емое мес­то! — ска­зал кто то, сто­ящий зна­читель­но даль­ше. — Не го­вори­те, что они не над­ресси­рова­ли ее сде­лать это!

— А я ви­дела се­год­ня ут­ром кры­су в шля­пе, — ска­зала Ма­лиша.

— Се­год­ня вок­руг по­яви­лось слиш­ком мно­го стран­ных крыс, — ска­зал дру­гой че­ловек. — Моя ма­ма ска­зала, что ви­дела, как кры­са тан­це­вала на ку­хон­ных пол­ках! А ког­да мой де­душ­ка прос­нулся и по­пытал­ся взять свои встав­ные зу­бы, кры­са уку­сила его ими. Уку­сила его собс­твен­ны­ми зу­бами!

— Она что, вста­вила их се­бе в рот? — уди­вилась Ма­лиша.

— Нет, прос­то щелк­ну­ла ими в воз­ду­хе! А жен­щи­на, жи­вущая на на­шей ули­це, отк­ры­ла дверь в кла­дов­ку и уви­дела, что кры­сы пла­ва­ют в чаш­ке со слив­ка­ми. При­чем они не прос­то пла­вали! Их на­вер­ня­ка дрес­си­рова­ли. Они де­лали все­воз­можные фи­гуры, ны­ряли и ма­хали в воз­ду­хе но­гами, и все та­кое!

— Ты име­ешь в ви­ду синх­рон­ное пла­вание? — ска­зала Ма­лиша. — И кто те­перь расс­ка­зыва­ет сказ­ки?

— Ты уве­рена, что не зна­ешь, ку­да де­лись эти лю­ди? — по­доз­ри­тель­но спро­сил пред­во­дитель. — Нам ска­зали, что они нап­ра­вились в эту сто­рону.

Ма­лиша за­кати­ла гла­за.

— Хо­рошо, да, — ска­зала она. — Они бы­ли здесь, и го­воря­щий кот по­мог нам на­кор­мить их ядом. А те­перь они зак­ры­ты в под­ва­ле.

Че­ловек бро­сил на нее взгляд.

— Ну, лад­но, — ска­зал он, по­вора­чива­ясь. — Ес­ли их уви­дишь, пе­редай, что мы их ищем, хо­рошо?

Ма­лиша зах­лопну­ла дверь.

— Это ужас­но, ког­да те­бе не ве­рят, — ска­зала она.

— А те­перь расс­ка­жи мне о кры­синых ко­ролях, — поп­ро­сил Кит.





  1. (Прим. пе­ревод.) Ду­маю, тут на­мек на анг­лий­ский чай Earl Gray — «Се­дой Граф», под­делки под ко­торый мож­но встре­тить и в на­ших ма­гази­нах.

  2. (Прим. пе­ревод.) Как подс­ка­зыва­ет нам APF, Дик Ли­винг­стон — это смесь Ди­ка Уитинг­то­на и Ке­на Ли­винг­сто­на.

    Дик Уитинг­тон — пер­со­наж анг­лий­ской пан­то­мимы, про­тоти­пом ко­торо­му пос­лу­жил Ри­чард Уитинг­тон. Дик был маль­чи­ком из бед­ной семьи, ко­торый нап­ра­вил­ся в Лон­дон в по­ис­ках счастья. Не дой­дя до го­рода он ис­пу­гал­ся и по­вер­нул до­мой, но ус­лы­шал ко­локо­ла Лон­до­на, в их зво­не ему пос­лы­шалось: «Вер­нись, Дик Уитинг­тон, тро­ек­ратный мэр Лон­до­на». Нас­то­ящий Ри­чард Уитинг­тон был мэ­ром Лон­до­на во вто­рой по­лови­не 14 ве­ка, во вре­мена прав­ле­ния Ри­чар­да II.

    Од­ним же из пер­вых де­яний Ке­на Ли­винг­сто­на как мэ­ра Лон­до­на, пос­ле изб­ра­ния в 2000 го­ду, бы­ло из­бавле­ние от зна­мени­тых го­лубей на Тра­фаль­гарс­кой Пло­щади. Он не скор­мил их сво­ему ко­ту (по край­ней ме­ре об этом ник­то не зна­ет), а прос­то зап­ре­тил улич­ным тор­говцам про­давать пти­чий корм ту­рис­там. Без кор­ма пти­цы пе­рес­та­ли со­бирать­ся в ог­ромные стаи.



Глава: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12]


    

 Помочь Мастеру Minimize

Про Фонд исследования болезни Альцгеймера

Если хотите помочь в сборе средств для Треста исследования болезни Альцгеймера, сделайте, пожалуйста взнос, щелкнув на ссылку официального сайта по сбору средств, где, как  вы можете быть уверены, все 100% попадут тресту. Не забудьте упомятуть Терри в окне для комментариев.

Спасибо за вашу продолжающуюся поддержку.


    

Copyright (c) 2017 Терри Пратчетт — Русскоязычный международный сайт   Terms Of Use  Privacy Statement
DotNetNuke® is copyright 2002-2017 by DotNetNuke Corporation
  • http://www.pratchett.org/controls/louboutinshoes.asp
  • cheap ugg boots/h2>

    barbour uk

    cheap air jordan

    nike uk

    nike uk

    nike uk

    nike uk

    juicy couture uk

    nike uk

    Cheap nike shoes

    nike uk

    nike uk