Search
29 мая 2017 г. ..:: Книги » Библиотека (переводы книг) » Удивительный Морис и его ученые грызуны » Глава 4 ::..   Login
 Содержание и ссылки Minimize
Автор перевода: ole_yansen

К обложке

Открыть текст перевода целиком

Обсудить перевод на форуме



    

 Удивительный Морис и его ученые грызуны Minimize

Гла­ва 4

«В прик­лю­чени­ях са­мое глав­ное, что­бы они не бы­ли слиш­ком дол­ги­ми, ина­че мож­но про­пус­тить обед», — ду­мал мис­тер Зай­кин.

— Из «Прик­лю­чения мис­те­ра Зай­ки­на»

Маль­чик, дев­чонка и Мо­рис ока­зались на боль­шой кух­не. Маль­чик уз­нал, что это кух­ня, по ог­ромной чер­ной же­лез­ной пли­те, каст­рю­лям, сви­са­ющим со стен, и длин­но­му из­ре­зан­но­му сто­лу. Здесь не хва­тало толь­ко то­го, что, как пра­вило, есть на лю­бой кух­не, то есть еды.

Де­воч­ка по­дош­ла к ме­тал­ли­чес­ко­му ящи­ку в уг­лу и на­щупа­ла у се­бя на шее шну­рок, на ко­тором ока­зал­ся ог­ромный ключ.

— Нель­зя до­верять ни­кому, — по­жало­валась она. — Кро­ме то­го, чер­то­вы кры­сы во­ру­ют в сто раз боль­ше, чем мо­гут съ­есть.

— Я так не ду­маю, — воз­ра­зил маль­чик. — Обыч­но не боль­ше, чем в де­сять раз.

— По­хоже, ты все зна­ешь про крыс? — про­гово­рила де­воч­ка, отк­ры­вая ящик.

— Не все, я уз­нал это, ког­да… Ой! Как боль­но!

— Из­ви­ни, — ска­зал Мо­рис. — Ка­жет­ся, я те­бя слу­чай­но по­цара­пал? — Он по­пытал­ся сост­ро­ить ро­жу, ко­торая оз­на­чала «Не будь пол­ным иди­отом, хо­рошо?». С ко­шачь­ей мор­дой это бы­ла не­лег­кая за­дача.

Де­воч­ка наг­ра­дила его по­доз­ри­тель­ным взгля­дом, за­тем сно­ва по­вер­ну­лась к ящи­ку.

— Тут нем­но­го мо­лока, ко­торое еще не ус­пе­ло про­кис­нуть, и нес­коль­ко рыбь­их го­лов, — ска­зала она, заг­ля­дывая внутрь.

— Мне под­хо­дит, — отк­лик­нулся Мо­рис.

— А что нас­чет тво­его че­лове­ка?

— Его? Он съ­ест лю­бые ста­рые объ­ед­ки.

— Тут хлеб и со­сис­ка, — про­гово­рила де­воч­ка, вы­нимая жес­тянку из ме­тал­ли­чес­ко­го бу­фета. — К со­сис­кам мы от­но­сим­ся с боль­шим пре­дубеж­де­ни­ем. Тут еще ма­лень­кий ку­сочек сы­ра, но сыр ско­рее нас­ледс­твен­ный.

— Не ду­маю, что нам сле­ду­ет есть твою еду, ес­ли ее так ма­ло, — ска­зал маль­чик. — У нас есть день­ги.

— О, мой отец го­ворит, что ес­ли мы не бу­дем гос­тепри­им­ны­ми, это пло­хо от­ра­зит­ся на го­роде. А он мэр, зна­ете ли.

— Пра­витель­ство? — спро­сил маль­чик.

Де­воч­ка ус­та­вилась на не­го.

— Ду­маю да, — про­бор­мо­тала она. — Стран­ная фор­му­лиров­ка. На са­мом де­ле за­коны из­да­ет го­родс­кой со­вет. Отец прос­то за всем прис­матри­ва­ет и со все­ми спо­рит. И он го­ворит, что мы не долж­ны иметь боль­ше еды, чем ос­таль­ные, что­бы по­казать свою со­лидар­ность в эти труд­ные вре­мена. Уже то, что ту­рис­ты прек­ра­тили по­сещать на­ши тер­маль­ные ба­ни, дос­та­точ­но пло­хо. А из-за крыс все ста­ло еще ху­же.

Она дос­та­ла па­ру блю­дец из боль­шо­го ку­хон­но­го шка­фа.

— Отец го­ворит, что ес­ли мы бу­дем бла­гора­зум­ны­ми, то еды хва­тит, — про­дол­жи­ла она — И это, я ду­маю, дос­той­но одоб­ре­ния. Я пол­ностью сог­ласна. Но я ду­маю, что по­казав со­лидар­ность один раз, вы зас­лу­жили не­боль­шую до­бав­ку. Ду­маю, что мы по­луча­ем нем­но­го мень­ше, чем все ос­таль­ные. Мо­жешь се­бе это предс­та­вить? Дос­та­точ­но об этом… зна­чит, ты са­мый нас­то­ящий вол­шебный кот? — за­кон­чи­ла она, на­ливая в блюд­це мо­локо. Оно ско­рее сте­кало, а не ли­лось стру­ей. Но Мо­рис был улич­ным ко­том. Он стал бы пить мо­локо, да­же ес­ли бы оно по­пыта­лось уполз­ти от не­го прочь.

— Да, да, пра­виль­но, вол­шебный, — ска­зал он; вок­руг его рта об­ра­зова­лось жел­то-бе­лое коль­цо. За две рыбь­их го­ловы он был сог­ла­сен быть кем угод­но и для ко­го угод­но.

— На­вер­ное, при­над­ле­жал ведь­ме. Ду­маю, ее зва­ли Гри­зель­да или как-то так, — про­гово­рила де­воч­ка, отк­ла­дывая рыбьи го­ловы на дру­гое блюд­це.

— Да, точ­но, Гри­зель­да, — ска­зал Мо­рис, не под­ни­мая го­ловы.

— На­вер­ное, она жи­ла в пря­нич­ном до­мике в ле­су.

— Да, имен­но, — подт­вер­дил Мо­рис. А по­том, по­тому что он не был бы Мо­рисом, ес­ли бы не был нем­но­го изоб­ре­татель­ным, до­бавил: — Прав­да это был до­мик из хрус­тя­щих хлеб­цев, по­тому что она ху­дела. Она очень за­боти­лась о здо­ровье, эта Гри­зель­да.

На ка­кое-то мгно­вение де­воч­ка рас­те­рялась.

— Так не бы­ва­ет, — про­гово­рила она.

— Из­ви­ни, я сов­рал, на са­мом де­ле он был пря­нич­ным, — быст­ро на­шел­ся Мо­рис. Тот, кто да­ет вам еду, всег­да прав.

— Уве­рена, что у нее бы­ли ог­ромные бо­родав­ки.

— Мисс, — ска­зал Мо­рис, пы­та­ясь выг­ля­деть иск­рен­не, — у не­кото­рых из этих бо­рода­вок бы­ло столь­ко ин­ди­виду­аль­нос­ти, что они да­же за­води­ли се­бе дру­зей. Э. как вас зо­вут… мисс?

— Обе­ща­ешь не сме­ять­ся?

— Хо­рошо.

В кон­це кон­цов, мо­жет, угос­тят еще рыбь­ими го­лова­ми.

— … Ма­лиша.

— О-о.

— Ты сме­ешь­ся? — спро­сила она уг­ро­жа­ющим го­лосом.

— Нет, — удив­ленно от­ве­тил Мо­рис. — А дол­жен был?

— Ты не ду­ма­ешь, что это смеш­ное имя?

Мо­рис вспом­нил име­на, ко­торые он знал: Око­рок, Опас­ные Бо­бы, За­гар, Сар­ди­ны…

— Не на­хожу в нем ни­чего не­обыч­но­го, — от­ве­тил он.

Ма­лиша наг­ра­дила его еще од­ним по­доз­ри­тель­ным взгля­дом, а по­том об­ра­тила вни­мание на маль­чи­ка, ко­торый си­дел со сво­ей обыч­ной счаст­ли­вой меч­та­тель­ной улыб­кой, по­яв­ля­вшейся у не­го на ли­це, ког­да ему бы­ло боль­ше не­чего де­лать.

— А у те­бя есть имя? — спро­сила она. — Ты слу­чай­но не тре­тий, са­мый млад­ший, сын ко­роля? Ес­ли твое имя на­чина­ет­ся на «Принц», то это яв­ный на­мек.

— Ду­маю, ме­ня зо­вут Кит, — от­ве­тил маль­чик.

— Ты ни­ког­да не го­ворил, что у те­бя есть имя, — ска­зал Мо­рис.

— А ме­ня ник­то и не спра­шивал, — па­риро­вал маль­чик.

— Кит не обе­ща­ющее имя, — ска­зала Ма­лиша. — Оно не на­мека­ет на за­гад­ку. Оно на­мека­ет толь­ко на Ки­та. Ты уве­рен, что это твое нас­то­ящее имя?

— Прос­то ме­ня так наз­ва­ли.

— Ага, это уже луч­ше. Лег­кий на­мек на за­гад­ку, — ска­зала Ма­лиша за­ин­те­ресо­вано. — Ин­форма­ции дос­та­точ­но, что­бы под­нять ин­те­рес. По­доз­ре­ваю, что те­бя пос­ле рож­де­ния ук­ра­ли. Ты на­вер­ня­ка за­кон­ный ко­роль ка­кой-ни­будь стра­ны, но они наш­ли ко­го то, по­хоже­го на те­бя, и под­ме­нили. В этом слу­чае у те­бя дол­жен быть вол­шебный меч, толь­ко он не выг­ля­дит вол­шебным, до тех пор, по­ка не при­дет вре­мя до­казать свое про­ис­хожде­ние. Те­бя на­вер­ня­ка наш­ли на по­роге.

— Да, так и бы­ло, — подт­вер­дил Кит.

— Ви­дишь? Я всег­да пра­ва!

Мо­рис всег­да пы­тал­ся оп­ре­делить, что нуж­но лю­дям. Ма­лиша, по его мне­нию, нуж­да­лась в хо­рошем кля­пе. Од­на­ко, он ни­ког­да рань­ше не слы­шал, что­бы маль­чик с глу­пым ли­цом го­ворил о се­бе.

— А что ты де­лал на по­роге? — спро­сил он.

— Я не знаю. Пус­кал пу­зыри, на­вер­ное, — от­ве­тил Кит.

— Ты ни­ког­да об этом не го­ворил, — про­гово­рил Мо­рис об­ви­ня­юще.

— Это важ­но? — по­ин­те­ресо­вал­ся Кит.

— Ве­ро­ят­но, в кор­зинке с то­бой ле­жал вол­шебный меч или ко­рона. И у те­бя есть та­инс­твен­ная та­ту­иров­ка или ро­дин­ка стран­ной фор­мы, — пред­по­ложи­ла Ма­лиша.

— Я так не ду­маю. Ник­то да­же не упо­мянул об этом, — про­гово­рил Кит. — Там бы­ли толь­ко я и кор­зинка. И за­пис­ка.

— За­пис­ка? Это важ­но!

— Там бы­ло на­писа­но «19 пинт и Клуб­ничный й­огурт» — ска­зал Кит.

— А. Тог­да это нам не по­может, — ска­зала Ма­лиша. — А по­чему де­вят­надцать пинт мо­лока?

— По­тому что это бы­ла Гиль­дия Му­зыкан­тов, — объ­яс­нил Кит. — Боль­шое мес­то. А вот про клуб­ничный й­огурт не знаю.

— По­кину­тый си­рота — это хо­рошо, — ска­зала Ма­лиша. — Ведь вы­рос­ший принц ста­новит­ся ко­ролем, а вот та­инс­твен­ный си­рота мо­жет стать кем угод­но. — Те­бя би­ли, мо­рили го­лодом, и за­пира­ли в под­ва­ле?

— Нет, — ска­зал Кит, бро­сив на нее удив­ленный взгляд. — В Гиль­дии все бы­ли очень доб­ры. В боль­шинс­тве они бы­ли при­ят­ны­ми людь­ми. Они ме­ня мно­гому на­учи­ли.

— У нас тут есть Гиль­дии, — про­тяну­ла Ма­лиша. — Они учат маль­чи­ков ре­мес­лу плот­ни­ков, ка­мен­щи­ков и так да­лее.

— В Гиль­дии ме­ня на­учи­ли му­зыке, — ска­зал Кит. — Я му­зыкант. И хо­роший, к то­му же. Я са­мос­то­ятель­но за­раба­тывал на жизнь с шес­ти лет.

— Ага! Та­инс­твен­ный си­рота, стран­ный та­лант, вос­пи­тан­ный в ли­шени­ях… на­чина­ет вы­рисо­вывать­ся, — про­гово­рила Ма­лиша. — Клуб­ничный й­огурт на­вер­ня­ка не име­ет зна­чения. Из­ме­нилась бы твоя жизнь, ес­ли бы он был со вку­сом ба­нана? Кто зна­ет… Му­зыку ка­кого жан­ра ты иг­ра­ешь?

— Жан­ра? Не­ту ни­каких жан­ров. Есть прос­то му­зыка. Му­зыка вок­руг, сто­ит толь­ко прис­лу­шать­ся.

Ма­лиша взгля­нула на Мо­риса.

— Он всег­да та­кой? — тре­бова­тель­но спро­сила она.

— Это са­мая длин­ная речь, ко­торую я от не­го слы­шал, — от­ве­тил кот.

— По­доз­ре­ваю, что вы го­рите же­лани­ем все про ме­ня уз­нать, — ска­зала Ма­лиша. — Ду­маю, что вы прос­то слиш­ком веж­ли­вы, что­бы спро­сить.

— Бо­же, ну ко­неч­но, — про­гово­рил Мо­рис.

— Ну, вы, ве­ро­ят­но, не бу­дете удив­ле­ны, уз­нав, что у ме­ня есть две отв­ра­титель­ных свод­ных сест­ры, — на­чала Ма­лиша. — И мне при­ходит­ся де­лать всю убор­ку.

— Бо­же, ну и ну, — ска­зал Мо­рис, ду­мая о том, бу­дут ли еще рыбьи го­ловы, а ес­ли бу­дут, то сто­ят ли они та­ких му­чений.

— Ну, боль­шую часть убор­ки, — про­дол­жи­ла Ма­лиша, как буд­то отк­ры­вая ужас­ное обс­то­ятель­ство. — Оп­ре­делен­но, не­кото­рую ее часть. Зна­ете, мне при­ходит­ся уби­рать свою ком­на­ту! А там ужас­ный бес­по­рядок!

— Бо­же, ну и ну.

— Это чуть ли не са­мая ма­лень­кая спаль­ня. Там прак­ти­чес­ки нет шка­фов, и не хва­та­ет мес­та на книж­ных пол­ках!

— Бо­же, ну и ну.

— Лю­ди ужас­но жес­то­ки со мной. За­меть­те, что мы сей­час на кух­не. А я доч­ка мэ­ра. Не­уже­ли дочь мэ­ра долж­на мыть по­суду хоть раз в не­делю? Я ду­маю, нет!

— Бо­же, ну и ну.

— И толь­ко глянь­те на эти изор­ванные и ис­пачкан­ные одеж­ды, ко­торые мне при­ходит­ся но­сить.

Мо­рис пос­мотрел. Он не был экс­пер­том по одеж­де. Ему бы­ло дос­та­точ­но и ме­ха. Нас­коль­ко он мог ска­зать, одеж­да Ма­лиши бы­ла по­хожа на лю­бую дру­гую одеж­ду. Все бы­ло на мес­те. Не бы­ло ни­каких дыр, кро­ме тех, в ко­торые про­совы­ва­ют го­лову и ру­ки.

— Здесь, глянь­те сю­да, — ска­зала Ма­лиша, по­казы­вая на мес­то на по­доле, ко­торое, по мне­нию Мо­риса, ни­чем не от­ли­чалось от ос­таль­ной одеж­ды. — Мне приш­лось за­шить это са­мой, по­нят­но?

— Бо­же, ну… — на­чал бы­ло Мо­рис. От­ту­да, где он сто­ял, бы­ло вид­но пус­тые пол­ки. И, что бо­лее важ­но, бы­ло вид­но, как Сар­ди­ны спус­тился на ве­рев­ке из тре­щины в древ­нем по­тол­ке. За спи­ной у не­го бол­тался зап­лечный ме­шок.

— И ко все­му, мне при­ходит­ся каж­дый день сто­ять в оче­реди за хле­бом и со­сис­ка­ми, — про­дол­жа­ла Ма­лиша, но Мо­рис слу­шал ее еще мень­ше, чем до то­го.

«Ну ко­неч­но, ко­му ж еще и быть, как не Сар­ди­нам» — ду­мал он. «Иди­от. Он всег­да ле­зет впе­реди ло­вушеч­ной бри­гады! Изо всех ку­хонь в го­роде, где он мог по­явит­ся, он по­явил­ся имен­но здесь[7*]. В лю­бой мо­мент она по­вер­нется и зак­ри­чит.»

Сар­ди­ны на­вер­ня­ка рас­це­нит это как ап­ло­дис­менты. Он от­но­сил­ся к жиз­ни как к предс­тав­ле­нию. Дру­гие кры­сы прос­то бе­гали, пи­щали и пор­ти­ли ве­щи. И это­го бы­ло дос­та­точ­но, что­бы лю­ди по­вери­ли в на­шест­вие. Но Сар­ди­ны, он всег­да ста­рал­ся зай­ти еще даль­ше. Со сво­им й­овуррл тан­цем и пес­ней!

— … а кры­сы все рас­таски­ва­ют, — про­дол­жа­ла Ма­лиша. — А то, что не за­бира­ют, они пор­тят. Это ужас­но! Го­родс­кое прав­ле­ние по­купа­ет еду в дру­гих го­родах, но у них то­же не мно­го ос­та­ет­ся на про­дажу. Нам при­ходит­ся по­купать зер­но и все ос­таль­ное у тор­говцев, ко­торые плы­вут вверх по ре­ке. Вот по­чему хлеб та­кой до­рогой.

— До­рогой, да? — про­бор­мо­тал Мо­рис.

— Мы про­бова­ли ло­вуш­ки, со­бак, ко­шек и яд, но кры­сы не ухо­дят. — про­дол­жа­ла Ма­лиша. — Они ста­ли очень ос­то­рож­ны. Они уже прак­ти­чес­ки не по­пада­ют­ся в на­ши ло­вуш­ки. Ха! Я по­лучи­ла толь­ко 50 пен­сов за один хвост. Что тол­ку в том, что кры­соло­вы пред­ла­га­ют по 50 пен­сов за хвост, ес­ли кры­сы ста­ли та­кими хит­ры­ми? Кры­соло­вы го­ворят, что им при­ходит­ся при­бегать ко всем сво­им улов­кам, что­бы пой­мать их.

За ее спи­ной Сар­ди­ны вни­матель­но ог­ля­дел ком­на­ту, и по­дал кры­сам на по­тол­ке сиг­нал вы­тяги­вать ве­рев­ку.

— Не ду­ма­ешь, что это под­хо­дящее вре­мя что­бы уй­ти? — ска­зал Мо­рис.

— По­чему ты кор­чишь та­кие ро­жи? — гля­дя на не­го, спро­сила Ма­лиша.

— Ну, ты слы­шала о ко­те, ко­торый все вре­мя улы­ба­ет­ся? А я кот, ко­торый, зна­ешь ли, кор­чит стран­ные ро­жи, — про­гово­рил Мо­рис упав­шим го­лосом. — А иног­да на ме­ня что-то на­ходит и я го­ворю ухо­ди, ухо­ди, ну вот, ви­дишь, опять. Прос­то нес­частье ка­кое-то. Мне на­вер­ня­ка нуж­но об­ра­тить­ся о, нет, не де­лай это­го сей­час не вре­мя ой, опять…

Сар­ди­ны вы­тащил из сво­его меш­ка со­ломен­ную шля­пу. В ру­ках он дер­жал ми­ни­атюр­ную трос­точку.

Да­же Мо­рис был вы­нуж­ден приз­нать, что это хо­рошо под­го­тов­ленный но­мер. В не­кото­рых го­родах вы­зыва­ли ду­доч­ни­ка пос­ле пер­во­го же его выс­тупле­ния. Лю­ди ми­рились с кры­сами в слив­ках, на по­тол­ке, в чай­ной чаш­ке, но че­чет­ка — это бы­ло уже слиш­ком. Ес­ли вы уви­дели кры­су, от­би­ва­ющую че­чет­ку — зна­чит, у вас боль­шие неп­ри­ят­ности. Мо­рис ду­мал, что ес­ли бы кры­сы уме­ли иг­рать на ба­яне, они мог­ли бы обс­лу­живать по два го­рода за день.

Он слиш­ком дол­го та­ращил­ся на Сар­ди­ны. Ма­лиша обер­ну­лась, и ее рот отк­рыл­ся от изум­ле­ния и стра­ха, ког­да Сар­ди­ны на­чал свое выс­тупле­ние. Кот уви­дел, как ее ру­ка по­тяну­лась за ско­вород­кой, ле­жащей на сто­ле. Она бро­сила ее с изу­митель­ной точ­ностью.

Но Сар­ди­ны умел от­лично уво­рачи­вать­ся. Кры­сы при­вык­ли, что в них веч­но бро­са­ют вся­кие шту­ки. Ког­да ско­вород­ка бы­ла на пол­пу­ти, он уже бе­жал, по­том зап­рыгнул на стул, с не­го спрыг­нул на пол, сколь­знул под по­суд­ный шкаф, и все ус­лы­шали рез­кий ме­тал­ли­чес­кий… щел­чок.

— Ха! — ска­зала Ма­лиша, в то вре­мя как Мо­рис и Кит ус­та­вились на шкаф. — Од­ной кры­сой мень­ше. Я их не­нави­жу

— Это Сар­ди­ны, — ска­зал Кит.

— Нет, это точ­но бы­ла кры­са, — воз­ра­зила Ма­лиша. — Сар­ди­ны поч­ти ни­ког­да не втор­га­ют­ся на кух­ню. Ду­маю, ты го­воришь о на­шест­вии ома­ров, ко­торое про­изош­ло в…

— Он наз­вал се­бя Сар­ди­ны, по­тому что уви­дел это наз­ва­ние на ста­рой ржа­вой жес­тянке. Он ду­мал, что это зву­чит стиль­но, — объ­яс­нил Мо­рис, при­киды­вая, от­ва­жит­ся ли он заг­ля­нуть под шкаф.

— Он был хо­рошей кры­сой, — ска­зал Кит. — Он во­ровал для ме­ня кни­ги, ког­да они учи­ли ме­ня чи­тать.

— Прос­ти­те, вы что, с ума сош­ли? — спро­сила Ма­лиша. — Он был кры­сой. Хо­рошая кры­са — мерт­вая кры­са.

— Эй? — раз­дался тон­кий го­лосок из-под шка­фа.

— Он не мог вы­жить! Это боль­шой кап­кан! — ска­зала Ма­лиша. — С зу­бами!

— Кто-ни­будь? Прос­то трость сги­ба­ет­ся… — ска­зал го­лос.

Это был тя­желый шкаф. Де­рево бы­ло нас­толь­ко ста­рое, что оно по­чер­не­ло и при­об­ре­ло твер­дость и вес кам­ня.

— Это же не кры­са го­ворит? — спро­сила Ма­лиша. — Ска­жите мне, что кры­сы не го­ворят!

— Она сог­ну­лась еще нем­но­го, — ска­зал уже нем­но­го сдав­ленный го­лос.

Мо­рис ус­та­вил­ся в прост­ранс­тво под шка­фом.

— Я его ви­жу, — ска­зал он. — Он вста­вил трость меж­ду че­люс­тя­ми кап­ка­на! Са­лют, Сар­ди­ны. Как по­жива­ешь?

— От­лично, босс, — отоз­вался Сар­ди­ны из по­лум­ра­ка. — Ес­ли бы не эта ло­вуш­ка, я бы ска­зал, что все прек­расно. Я уже го­ворил, что трость сги­ба­ет­ся?

— Да, го­ворил.

— Она сог­ну­лась еще боль­ше, босс.

Кит ух­ва­тил­ся за угол шка­фа, и с крях­тень­ем по­пытал­ся его сдви­нуть.

— Как ка­мень! — про­пых­тел он.

— Там пол­но по­суды, — про­гово­рила Ма­лиша, со­вер­шенно сби­тая с тол­ку. — Но кры­сы на са­мом де­ле не мо­гут го­ворить, прав­да?

— Отой­ди! — крик­нул Кит. Он ух­ва­тил­ся обе­ими ру­ками за зад­ний угол шка­фа, упер­ся од­ной но­гой в сте­ну, и на­жал.

Очень мед­ленно, по­доб­но мо­гуче­му лес­но­му де­реву, шкаф нак­ло­нил­ся впе­ред. По­суда на­чала вы­вали­вать­ся из не­го. Та­рел­ка сле­тала за та­рел­кой, как ве­лико­леп­ная раз­да­ча из очень до­рогой ко­лоды карт. Не­кото­рые из них пе­режи­ли па­дение на пол, так же как блюд­ца и чаш­ки, ког­да отк­рыв­ша­яся сек­ция до­бави­ла ве­селья. Но это не име­ло боль­шо­го зна­чения, по­тому что ог­ромная, тя­желая пол­ка грох­ну­лась на них свер­ху.

Од­на чу­дом уце­лев­шая та­рел­ка про­кати­лась ми­мо Ки­та, и на­чала вра­щать­ся на од­ном мес­те, опус­ка­ясь все ни­же со зву­ком гроу-уиу-уиу-уиу-уиууу-инннгггггггг, ко­торый всег­да по­луча­ет­ся в этих огор­чи­тель­ных обс­то­ятель­ствах.

Кит нак­ло­нил­ся и схва­тил Сар­ди­ны. Толь­ко он это сде­лал, трос­точка не вы­дер­жа­ла и сло­малась. Ло­вуш­ка зах­лопну­лась. Об­ломки трос­ти раз­ле­телись во все сто­роны.

— Ты в по­ряд­ке? — спро­сил его Кит.

— Ну, босс, единс­твен­ное что я мо­гу ска­зать — хо­рошо, что кры­сы не но­сят ниж­не­го белья… Спа­сибо вам, босс, — от­ве­тил Сар­ди­ны. Для кры­сы он был че­рес­чур упи­тан­ный, но в тан­це плыл над по­лом, как воз­душный шар.

Раз­дался звук но­ги, пос­ту­кива­ющей по по­лу.

Ма­лиша, с ру­ками, сло­жен­ны­ми на гру­ди, гроз­но гля­нула на Сар­ди­ны, по­том на Мо­риса, на Ки­та, и на разг­ром на по­лу.

— Э… из­ви­ни за бес­по­рядок, — про­бор­мо­тал Кит. — Но он…

Она от­махну­лась от из­ви­нений.

— Итак, — про­бор­мо­тала на в глу­бокой за­дум­чи­вос­ти, — ду­маю, что все обс­то­ит та­ким об­ра­зом. Это вол­шебная кры­са. Спо­рю, что она не од­на та­кая. С ним, или с ни­ми, что-то слу­чилось, и они ста­ли очень ум­ны­ми, ес­ли отб­ро­сить че­чет­ку. И… они дру­жат с ко­том. Но… по­чему дру­жат кры­сы и кот? Это оз­на­ча­ет… что у них ка­кой-то до­говор, пра­виль­но? Я знаю! Не го­вори­те мне, не го­вори­те…

— А? — ска­зал Кит.

— Не ду­маю, что кто-ни­будь ког­да-ни­будь хоть что-ни­будь те­бе ска­зал, — про­бор­мо­тал Мо­рис.

— … это как-то свя­зано с на­шест­ви­ем крыс, прав­да? Все эти го­рода, о ко­торых мы слы­шали…, вы слы­шали о них то­же, и вы ре­шили соб­рать­ся вмес­те с этим…

— Ки­том, — подс­ка­зал Кит.

— … да… и вы пош­ли от го­рода к го­роду, изоб­ра­жая на­шест­вие крыс, и этот…

— Кит.

— … да… изоб­ра­жал из се­бя кры­соло­ва, а вы сле­дова­ли за ним из го­рода. Я пра­ва? Это все боль­шой об­ман, да?

Сар­ди­ны гля­нул на Мо­риса.

— Она нас зас­ту­кала, босс.

— Те­перь вы долж­ны наз­вать мне хо­тя бы од­ну хо­рошую при­чину, по­чему мне не вы­зывать стра­жу, — про­гово­рила Ма­лиша с ли­кова­ни­ем.

«Я не дол­жен», — по­думал Мо­рис, — «по­тому что ты это­го не хо­чешь. Бо­же мой, лю­ди та­кие предс­ка­зу­емые». Он по­тер­ся о но­гу Ма­лиши и наг­ра­дил ее са­модо­воль­ной ух­мылкой.

— Ес­ли ты это сде­ла­ешь, ты ни­ког­да не уз­на­ешь, как за­кон­чи­лась на­ша ис­то­рия, — ска­зал он.

— Она за­кон­чится тем, что вы по­паде­те в тюрь­му, — от­ве­тила Ма­лиша, но Мо­рис ви­дел, что она смот­рит на Ки­та и Сар­ди­ны.

На го­лове у Сар­дин все еще бы­ла его ма­лень­кая со­ломен­ная шля­па. Та­кие шту­ки мно­гого сто­ят, ког­да нуж­но прив­лечь вни­мание.

Уви­дев, что она на не­го нах­му­рилась, Сар­ди­ны быст­ро снял свою со­ломен­ную шля­пу, и взял ее, дер­жа пе­ред со­бой за по­ля[8*].

— Здесь есть кое-что, что я бы хо­тел ра­зуз­нать, босс, — ска­зал он, — раз уж мы этим за­нима­ем­ся.

Ма­лиша под­ня­ла бровь.

— Ну? И не на­зывай ме­ня босс!

— Я хо­тел уз­нать, по­чему в этом го­роде не­ту крыс, шеф, — ска­зал Сар­ди­ны. Он нерв­но про­тан­це­вал нес­коль­ко ша­гов. Ма­лиша зырк­ну­ла на не­го та­ким взгля­дом, что мог­ла дать фо­ру всем ко­там.

— Что зна­чит «нет крыс»? — спро­сила она. — Да у нас здесь на­шест­вие крыс! И ты то­же, кры­са, меж­ду про­чим!

— Кру­гом кры­синые сле­ды, нес­коль­ко мерт­вых крыс, но мы не наш­ли ни од­ной жи­вой, шеф.

Ма­лиша нак­ло­нилась к не­му.

— Но ты же кры­са, — ска­зала она.

— Да, шеф. Но мы при­были толь­ко се­год­ня ут­ром.

Сар­ди­ны нерв­но улыб­нулся, и Ма­лиша наг­ра­дила его еще од­ним дол­гим взгля­дом.

— Не хо­чешь ли нем­но­го сы­ра? — спро­сила она. — Толь­ко бо­юсь, вмес­те с мы­шелов­кой.

— Не ду­маю, что хо­чу, но все рав­но, боль­шое спа­сибо, — веж­ли­во и очень ос­то­рож­но от­ве­тил Сар­ди­ны.

— Бес­по­лез­но. Я ду­маю, сей­час са­мое вре­мя ска­зать прав­ду, — ска­зал Кит.

— Нет­нетнет­нетнет, — ска­зал Мо­рис, ко­торый не­нави­дел та­кие си­ту­ации. — Все де­ло в том, что.

— Вы пра­вы, мисс, — ус­та­ло ска­зал Кит. — Мы хо­дим из го­рода в го­род со ста­ей крыс, и об­ма­ныва­ем лю­дей. Нам да­ют день­ги, что­бы мы уш­ли. Вот что мы де­ла­ем. Мне жаль, что мы этим за­нима­ем­ся. Это дол­жен был быть пос­ледний раз. Мне очень жаль. Вы по­дели­лись с на­ми сво­ей едой, а у вас ее и так нем­но­го. Нам долж­но быть стыд­но.

Мо­рис наб­лю­дал за тем, как Ма­лиша при­нима­ет ре­шение. Ка­залось что ее мозг ра­бота­ет сов­сем не так, как у дру­гих лю­дей. Она при­нима­ла слож­ные ве­щи, да­же не за­думы­ва­ясь. Вол­шебные кры­сы? По­чему бы и нет… Го­воря­щие ко­ты? Да ви­дали мы их, зна­ем, как об­луплен­ных… А вот с прос­ты­ми ве­щами бы­ли труд­ности.

Ее гу­бы ше­вели­лись. Она, по­нял Мо­рис, пы­та­ет­ся об­лечь фак­ты в расс­каз.

— Итак, — ска­зала она, — вы приш­ли со сво­ими дрес­си­рован­ны­ми кры­сами…

— Мы пред­по­чита­ем, что­бы нас на­зыва­ли «уче­ные гры­зуны», шеф, — поп­ра­вил ее Сар­ди­ны.

— … хо­рошо, сво­ими уче­ными гры­зуна­ми, вы вош­ли в го­род, и… что слу­чилось с го­родс­ки­ми кры­сами?

Сар­ди­ны бес­по­мощ­но гля­нул на Мо­риса. Мо­рис кив­нул, что­бы он про­дол­жал. Ес­ли Ма­лиша не по­лучит расс­каз, ко­торый ей нра­вит­ся, у них у всех бу­дут боль­шие неп­ри­ят­ности.

— Они дер­жатся от нас по­даль­ше, босс… я имел в ви­ду, шеф, — ска­зал Сар­ди­ны.

— Они то­же уме­ют го­ворить?

— Нет, шеф.

— Ду­маю, Клан от­но­сит­ся к ним, как лю­ди к обезь­янам, — ска­зал Кит.

— Я го­ворю с Сар­ди­нами, — ска­зала Ма­лиша.

— Из­ви­ни, — про­бор­мо­тал Кит.

— И что, тут во­об­ще нет дру­гих крыс? — про­дол­жи­ла Ма­лиша.

— Нет, шеф. Па­роч­ка ста­рых ске­летов, нес­коль­ко куч кры­сино­го яда, и мно­го ло­вушек, босс. А крыс не­ту, босс.

— Но кры­соло­вы при­тас­ки­ва­ют це­лые гроздья хвос­тов каж­дый день!

— Я го­ворю то, что я ви­дел. Шеф. Крыс не­ту, босс. Шеф. Не ви­дел дру­гих крыс ниг­де, босс… шеф.

— А ты ког­да-ни­будь ви­дела кры­синые хвос­ты?

— Что ты име­ешь в ви­ду? — спро­сила Ма­лиша.

— Это под­делка, — от­ве­тил Мо­рис. — По край­ней ме­ре, не­кото­рые из них прос­то ста­рые ко­жаные шнур­ки от бо­тинок. Я ви­дел на ули­це.

— Это не нас­то­ящие хвос­ты? — спро­сил Кит.

— Я же кот. Ду­ма­ешь, я не знаю, как выг­ля­дят кры­синые хвос­ты?

— Лю­ди бы точ­но за­мети­ли, — ска­зала Ма­лиша.

— Да? — спро­сил Мо­рис. — А ты зна­ешь, что та­кое пис­тончик?

— Пис­тончик? Пис­тончик? Что это еще за пис­тончи­ки? — от­ре­зала Ма­лиша.

— Это ма­лень­кие ме­тал­ли­чес­кие на­конеч­ни­ки на кон­цах шнур­ков, — объ­яс­нил Мо­рис.

— От­ку­да кот мо­жет знать та­кие сло­ва? — уди­вилась де­воч­ка.

— Каж­дый дол­жен хоть что-то знать, — па­риро­вал Мо­рис. — Смот­ре­ла ли ты ког­да-ни­будь на кры­синые хвос­ты вбли­зи?

— Ко­неч­но, нет. От крыс мож­но под­це­пить ка­кую-ни­будь за­разу! — ска­зала Ма­лиша.

— Ну да, ко­неч­но. Твои но­ги взор­вутся, — ух­мы­ля­ясь, ска­зал Мо­рис. — Вот по­чему ты не за­мети­ла пис­тончи­ки. Эй, Сар­ди­ны, твои но­ги взры­вались в пос­леднее вре­мя?

— Се­год­ня нет, босс, — от­ве­тил Сар­ди­ны. — Но за­меть, еще да­же обед не нас­ту­пил.

Ма­лиша выг­ля­дела удов­летво­рен­ной.

— А-га! — ска­зала она, и Мо­рису по­каза­лось, что в пос­леднем «га» он ус­лы­шал очень неп­ри­ят­ный от­те­нок.

— Зна­чит… ты не расс­ка­жешь о нас Стра­же? — об­на­дежен­но пред­по­ложил он.

— Что я го­вори­ла с кры­сой и ко­том? — от­ве­тила Ма­лиша. — Ко­неч­но, нет. Они расс­ка­жут мо­ему от­цу, что я сно­ва со­чиняю сказ­ки, и мою ком­на­ту опять зак­ро­ют.

— Твою ком­на­ту за­пира­ют от те­бя в на­каза­ние[9*]? — уди­вил­ся Мо­рис.

— Да. И я не мо­гу доб­рать­ся до мо­их книг. Как вы уже мог­ли до­гадать­ся, я не обык­но­вен­ный че­ловек, — гор­до ска­зала Ма­лиша. — Вы слы­шали о Сест­рах Грюм[10*]? Аго­най­за и Эви­сера Грюм? Это моя ба­буш­ка, и дво­юрод­ная ба­буш­ка. Они пи­сали… вол­шебные сказ­ки.

«Ага, тут мы вре­мен­но в бе­зопас­ности» — по­думал Мо­рис. «На­до прос­то не да­вать ей мол­чать».

— Я не фа­нат чте­ния, как и все ко­ты, — ска­зал он. — Что это за сказ­ки та­кие? Ис­то­рии о кро­хот­ных лю­дях, ко­торые кры­лыш­ка­ми бяк-бяк-бяк-бяк?

— Нет, от­ве­тила Ма­лиша. — Они не пре­ус­пе­ли в бя­каньи кро­хот­но­го на­род­ца. Они пи­сали… нас­то­ящие вол­шебные сказ­ки. С мно­жест­вом кос­тей, кро­ви, с кры­сами и ле­тучи­ми мы­шами. Я унас­ле­дова­ла та­лант расс­каз­чи­ка, — до­бави­ла она.

— Я то­же ду­маю, что вро­де как он у те­бя есть, — под­дакнул Мо­рис.

— И ес­ли в го­роде нет крыс, а кры­соло­вы при­тас­ки­ва­ют охап­ки шнур­ков, все это пло­хо пах­нет[11*].

— Из­ви­ни, — ска­зал Сар­ди­ны. — Ка­жет­ся, это я… Я нем­но­го нерв­ни­чаю…

На­вер­ху пос­лы­шал­ся ка­кой-то звук.

— Быст­ро, вы­ходи­те че­рез зад­ний двор! — ско­ман­до­вала Ма­лиша. — За­бирай­тесь на се­новал воз­ле ко­нюшен, я при­несу вам ту­да еду! Я точ­но знаю, что нуж­но де­лать в та­ких си­ту­ациях!

 


 

  1. Ссыл­ка на фильм «Ка­саб­ланка». Там глав­ный ге­рой, Рик Блейн (ко­торо­го иг­ра­ет Хамф­ри Бо­гарт) го­ворит: «Изо всех за­бега­ловок во всех го­родах во всем ми­ре он за­шел имен­но в мою».

  2. (Прим. пе­ревод.) Ес­ли хо­тите предс­та­вить се­бе эту кар­ти­ну, вспом­ни­те кресть­ян из «Ве­лико­леп­ной се­мер­ки».

  3. За­пирать ре­бен­ка в ком­на­те в ка­чест­ве на­каза­ния — обыч­ная прак­ти­ка. Од­на­ко, в этом слу­чае все на­обо­рот.

  4. Плос­ко­мирс­кая вер­сия на­ших Брать­ев Гримм.

  5. (Прим. пе­ревод.) Smell a rat, букв. «по­чу­ять за­пах кры­сы» — чу­ять не­лад­ное, под­вох.

 


Глава: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12]


    

 Помочь Мастеру Minimize

Про Фонд исследования болезни Альцгеймера

Если хотите помочь в сборе средств для Треста исследования болезни Альцгеймера, сделайте, пожалуйста взнос, щелкнув на ссылку официального сайта по сбору средств, где, как  вы можете быть уверены, все 100% попадут тресту. Не забудьте упомятуть Терри в окне для комментариев.

Спасибо за вашу продолжающуюся поддержку.


    

Copyright (c) 2017 Терри Пратчетт — Русскоязычный международный сайт   Terms Of Use  Privacy Statement
DotNetNuke® is copyright 2002-2017 by DotNetNuke Corporation
  • http://www.pratchett.org/controls/louboutinshoes.asp
  • cheap ugg boots/h2>

    barbour uk

    cheap air jordan

    nike uk

    nike uk

    nike uk

    nike uk

    juicy couture uk

    nike uk

    Cheap nike shoes

    nike uk

    nike uk