Search
19 сентября 2017 г. ..:: Книги » Библиотека (переводы книг) » Удивительный Морис и его ученые грызуны » Глава 5 ::..   Login
 Содержание и ссылки Minimize
Автор перевода: ole_yansen

К обложке

Открыть текст перевода целиком

Обсудить перевод на форуме



    

 Удивительный Морис и его ученые грызуны Minimize

Гл­ава 5

Ру­перт Кры­совс­кий был са­мой храб­рой кры­сой. Лю­бой в Пуш­ной До­лине мог это подт­вер­дить.

— Из «Прик­лю­чения мис­те­ра Зай­ки­на»

В тун­не­ле, на­ходя­щем­ся под зем­лей, в нес­коль­ких ули­цах от до­ма Ма­лиши, За­гар ви­сел на че­тырех от­резках ве­рев­ки, прик­реплен­ных к его сбруе. Они бы­ли при­вяза­ны к пал­ке, ка­ча­ющей­ся на спи­не очень толс­той кры­сы. Еще две кры­сы си­дели на дру­гом кон­це, и еще нес­коль­ко уп­равля­ли всей конс­трук­ци­ей.

Сей­час он ви­сел пря­мо над зу­бами ог­ромно­го кап­ка­на, за­пол­ня­юще­го со­бой поч­ти весь про­ход.

Он про­пищал сиг­нал ос­та­нов­ки. Пал­ка нем­но­го рас­ка­чива­лась под его ве­сом.

— Я пря­мо над сы­ром, — ска­зал он. — Пах­нет как Ланкрский Си­няя Жи­ла, Сверх­вкус­ный. Нет­ро­нутый. К то­му же очень ста­рый. Пе­ремес­ти­те ме­ня приб­ли­зитель­но на две ла­пы[12*].

Он дви­нул­ся впе­ред, пал­ка за­кача­лась вверх и вниз.

— Ос­то­рож­нее, сэр, — крик­ну­ла од­на из мо­лодых крыс, ко­торые стол­пи­лись в тун­не­ле за спи­ной От­ря­да по Обезв­ре­жива­нию Ло­вушек.

За­гар кряк­нул, и гля­нул на зу­бы в дюй­ме от сво­его но­са. Из од­но­го из сво­их по­ясов он вы­тащил не­боль­шую де­ревян­ную па­лоч­ку, к од­но­му из кон­цов ко­торой бы­ло прик­ле­ено ма­лень­кое зер­ка­ло.

— Эй, вы, под­винь­те нем­но­го све­чу в эту сто­рону, — при­казал он. — Так, хо­рошо. Хо­рошо. Те­перь мы пос­мотрим…

Он про­сунул зер­ка­ло ми­мо зу­бов кап­ка­на и плав­но по­вер­нул.

— Так я и ду­мал… это Ма­лень­кий ку­сака фир­мы Претл и Джон­сон, я в этом уве­рен. Од­на из ста­рых вер­сий треть­ей мо­дели, но с до­пол­ни­тель­ной пре­дох­ра­нитель­ной за­щел­кой. Дол­гую же до­рогу он про­делал… Но мы уже с та­кими встре­чались, прав­да? Сыр к чаю, пар­ни!

Со сто­роны наб­лю­дате­лей раз­дался нерв­ный смех, од­на­ко чут­кий слух За­гара уло­вил чью-то фра­зу: «О, это так прос­то…»

— Кто это ска­зал? — рез­ко спро­сил он.

От­ве­том бы­ла ти­шина. За­гар вы­тянул го­лову на­зад. Мо­лодые кры­сы ак­ку­рат­но расс­ту­пились, ос­та­вив сто­ять толь­ко од­ну, очень оди­нокую кры­су.

— А, Пи­татель­ная, — про­вор­чал За­гар, от­во­рачи­ва­ясь к ме­ханиз­му спус­ка кап­ка­на. — Прос­то, го­воришь? Рад это слы­шать. В та­ком слу­чае ты мо­жешь нам по­казать, как его обезв­ре­дить.

— Э… ког­да я ска­зала, прос­то… — проб­ле­яла Пи­татель­ная, — я име­ла в ви­ду, что Врас­со­ле по­казал мне на учеб­ном кап­ка­не, и ска­зал…

— Не на­до скром­ни­чать, — про­из­нес За­гар. В его гла­зах зап­ры­гали чер­ти­ки. — Тут все го­тово. Ты за­бирай­ся в под­веску и сде­лай это, хо­рошо? А я пос­мотрю, мож­но?

— … но… но… но ког­да он нам по­казы­вал, я не разг­ля­дела все как сле­ду­ет. Я те­перь это по­няла, и… и… и…

— Тог­да сде­ла­ем так, — про­из­нес За­гар, — Я бу­ду ра­ботать с ло­вуш­кой, хо­рошо?

Пи­татель­ная вздох­ну­ла с боль­шим об­легче­ни­ем.

— А ты бу­дешь го­ворить, что имен­но мне де­лать.

— Э… — на­чала Пи­татель­ная. Сей­час она выг­ля­дела как кры­са, го­товая дей­стви­тель­но быст­ро вос­со­еди­нить­ся с бри­гадой га­диль­щи­ков.

— Очень хо­рошо, — ска­зал За­гар.

Он ак­ку­рат­но вы­тащил зер­ка­ло об­ратно, и дос­тал из сво­ей сбруи ме­тал­ли­чес­кий стер­жень. Ос­то­рож­но по­тыкал кап­кан. Ус­лы­шав скре­жет ме­тал­ла о ме­талл, Пи­татель­ная съ­ежи­лась.

— Так, что тут у нас… ага, да. Тут стер­жень, ме­лень­кая пру­жина и за­щел­ка. Что мне де­лать даль­ше, мисс Пи­татель­ная?

— Э… э… э… — за­икаясь про­бор­мо­тала Пи­татель­ная.

— Тут все скри­пит, мисс Пи­татель­ная, — про­гово­рил За­гар из недр кап­ка­на.

— Э… э… нуж­но зак­ли­нить штуч­ку…

— Что имен­но из все­го это­го штуч­ка, мисс Пи­татель­ная? Не спе­шите… ка­жет­ся, этот ку­сочек ме­тал­ла ка­ча­ет­ся, но я вас ни­ко­им об­ра­зом не то­роп­лю…

— На­до зак­ли­нить… э… штуч­ку. э… штуч­ку… э… — гла­за Пи­татель­ной бе­шено вра­щались.

— Мо­жет быть это боль­шая ЩЕЛК А-а-а-а-а-а

Пи­татель­ная ли­шилась чувств.

За­гар выс­коль­знул из под­вески и «по­метил» кап­кан.

— Все в по­ряд­ке, — ска­зал он. — Я его креп­ко за­жал, те­перь не сра­бота­ет. Мо­жете от­та­щить его с до­роги, ре­бята.

Он по­дошел к груп­пе и бро­сил ку­сок зап­лесне­вело­го сы­ра на дро­жащий жи­вот Пи­татель­ной.

— В ло­вушеч­ном де­ле очень важ­но быть точ­ным. Вы или точ­ны, или мерт­вы. А сыр по­лучит вто­рая мышь.

За­гар втя­нул но­сом воз­дух.

— Ду­маю, те­перь-то лю­ди сра­зу пой­мут, что здесь по­быва­ли кры­сы.

От­ряд зас­ме­ял­ся нерв­ным, ку­дах­та­ющим сме­хом но­вич­ков, ра­ду­ющих­ся, что кто-то дру­гой прив­лек вни­мание учи­теля, и это по­ка не он.

За­гар раз­вернул кло­чок бу­маги. Он был кры­сой дей­ствия, и мысль о том, что мир мож­но при­колоть к бу­маге с по­мощью ма­лень­ких знач­ков, нем­но­го его тре­вожи­ла. Од­на­ко он по­нимал всю по­лез­ность это­го изоб­ре­тения. Бу­мага пом­ни­ла, ког­да он ри­совал кар­ти­ну рас­по­ложе­ния тон­не­лей. Ее не сби­вали с тол­ку но­вые за­пахи. Дру­гие кры­сы мог­ли ви­деть в сво­ей го­лове то же, что и чер­тивший, ес­ли зна­ли как чи­тать.

Он изоб­рел кар­ты. Это бы­ло отоб­ра­жение ми­ра.

— Уди­витель­ная вещь, эта но­вая тех­но­логия, — ска­зал он. — Так, два тон­не­ля на­зад, тут от­ме­чен яд. Ты смот­рел, что там, Врас­со­ле?

— За­копан и «по­мечен[13*]», — от­ве­тил Врас­со­ле, его за­мес­ти­тель. — Это был се­рый яд № 2.

— Хо­рошая кры­са — ска­зал За­гар. — Это ужас­ная шту­ка.

— Вок­руг бы­ло пол­но мерт­вых ки­ики.

— Ну еще бы. Про­тив этой шту­ки не­ту про­тиво­ядия.

— Так­же наш­ли под­до­ны с № 1 и № 3, — про­дол­жил Врас­со­ле. — Очень мно­го.

— Ес­ли вы дос­та­точ­но ра­зум­ны, вы мо­жете вы­жить пос­ле яда № 1. — ска­зал За­гар. — Вы все, за­пом­ни­те это. А ес­ли вам не по­везет с ядом № 3, у нас есть кое-что, что вам по­может. Я имею в ви­ду, что пос­ле все­го вы бу­дете жить, но день или два вы бу­дете жа­леть, что не умер­ли.

— Здесь ку­чи от­ра­вы, За­гар, — нерв­но ска­зал Врас­со­ле. — Боль­ше, чем я ког­да-ли­бо ви­дел. И кры­синые кос­ти вок­руг.

— Тог­да важ­ное за­меча­ние по бе­зопас­ности, — ска­зал За­гар, нап­равля­ясь к но­вому тон­не­лю. — Не ешь­те мерт­вую кры­су, ес­ли вы не зна­ете от че­го она умер­ла. Ина­че вы то­же от это­го ум­ре­те.

— Опас­ные Бо­бы го­ворит, что мы во­об­ще не долж­ны есть крыс, — ска­зал Врас­со­ле.

— Ну, мо­жет быть, — от­ве­тил За­гар, — но здесь в тон­не­лях нуж­но быть прак­тичным. Не про­падать же хо­рошей еде. Эй, кто-ни­будь, при­веди­те в чувс­тво Пи­татель­ную!

— Ку­чи яда, — ска­зал Врас­со­ле, ког­да от­ряд по­шел даль­ше. — Они тут на са­мом де­ле не­нави­дят крыс.

За­гар не от­ве­тил. Он ви­дел, что кры­сы на­чина­ют нерв­ни­чать. В их по­ход­ке чувс­тво­вал­ся за­пах стра­ха. Они ни­ког­да рань­ше не ви­дели столь­ко яда. Обыч­но За­гар ни о чем не вол­но­вал­ся, и чувс­тво тре­воги, на­чав­шее за­рож­дать­ся глу­боко в его кос­тях, ему сов­сем не пон­ра­вилось.

Ма­лень­кая за­пыхав­ша­яся кры­са стре­митель­но про­бежа­ла по тон­не­лю и сог­ну­лась пе­ред ним.

— Поч­ки, сэр, Тре­тий взвод Тя­желых Га­диль­щи­ков. — вы­пали­ла она. — Сэр, мы наш­ли ло­вуш­ку! Не та­кую, как обыч­но! Све­жий нас­ту­пил пря­мо на нее! По­жалуй­ста, пой­дем­те со мной!

На чер­да­ке над ко­нюш­ней бы­ло пол­но се­на, а ло­шади­ное теп­ло, под­ни­мав­ше­еся сни­зу, де­лало его очень уют­ным.

Кит ле­жал на спи­не, за­дум­чи­во разг­ля­дывая по­толок. Мо­рис разг­ля­дывал свой обед, обед по­дер­ги­вал но­сом.

Пе­ред прыж­ком Мо­рис про­из­во­дил впе­чат­ле­ние хо­рошо сма­зан­ной ма­шины для убий­ства. Это впе­чат­ле­ние ис­порти­лось за миг пе­ред прыж­ком. Зад под­нялся, все быст­рее рас­ка­чива­ясь из сто­роны в сто­рону, хвост хлес­тал по воз­ду­ху, по­том Мо­рис прыг­нул, вы­пус­тив ког­ти…

— Пик!

— Итак, мои ус­ло­вия та­ковы — ска­зал Мо­рис дро­жаще­му в его ког­тях ком­ку. — Ты дол­жен что-ни­будь ска­зать. Что угод­но. Нап­ри­мер, «От­пусти ме­ня», или да­же «По­моги­те!». Бо­юсь, что пис­ка здесь не­дос­та­точ­но. Это прос­то шум. Прос­то ска­жи, и я те­бя от­пу­щу. Ник­то не мо­жет ме­ня уп­рекнуть в этом от­но­шении.

— Пик! — прок­ри­чала мышь.

— Дос­та­точ­но чест­но, — ска­зал Мо­рис, и убил ее од­ним дви­жени­ем. Он от­та­щил ее об­ратно в угол, где под­нявший­ся и те­перь си­дящий на со­ломе Кит при­кан­чи­вал бу­терб­род с ма­рино­ван­ной го­вяди­ной.

— Она не за­гово­рила, — пос­пешно ска­зал он.

— Я те­бя не спра­шивал, — от­ве­тил Кит.

— Я имею в ви­ду, что дал ей шанс, — про­дол­жил Мо­рис. — Ты же ме­ня слы­шал, вер­но? Ей все­го лишь нуж­но бы­ло ска­зать, что она не хо­чет, что­бы ее съ­ели.

— Хо­рошо.

— Те­бе хо­рошо, я имею в ви­ду, что те­бе не при­ходит­ся раз­го­вари­вать с бу­терб­ро­дами, — про­дол­жил Мо­рис та­ким то­ном, что бы­ло по­нят­но, что его все еще что-то бес­по­ко­ит.

— Я бы не знал, что им ска­зать, — от­ве­тил Кит.

— Хо­чу за­метить, что я с ней да­же не иг­рал. — ска­зал Мо­рис. — Один удар ста­рой доб­рой ла­пой и — «Она черк­ну­ла лишь про­щай». Впро­чем, ни­чего она не чер­ка­ла, ведь в ней не бы­ло ни кап­ли ра­зума.

— Я те­бе ве­рю, — ска­зал Кит.

— Она ни­чего не по­чувс­тво­вала, — нас­та­ивал Мо­рис.

Где-то не­пода­леку пос­лы­шались кри­ки и гро­хот бь­ющей­ся по­суды. За пос­ледние пол­ча­са это пов­то­рялось дос­та­точ­но час­то.

— По­хоже, что ре­бята все еще ра­бота­ют, — про­гово­рил Мо­рис, за­тас­ки­вая мышь под ку­чу со­ломы. — Нич­то не вы­зыва­ет та­кого доб­ротно­го кри­ка, как тан­цу­ющий на сто­ле Сар­ди­ны.

Дверь в ко­нюш­ню отк­ры­лась. Во­шел че­ловек, зап­ряг двух ло­шадей и вы­вел их на­ружу. Нем­но­го по­годя они ус­лы­шали звук отъ­ез­жа­юще­го эки­пажа.

Нес­коль­ко мгно­вений спус­тя сни­зу раз­да­лось три гром­ких уда­ра. По­том еще раз. И еще раз. На­конец го­лос Ма­лиши про­из­нес:

— Эй, вы двое, вы там на­вер­ху или нет?

Кит вы­полз из со­ломы и гля­нул вниз.

— Да, мы здесь, — от­ве­тил он.

— Вы что, не слы­шали тай­ный стук? — спро­сила Ма­лиша, ис­пе­пеляя их разд­ра­жен­ным взгля­дом.

— Но он не был по­хож на тай­ный стук, — от­ве­тил Мо­рис с на­битым ртом.

— Это что, го­лос Мо­риса? — по­доз­ри­тель­но спро­сила Ма­лиша.

— Да, — от­ве­тил Кит. — Не сер­дись на не­го, он ко­го-то ест.

Мо­рис пос­пешно прог­ло­тил ку­сок.

— Это не кто-то, — про­шипел он. — По­ка кто-то не уме­ет го­ворить, он не кто-то! Он прос­то еда!

— Это все же был тай­ный стук, — про­дол­жи­ла Ма­лиша. — Я знаю о та­ких ве­щах! И вы долж­ны бы­ли пос­ту­чать в от­вет!

— Да, но ес­ли кто-то от из­бытка чувств прос­то пос­ту­чит в дверь, а мы пос­ту­чим в от­вет, что он по­дума­ет? — спро­сил Мо­рис. — Что здесь на­вер­ху за­вел­ся ог­ромный жук?

На мгно­вение Ма­лиша за­мол­ча­ла, что бы­ло для нее не­обыч­но. По­том ска­зала:

— Вы пра­вы. На­вер­ное я прос­то крик­ну: «Это я, Ма­лиша!», а по­том пос­ту­чу. Та­ким об­ра­зом вы бу­дете знать, что это я, и смо­жете пос­ту­чать в от­вет. До­гово­рились?

— А по­чему нам прос­то не ска­зать: «При­вет, мы тут, на­вер­ху»? — не­вин­но про­из­нес Кит.

Ма­лиша вздох­ну­ла.

— В вас что, не­ту ни­како­го дра­матиз­ма? Пос­лу­шай­те, мой отец уехал в Рат­ха­ус на встре­чу с дру­гими чле­нами со­вета. Он ска­зал, что по­суда ста­ла пос­ледней кап­лей!

— По­суда? — пе­респ­ро­сил Мо­рис. — Ты что, расс­ка­зала ему про встре­чу с Сар­ди­нами?

— Я бы­ла вы­нуж­де­на ска­зать, что ис­пу­галась ог­ромной кры­сы и по­пыта­лась заб­рать­ся на шкаф, — от­ве­тила Ма­лиша.

— Ты сол­га­ла?

— Я прос­то расс­ка­зала ему ис­то­рию, — мяг­ко па­риро­вала Ма­лиша. — Это хо­рошая ис­то­рия. Бо­лее прав­ди­вая, чем мо­жет по­казать­ся прав­да. Кры­са, тан­цу­ющая че­чёт­ку? В лю­бом слу­чае он не очень ею за­ин­те­ресо­вал­ся, по­тому что се­год­ня от жи­телей пос­ту­пило очень мно­го жа­лоб. Ва­ши руч­ные кры­сы очень расс­тра­ивают лю­дей. Я в вос­хи­щении.

— Они не на­ши кры­сы, они свои кры­сы, — воз­ра­зил Кит.

— И они всег­да ра­бота­ют быст­ро. — с гор­достью про­из­нес Мо­рис. — Ни­ког­да не во­зят­ся, ког­да де­ло до­ходит до… воз­ни.

— В прош­лом ме­сяце мы бы­ли в од­ном го­роде. Так та­мош­ний со­вет поз­вал кры­соло­ва на сле­ду­ющий же день, — ска­зал Кит. — Это был ве­ликий день Сар­дин.

— Мой отец мно­го кри­чал, и пос­лал за Блан­ке­том и Спир­зом, — ска­зала Ма­лиша. — Они кры­соло­вы! Вы по­нима­ете, что это оз­на­ча­ет, не так ли?

Мо­рис и Кит пе­рег­ля­нулись.

— Да­вай пред­по­ложим, что нет, — от­ве­тил Мо­рис.

— Это оз­на­ча­ет, что мы смо­жем вло­мить­ся в их са­рай и раз­га­дать за­гад­ку бо­тиноч­ных шнур­ков!

Она оки­нула Мо­риса кри­тичес­ким взгля­дом.

— Ко­неч­но, бы­ло бы… луч­ше будь мы че­тырь­мя деть­ми с со­бакой[14*]. Это хо­рошее чис­ло для прик­лю­чения. Но при­дет­ся обой­тись тем, что у нас есть.

— Эй, мы же прос­то во­ру­ем у влас­тей! — ска­зал Мо­рис.

— Э, ко­неч­но, толь­ко у пра­витель­ств, ко­торые не яв­ля­ют­ся чь­ими-ли­бо от­ца­ми, — до­бавил Кит.

— И что с то­го? — спро­сила Ма­лиша, бро­сив на Ки­та стран­ный взгляд.

— Это не зна­чит, что мы прес­тупни­ки, — объ­яс­нил Мо­рис.

— А, но ес­ли мы до­будем до­каза­тель­ства, мы смо­жем предъ­явить их со­вету. Тог­да это не бу­дет прес­тупле­ни­ем, по­тому что мы ста­нем ге­ро­ями дня, — объ­яс­ни­ла Ма­лиша с ус­та­лой тер­пе­ливостью. — Ко­неч­но, мо­жет слу­чить­ся так, что со­вет и Стра­жа в сго­воре с кры­соло­вами. Мы не мо­жем до­верять ни­кому. Вы что, ре­бята, ни­ког­да не чи­тали книг? Ско­ро стем­не­ет, я при­ду за ва­ми, и мы смо­жем вспо­роть бук­ло.

— Смо­жем? — про­бор­мо­тал Кит.

— Да. С по­мощью шпиль­ки для во­лос. Я знаю, что это воз­можно. Я сто раз чи­тала о та­ких ве­щах.

— А ка­кого ти­па это бук­ло? — спро­сил Мо­рис.

— Боль­шое, — от­ве­тила Ма­лиша. — Ко­неч­но, это об­легча­ет на­шу за­дачу.

Она рез­ко по­вер­ну­лась и вы­бежа­ла из ко­нюш­ни.

— Мо­рис? — поз­вал Кит.

— Что? — отоз­вался кот.

— Что это за бук­ло, и как ты его вспо­решь?

— Я не знаю. Мо­жет быть, за­мок?

— Но ты ска­зал…

— Да, но я прос­то не да­вал ей мол­чать на слу­чай, ес­ли она вдруг ста­нет аг­рессив­ной. У нее не все до­ма, ес­ли те­бя ин­те­ресу­ет мое мне­ние. Она из этих лю­дей, вро­де… ак­те­ров. Все вре­мя иг­ра­ют роль. Не жи­вут в ре­аль­ном ми­ре. Как буд­то все вок­руг — од­на боль­шая пь­еса. Опас­ные Бо­бы то­же та­кого же ти­па. Очень опас­ная лич­ность.

— Он очень доб­рая и вни­матель­ная кры­са!

— Да, но ви­дишь ли, проб­ле­ма в том, что он ду­ма­ет, что все вок­руг та­кие же, как он. По­доб­ные лю­ди — это пло­хая но­вость. А на­ша под­ружка, она ду­ма­ет, что жизнь уст­ро­ена как вол­шебная сказ­ка.

— Ну, это не при­несет вре­да, не так ли? — спро­сил Кит.

— Да, но ког­да в сказ­ках кто-то уми­ра­ет… это прос­то сло­во.

Тре­тий взвод Тя­желых Га­диль­щи­ков рас­по­ложил­ся на от­дых. Все рав­но у них за­кон­чи­лись бо­еп­ри­пасы. Со сте­ны сте­кала струй­ка во­ды, но ник­то не хо­тел про­бирать­ся к ней ми­мо ло­вуш­ки. И ник­то не хо­тел смот­реть на то, что в ней ле­жало.

— Бед­ный ста­рый Све­жий. Он был хо­рошей кры­сой, — ска­зал один из от­ря­да.

— Од­на­ко ему сле­дова­ло смот­реть, ку­да идет, — ска­зала дру­гая кры­са.

— Ду­мал, что все уже зна­ет, — подх­ва­тила раз­го­вор третья. — Впро­чем, он был слав­ной кры­сой, хоть и нем­но­го во­нючей.

— Да­вай­те вы­тащим его из ло­вуш­ки? — пред­ло­жила пер­вая кры­са. — Ду­маю, бу­дет неп­ра­виль­но ос­та­вить его там.

— Да. Учи­тывая, что мы про­голо­дались.

Од­на из крыс на­пом­ни­ла:

— Опас­ные Бо­бы ска­зал, что мы не долж­ны есть дру­гих крыс.

Дру­гая воз­ра­зила:

— Нет, это толь­ко ес­ли не зна­ешь от че­го они умер­ли, по­тому что они мог­ли уме­реть от яда.

Третья подх­ва­тила:

— Мы зна­ем, от че­го он умер. Его раз­да­вило. Раз­давли­вани­ем нель­зя за­разить­ся.

Все пос­мотре­ли на то, что ос­та­лось от Све­жего.

— Как ду­ма­ешь, что с то­бой слу­ча­ет­ся пос­ле смер­ти? — за­дум­чи­во спро­сила од­на из крыс.

— Те­бя съ­еда­ют. Или ты вы­сыха­ешь, или пок­ры­ва­ешь­ся пле­сенью.

— Что, все­го те­бя?

— Ну, обыч­но ос­та­ют­ся ла­пы…

Кры­са, за­дав­шая воп­рос, про­дол­жи­ла:

— А что про­ис­хо­дит с той частью, что внут­ри те­бя?

Упо­мянув­шая о ла­пах ска­зала:

— А, губ­ча­тая зе­леная сту­денис­тая шту­ка? Нет, ее то­же не сто­ит есть. На вкус ужас­ная.

— Нет, я имею в ви­ду ту часть внут­ри те­бя, ко­торая яв­ля­ет­ся то­бой. Ку­да она ухо­дит?

— Из­ви­ни, я те­бя не по­нимаю.

— Ну… зна­ешь, это как… во сне?

Кры­сы кив­ну­ли. Они зна­ли про сны. Ког­да кры­сы ста­ли ви­деть сны, это ста­ло для них боль­шим пот­ря­сени­ем.

— Ну, в снах, ког­да те­бя прес­ле­ду­ют со­баки, или ты ле­та­ешь, или еще что-ни­будькто тот, с кем это все про­ис­хо­дит? Это не твое те­ло, по­тому что оно спит. Зна­чит, это долж­на быть не­види­мая часть те­бя, ко­торая жи­вет в те­бе, вер­но? И смерть чем-то по­хожа на сон, ведь вер­но?

— Ну, не сов­сем по­хожа, — не­уве­рен­но про­гово­рила од­на из крыс, гля­дя на плос­кую шту­ку, рань­ше из­вест­ную как Све­жий. — Я имею в ви­ду, что не­ту кро­ви, и из те­бя не тор­чат раз­ные шту­ки. И по­том, ты про­сыпа­ешь­ся.

— Зна­чит, — про­дол­жи­ла кры­са, ко­торая под­ня­ла воп­рос о не­види­мой час­ти, — ког­да ты про­сыпа­ешь­ся, ку­да де­ва­ет­ся часть те­бя из снов? И ког­да ты уми­ра­ешь, ку­да ухо­дит эта шту­ка, ко­торая внут­ри те­бя?

— Ты име­ешь в ви­ду зе­леную сту­денис­тую шту­ку?

— Нет! Шту­ку за тво­ими гла­зами!

— Та­кая ро­зова­то-се­рая на цвет?

— Нет, не эта! Не­види­мая!

— От­ку­да я знаю? Ни­ког­да не ви­дел этой не­види­мой шту­ки!

Все пос­мотре­ли на Све­жего.

— Мне не нра­вят­ся эти раз­го­воры, — ска­зала од­на из них. — Они на­поми­на­ют мне о те­нях, ко­торые по­яв­ля­ют­ся, ес­ли за­жечь све­чу.

Дру­гая ска­зала:

— А вы слы­шали о Кос­тя­ной Кры­се? Го­ворят, что она при­ходит и за­бира­ет крыс пос­ле смер­ти.

— Го­ворят, го­ворят… — про­бор­мо­тала од­на из крыс. — Го­ворят что мир соз­да­ла Боль­шая Под­земная Кры­са, вот что го­ворят. Вы­ходит, что она же соз­да­ла и лю­дей? Ви­дать, она нас очень лю­бит, раз соз­да­ла и лю­дей то­же! А?

— От­ку­да мне знать? Мо­жет быть лю­дей соз­дал Боль­шой Че­ловек?

— О, это прос­то глу­по, — ска­зала не­веру­ющая кры­са по име­ни То­мат[15*].

— Хо­рошо, но вы долж­ны приз­нать, что все вок­руг не мог­ло прос­то так взять и по­явить­ся, не так ли? Долж­на же быть ка­кая-то при­чина. Опас­ные Бо­бы го­ворит, что есть ве­щи, ко­торые мы долж­ны де­лать, по­тому что они пра­виль­ные, но кто оп­ре­деля­ет, что яв­ля­ет­ся пра­виль­ным? От­ку­да при­ходят по­нятия «пра­виль­но» и «неп­ра­виль­но»? Го­ворят, что ес­ли вы бу­дете хо­рошей кры­сой, мо­жет быть, Кос­тя­ная Кры­са за­берет вас в об­ширные кла­довые Боль­шой Кры­сы, на­битые едой.

— Но Све­жий все еще здесь. И я не ви­дел кост­ля­вой кры­сы!

— Да, но го­ворят, что ее мож­но уви­деть толь­ко ес­ли она при­ходит за то­бой.

— О? Да? — ска­зала дру­гая кры­са с нерв­ным сар­казмом. — И как же они ее уг­ля­дели, а? Ска­жи мне! Жизнь и так дос­та­точ­но слож­на, что­бы еще вол­но­вать­ся о ве­щах, ко­торые нель­зя уви­деть!

— Так-так, что тут у вас слу­чилось?

Кры­сы по­вер­ну­лись на го­лос. Не­ожи­дан­но все по­няли, что ра­ды ви­деть За­гара, спе­шаще­го по тон­не­лю.

За­гар про­тис­нулся ми­мо. Он взял с со­бой Пи­татель­ную. Он счи­тал, что чле­ну от­ря­да ни­ког­да не позд­но уз­нать, что про­ис­хо­дит с те­ми, кто не­допо­нял пра­вила.

— По­нят­но, — ска­зал За­гар, гля­нув в ло­вуш­ку. Он пе­чаль­но по­качал го­ловой. — Что я вам всем го­ворил?

— Не поль­зо­вать­ся тон­не­лями, ко­торые не по­мече­ны как чис­тые, сэр, — от­ве­тил То­мат. — Но Све­жий… ну, он не… он ни­ког­да не стре­мил­ся вни­матель­но слу­шать. И счи­тал, что так и на­до, сэр.

За­гар ос­мотрел ло­вуш­ку, ста­ра­ясь сох­ра­нять на ли­це вы­раже­ние уве­рен­ной ре­шитель­нос­ти. Од­на­ко это бы­ло неп­росто. Он ни­ког­да рань­ше та­ких не ви­дел. Она выг­ля­дела дей­стви­тель­но ужас­но, боль­ше пресс, чем ре­зак. Ее пос­та­вили в мес­то, где ра­но или позд­но спе­шащие к во­де кры­сы долж­ны бы­ли ее за­деть.

— Те­перь уж ему точ­но не при­дет­ся ни­кого слу­шать, — про­бор­мо­тал он. — Ли­цо ка­жет­ся мне зна­комым. Ко­неч­но, не счи­тая вы­пучен­ных глаз и вы­валив­ше­гося язы­ка.

— Э, вы раз­го­вари­вали со Све­жим во вре­мя ут­ренне­го пост­ро­ения, сэр. Вы ска­зали ему, что он при­рож­денный га­диль­щик и ему при­дет­ся с этим сми­рить­ся, сэр.

Вы­раже­ние ли­ца За­гара не из­ме­нилось. Он ска­зал:

— Нам на­до ид­ти. Мы наш­ли в ок­рест­нос­тях мно­го ло­вушек. Мы вер­немся за ва­ми. Ник­то из вас не дви­нет­ся этим тон­не­лем даль­ше, по­нят­но? Все ска­зали: «Да, За­гар»!

— Да, За­гар, — хо­ром от­ве­тили кры­сы.

— Пос­тавь­те ко­го-ни­будь в пи­кет. Там даль­ше мо­гут быть еще ло­вуш­ки.

— А что нам де­лать со Све­жим? — спро­сил То­мат.

— Не ешь­те зе­леную сту­денис­тую шту­ку, — от­ве­тил За­гар, и зас­пе­шил прочь.

— Ло­вуш­ки! — ду­мал он. Их тут слиш­ком мно­го. И че­рес­чур мно­го яда. Да­же опыт­ные чле­ны от­ря­да на­чина­ют нерв­ни­чать. Ему не нра­вились не­из­вест­ные ве­щи. Вы по­нима­ете, что предс­тав­ля­ет из се­бя та­кая вещь, толь­ко ког­да она уби­ва­ет вас.

Кры­сы раз­бе­жались по тон­не­лям под го­родом, но этот го­род не был по­хож на дру­гие го­рода. Это бы­ла ог­ромная кры­синая ло­вуш­ка. Они не наш­ли ни од­ной жи­вой ки­ики. Ни од­ной. Это не­нор­маль­но. Кры­сы есть вез­де. Кру­гом, где жи­вут лю­ди, есть и кры­сы.

И, кро­ме то­го, мо­лодые кры­сы слиш­ком мно­го вре­мени ду­мали о… ве­щах. О ве­щах, ко­торые нель­зя уви­деть или по­чу­ять. Приз­рачных ве­щах. За­гар по­качал го­ловой. В этих тон­не­лях та­кому мыш­ле­нию нет мес­та. Жизнь прак­тична, жизнь ре­аль­на, и ее мож­но по­терять очень быст­ро, ес­ли быть нев­ни­матель­ным…

По­ка они бе­жали вдоль тру­бы, он за­метил, что Пи­татель­ная ос­матри­ва­ет­ся вок­руг и ню­ха­ет воз­дух.

— Это пра­виль­но, — одоб­ри­тель­но ска­зал он. — Нель­зя быть че­рес­чур ос­то­рож­ным. Ни­ког­да не спе­ши. Да­же кры­се пе­ред то­бой мо­жет по­вез­ти, и она не нас­ту­пит на спус­ко­вой ме­ханизм.

— Да, сэр.

— Од­на­ко, че­рес­чур не бес­по­кой­ся.

— Он выг­ля­дел ужас­но… плос­ким, сэр.

— Ду­раки спе­шат, Пи­татель­ная. Ду­раки спе­шат…

За­гар чувс­тво­вал, как расп­рос­тра­ня­ет­ся ужас. Это его вол­но­вало. Ес­ли Из­ме­нив­ши­еся па­нико­вали, они па­нико­вали как кры­сы. А тон­не­ли под этим го­родом не мес­то для за­бега па­нику­ющих крыс. Ес­ли од­на кры­са на­рушит по­ряд­ки и по­бежит, боль­шинс­тво пос­ле­ду­ет за ней. В тон­не­лях власть при­над­ле­жит за­паху. Ког­да де­ла идут хо­рошо, все се­бя чувс­тву­ют хо­рошо. Но сто­ит по­явить­ся стра­ху, и он на­чина­ет за­ливать тун­не­ли, как по­топ[16*]. В кры­сином ми­ре па­ника — бо­лезнь, ко­торой очень лег­ко за­разить­ся.

Ког­да они встре­тились с ло­вушеч­ным от­ря­дом, де­ла нис­коль­ко не ста­ли луч­ше. На этот раз наш­ли но­вую от­ра­ву.

— Не вол­нуй­тесь, — ска­зал За­гар, хо­тя сам был обес­по­ко­ен. — Мы же рань­ше на­ходи­ли но­вые яды, не так ли?

— Не на­ходи­ли уже го­дами, — воз­ра­зила кры­са. — Пом­ни­те, в Скро­те? С блес­тя­щими си­ними крис­талли­ками? Жжет­ся, ес­ли на нее нас­ту­пить? Ре­бята не зна­ли, и вля­пались в нее?

— У них тут есть эта от­ра­ва?

— Луч­ше глянь­те са­ми.

В од­ном из тон­не­лей на бо­ку ле­жала кры­са. Ее ла­пы бы­ли плот­но сжа­ты, как ку­лаки. Она пос­ку­лива­ла.

За­гар бро­сил один взгляд, и по­нял, что для этой кры­сы все кон­че­но. Это толь­ко де­ло вре­мени. И для крыс в Скро­те это вре­мя бы­ло ужас­ным.

— Я мо­гу уку­сить ее в ос­но­вание шеи, — выз­ва­лась од­на из крыс. — Все за­кон­чится очень быст­ро.

— Ми­лосерд­ное пред­ло­жение, но этот яд про­ник в кровь, — воз­ра­зил За­гар. — Най­ди­те не сра­ботав­ший кап­кан. Толь­ко ос­то­рож­но.

— За­сунуть кры­су в кап­кан, сэр? — ужас­ну­лась Пи­татель­ная.

— Да! Луч­ше уме­реть быст­ро, чем мед­ленно!

— Ес­ли да­же так… — на­чала воз­ра­жать кры­са, ко­торая пред­ло­жила уку­сить.

Шерсть вок­руг мор­ды За­гара още­тини­лась. Он под­нялся на зад­ние ла­пы и ос­ка­лил зу­бы.

— Де­лай, что те­бе ве­лено, или я те­бя уку­шу! — про­рычал он.

Кры­са по­далась на­зад.

— Хо­рошо, За­гар, хо­рошо…

— И пре­дуп­ре­дите дру­гие от­ря­ды! — про­ревел За­гар. — Это не лов­ля крыс, это вой­на! Всем ос­то­рож­но отс­ту­пить! Ни­кому ни­чего не тро­гать! Мы… Что? Что на этот раз?

Ма­лень­кая кры­са ос­то­рож­но по­доб­ра­лась к За­гару. Уви­дев обс­ту­пив­ших охот­ни­ков за ло­вуш­ка­ми, она быст­ро сог­ну­лась, что­бы по­казать нас­коль­ко она ма­лень­кая и бе­зобид­ная.

— По­жалуй­ста, сэр… — про­бор­мо­тала она.

— Да?

— На этот раз мы наш­ли жи­вую…





  1. Кры­синая ме­ра дли­ны, око­ло дюй­ма.

  2. (Прим. пе­ревод.) Пра­виль­нее «по­мочен», в ори­гина­ле «widdled on», то есть на за­копан­ный яд прос­то по­мочи­лись, что­бы от­ме­тить мес­то.

  3. Ссыл­ка на се­рию детс­ких де­тек­тивных книг анг­лий­ской пи­сатель­ни­цы Энид Блай­тон «Ве­лико­леп­ная пя­тер­ка».

  4. Имея в рас­по­ряже­нии толь­ко наз­ва­ния с кон­серв­ных ба­нок, са­мое близ­кое что мож­но по­доб­рать по зву­чанию к име­ни Фо­ма (Фо­ма не­веру­ющий) это То­мат, подс­ка­зыва­ет нам APF.

  5. (Прим. пе­ревод.) Не знаю, что Тер­ри хо­тел этим ска­зать. Мо­жет он имел в ви­ду осо­бен­ности расп­рос­тра­нения по­топов — толь­ко что все бы­ло хо­рошо, ан глядь — а у те­бя уже пол­подва­ла па­ники. И во­да быст­ро при­быва­ет…[17*]

  6. (Прим. пе­ревод.) У ав­то­ра очень за­раз­ный стиль ком­мента­ри­ев в снос­ках…




Глава: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12]


    

 Помочь Мастеру Minimize

Про Фонд исследования болезни Альцгеймера

Если хотите помочь в сборе средств для Треста исследования болезни Альцгеймера, сделайте, пожалуйста взнос, щелкнув на ссылку официального сайта по сбору средств, где, как  вы можете быть уверены, все 100% попадут тресту. Не забудьте упомятуть Терри в окне для комментариев.

Спасибо за вашу продолжающуюся поддержку.


    

Copyright (c) 2017 Терри Пратчетт — Русскоязычный международный сайт   Terms Of Use  Privacy Statement
DotNetNuke® is copyright 2002-2017 by DotNetNuke Corporation
  • http://www.pratchett.org/controls/louboutinshoes.asp
  • cheap ugg boots/h2>

    barbour uk

    cheap air jordan

    nike uk

    nike uk

    nike uk

    nike uk

    juicy couture uk

    nike uk

    Cheap nike shoes

    nike uk

    nike uk